0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ситуационная осведомлённость: Как распознать и обнаружить угрозу

2.5 Ситуационная осведомленность

Для эффективной работы специалистам команды SOC необходимо понимать обстановку, в которой выполняются задачи по защите сети, как глобальную, так и на детальном уровне. Значительная часть работы SOC заключается в том, чтобы поддерживать и обеспечивать информированность клиентов о состоянии их защищенности. Это понимание называется ситуационной осведомленностью (SA).

Наиболее общепринятое определение ситуационной осведомленности в широком смысле приведено в Endsley [47]:

Ситуационная осведомленность — это восприятие элементов окружающей среды в определенный момент времени и точке пространства, понимание их смысла и прогнозирование их статуса в ближайшем будущем.

Понятие SA зародилось в авиации [47, с. 32-33] во второй половине 20-го века. Представьте себе пилота истребителя внутри своего самолета. Помимо обзора из окна кабины, у него есть набор инструментов, которые помогают ему понять, где находится его самолет, каков его статус и его окружение, например, другие самолеты поблизости. Он постоянно принимает решения о том, как вести самолет на основе этого понимания.

Чтобы летчик-истребитель эффективно мог защитить себя и своих сотоварищей от нападения, он должен быть экспертом в интерпретации различных поступающих данных, синтезировать их значение в совокупности, а затем действовать, опираясь на это понимание. Приоритеты пилота — это управление самолетом, навигация и связь. Поэтому он постоянно концентрируется на трех ключевых аспектах, которые составляют его ситуационную осведомленность: скорость самолета, высота и направление. Это сложная работа, и немногие с ней хорошо справляются.

По сути, команда SOC делает практически все то же самое, что и пилот, только в киберпространстве. Можно поспорить, что работа команды SOC сложнее в силу масштабов и сложности «кибер»-составляющей. В то время как пилот управляет одним самолетом и отслеживает, как правило, не более нескольких десятков «своих» и «чужих» вокруг себя, SOC может иметь сотни датчиков, десятки тысяч активов и сотни потенциальных противников. Летчики работают в кинетическом пространстве, где инструментам обычно можно доверять, а результаты действий очевидны. В киберпространстве аналитикам приходится сталкиваться с гораздо большей двусмысленностью. Пилот на 100% уверен в своих инструментах; аналитики SOC должны всегда копать глубже, добираясь до первичных данных, в попытках установить основную причину инцидента. На практике бывает, что аналитик не может в полной мере понять, что именно произошло, из-за неполных или неоднозначных данных. Авиация — это область, которой занимаются миллионы людей вот уже более 100 лет, тогда как защитой компьютерных сетей занимается гораздо меньше людей и гораздо меньшее время.

Неоднозначность и неопределенность — противоположности хорошей ситуационной осведомленности в киберпространстве — присутствуют на каждом этапе жизненного цикла инцидентов, и от них необходимо избавляться, постоянно улучшая охват мониторинга и его анализ.

Общее определение SA можно расширить на «кибер» специфику, используя определение Комитета по национальной безопасности (CNSS) в [42, с. 69], которое, по-видимому, опирается на определение Endsley:

Восприятие состояния безопасности предприятия и его ландшафта угроз в определенный момент времени и пространства, понимание/значение их в совокупности (риска) и прогнозирование их статуса в ближайшем будущем.

Для команды SOC процесс достижения кибер-ситуационной осведомленности включает три компонента:

  1. Информация. Данные датчиков, контекстные данные, кибер-разведка, новостные события, уязвимости, угрозы и управление задачами.
  2. Аналитика. Интерпретация и обработка этой информации.
  3. Визуализация. Отображение информации о ситуационной осведомленности в визуальной форме.

В разделе 8.4 и разделе 9 обсуждаются инструменты, из которых аналитик черпает информацию, а также SIEM — краеугольный камень аналитики. В области кибер-ситуационной осведомленности визуализация все еще находится в зачаточном состоянии. Несмотря на обширную работу в этой области [48] [49] [50], не существует общепринятой практики для визуализации информации о кибербезопасности.

Для SOC процесс получения и использования ситуационной осведомленности представляет собой цикл: наблюдение, ориентация, принятие решения и действие (цикл OODA), рис. 2 — это самоподдерживающийся процесс принятия решений, первоначально предложенный Джоном Бойдом [51].

Рис.2 Цикл OODA

Аналитик постоянно наблюдает за клиентами, сопоставляет эту информацию с уже имеющимися данными и опытом, принимает решения на основе этого синтеза, совершает действия, а затем повторяет этот процесс. Аналитики SOC изучают своих клиентов и сопутствующие им кибер-угрозы в течение разных периодов времени — от нескольких минут до нескольких лет. По мере улучшения их ситуационной осведомленности они становятся более эффективными специалистами. Поскольку наработка хорошей ситуационной осведомленности требует времени, потеря персонала может стать серьезным препятствием для эффективной работы SOC, поэтому SOC важно предпринимать шаги для минимизации и сокращения текучки кадров.

Один из способов — разделить кибер-ситуационную осведомленность на три взаимосвязанные тесно взаимодействующие и одинаково важные области: сеть, миссия и угроза. Для эффективной работы SOC необходимо разбираться во всех трех. Эти области SA описываются следующим образом:

  • Количество, тип, местоположение и сетевое подключение ИТ-активов, включая стационарные компьютеры, серверы, сетевые устройства, мобильные устройства и внешние системы «в облаках».
    Топология сети, включая физические и логические связи, границы, которые разделяют сегменты сети разного уровня критичности, и внешние соединения
  • Актив, сеть и приложение:
    • Требования безопасности (конфиденциальность, доступность, целостность).
    • Архитектура безопасности (включая проверку подлинности, контроль доступа и аудит).
  • Состояние клиентских ИТ-активов
    • Определение «нормального» состояния основных сегментов сети и хостов.
    • Изменения в этом состоянии, такие как изменения конфигурации, поведения хоста, портов и протоколов, и объема трафика.
  • Уязвимость хостов и приложений, с разных позиций сети и сетевого периметра, и контрмеры, которые ликвидируют эти уязвимости.

Миссия

  • Направления бизнеса и миссия клиентов, в том числе их ценность, которая может выражаться в доходах, расходах или самом существовании.
  • Географическое/физическое местоположение, где выполняются отдельные составляющие задач
  • Деловые отношения между клиентом SOC и внешними участниками:
    • Обществом
    • Компаниями
    • Правительственными организациями
    • Образовательными и благотворительными организациями
  • Как миссия и бизнес-процессы клиента сопоставляются с их ИТ-активами, приложениями, анклавами и данными, и каковы взаимосвязи между ними.
  • Роль, значимость и общий профиль основных групп пользователей, таких как:
    • Системные администраторы
    • Руководители и их административный персонал
    • Лица, у которых есть доступ к конфиденциальной информации (интеллектуальная собственность, финансы).
    • Общий круг пользователей клиента
    • Пользователи, внешние по отношению к клиенту
  • Значение деятельности , осуществляемой в отношении сетей и хостов клиента, в контексте миссии.
Читать еще:  Чем мужское стрелковое мышление отличается от женского

Угроза

  • Злоумышленники:
    • Возможности, включая уровень подготовки и ресурсы
    • Намерение и мотивация
    • Вероятность атаки
    • Уровень доступа ( правомерный или нет )
    • Влияние на бизнес/миссию и ИТ-активы клиента
    • Возможн ая личность или принадлежность к организации
    • Действия: в прошлом, настоящем и прогнозируемые в будущем
  • Оценка и потенциальное присвоение действий определенным противникам, внутренним или внешним по отношению к клиенту.

Ситуационная осведомленность может принимать различные формы, в зависимости от уровня, на котором будут приниматься решения о кибербезопасности. На самом низком тактическом уровне, сетевой безопасник имеет осведомленность вплоть до конечного актива и анклава с четким пониманием хостов и пользователей. Над ним на операционном уровне существуют направления бизнеса и крупные сети. На самом верху находится стратегический уровень, на котором предприятие функционирует в целом, а злоумышленники ведут свои долгосрочные компании. В результате, потребность в понимании клиентов и действующих лиц может варьироваться, в зависимости от того, какой уровень осведомленности требуется — от аналитика SOC 1 уровня до ИТ-директора и далее.

Представители клиента, особенно, руководители, естественно обращаются к SOC, чтобы получить ответы на вопросы типа «Что происходит в моей сети?». SOC может выполнить эту задачу, предоставляя клиентам и другим SOC подробную информацию, как в ходе обычного рабочего процесса, так и в случае критического инцидента. Если SOC не будет предоставлять достаточно подробные данные, он может утратить свою значимость или будет завален периодическими запросами на информацию. Если SOC будет предоставлять избыточно детальные сведения, его ресурсы будут растрачены на предоставление ответов на вопросы от руководства клиентов и, следовательно, он не сумеет должным образом выявлять и анализировать вторжения.

Найдя сбалансированный подход к предоставлению отчетности клиентам и другим партнерским SOC, SOC сможет получить признание как ценный ресурс.

Эффективное предоставление отчетности также будет стимулировать партнерские организации, в особенности другие заинтересованные в кибербезопасности стороны, давать обратную связь, укреплять и улучшать ситуационную осведомленность SOC.

Зрелая кибер-ситуационная осведомленность позволит сетевому безопаснику ответить на некоторые важные вопросы:

  • Каков статус патчей? Какие патчи первостепенны, а какие менее важны?
  • Находится ли клиент под угрозой целенаправленной внешней атаки, например, кампании направленного фишинга?
  • Как выглядит картина возможных вторжений или, по крайней мере, известных вредоносных программ в реальном времени?
  • В каких системах следует развернуть меры безопасности, чтобы обеспечить максимальную защиту от определенного набора атак?
  • Как изменяются угрозы, с которыми сталкиваются клиенты? Как изменяются тактики, методы и процедуры злоумышленников, что именно нужно отслеживать и как защищаться от этих новых угроз?
  • Кто отклоняется от своей типичной линии поведения и стоит ли беспокоиться по этому поводу?
  • Насколько актуальны атаки, которые я отслеживаю, в контексте миссии клиента?

Психология

Ситуационная осведомленность

Понимание ситуации, ее видение, осведомленность о ней позволяет нам совершать необходимые действия еще до того, как разразится кризис. А если дело доходит до оружия, значит, мы что-то упустили, значит, наша ситуационная осведомленность оказалась не на высоте.

Этот навык необходим в гражданской жизни, в чем я имел шанс убедиться на собственном опыте. Тот осенний день был просто потрясающим, так что я решил зайти за женой и пешком пройтись в ресторан во внутренней гавани — одном из самых замечательных в Балтиморе мест. По дороге я обратил внимание на человека, который вел себя как-то странно. Он несколько раз переходил с одной стороны улицы на другую и все время на меня поглядывал, так что неудивительно, что я почувствовал неладное. Мы с женой остановились у перехода — ждали, когда зажжется зеленый свет. Тот человек остановился в метре от меня. Я следил за ним боковым зрением, в особенности за руками — потому что убивают именно руки. В руках может появиться нож или пистолет, да и кулаки — тоже оружие.

Когда загорелся зеленый, я намеренно пошел медленно. Человек тоже не торопился, шел шаг в шаг со мной. К этому моменту я уже достал свою тактическую ручку. Сделав три шага, я повернулся к нему и сказал: «Простите, не подскажете ли, который час?» Он с удивлением глянул на меня, а я повторил: «Простите, не знаете ли вы, который сейчас час?» Он ответил: «Четыре тридцать. » Мы секунду смотрели друг другу в глаза, но эта секунда показалась мне вечностью. Вдруг он развернулся и быстро пошел прочь. С тех пор я его больше не видел.

Спросив его, который час, я добился двух целей. Во-первых, полностью устранил момент неожиданности. Мои руки были свободны, так что при необходимости я мог ударить или разоружить его. Во-вторых, я знаю, что обычное время человеческой реакции — около полутора секунд. Именно столько, как минимум, нужно, чтобы отреагировать на ситуацию. Если бы он напал на меня, мне бы потребовалось полторы секунды на то, чтобы защитить себя и жену. Незнакомец ответил на мой вопрос — сказал, который час, затем мгновенно развернулся и пошел прочь (именно это доказывает, что он замышлял что-то недоброе). Если бы он ничего дурного не планировал, он бы продолжил путь в прежнем направлении — к внутренней гавани.

Преступники не хотят, чтобы те, на кого они нацелились, знали об их планах. Но я знал. И когда он понял, что я знаю, предпочел скрыться. Будучи внимательным к тому, что меня окружало, я смог определить, что нам с женой грозит опасность, и смог предпринять ответные действия. В принципе, эту ситуацию можно было бы разрешить другими способами, и этих способов много, однако главное — я сделал хоть что-то. Я доверился своему чутью и отреагировал. А вот если бы я пялился в сотовый телефон, все могло бы завершиться стычкой с грабителем.

Что такое ситуационная осведомленность?

Обратите внимание на то, чем заняты люди на улице, на детской площадке, в торговом центре: по большей части они либо говорят по телефону, либо читают, либо набирают SMS. Но когда вы смотрите в телефон, ваша голова опущена, вы сосредоточены на экране и не видите того, что происходит вокруг. Впрочем, даже если вы не говорите по телефону, вы все равно думаете о чем-то постороннем — о работе, о свалившихся невесть откуда неприятностях, мечтаете о предстоящем отпуске. Неважно, чем вы заняты, — важно другое: если вы невнимательны, несобранны, вы уязвимы. Если бы люди помнили о ситуационной осведомленности, многих неприятностей можно было бы избежать.

Читать еще:  Как не задыхаться при беге

Так, Сан-Франциско пережил вспышку ограблений пользователей сотовых телефонов, причем грабили их при свете дня и в людных местах. Мужчину сорока трех лет избили и ограбили на запруженном людьми перекрестке: в это время он отсылал очередное SMS. Из-за набора сообщения одна нью-йоркская актриса угодила под поезд метро. Выжила она лишь благодаря чуду. А вот с пятнадцатилетней девочкой из Сан-Диего чуда не произошло. Она набирала текст, стоя у перехода, и шагнула вперед до того, как зажегся зеленый свет. Брат пытался перехватить ее, но не успел, и девочку насмерть сбил грузовик. Если бы все эти люди обращали внимание на то, что их окружает, трагедий бы не случилось.

Смартфоны и ситуационная осведомленность

Понимаю, до какой степени странно это звучит, но должен сказать: до сих пор я еще ни разу не отсылал SMS и не намерен делать этого и впредь. Да, у смартфонов масса преимуществ, но они — враги ситуационной осведомленности. Сколько раз вам приходилось притормаживать на переходе, хотя для вас горел зеленый свет, только из-за того, что перед вами стоял какой-то тип, увлеченно набиравший текст?

Ни один из моих инструкторов в ЦРУ, ни одна тренировка по ситуационной осведомленности мне не помогут, если я в момент опасности буду писать сообщение. Я приверженец старомодных телефонов-«раскладушек» по многим причинам — в частности, еще и потому что в смартфонах содержится слишком много личной информации. Но главная причина все-таки в том, что смартфоны — угроза для ситуационной осведомленности.

Самые важные цвета

Ситуационная осведомленность — это по сути внимание к тому, что происходит вокруг вас. Это способность оценить окружающую обстановку, степень опасности и быть готовым, если потребуется, предпринять соответствующие меры. То, о чем я буду говорить далее, называется «цветовыми кодами Купера». Речь идет о четырех степенях готовности, помогающих человеку настроиться на соответствующий лад и быстро и адекватно отреагировать на опасность.

Джефф Купер был морским пехотинцем и во время Второй мировой войны служил на эскадренном миноносце «Пенсильвания». Он был твердо убежден, что самый эффективный метод самообороны — соответствующий настрой, внутренняя готовность.

«Цветовой код Купера» используется для описания ситуационной осведомленности человека.

Белый режим

Человек совершенно не готов к нападению и не осознает того, что происходит вокруг. В описанных выше случаях люди находились в белом режиме. Необходимо научиться избегать этого режима в любое время и при любых обстоятельствах — это может спасти вам жизнь.

Как это выглядит: голова опущена, взгляд устремлен куда-то в сторону, не фиксирует того, что происходит вокруг. Пребывающий в белом режиме может о чем-то грезить, разговаривать по телефону, набирать текст электронного письма или SMS, может быть поглощен беседой. Вы можете читать, сидя на скамейке в парке, или недолго думая отправиться на прогулку по темной аллее. В любом случае вы сами ставите себя в ситуацию, когда на вас легко напасть.

Если вы не обращаете внимания на то, что происходит в вашем непосредственном окружении, вы уязвимы и совершенно не готовы к тому, что может произойти уже через мгновение.

Желтый режим

Постоянная, но не напряженная готовность. Находясь в желтом режиме, вы следите за обстановкой и остаетесь наготове. Желтый режим не означает, что вы ждете нападения, однако вы постоянно в курсе того, что происходит вокруг вас. Человека, находящегося в желтом режиме, трудно застать врасплох. До появления сотовых телефонов именно в этом режиме и пребывало большинство людей.

Как это выглядит: голова поднята, вы осознаете, что происходит вокруг. Вполне возможно, что вы вовлечены в разговор, но все же в состоянии заметить приближающийся автомобиль или незнакомца, выказывающего признаки агрессивных намерений.

Тот, кто пребывает в желтом режиме, обязательно заметит на улице странного типа, и у него хватит времени на принятие решения о том, как себя вести — перейти ли на другую сторону, сменить направление, позвать на помощь и так далее.

Желтый режим позволяет заметить надвигающуюся опасность.

Важно помнить, что пребывание в желтом режиме — это подготовка к переходу в красный режим, о котором мы поговорим чуть позже. Поскольку, прогуливаясь с женой по Балтимору, я был в желтом режиме, я вовремя заметил угрозу. Этот режим поможет и вам оставаться в безопасности.

Оранжевый режим

Состояние особой готовности. Предположим, вы заметили, что по зданию, в котором полно людей, разгуливает некто в толстом зимнем пальто. Но дело-то происходит в августе! Или вот еще пример: вы заходите на автостоянку и замечаете, что кто-то слишком внимательно на вас поглядывает. То есть вы чувствуете, что в человеке или в ситуации кроется потенциальная опасность. И вы готовитесь к встрече с ней: достаете тактическую ручку или сотовый телефон, чтобы позвать на помощь.

Как это выглядит: когда мы с женой остановились у перехода, а рядом возник тот тип, я сразу же перешел в оранжевый режим. Я достал тактическую ручку. Я был настороже, был готов отразить нападение.

Если вы чувствуете, что вас кто-то преследует, то вот еще одно решение, подсказанное оранжевым режимом: развернуться и зайти в людное место, например в магазин.

Красный режим

Это кризисный режим, но вы-то уже внутренне готовы к тому, чтобы сражаться или спасаться бегством. Вы поняли, что именно происходит, вы получили тот особый посыл от преступника. Вы уже достали свою тактическую ручку, а теперь, сражаясь за жизнь, бьете ею нападающего. Бывает, вам действительно приходится вступить в бой, используя оружие или какую-либо иную известную вам тактику самообороны, — но вполне возможно, что ситуацию можно разрешить и иным способом, например вызвав полицию или убежав туда, где есть люди.

Читать еще:  6 характерных ошибок при стрельбе из пистолета

Как это выглядит: человек отвечает на реальную угрозу. Он уже понял, что нападение возможно, и потому готов ко всему. Находящийся в красном режиме, вполне возможно, уже наметил путь к спасению и ринулся по этому пути, или решил отразить нападение, или просто позвал на помощь.

Хитер, выпускнице моей школы, удалось справиться со злодеями, пытавшимися угнать ее автомобиль, потому что она никогда не утрачивала ситуационной осведомленности.

«На автозаправках я всегда веду себя так, как учил нас Джейсон, — рассказывает она. — Он говорил: “У вас в руке должны быть зажаты ключи от машины, а не сотовый телефон. И обращайте внимание на то, что происходит вокруг”. Я уже заканчивала заправлять бак, когда увидела, что справа, из леса за заправкой, ко мне бежит какой-то человек и громко кричит: “Погодите!” Он явно хотел привлечь к себе мое внимание. И тут же я заметила второго приближавшегося ко мне человека. Я сразу почувствовала, что что-то не так. Слава Богу, при мне была тактическая ручка. Я крикнула в ответ что-то вроде “Отвали!”, бросила на землю шланг и вскочила в автомобиль. Они оба рванулись к моей машине, но я уже дала по газам. Уверена, они хотели отобрать у меня машину. А вместе с машиной они захватили бы и меня».

Хитер была в желтом режиме и потому смогла сразу понять, что у того, кто ее окликал, намерения были явно недобрыми. Она также заметила, что у потенциального похитителя имеется подельник. Она была настороже и потому не поддалась на уловку, не отвлеклась на окрик, иначе второй грабитель беспрепятственно настиг бы ее сзади и Хитер потеряла бы машину. Или того хуже — жизнь.

И хотя привыкнуть к существованию в желтом режиме непросто, дело того стоит: такая привычка может спасти вам жизнь. Для начала научитесь ходить по улицам с поднятой головой и с сотовым телефоном в кармане, а не в руке, и быть внимательными. Порою внутренний голос подсказывает, что что-то идет не так, следовательно, научитесь слушать этот голос.

Ноги в руки, и беги

Помимо постоянной ситуационной осведомленности, существует еще одна жизненно важная установка, которая поможет вам избежать ранения, травмы, а то и смерти.

Когда вы лицом к лицу сталкиваетесь с угрожающей жизни ситуацией, надо двигаться. Я буду говорить об этом постоянно, постоянно буду напоминать вам: «Ноги в руки, и бегите».

Да вы и сами, прочитав истории разных людей, поймете, что спаслись они именно потому, что двигались. Если вы оцепенеете от страха и замрете на месте — исход будет предрешен. Если кто-то приближается к вам с ножом — ноги в руки, и бегите, иначе этим ножом вас и ударят. Если на город надвигается ураган — ноги в руки, и бегите. Движение — это жизнь.

См. в Библиотеке: Джейсон Хансон. Защити себя…

Психологическая безопасность и ЛикБез. Основы. Ч.3. Как распознать угрозу?

За годы блужданий в поисках ответов на свои вопросы о главном (это началось в 2004 г. интенсивно), я видела многое и на каждом шагу получала свои уроки и травмы, шрамы от которых остаются навсегда.

Как и многие, я начинала с тренингов личностного роста, телесных практик и всякой всячины, пока не пришла к глубинной психологии (постепенно понимая, что поверхностная поп-психология и эзотерика не может утолить мой душевный голод и дать ответов, которые я искала).

Я много экспериментировала и пробовала разное, и мне еще повезло, потому что я знаю достаточно примеров, когда все заканчивалось нехорошо, в том числе с летальным исходом (иногда об этом говорят в криминальной хронике и спец.программах, но по понятным причинам статистики нет).

Не стану сгущать краски, ведь многие люди настолько наивно воспринимают такие разговоры, что не верят и в малую долю правды, отмахиваются и игнорируют. Это как в притчи про лягушку – если ее бросить в кипящую воду, она выпрыгнет, а вот если медленно нагревать, она сварится.

Во многих сферах психологии и смежных сферах происходит то самое нагревание, когда мы не чувствуем опасности и относимся некритично к тому, что видим и слышим.

В этом смысле есть 2 основные тенденции:
— либо страх и тотальное недоверие любым знаниям по психологии
— либо слепое доверие каждому, кто что-то пообещает и убедительно расскажет (маркетинг работает на это очень эффективно)

Ни то ни другое не помогает здоровой психологической безопасности, не устраняет невежество, а только усугубляет проблемы: человек, которому нужна помощь, не обращается за ней, а человек, который ищет ответы, сует голову в пасть льва и ставит опасные эксперименты.

Еще хочу сделать важный акцент – психология и психологическая помощь нужна людям, но она должна отвечать определённым критериям, чтобы не нанести вреда. Однако, и в этом граница очень тонкая и размытая поскольку вред – понятие относительное в современной культуре пост-модерна.

Отмечу также – когда мы говорим культура, то подразумевается, что НИКАКОЙ ЕДИНОЙ культуры тоже давно нет, есть масса суб-культур, которые имеют своих поклонников и противников, а потому неподготовленному человеку очень сложно распознать, из какой ветви культуры вещает тот или иной гуру (школа).

Хорошо, если четко называется направление, но чаще за словами скрывается не только «авторское» видение, но и опасные (тоталитарные, запрещенные по разным причинам) учения.

Например, саентология (дианетика) вполне может прикрываться психологией и даже религией (как пишут авторы КОБ в сборнике по богословию, в ней много похожего на буддизм).

То же самое с нео-ведизмом — можно ошибочно принять за психологию то, что на самом деле является религией, поданной в доступном и популярном формате.

Могу сказать по своему опыту, что без базовых знаний мировых и значимых религий и философии, очень сложно распознать идеологию культа, секты или гуру. Поскольку большинство людей такими знаниями не владеют, значит нужен хотя бы элементарный набор рекомендаций, чтобы защитить себя и свою семью.

Узнайте больше: читайте статьи, слушайте аудио и смотрите видео на странице ВК «Алхимия Любви. Путь Сердца» (ссылка есть в анкете), подпишитесь на рассылку.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector