0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Агрессия и жестокость в бою: Жестокость или эффективность?

Агрессивность, жестокость в структуре личности преступника. Виды агрессии.

Понятия агрессия и производное от него — агрессивность, жестокое обращение и жестокость, особая жестокость, употребляемые в Уголовном кодексе РФ, по смыслу близки друг к другу и некоторыми психологами иногда даже используются почти как синонимы [16]. Однако все эти термины отличаются друг от друга, поскольку имеют разное содержание.

По мнению известного западноевропейского психолога X. Хекхаузена, понятие агрессия означает множество разнообразных действий, нарушающих физическую или психическую неприкосновенность человека, наносящих ему материальный (и, надо полагать, моральный) вред, препятствующих осуществлению им своих намерений, противодействующих его интересам или же приводящих к его уничтожению. То есть, как пишет он, агрессивные действия по своим последствиям всегда приводят «к одному общему знаменателю — намеренному причинению вреда другому человеку» [17].

Некоторые авторы говорят об агрессии как о «специфически ориентированном поведении, направленном на устранение или преодоление всего того, что угрожает физической и (или) психической целостности живого организма» [18]. Поэтому агрессивные действия, агрессивное поведение человека в определенной ситуации предполагают готовность его именно к таким формам активности. С этой точки зрения подобная ситуационно обусловленная готовность субъекта, т.е. его агрессивность, рассматривается как состояние его личности, которое может утрачивать свою актуальность с изменением обстановки. Однако если агрессивное состояние у субъекта носит постоянный характер и не зависит от вызывающих его каких-то адекватных ему поводов, можно говорить об агрессивности как о ведущей черте, свойстве характера человека, его личности.

Агрессивность как свойство личности выражает враждебное отношение индивида к окружающим с тенденцией причинения им вреда [19]. Данное свойство достаточно легко выявляется с помощью различных психодиагностических методик (MMPI, TAT, методика изучения фрустрационных реакций С. Розенцвейга и др.) [20].

Многими психологами разделяется точка зрения, согласно которой агрессия является реакцией субъекта с относительно высоким уровнем агрессивности на фрустрацию, сопровождаемую эмоциями гнева, враждебности, ненависти и даже аффектом (Ю.М. Антонян, В.В. Гульдан, С.Н. Ениколопов, А.В. Петровский и др.). С этой точки зрения в подобных случаях говорят о реактивной агрессии. Иногда такую форму агрессивного реагирования еще называют экспрессивной или импульсивной агрессией.

Однако понятно, что одной лишь фрустрацией нельзя объяснить все случаи агрессивного поведения людей, в том числе, разумеется, и в криминальных ситуациях. Существуют и другие причины совершения по своему характеру агрессивных действий, когда, например, субъект (правонарушитель) стремится целенаправленно причинить вред другому, обдуманно выбирая те или иные наиболее подходящие для этого средства (инструменты). Типичными примерами такой агрессии служат трагические случаи совершения заранее продуманных заказных убийств, всевозможного рода террористические акты, расправы со своими противниками, конкурентами и т.д.

Применительно к подобным случаям говорят о так называемой инструментальной агрессии, несомненно, отличающейся своей большей по сравнению с реактивной агрессией общественной опасностью, что, разумеется, должно учитываться судом при определении наказания виновным

При оценке характера, уровня агрессивности действий виновного, а следовательно, и их общественной опасности, также следует обращать внимание и на такой важный критерий, который в психологии получил название «норма агрессии» — понятие, производное от уровня социализации личности, ориентации субъекта на культурно-социальные нормы поведения, традиции, существующие в той социальной, культурной, этнической среде, в которой сформировались его личность, ценностные ориентации, правосознание

Как считает Х Хекхаузен, наряду с общими для всех культур критериями каждая из них определяет свои специфические нормы, критерии оценок агрессивных действий что запрещается и что допустимо, а что и поощряется. Часть таких запретительных норм собрана в уголовных кодексах. Например, убийства из корыстных, хулиганских побуждений (п. «з», «и» ч. 2 ст. 105 УК РФ) наказываются гораздо строже, чем убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ), когда имеет место так называемая «импульсивная агрессия». А убийство в состоянии необходимой обороны «посягающего лица» (ст. 37 УК РФ) вовсе не является преступлением. В подобных случаях, разумеется, речь идет о нормах уголовной ответственности, но которые, безусловно, связаны с нормами социальной, моральной ответственности, существующими в обществе. Более того, в соответствии с этими принятыми в обществе нормами некоторые формы агрессии, агрессивного поведения могут даже поощряться.

Фундаментальное правило, которое многими усваивается с детства — хотим мы этого или нет — «состоит в необходимости, подвергшись агрессии, ответить соразмерной агрессией» [21]. Эта ответная «соразмерная агрессия», пропорциональная первоначальной, составляет такое понятие, как «норма возмездия». В подобных случаях одна агрессия как бы компенсирует другую. Укорененность в правосознании значительной части людей с большей или меньшей степенью выраженности этой имеющей глубокие исторические корни «нормы возмездия» в ее первоначальной ветхозаветной формулировке («око за око, зуб за зуб») нередко до сих пор служит мотивом самооправдания у многих при совершении целого ряда насильственных преступлении агрессивного характера, мотивом кровной мести, распространенной среди отдельных групп населения, и даже сведения «счетов с обществом».

Таким образом, говоря о «норме агрессии», побуждающей субъекта совершить насильственные действия, и «норме возмездия» в качестве ответной реакции, необходимо видеть социально-культурные, национальные факторы, его ценностные ориентации, возрастные, интеллектуальные, иные характеристики, условия формирования личности.

Замечено, что человек, ранее подвергавшийся насилию, впоследствии и сам становится более агрессивным, чаще прибегает к агрессивным формам поведения. Например, данная закономерность была выявлена при изучении все еще распространенной в армейской среде «дедовщины». Так, две трети тех, кто отбывал уголовное наказание за нарушение уставных правил взаимоотношении между военнослужащими при отсутствии между ними отношении подчиненности, ранее сами подвергались издевательствам и насилиям со стороны старослужащих [22].

Нередко человек, проявляющий агрессию, чтобы снять с себя груз ответственности, прибегает к различного рода приемам психологического характера. Происходит своего рода «рационализация» собственной агрессии. В частности, это было выявлено при изучении социально-психологических механизмов «дедовщины», в условиях которой оправдание издевательств над молодыми солдатами выражалось в словах, которые приходилось слышать от старослужащих «нас били — теперь мы будем бить».

Агрессивным действиям нередко сопутствуют проявления жестокости или даже «особой жестокости», о которой наряду с «жестоким обращением» говорится в уголовном законодательстве. Кроме того, понятие жестокости (особой жестокости), как на это обращает внимание О.Ю. Михайлова, имманентно содержится в ряде уголовно-правовых понятий, которые сами по себе характеризуют деяние как жестокое или даже как «особо жестокое». К таким уголовно-правовым понятиям следует отнести прежде всего садизм, т.е. ненормальную страсть к жестокости, наслаждение чужими страданиям, мучительство, извращенную, изощренную жестокость , совершение преступления с мучениями для потерпевшего (п. «и» ч. 1 ст. 63, п. «б» ч. 2 ст. 111, п. «в» ч. 2 ст. 112 УК РФ), истязание (от истязать, жестоко мучить), в том числе с применением пыток (п. «д» ч. 2 ст. 117 УК РФ).

По своему первоначальному смыслу жестокость предполагает отсутствие жалости, сострадания к жертве, в отношении которой совершаются агрессивные действия. В более широком смысле слова жестокость, как и агрессия, — и это их роднит — представляют собой способ реализации насилия. Но по сравнению с агрессивностью жестокость более узкое понятие. Как справедливо отмечает Ю.М. Антонян, жестокость — это особое качество агрессивности сугубо социального происхождения, присущее только поведению человека, продукт его страстей и противоречий.

Читать еще:  Гейб Суарез: Сначала стреляй, потом разбирайся

Жестокое поведение, считает Ю.М. Антонян, это — намеренное, т.е. умышленное, осмысленное причинение субъектом другому существу мучений и страданий ради них самих или даже ради достижения других целей, например самоутверждения, подчинения своей власти и пр., либо как угроза такого причинения. Это насильственные действия, совершая которые субъект осознавал или предвидел подобные последствия. Поэтому неосторжные действия, поступки даже с самыми тяжкими последствиями не могут считаться жестокими [24].

Распространенным способом оценки насильственных действий преступника с точки зрения того, совершены они с особой жестокостью или нет, является изучение объективной стороны содеянного, оценка способа совершения преступления, а также наступивших от него последствий. Однако в некоторых случаях только этого бывает недостаточно, поскольку насильственные действия, совершенные с особой жестокостью, и аналогичные действия в состоянии аффективного возбуждения (импульсивные действия) по количеству повреждений, причиненных потерпевшему, по конечным результатам во многом имеют внешнее сходство. Иногда это приводит, например, к тому, что большое количество телесных повреждений на трупе расценивается как доказательство особой жестокости в действиях того, кто их наносил, без учета психологических факторов личности виновного, его мотивационной сферы, а также целей, которые он преследовал. И здесь в подобных случаях большую помощь правоохранительным органам может оказать судебный психолог.

1. Личность преступника. / Под ред. В.Н. Кудрявцева и др. М., 1975. С. 21.

2. Кудрявцев В.Н. Причины правонарушений. М .1976. С. 190

3. Личность преступника. С 22.

4. гл. 3 (смотри тут же)

5. Криминология. Учебник. / Под ред. Б В. Коробейникова, Н.Ф. Кузнецовой, Г.М. Миньковского. М., 1988, С. 93; Криминология. Учебник. / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е Эминова. М., 1995. С. 84.

6. Криминология. / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова. С. 84—87

7. Криминология. / Под ред. Б.В Коробейникова и др. С. 96.

8. Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступника и расследования преступлений. М.. 1996. С. 43.

9. Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступность и психические аномалии. М., 1987. С. 45.

10. Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика, поведение, ответственность: О природе антиобщественных поступков и путях их предупреждения. 2-е изд. М.. 1989. С, 277—278.

11. Антонян Ю.М., Бородин С В. Указ. соч. С. 9.

12. Антонян Ю.М., Гульдан В.В. Криминальная патопсихология. М., 1991. С. 46.

14. Антонян Ю.М., Гульдан В.В. Указ. соч. С. 59—60.

15. Кербиков О.В. К вопросу о понятии и классификации психопатии. // Проблемы судебной психиатрии (пограничные состояния). М., 1971. Вып. 19. С. 9—18; там же: Фегинская Н.И. О понятии и классификации пограничных состоянии. С. 19—35; Ушаков Г.К.. Пограничные нервно психические расстройства. 2-е изд. М., 1987. С. 99.

16. Годфруа Ж. Что такое психология. В 2 т. М , 1992 Т. 1 С. 44—45, 289, 293.

17. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность. В 2 т. М., 1986. Т 1. С 365—366.

18. Там же. С. 367.

19. Ениколопов С.Н. Экспериментальное исследование агрессивности у преступников // Юридическая психология: Тезисы научных сообщении на VI съезде общества психологов СССР. М , 1983. С. 54.

20. Ениколопов С.Н. Агрессивность как специфическая форма активности и возможности ее исследования на контингенте преступников // Психологическое изучение личности преступника (методы исследования). М., 1976. С. 83—114.

21. Хекхаузен Х Указ. соч. С. 371.

22. Романов В.В. Дедовщина (опыт социально психологического исследования). // Юридическая панорама. 1995. № 1. С. 30

23. Хекхаузен X Указ. соч. С. 374

24. Антонян Ю.М. Жестокость в нашей жизни. М., 1995, С. 11-21.

Жестокость

Жестокость – это характерологическая черта личности, непосредственно связанная с морально-психологическими аспектами самой личности. Жестокость — это отношение, выражающееся к окружающим людям или животным, которое подразумевает грубость, причинение боли, бесчеловечность, оскорбления и иные формы насилия.

Есть также другой аспект определения жестокости, включающий получение удовольствия от страданий другого в ходе действий, неприемлемых в конкретно взятой культуре. Соответственно вопрос, как бороться с жестокостью, может решаться в ракурсе различий данных подходов, а также иметь свои особенности в различных культуральных общностях. Ведь то, что для одних может посчитаться унизительным и недопустимым, представителям иных культур может приносить удовольствие и являться почитаемым или выражать уважение.

Общим для любых проявлений жестокости является сознательность деструктивных поступков. Это понятие стоит отдельно от аффективных вспышек агрессии или от причинения вреда под воздействием наркотических веществ или вследствие психического заболевания. При жестокости всегда имеется ввиду понимание человеком последствий своих действий для другого и осознание их деструктивного направления.

Жестокость, как привычка, присуща людям с теми или иными психическими нарушениями. Разнообразие отклонений и их глубина могут быть спровоцированы собственными психологическими травмами человека, критическим моментом жизненных обстоятельств или же в процессе длительного жестокого обращения с самим человеком, вследствие чего было нарушено адекватное восприятие мира.

Тенденция к жестокому поведению заложена в каждом человеке, являясь противоположностью жалости. Это значит, что те, кто жесток, способны на великодушные поступки сочувствия, а те, кто долго терпел и жалел, могут быть крайне жестоки к тем, кого ранее оберегали. Пока жестокость не проявляется в активном мире, человек не может утверждать, что полностью знает себя и контролирует свое поведение.

Чем сильнее и глубже человек прячет свою жестокость, тем с большей силой она может вырваться наружу. Так матери, не признающие в себе это качество, могут издеваться над детьми, дети доставать глазки живым котятам, а хирурги проводить операции без наркоза.

Что такое жестокость

Жестокость часто ставят синонимом агрессии, но эти понятия не могут заменить друг друга. Агрессия наполнена чувствами (страха, голода, самозащиты, собственничества), а жестокость пуста. Она олицетворяет полное безразличие к чувствам и нуждам окружающих, непонимание, что другому может быть больно, грустно или обидно. Жестокость присуща только человеку и не имеет отношения к животному миру, там существует чистая агрессия, которая всегда отражает потребности реальности, будь то добыча еды или защита своей территории. Ни одно животное не способно приносить страдания другим ради своего удовольствия.

Многие полагают, что жестокость направлена на поддержание уникальности собственного эго и исключительности, путем проявления силы и власти над другими. Иные полагают, что жестокость представляет собой способ защиты, предвосхищая возможные удары более сильного соперника или же постепенно обессиливая его постоянными выпадами. Теория психотравмирующих событий представляет жестокость, как определенный панцирь бесчувственности, окружающий слишком ранимого человека, который, не сумев справиться с несправедливостью и полученной болью, выключил полностью свою чувствительность к миру. При этом внутри сохраняется все то же ранимое ядро личности, и если пробраться к нему через все заграждения жестокости можно столкнуться с испуганным, нуждающимся в поддержке ребенком.

Жестокость всегда отражает неудовлетворенность собой или проявлениями своей жизни, привлекающую к ответу окружающих вместо изменений со своей стороны. Это черта, скрывающая глубокие внутренние проблемы, такие как чрезмерная ранимость, психологические травмы и комплексы, попытки продемонстрировать силу, которой нет.

Читать еще:  Как стать «невидимым» для беспилотника и квадрокоптера с камерой

Жестокий человек воспринимается сильным и практически всемогущим (в силу отсутствия чувствительности и снижения моральных принципов), но эта черта не является позитивной и сильной среди всех остальных. Поскольку отсутствуют внутренние и внешние сдерживающие факторы (точнее чувствительность к ним), то проявления с каждым разом становятся все сильнее. Так, вначале человек может оскорблять других, потом давать подзатыльники, потом избивать до переломов и сложных гематом, а если все не остановить на данном этапе принудительно, то жестокость обретает формы пыток, садизма и убийства. Таким образом, это самоускоряющаяся трагедия, часто заканчивающаяся преступлениями.

У жестоких людей обычно затруднены коммуникации, нет близких и родных, зато имеется огромный багаж внутренних болевых точек. Такие люди сами оставляют себя со своими проблемам, и их внутренний мир постоянно болит, возможно, именно поэтому чувствительность к чужой боли пропадает.

Единственным периодом проявления жестокости как нормы является непродолжительный период детства, когда ребенок учится контролировать собственную эмоциональную сферу, и занят активным познанием мира. На определенных этапах существует необходимость причинения боли окружающим, чтобы на собственном опыте пришло понимание отказа от этого, были получены ответные отклики и осознаны последствия. Проблемы начинаются, когда данный период заканчивается, а жестокость остается.

Причины жестокости

Жестокость многолика в своих проявлениях, но не существует ни одного человека, который бы с ней не столкнулся. Кому-то повезло больше, и он только слышит об этом в новостях, а кто-то живет в ней постоянно. Причин, вызывающих жестокое поведение столько же, сколько случаев, но все их можно разделить на несколько категорий.

Самая распространенная причина – неудовлетворенность своей жизнью, в которой накопление стресса и раздражения требует выхода. Обычно подобным громоотводом становятся те, кто ближе всего и менее защищен (в семьях это дети, на работе это подчиненные, в безлюдных местах это животные и ветки деревьев). Это состояние смешанного гнева и бессилия нуждается в психологической корректировке, т.к. со временем приводит к психосоматическим расстройствам (обычно сердечно-сосудистой системы) и нарушает социальное взаимодействие личности.

Вслед за этим идет непонимание или равнодушие к чувствам того, кому наносится ущерб. Нередко люди не могут понять, как наносят вред своими словами и поступками, особенно если им об этом не сообщают. В ситуациях, когда у человека нет серьезных нарушений эмоциональной сферы, ответственность за жестокое обращение лежит на обоих. Если вам неприятно, больно, обидно, но вы продолжаете делать вид, что все нормально, ни прямо, ни косвенно не давая понять, что вас ранит такое обращение, то другой человек не сможет узнать об этом телепатически, более того, он может считать, что именно такое обращение вам нравится.

Жестокость, как смещенная агрессия все чаще проявляется с появлением социума и его норм и правил. Когда человек не имеет возможности проявить недовольство и агрессию, отстаивая свою точку зрения перед авторитарным боссом, то велика вероятность, что он будет срываться в семье. Если в семье воспитание построено на контролировании своих чувств и полном подчинении, то со временем такой человек будет проявлять жестокость во всех иных доступных местах. Это поведение может выглядеть действительно как жестокость, беспричинные приступы ярости, но на самом деле она является смещенной агрессией и требует нахождения конструктивных путей реализации.

Если в детстве человек был лишен опыта боли, не приобрел понимание последствий своих действий, то жестокие проявления могут довольно часто встречаться в его поведении, без злого умысла, а исключительно от непонимания. Схоже подобное состояние с патологическими отклонениями в психике, нарушениями развития и снижением эмоционального интеллекта.

Самой страшной по своим последствиям причиной жестокости является желание отомстить за перенесенную боль. Пагубность последствий данной категории обусловлена тем, что человек выбирает наиболее болезненные и страшные способы поквитаться с обидчиком – от эмоциональных до физических, нередко растягивая это на длительный временной промежуток и нанося удары в самые чувствительные места. Такое происходит, когда собственная боль внутри человека выжгла все оставшиеся чувства и ведет его к сумасшествию.

Последние причины возникновения жестокости являются самыми тяжелыми и долговременными по своей реабилитации, так же как и заложенное с детства восприятие мира. Человек, воспитывавшийся в жестоких условиях, считает, что это не только норма, но и проявление любви, и коррекция подобного мировоззрения требует огромных усилий, времени и не всегда заканчивается успешно.

Виды жестокости

Виды жестокости можно выделить по объекту, на который она направленна — к людям и животным (обычно данное разделение применяется в юридических аспектах для вынесения наказания по определенной статье). Еще одна система, выделяющая виды жестокости основана на ее проявлении и выраженности.

Так, бывает скрытая жестокость, когда человек не действует напрямую. Это может выражаться в колких замечаниях, выглядящих как похвала, но при этом принижающих достоинство или в случайно пролитом горячем кофе прямо на колени другого. Открытая жестокость, как противоположность первой, обычно является более смелым проявлением и предвестником негативных последствий. Тут большую роль играет ранее полученный опыт, который остался болезненным и тогда человек при малейших напоминающих ситуациях может реагировать с повышенной агрессивностью, даже когда ему что-то показалось. Но кроме таких деликатных моментов, к открытой жестокости относят причинение физических страданий, эмоциональное насилие и издевательство, намеренное унижение и прочие проявления. В законодательной базе предусмотрены наказания именно за открытую жестокость, так как она является единственно доказуемой и самой опасной из всех видов.

Обоснованный негативизм также относится к проявлениям жестокости, когда человек все воспринимает через определенные фильтры, находит этому объяснения, но уперто не хочет взглянуть на действительность. Представление всего в мрачных красках и смещение акцента в плохую сторону может портить жизнь, как самому человеку, так и окружающим, кроме этого формирует определенный тип восприятия мира, где все считаются врагами или что-то замышляющими, а значит, пощады они не заслуживают. К еще одному проявлению незначительной жестокости относят постоянное издевательство, подтрунивание, называние обидными прозвищами и прочие мелкие, но разрушительные по своей силе ежедневные проявления.

Различные специалисты предлагают различные пути, как бороться с жестокостью: это может быть лишение свободы, принудительное или добровольное психиатрическое лечение, психотерапевтические консультации, смена деятельности, корректировка процесса воспитания, прямой разговор с обозначением неприемлемых отношений. Все зависит от формы и тяжести проявления данной личностной черты в жизни.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Между жалостью и жестокостью: Уровни развития психики

Характер человека формируется как защитная структура и оборонительные эшелоны от невыносимых чувств. Составляющими характера является набор психологических защит — своего рода психологические окопы, пушки, самолеты, в которых сидит и которыми пользуется тот или иной человек, взаимодействуя с недружественным миром.

Отрицание, расщепление, проективная идентификация, проекции, вытеснение, рационализация и пр. в нашем случае являются защитами от недостатка жалости и избытка жестокости. Под «опекой» этих защит мы как бы безжалостны или жалеем себя с оглядкой. Мы окостеневаем в характере и возникает ощущение неуязвимости.

Психологические защиты срабатывают автоматически при скачках эмоционального напряжения. Жалость отключается, поскольку невыносимо постоянно осознавать, что все еще убивают детей, бросают стариков, травят собак, работают скотобойни или в собственной душе накопилось море боли — «объяли меня воды до души моей».

Читать еще:  Стрессовые тренировки: Недостающий элемент огневой подготовки

Защищаясь от своей собственной жестокости, мы становимся эмоционально тупыми и предпочитаем не видеть связей между военными парадами и ужасом войны, между коровой на лугу и говядиной в тарелке, между плохим отношением к себе и плохим самочувствием.

Защиты от жестокости срабатывают и как защиты от жалости. В противном случае жалость связывала бы все факты вместе, сохраняла бы целостность переживания, а мы бы плакали как дети по восемь раз на дню.

Без психологических защит наша эмоциональная электрическая сеть постоянно бы перегорала, либо искрилась как бенгальский огонь. В состоянии, когда человек переполнен неосознаваемой и подавленной злостью в доме реально перегорают электроприборы, случаются возгорания и пожары. Либо затопляет жалостью так, что прорывает трубы и случаются потопы на голову соседей. Так проецируется на окружающий мир напряжение от подавленной агрессии и закупоренной жалости.

Психологические защиты и фомируемая на их основе структура характера – это то, что помогает относительно беспроблемно жить здесь и сейчас, справлять с невыносимой жалостью и дистанцироваться от жестокости.

Характер определяет судьбу. Ригидный характер, который иногда называют сильным, блокирует развитие Я, отделяет его от богатства и изобилия возможностей. Я человека, отключенное от источников жизни и своего собственного центра выживает, а не живет. Существует как лишенный родителей ребенок. Точка роста сохраняется, но нужное питание отсутствует и наступает хронический эмоциональный голод.

Такова плата за избегание чувств жалости и жестокости и наличие сильного характера.

Что происходит на разных этапах развития характера?

Когда говорят «я схожу с ума» — это про то, что оказался в волшебном месте, населенном ведьмами, королевами, принцами и ужасными чудовищами. Чтобы вы делали, реально окажись в таком преувеличенном психотическом мире, в котором пребывает младенец?

Жить в нем можно лишь при условии, что волшебник и волшебница в лице опекунов, родителей и пр. помнят и заботятся о тебе день и ночь. Если их нет, начинаются испытания для полуросликов.

Выжить в таком мире и сохранить свое Я, укрепить дифференциацию для ориентировки в реальности можно лишь разделяя мир на полярности Рая и Ада, отделяя добро и зло, изолируя жалость и жестокость, деля окружение на плохих и хороших, добрых и злых, злодеев и героев.

В этом мире младенец или тот, кто временно становится им в регрессии, нуждается в надежной защите, заботе и жалости от других. Жалость к себе, которая могла бы быть целительной здесь не имеет никого смысла, потому что нет ни сил, ни навыков, чтобы пожалеть и успокоить себя. Есть только желание, чтобы кто-то жалел, защищал, успокаивал, заботился. А если этого нет, то остается только плакать до истощения нервной системы.

Без чуткого и отзывчивого опекуна включаются жесткие (ригидные, инфантильные, ранние, примитивные) психологические защиты. Если забота и жалость отсутствует в ближнем окружении, ребенок окружает себя этими защитами. Они спасают от страхов, отгораживают от всего незнакомого, от новых травм, но на будущее препятствуют принятию жалости. Не было и не надо, «я вам уже не верю», «нет в жизни счастья».

Взрослый, остающийся в этой поре оказывается в ловушке между потребностью в жалости и невозможностью ее принимать. Лишь длительное неспешное отогревание и постепенное формирование доверия возвращает способность принимать сочувствие.

Здесь появляется потребность во взрослом, которого можно идеализировать. Через идентификацию с этим взрослым ребенок получает первые навыки выхода в мир и базовые впечатления о том, сколько в этом мире сочувствия, и сколько жестокости. Безопасно ли доверять себе и другим, сделать ли нарциссические защиты временным прибежищем или упрочить их на всю последующую жизни в структуре нарциссической личности.

Если идеализируемый взрослый воплощает в себе насилие и жестокость, эти качества будут восприняты ребенком как нормативные. Больно, но не одиноко, издеваются, но не бросают и помнят.

Можно ли всерьез обижаться на слова, что тебе уготовлено место в Аду? Для нас не подготовлены места в вузах, на стажировках, на работе и даже в транспорте. Если в Аду для меня подготовили место, то это даже трогательно (неизвестный автор).

Через идентификацию с враждебным окружением и агрессором формируется отношение к себе: Если это отвержение, то ребенок перестает быть интересным самому себе, если это насилие — будет травмировать себя сам или через других, если постоянные издевательства, то сформируется установка — «чем мне хуже, тем лучше». Человек становится безжалостным к себе или даже жестоким.

В этой же идентификации со злом и агрессией Другого, будет формироваться пограничный или нарциссический стиль отношений с окружением. Сила будет реализовываться через конкурентную борьбу, унижение и нарушение чужих границ. Зависть к чужому успеху и благополучию будет толкать на подлости, воровство и предательства, приводить к разочарованиям или пирровым победам. Стыд будет — побуждать к контролю над другими и формированию непробиваемой грандиозности со стремлением к богатству, власти и почестям.

В крайнем варианте формируется жестокий психопатический характер и удовлетворение будет возникать от причинения психологических, физических мучений и убийств. Наблюдение за смертью смертных будет создавать иллюзию собственного бессмертия и причастности к божественным существам.

Если же в этот период жизни отношения с родителем или опекуном были надежными и стабильными, формируемое психическое пространство ребенка было достаточным, чтобы вместить в себя и жалость к себе и другим, и твердость с требовательностью. Сформируется рефлексивное самосознание с зачатками высших эмоций — саламандра превратится в человека.

На этом этапе развития формируются более сложные триадные отношения и психика продолжает усложняться. Ребенок наблюдает за отношениями других, встраивается в пространство между матерью и отцом, осваивает ситуацию соперничества, испытывает влечения, становится требовательным, теряет невинность и сталкивается с чувством вины.

Для адаптации в этом более сложном мире ребенок осваивает новый набор психологический защит и способов существования между жалостью и жестокостью.

В этом возрасте он уже может рационализировать и объяснять то или иное свое поведение — «он первый начал»; аннулировать — «это не я», «купим новое»; подавлять свой гнев, чтобы не вызывать ответную агрессию — быть хорошим мальчиком или девочкой; использовать раздельное мышление, позволяющее беспроблемно и не обвиняя себя осознанно проявлять как жалость, так и жестокость, сентиментальность и черствость, гуманность и безжалостность — «своим все, чужим закон», «бьет, значит любит», «люблю и ненавижу»; включать достаточно зрелую защиту обращение против себя, чтобы перенаправить на себя вину и злость для сохранения мир вокруг себя и не оказаться в одиночестве, при этом подвергая себя самонаказанию.

Защиты этого возраста являются нормальными инструментами адаптации. Осваивая их человек защищается от регрессии к предыдущему этапу. Но в то же время отстраняется от исходно существующей потребности в жалости со стороны других. Якобы в этом возрасте трех, ну или тем более, тридцати лет у человека уже нет потребности в сочувствии и поддержке.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector