0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Спецназовцу на заметку: Бой начинается с себя

Бой начинается с разведки

Российские десантники примут участие в международных учениях «Славянское братство 2016», которые пройдут на территории Сербии

В спецназе ВДВ служат только контрактники. Фото с официального сайта Министерства обороны РФ

Накануне дня военного разведчика (5 ноября) и начала международных учений в Сербии начальник разведки Воздушно-десантных войск генерал-майор Олег ПОЛЬГУЕВ встретился с обозревателем «НВО» Александром ШАРКОВСКИМ.

– По нашим разведданным, Олег Олегович, в самый разгар учений вы будете отмечать пятидесятилетие. Расскажите, как складывалась ваша служба, как вы стали начальником разведки легендарной крылатой пехоты.

– Я военный по призванию. Преодолеть 50-летний рубеж моей жизни, как говорили в старину, в седле – добрый знак. Тем более что я еще и потомственный военный. Мой отец – выпускник Харьковского военного авиационного училища летчиков, сначала летал, затем продолжил службу в воздушной разведке. Я, можно сказать, продолжил его дело.

Военную службу начал в 1984 году, сначала учился в Ташкентском высшем общевойсковом командном училище имени В.И. Ленина, которое было образовано 12 июля 1918 года и получило имя вождя еще при его жизни. В 1988 году, после выпуска, в звании лейтенанта начал свою службу в Сухопутных войсках, был направлен в Таманскую дивизию. Прошел все командные должности начиная от командира взвода до начальника разведки военного округа. Служил в Московском, Дальневосточном, Северокавказском, Приволжско-Уральском и Центральном военных округах. В 2003 году окончил Общевойсковую академию Вооруженных сил РФ, а в 2010 году – Военную академию Генерального штаба. В 2014 году был направлен в зарубежную командировку, по возвращении получил назначение на должность начальника разведки Воздушно-десантных войск. Награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» 4-й степени с мечами, орденом Мужества, медалями «За заслуги перед отечеством» с мечами 1-й и 2-й степеней, медалью «За отвагу» и другими наградами. Женат, у нас – дочь.

– Какие задачи выполняют разведка и спецназ Воздушно-десантных войск, в чем их специфика, каковы перспективы, какое место они занимают в структуре ВДВ?

– Прежде всего надо отчетливо себе представлять особенности Воздушно-десантных войск. В отличие от пехоты мы действуем в четырех измерениях, на самом острие меча. А разведка и спецназ ВДВ являются режущей кромкой этого острия. В наше непростое время войска в целом, а с ними разведка и спецназ претерпевают значительные изменения. Мы выходим на новый качественный уровень. Меняется все, идет оптимизация организационно-штатной структуры. К нам на вооружение поступают новейшие комплексы управления и разведки, современные образцы вооружения, боевой и специальной техники.

Сейчас практически в каждом соединении войск, кроме трех, уже созданы разведывательные батальоны, в отдельных полках – роты. В оставшихся трех бригадах, недавно вошедших в состав ВДВ, отдельные разведывательные батальоны будут сформированы до конца текущего года. О 45-й бригаде специального назначения в СМИ уже много говорилось. На базе 242-го учебного центра ВДВ (Омск) создается школа для подготовки всего спектра специалистов разведки. Она еще не начала учебного процесса, а желающих учиться в ней – хоть отбавляй, не менее 7 человек на место. Перед нами стоит сверхсрочная задача – довести комплексную цепочку «солдат-железо-управление» до совершенства.

– Кого берут в разведку, расскажите о методиках отбора кандидатов, на что прежде всего обращают особое внимание?

– Мы осуществляем отбор в несколько этапов, отсев ведется на каждом из них. Сразу скажу – берем только самых лучших, с незапятнанной репутацией. У нас в добровольцах недостатка нет. На уровне военкоматов идет изучение личных дел и анкет, предпочтение отдается спортсменам. Нас интересуют парашютисты, стрелки, мастера единоборств, в общем, нужны сильные, смелые, выносливые, способные к обучению, дисциплинированные молодые люди с железными нервами и, конечно же, – патриоты. По прибытии в части новобранцы проходят медицинскую комиссию, сложную систему психологического тестирования, на основании заключений специалистов и собственного наблюдения командиры принимают решение, куда кого направить. Самому жесткому отбору подвергаются те, кому предстоит служить в спецназе. Разведывательные подразделения мы комплектует на 95% контрактниками, а спецназ – на все 100%. В группы первого действия попадают только контрактники.

– Какие дисциплины включает программа подготовки разведчиков и спецназовцев? Какими навыками, умениями и знаниями они должны обладать? Чем вооружены?

– На подготовку разведчиков влияет тот перечень задач, который им предстоит выполнять. В основе действий разведчиков лежит скрытность. Они подготовлены великолепно и вооружены до зубов, но вступление в открытый бой для них означает невыполнение задачи. Спецназовцы также зачастую должны действовать незаметно. Поэтому для тех и других важным является скрытое передвижение, умение незамеченными проходить насквозь позиции или линии охраны противника, уклоняться от преследования, ориентироваться на местности днем и ночью, в любую погоду. Если необходимо вступить в бой, они должны это сделать быстро, решительно, с выгодных позиций, используя фактор внезапности, чтобы нанести максимальный урон противнику, а самим избежать потерь.

Каждый из четырех военных округов сориентирован на свое стратегическое направление, подразделения разведки и спецназа ВДВ, находящиеся в их оперативном подчинении, имеют свою специфику, привязанную к климатическим условиям, рельефу местности и т.д. Военнослужащие и подразделения обучаются действиям в арктических условиях, в горах, в пустыне, лесной или болотистой местности, в степи, везде.

В распоряжении разведчиков и спецназовцев современные средства связи, системы навигации, разведки, целеуказания и управления. Для увеличения мобильности и маневренности, в зависимости от обстановки, разведчики (спецназовцы) используют бронированную боевую технику, другие штатные транспортные средства, в том числе квадроциклы, снегоходы, автомобили типа багги.

Парашютная подготовка является основной для десантника. Все разведывательные и специальные подразделения обеспечены парашютами типа «Арбалет 1», «Арбалет 2», которые позволяют совершать прыжки с высот до 4000 м на глубину десантирования по горизонтали до 10 км. Военнослужащие обучаются прыжкам днем и ночью. При этом они несут с собой до 50 кг амуниции в специальных баулах. После такого прыжка разведчику, спецназовцу предстоит выполнение боевой задачи.

Бойцы спецназа проходят курс высотного десантирования, который длится от 3 до 8 недель. В программе обучения 100 прыжков с высоты до 8000 м и на глубину десантирования до 20 км, из них 80 осуществляются днем, 20 – ночью. В этом случае десантники используют специальные парашютные системы и кислородные дыхательные аппараты.

Огневая подготовка включает курс овладения как отечественным, так и иностранным стрелковым оружием. Что касается вооружения – оно зависит от конкретной боевой задачи. Разведчики и спецназовцы могут иметь с собой как штатное оружие, так и дополнительное. Кроме того, наши военнослужащие обучаются приемам ближнего боя.

Сейчас делается упор на овладение курсантами и офицерами иностранных языков. В Рязанском высшем воздушно-десантном командном училище сильная лингвистическая кафедра. Там преподают не менее восьми языков, в том числе китайский и арабский. За овладение языком германской или романской группы начисляется дополнительно 10% к окладу военнослужащего. Знание китайского, арабского или фарси дает право на 20-процентную надбавку.

– Приоткройте завесу, в чем особенность психологической подготовки разведчиков и спецназовцев?

– Система психологической подготовки – это сложный многоуровневый процесс, конечным результатом которого является подготовка инициативного, несгибаемого бойца, умеющего самостоятельно оценивать обстановку и быстро реагировать на нее, нацеленного на выполнение поставленной задачи несмотря ни на что. Даже в безвыходной ситуации наш разведчик примет оптимальное решение и без колебаний приступит к его исполнению. Более того, западный спецназ обучен только коллективным действиям, то есть в составе небольших групп, а у нас и один в поле воин.

Читать еще:  Как защитить себя на улице: спецприёмы и средства самообороны

– Расскажите о замысле и участниках учений «Славянское братство 2016». В каких целях они проводятся?

– Учение пройдет 2 по 15 ноября. В нем примут участие подразделения Вооруженных сил России, Белоруссии и Сербии. В прошлом году такое же учение проходило у нас под Новороссийском. В этих маневрах всегда руководит принимающая сторона. Основное в них – тренировка слаженности работы системы управления и штабов всех участников. Практически в них будут разыграны тактические эпизоды.

Замыслом учения предусмотрены совместные действия специальных подразделений стран-участниц по обнаружению, блокированию и ликвидации незаконных вооруженных формирований, их баз и выполнение сопутствующих задач.

Завершая нашу беседу, я хочу поздравить разведчиков с наступающим профессиональным праздником, пожелать успехов в боевой учебе и службе. Ветеранам желаю здоровья и чтобы о них не забывали. Пусть ветераны знают, что они нужны нынешнему поколению спецназовцев. Ведь главное для разведки – это люди и традиции.

Спецназовцу на заметку: Уроки выживания: поможет смекалка

Непреложная суворовская аксиома «тяжело в учении – легко в бою» актуальна для любой армии. Вот почему и солдат, и офицер в мирное время учится военному делу на полигонах, в учебных центрах, высших учебных заведениях. Учится, чтобы в бою не просто выжить, а победить. Однако в реальных боевых условиях бывают такие моменты, ответов на которые нет ни в одном уставе, наставлении, инструкции. Вот тогда в дело вступают смекалка и находчивость, которыми и славился всегда русский солдат. А уж русский спецназовец и подавно.

Завтрак разведчика: отварные тюльпаны и кофе из лопуха

Конец августа 99-го. Кадарская зона Дагестана. Пожалуй, один из самых сложных и драматичных моментов в новейшей истории России – самый пик ваххабитской агрессии. Сводная группа 8-го отряда спецназа внутренних войск, совершив сложный маневр, закрепилась на одной из высот близ известного селения Чабанмахи. Сорвали спецназ, как это часто бывает, совершенно неожиданно — в отряде как раз начался завтрак.

Едва выставили посты охранения, связались с руководителем операции – надо уточнить задачу. В ответ ничего определенного. Ждите. Не успели бойцы толком обустроиться — вот они и сумерки. Темнеет в горах в это время быстро. Командир дал разрешение на прием пищи: приготовление то ли обеда, то ли ужина. Развели в окопчиках костерки, укрытые от чужого глаза плащ-накидками, вскрыли банки с тушенкой. Вот тут-то и пришлось, как вспоминает начальник разведки отряда, а тогда – лейтенант, командир взвода Михаил К., наверное, впервые за напряженные сутки дать волю накопившейся эмоциональной усталости — смачно выругаться. На поверку вся партия сухпая, полученная накануне со складов НЗ, оказалась не просто просроченной, а протухшей — есть невозможно. Погрызли солдаты сухарики, размачивая их в подслащенном кипяточке, помянули еще раз «незлым, тихим словом» тыловиков-интендантов и забылись тревожным сном.

С утра доложил командир наверх обстановку, узнал, что ваххабитов сегодня будут вышибать из селения, а значит, они вполне могут пойти в прорыв как раз через его боевые порядки. Поэтому приказ сдержать натиск головорезов должен быть выполнен. Ну а по поводу оказии с провиантом получил он добрый совет: «Прояви, командир, разумную инициативу и смекалку»…

И на войне, и в мирное время в отрыве от пункта постоянной дислокации часто приходится нашим разведчикам и спецназовцам применять этот проверенный способ для решения поставленной задачи.
— Ситуация с продовольствием разрешилась тогда благополучно, – вспоминает Михаил. — Командир, распределив бойцов, назначил группу заготовщиков провианта во главе с нашим доком. Те, буквально обшарив прилегающую местность, притащили в вещмешках лесные орехи, грибы; наломали где-то камыша, нарвали щавеля, крапивы, подорожника, наковыряли съедобных кореньев лопуха, дикого тюльпана…
— Подожди, брат. Ну ладно орехи, грибы, согласен. Но лопух, камыш да еще… тюльпан?
— Я тоже сомневался, — усмехается Миша, — пока сам не попробовал и не убедился, что это вполне съедобные растения. Записывай рецепт, может, когда пригодится: лопух войлочный, как по-латыни звучит, ей-богу, не знаю. Ценность у лопуха представляет корень. Его можно употреблять в пищу как в сыром виде, так и вареным, жареным и печеным. Дело вкуса и наличия времени. Из поджаренных корней лопуха, кстати, получается неплохой кофе, а из высушенных можно делать муку.
Камыш тоже кушать можно, особенно когда в желудке пусто. В дело идут корни и белая сердцевина. Ну а тюльпан – это вообще сказка. Его отварные луковицы вполне могут заменить картофель. За уши не оттянешь, хотя вкус специфический. Крапива, подорожник, щавель – сгодились на приготовление супа, салатов. К тому же все они являются еще и лекарственными растениями, обладают антисептическими и обезболивающими свойствами. Тот же подорожник, например. Он не только помогает при кровотечениях и ожогах, но и при укусах насекомых, а отвар подорожника полезен при боли в желудке.


Наши в сельве: ничего особенного!

Увлекшись рассказом, Михаил затягивается сигаретой, продолжает:
— Нашему снайперу не составило особого труда подстрелить заблудившегося барана, на свою беду забредшего к подножию горы. А кто-то из контрактников наловил в небольшом, почти пересохшем, похожем больше на лужу озерце каких-то головастиков и лягушат, которых затем умело приготовил, вспомнив, наверное, французскую кухню. Некоторые побрезговали, отказались, но я попробовал. Ничего, есть можно. На худой конец, — разоткровенничался Михаил, – вполне можно было бы употреблять в пищу и мясо мышей и крыс, которые шныряли под ногами. Они становятся вкуснее, если их хорошо потушить с большим количеством листьев одуванчика…
К слову, тогда, под Чабанмахами, задача была выполнена без потерь с нашей стороны. За все четыре дня, которые группа провела на высотке на подножном корме, ни один солдат не выбыл из строя, а подразделение полностью сохранило боеспособность.
Не раз наши спецы приглашались на различные международные соревнования по выживанию, проводимые по инициативе известного польского путешественника Яцека Палкевича в различных точках мира: раскаленных песках Сахары, джунглях Малайзии, сельве Бразилии.


«Есть приказ дойти до цели…»: Любой ценой

Командир учебной группы спецназначения одного из отрядов ВВ капитан Александр К. участвовал год назад в экспедиции в бразильской сельве. Коротко подводя итог своего десятидневного курса выживания в Амазонии, он резюмирует:
— Ничего необычного, в общем-то, я там не увидел. После первых ярких впечатлений цветущих и пахнущих джунглей и акклиматизации вся эта сельва в ходе дальнейшего нашего маршрута представлялась мне нашим учебным центром, только засаженным необычными с виду растениями. Конечно, у бразильских коллег тоже было чему поучиться. Но это было, скорее, полезное познавательное знакомство: «А как у них?». Например, способу кипячения воды в целлофановых пакетах или своеобразным медицинским приемам при оказании первой помощи. Положа руку на сердце я не ощутил превосходства бразильских спецов над собой. Где-то они даже фактически признавали свою беспомощность перед непредвиденными случаями, чего мы никогда не делаем. Например, если участника экспедиции укусила ядовитая змея (а их там хватает), то никаких активных мер к спасению несчастного они не предпринимают. Просто пассивно ждут вызванного вертолета. Я удивлялся этому, предложив инструкторам свои услуги. Ведь все мы знаем, что при укусе нужно попытаться отсосать яд, а ужаленное место прижечь порохом. Больно, но эффективно. Они категорически отказались принять мою помощь, а на вопрос: «Если вертолет задержится, что с ним будет?» лишь в беспомощности возвели руки и глаза кверху. От этого у меня осталось неприятное впечатление.
Главной проблемой бразильского да и многих других иностранных спецподразделений, по мнению капитана, является отсутствие у них реального боевого опыта, который, как известно, является самой лучшей практикой. Нашим разведчикам грех жаловаться на его отсутствие.
Вынослив, терпелив и неприхотлив наш солдат. При толковых, грамотных командирах цены ему нет. Безусловным преимуществом нашего солдата является и его быстрая способность к акклиматизации, готовность воевать в различных климатических условиях. Когда на карту ставится все, когда цена вопроса – жизнь товарищей или выполнение поставленной командованием задачи, красивая, так любимая кинорежиссерами фраза «любой ценой» обретает буквальный смысл.

Читать еще:  Гейб Суарез: Сначала стреляй, потом разбирайся


На привале: былое и были

Командир взвода 17-го отряда спецназа ВВ старший лейтенант Александр С. вспоминает:
— В сентябре 2004 года нашей группе была поставлена задача — принять участие в разведывательно-поисковом мероприятии в горах Карачаево-Черкесии. До выхода на контрольную точку нужно было преодолеть более 100 км. Произведенный расчет показал, что идти придется не меньше 6 суток, так как маршрут оказался очень сложный, изобилующий крутыми склонами и подъемами. На пути несколько горных речушек: мелководных, но быстрых, способных сбить с ног зазевавшегося путника. К тому же время года – осень: дожди, туман. Помимо всего необходимого, нужно было еще тащить с собой почти недельный запас продовольствия, а это значит — сэкономить на боеприпасах, которые могли понадобиться нам на заключительном этапе проведения операции. Посоветовавшись с солдатами, решил взять сухпай из расчета на 4 дня, остальное место в рюкзаках заполнить боеприпасами. Маршрут разбили на участки, старались выдерживать темп. Чтобы уложиться в график движения, сократили перекуры. Особенно тяжело было нашим пулеметчикам, загруженным под завязку еще и цинками с патронами. Они очень напоминали осликов с поклажей, понуро бредущих горными тропами. Но наши ребята сами, без лишних разговоров и напоминаний, брались помочь им, несли по очереди их имущество. На третий день пути пошел снег, ударил мороз, пришлось сделать длительную остановку, тем более что и некоторые солдаты заметно устали. Пока отдыхали, родилась идея: чтобы легче было идти, надо смастерить что-то типа альпенштоков — пригодились обыкновенные гвозди. Это несколько облегчило нам путь. На одном из следующих привалов, когда наши съестные припасы подходили к концу, удалось завалить медведя. Но тут выяснилось, что мы остались без огня: спички отсырели, а у моей единственной в группе зажигалки закончился газ. Что делать? Добыть огонь при помощи лупы, очков или стекла циферблата было невозможно — не было солнца. Выручили старый дедовский способ и смекалка. Сначала попытались разжечь огонь другим традиционным способом: поочередно быстро вращая деревянное «сверло», вставленное в набитое ватой из солдатского бушлата отверстие сухого бруска. Тщетно. Тогда кто-то предложил подсыпать пороху, и вскоре вспыхнул долгожданный огонь. Таким образом, отведали медвежатины, запаслись впрок мясом, а главное — восстановили свои силы. Когда шли через Клухорский перевал, эти силы нам очень пригодились: на высоте более тысячи метров снега было уже в буквальном смысле по пояс. Пришлось из подручных средств: веток, веревок мастерить снегоступы. Выйдя в заданный район, узнали, что нас там так быстро не ждали. Удивительно, но на всем протяжении пути не было ни одного заболевшего. Поставленная задача была выполнена, а сэкономленные боеприпасы оказались тогда очень кстати.

По признанию Александра С., ему хорошо помогает партизанский опыт времен Великой Отечественной войны, который, к счастью, достаточно хорошо отражен в мемуарной литературе. Знай, только не ленись, читай.
Безусловно, что от желания учиться и испытывать потребность в познании чего-то нового в любимом деле зависит многое. Осознание себя разведчиком, спецназовцем должно выражаться в непрестанном желании совершенствоваться, в постоянном поиске работы для ума и духа, в приобретении и закреплении полученных навыков и закалки воли путем постоянных тренировок. Даже в часы досуга.
Поскольку речь зашла о досуге, сделаем своеобразный привал и мы. А какой привал без хорошей истории? Позволю себе рассказать один забавный случай, произошедший со знакомым офицером разведки. Случай вполне можно назвать венцом нашей русской солдатской смекалки, победой над обстоятельствами и скептицизмом, достойным занесения в учебники по выживанию.

Во время командировки в Тунис, где он принимал участие в международных соревнованиях по выживанию в безводной Сахаре, его группе нужно было на верблюдах пройти определенное расстояние до ближайшего оазиса. Верблюд нашему разведчику достался какой-то маленький, неказистый, прямо «гадкий утенок», и другие сородичи все время норовили его то лягнуть, то укусить. В результате, когда пройдено было полпути, злые твари прокусили «утенку» мошонку. Поднялся рев, верблюд завертелся на месте. А караван продолжал свой путь – условия соревнований не предусматривали остановок и оказания помощи. Тогда разведчик недолго думая решается провести несложную хирургическую операцию. Отправив бедное животное ударом кулака в нокдаун, он, продезинфицировав коньяком, который хранился у него во фляге, иголку, приступил к операции. Зашив в течение нескольких минут причинное место, он привел «утенка» в себя, влив тому в глотку около 100 грамм первоклассного напитка производства Кизлярского коньячного завода. Корабль пустыни очень скоро пришел в себя и в результате русский разведчик настиг свой караван. На привале все участники-иностранцы долго жали ему руку, качали головами и восторженно цокали языком. По их мнению, «рашн» совершил невозможное: в одиночку, в условиях пустыни, подручными средствами провел сложную хирургическую операцию и сумел-таки выполнить задачу. Опять победу над обстоятельствами и, кажется, самой природой на удивление всем одержала русская смекалка и воля к победе: знай наших!
Во многом, наверное, потому и считается наша армия непобедимой, а разведка лучшей в мире, что мы всегда так неожиданны и непредсказуемы для противника!

Дневник спецназовца

День 1.
В наше подразделение пришел полковник и объявил, что мы будем учиться диверсионному делу по новой программе. До окончания подготовки никто живым не уйдет. А если кто несогласен, то пусть пишет рапорт. Его расстреляют без очереди.

День 2.
Пришел сержант. Сказал, что нашим обучением будет заниматься именно он. Обучаться будем по особой секретной школе (и технике) ниндзя, о которой не знаю даже сами ниндзя. В качестве демонстрации возможностей сержант разломал головой железнодорожную шпалу и съел каску. Все были в шоке.

День 3.
Выяснилось, что полковник шутил по поводу расстрела. Ничего, встретим — тоже пошутим. Он у нас в ластах на телеграфный столб залезет.

День 5.
Учились рыть ямы скоростным методом бобров и прыгать через них. К концу дня все научились перепрыгивать восьмиметровые ямы.

День 7.
Для стимулирования прыгучести сержант натянул в ямах колючую проволоку, поэтому все научились прыгать на 15 метров.

День 9.
Учились перепрыгивать заборы. С двухметровыми проблем не возникло. А с помощью мудрого сержанта, колючей проволоки и планки с наточенными гвоздями все научились перепрыгивать через трехметровые заборы. Ночью половина подразделения смылась в самоволку, перепрыгнув через забор.

День 10.
Приехали строители из специальных строительных войск и нарастили забор до 7 метров в высоту, так как по всем расчетам человек физически не способен на столько подпрыгнуть. Под руководством мудрого сержанта и планки с гвоздями научились перепрыгивать пятиметровые заборы. Ночью в самоволку ушла другая половина подразделения. Если человек не может перепрыгнуть забор, то он может его перелететь. С пороховым ускорителем.

День 11.
Учимся ползать по стенкам. Получается плохо. Сержант сказал, что по стенкам ползать может научиться даже обезьяна, но он нас простимулирует.

День 12.
Ползаем неплохо, но часто падаем вниз. Сержант разложил внизу дощечки с гвоздями. Первым упал Иванов. Гвозди погнулись, Иванов почти не пострадал.

День 13.
Уверенно ползаем по стенам. Иванов боится высоты, поэтому на уровне шестого этажа начинает блевать. Но не падает, потому что сержант обещал надрать ему задницу.

День 14.
Пришел командир подразделения. Просил составить график самоволок. Потому что детекторы масс, тепла и прочих сущностей не рассчитаны на ниндзю. Впрочем, сержант нас быстро обломил, сказав, что эти детекторы больше предназначены для отстрела голубей, а не для того, чтобы поймать немного грамотного диверсанта. Потом, правда, смягчился и пробурчал: «Пусть мальчики погуляют», но пообещал поставить сюрпризы-ловушки и собственноручно выпороть того, кто в них сдуру попадется.

Читать еще:  5 мифов фитнеса из опыта физподготовки морпехов

День 15.
Сержант пришел с зеленой рожей. Попал в собственный сюрприз, который Петров, совершая вечерний моцион обнаружил и переставил в другое место. Весь день терзались догадками — как сержант будет себя пороть? Но зрелища. к сожалению, не дождались. Ночью дружно выискивали все сюрпризы-ловушки. Нашли не только их. В число трофеев попало: 6 противотанковых мин, 4 автомата, 3 пистолета для подводной стрельбы, 7 стингеров и два стенобитных бревна с титановым сердечником (не говоря уже о такой мелочи, как ящик гранат Ф1 белой раскраски и ящик патронов к ШКАС). Трофеи зарыли в каптерке, но не удержались и выставили сюрпризы в самых интересных местах. Остаток ночи гадали, что за часть здесь находилась раньше?

День 16.
Сержант умудрился угодить в две ловушки, поэтому напоминал свежевыкрашенного хамелеона. Учились метать вилки и ложки. Потому что сержант сказал, что ножи «каждый дурак умеет метать». Завтра будем метать зонтики.

День 17.
Метали зонтики. Хорошо кинутый зонтик прошибает фанеру в 5 мм с 20 метров. Сержант, в свою очередь, продемонстрировал этот фокус со 100 метров. Но у него набита рука. По словам сержанта, если у зонтика титано-вольфрамовые спицы, то он не только фанеру, но и кирпичную кладку прошибет. Ночью откопали в каптерке свинцовый брусок неизвестного происхождения. Сходили до ближайшей деревни и опрометчиво опробовали на курятнике.

День 18.
Пришел командир и рассказал, что к одному деду ночью в курятник упал метеорит. Прошиб стенку и трех курей. Тушки до сих пор не найти. Перья дед собирался отдать в Фонд Мира. Мы заверили командира, что на вверенном ему участке все было спокойно.

День 19.
Обучались искусству быть невидимыми в тылу потенциального противника. Разбились по парам и играли в прятки. В роли арбитра выступил сержант, временами выделявший именной пинок. Нога у сержанта тяжелая, поэтому неудачники пролетали метров десять.

День 20.
Обучались быть не только невидимыми, но и неслышимыми, так как были обвязаны колокольчиками. Под руководством мудрого сержанта и его пинков это получилось настолько неплохо, что у сержанта кто-то спер сигареты. Выяснили, что это сделал неуклюжий Васькин, умудрившись при этом скурить пол-пачки. Сержант этому факту удивился и начал ругаться на ниндзявском языке. Часа два мы добросовестно конспектировали его речь. Надо же знать, как правильно общаться с населением в тылу вероятного противника. В конце речи сержант пообещал устроить нам завтра сюрприз.

День 21.
Сержант притащил противоугонные устройства, реагирующие на вибрацию и нацепил на нас для закрепления навыков неслышимости. Продолжили обучаться невидимости и неслышимости, но быстро прекратили. Как оказалось, устройство слишком громко воет и срабатывает от любой пролетающей мухи. Кроме того, местные жители из близлежащей деревни могли подумать, что отсюда угоняют скот, ведь им сказали, что здесь располагается передовая птицеферма для элитных щенков.

День 22.
Обучались прицельному метанию сюрикенов по движущимся мишеням — летающим мискам, так как тарелки быстро закончились. Мимо летел косяк гусей. Решили попробовать сюрикены на них. Потом пришлось думать, куда девать столько мяса. Продали в деревню, купили шампанского и, по ниндзявскому обычаю, выпили его за упокой гусиных душ. Пусть тушенка им будет пухом.

День 23.
Обнаружили, что пороховых ускорителей не так много, и их следует экономить. Сидоров предложил использовать пожарный багор для преодоления забора вместо шеста. Почему мы раньше не догадались?

День 24.
Пришел сержант и объявил, что вечером мы делаем контрольную вылазку. Во-первых, для пополнения запаса продуктов, во-вторых, для проверки усвоенных знаний. Боевая задача — незаметно проникнуть в огород, затариться там капустой и кабачком и так же незаметно исчезнуть. Боевое задание все успешно выполнили и даже перевыполнили.

День 25.
Утром к командиру пришел председатель местного АО «Колхоз» с трясущимися руками и невнятной речью. После отпаивания литром спирта удалось выяснить, что ночью к председателю на личный огород пришла бесовская сила. В результате — следов нет, овощи на огороде исчезли, а десять сторожевых волкодавов, патрулировавших огород, за всю ночь ничего не видели и не слышали. Странно, и чего это мы так дружно ломанулись вчера на один и тот же огород? Чтобы председатель не слишком огорчался и не помер с голоду, решили возвратить половину.

День 26.
К командиру опять пришел председатель. Трясется весь. После отпаивания двумя литрами спирта рассказал, что под воздействием нечистой силы на пустом огороде за ночь выросли овощи, а в центре огорода — 12 метровая сосна. Пять сторожей с автоматическими берданками и собаки ничего не заметили. Командир пообещал содействие и при необходимости выделить за скромное вознаграждение несколько кур типа «пиранья». Провели внутреннее расследование и выяснили, что сосну приволок Сусанин для введения вероятного противника в заблуждение.

День 27.
Сегодня сержант нас похвалил. Он сказал, что даже такие идиоты как мы, все же научились кое-каким полезным мелочам. Хотя все еще не способны ползать по потолку как обычные мухи, не обучавшиеся нинздявскому искусству. Поэтому он наклеил мух на потолок, а мы ползали и отковыривали их.

День 28.
Кто-то сдуру спросил у сержанта, какие пистолеты и автоматы предпочитают ниндзя. В ответ сержант завелся как трактор «Беларусь» и прочел нам лекцию о том, что настоящий ниндзя одним гвоздем может перебить целую роту. Руки и ноги у сержанта тяжелые (знаем, пробовали), поэтому он не преувеличивает. А всякие там пистолеты только зря оттягивают трусы, и нужны ниндзе как собаке пятый хвост. Еще сержант по секрету сказал, что если хорошо и грамотно метнуть стул, то можно сбить вертолет. Но для гарантии лучше пользоваться двумя стульями, один — в морду, а другой — в хвост. А если ножки у стула титано-вольфрамовые, то и БТР не поздоровится.

День 29.
Обучались метать пули от пистолета Макарова. К концу дня Сидоров выбивал на мишени 100 из 100, хотя раньше, стреляя из пистолета, ему это не удавалось. Сержант говорит, что если привезут крупные мишени, то будем учиться метать в них гири.

День 30.
Нам повезло! Сегодня мы поймали полковника и, несмотря на его идиотские протесты, нацепили ему ласты и загнали на телеграфный столб. Слезть обратно полковник не может, а снимать его мы не хотим. Это ведь самая удачная наша шутка за месяц обучения.

День 31.
Учились ловить пулю зубами. Для самозащиты от тех сумасшедших, что любят пострелять. Вместо пуль использовали желуди, потому что обычную пулю нужно ловить мягко и ненавязчиво, а мы так пока не умеем. Чудо в перьях орет со столба каждые полчаса. Начали сверять с ним часы.

День 32.
Учились правильно фехтовать холодным оружием. Фехтовали, правда, палкой от швабры, а не мечом. Так как натуральный меч дали только подержать и понюхать. Чтобы мы случайно не попортили мебель и казенную обстановку (стенды, сараи, деревья, траву). Полковнику, сидящему на телеграфном столбе, закинули авоську с бананами. Этот шутник съел не только бананы, но и авоську.

День 33.
Обучались фехтованию на веревках. С маленькими гирьками на конце. Иванов в порыве энтузиазма размахался так, что взлетел. После этого мы начали учиться летать, под руководством мудрого сержанта и его пинков. Вечером развлеклись тем, что ползали по потолку и

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector