0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

MRAP — легкие бронеавтомбили, защищенные от минного подрыва

Бронеавтомобили класса MRAP

Бронетранспортёр. Из названия не трудно догадаться, что этот тип военной техники служит для переброски военнослужащих к месту боестолкновения. Позднее его вовлекли непосредственно в само сражение. Но тут-то и возникла дилемма: для ведения боя и для доставки солдат на поле брани к подобным транспортным средствам предъявляются совершенно разные требования

Печальный опыт

Мой одноклассник всегда был немногословен, а после того, как лишился ноги почти по колено, и вовсе превратился в мрачного интроверта. Но после 30-летнего перерыва в нашем знакомстве и 150 граммов отечественного самосознания его вдруг прорвало. «Знаешь, когда рядом с тобой вдруг вспучивается днище бэтэра и сквозь разрыв внутрь врывается столб огня пополам с дымом – это очень страшно». «Правда, испугался я уже в госпитале. Там, на нашей стороне речки…»

Именно поэтому наша пехота в Афганистане предпочитала передвигаться на броне, подставляя лицо горным ветрам и грудь моджахедским пулям. Да-да, именно так: их боялись меньше, чем подрыва мины. К сожалению, тогда, в начале 80-х годов прошлого столетия, получив столь печальный опыт, наши военные стратеги не вынесли из него урока. А ведь на тот момент опыт противостояния минной войне уже существовал. Правда чужой.

Рождение MRAP

Двадцатью годами ранее французы, столкнувшись с подобной тактикой со стороны алжирских партизан, крепко призадумались. И решили подключить к решению проблемы фирму AMX, известную на тот момент своей бронетанковой продукцией. Их ответ на поставленную задачу оказался до гениальности прост: взяв за основу грузовик Berliet, инженеры компании установили на него бронекапсулу с V-образным профилем днища. По сути, с этого момента и нужно вести отсчёт времени существования бронеавтомобилей класса MRAP (Mine Resistant Ambush Protected – противоминная защита от атак из засад). Позднее эту идею подхватили многие страны, так или иначе ввязанные в локальные конфликты. И стали её активно развивать.

Рожденные в конфликтах

Полноценный броневик MRAP впервые появился в Родезии в 1974 году (Hippo Mk1-R), а после того, как она превратилась в Зимбабве, в ЮАР на шасси грузовиков Samil начат выпуск MRAP Bulldog. Их отличительной особенностью являлась конструкция подвесок, элементы которой компоновались не слишком плотно, с расчётом рассеивания взрывной волны. Толчком к появлению подобного типа бронетехники у нашего основного геополитического соперника, Соединенных Штатов Америки, стали войны в Ираке и всё том же Афганистане, разразившиеся на рубеже XXI века. Кстати, по итогам этих конфликтов появились и другие противоминные подходы, отличные от V-образной конструкции днища. К примеру, энергопоглощающие модули на базе композитов позволили существенно понизить силуэт бронеавтомобилей класса MRAP (высота – один из основных их недостатков).

MRAP у нас

Ну а у нас, на необъятных просторах 1/7 части суши, осознание жизненной необходимости подобного типа машин пришло относительно недавно. Во время первой чеченской кампании на вооружение Российской армии поступило изделие под названием «Звезда». Концептуально оно практически повторяло бронеавтомобиль AMX конца пятидесятых: на раму полноприводного грузовика «Урал-4320» установили бронекапсулу с V-образным днищем, а кабину обшили листами стали. Кто-то может прийти в изумление: как же так, в середине девяностых и такой примитивизм родом из середины прошлого века? Да, всё это так, но нельзя забывать, как отстала наша оборонка в постперестроечный период! И стоит упомянуть, что даже в таком виде эта машина спасла жизни сотням российских военных. Такие вот реалии…

Дальнейшим развитием этой темы стал проект «Тайфун». Естественно, основанный уже совершенно на ином техническом и технологическом базисе. В 2010 году была утверждена «Концепция развития военной автомобильной техники Вооруженных Сил Российской Федерации на период до 2020 года», в которой предусматривалось развитие семейств высокоунифицированных бронеавтомобилей. Итогом стало появление на свет MRAP-вездеходов КАМАЗ-63968, «Урал-63095», «Урал-63099» и укороченной версии последнего – «Урал-53099». Существует ещё два броневика с названием «Тайфун» – КАМАЗ-53949, который нельзя в полной мере отнести к классу MRAP, и КАМАЗ-63969, от дальнейшей разработки которого отказались. Так что о них не имеет особого смысла рассказывать в этой статье…

Побратимы с литерами «К» и «У»

Из маркировки понятно, что первый из перечисленных разработан в Набережных Челнах, а все остальные – в Миассе. Первая троица имеет трёхосную схему шасси, а четвёртый – двухосную. Но есть нюанс: на КАМАЗе средняя ось смещена вперед, а оба передних моста сделаны управляемыми. В соответствии с традициями заводов-изготовителей КАМАЗ скомпонован бескапотным, а все «Уралы» соответственно капотники. «Урал-63095» и КАМАЗ-63968 обладают модульной конструкцией (то есть кабина и десантное отделение у них разделены). Два оставшихся – однообъёмники. Двигатель у КАМАЗа свой – турбодизель V8 семейства 740 с отдачей в 450 л.с. На «Уралах» устанавливают ярославские рядные «шестёрки» такой же мощности. Ну и ещё одно маленькое пояснение. Все КАМАЗы несут добавку к имени «Тайфун» – литеру «К», а «Уралы»… Правильно, «У».

Это о различиях. Теперь о сходстве. Речь не о простой похожести, а о концептуальном родстве. Во-первых, согласно идеологии MRAP у всех этих машин днище имеет V-образную конфигурацию, а ходовая часть сконструирована таким образом, чтобы при взрыве рассеивать его энергию. Класс противоминной защиты b3, которому соответствуют «Тайфуны», позволяет противостоять энергии подрыва мощностью до восьми килограммов в тротиловом эквиваленте. Броня у всех броневиков многослойная (высокопрочная сталь плюс керамика) и соответствует четвёртому уровню защиты по стандарту STANAG 4569. Она позволяет противостоять бронебойным пулям калибра 14,5 мм и осколкам 152-миллиметровых осколочно-фугасных снарядов, взорвавшихся на расстоянии буквально нескольких метров от машины.

Для защиты от поражения из гранатомета предусмотрена внешняя навеска из специальных матов, которые ломают фокусировку кумулятивной струи. Причём система крепления их к бронекорпусу весьма оригинальна – при помощи липучек типа «репей». Бронестекла толщиной 128 мм способны выдержать два попадания всё теми же 14,5-миллиметровыми пулями, правда, с интервалом не менее 30 см. Существует и облегчённый вариант остекления, рассчитанный на защиту от пуль калибра 7,62 мм.

Ну и нельзя не отметить кресла-ковши для десанта с фиксирующими подголовниками, пятиточечными ремнями безопасности и демпфирующим креплением. Это, можно сказать, последний эшелон защиты!

Прокатившиеся 9 мая по Красной площади бронеавтомобили «Тайфун», уже не вызывали того восхищения, что во время дебюта три года назад. Но это закономерно. Мы привыкаем к виду любой новой техники. Главное здесь другое: важно, чтобы отпала необходимость у наших солдат в горячих точках прятаться от мин, перебираясь на броню. И, судя по сирийской кампании, она у них уже не возникает…

MRAP — создание современной противоминной защиты

Развитие ББМ в последнее время шагнуло далеко вперед по сравнению с бронированными машинами прошлого поколения. С самого начала развития бронемашин их создание зависело не столько от технологических решений, сколько от боевого назначения. Боевое назначение машин обуславливало ТТТ по проектированию и созданию бронемашин, их основные характеристики. Со временем характеристики (боевая мощь, бронезащита и мобильность) кардинально менялись. Сегодня современные бронемашины создаются с приоритетом по бронезащите личного состава.

Читать еще:  Ka-Barley - ну очень тактическая открывашка

Развитие средств поражения легких бронемашин, потребовало от конструкторов искать пути обеспечение живучести машины и экипажа при выполнение боевых задач. Обеспечить живучесть ББМ одним единственным решением пока на сегодня не представляется возможным, имеющиеся же универсальные решения значительно снижают основные характеристики боевой мощи и мобильности.

Поэтому сегодня применяют комплексный подход при защите бронированных машин — несколько защитных решений, оптимально сочетающихся друг с другом, которые существенно не снижают основных характеристик. На сегодня известно о десятках решений — систем, конструкций и комплексов, повышающих защитные свойства техники, от обычной брони до систем активной защиты. Подбор защитных решений при создании техники становится определяющим фактором совершенства машины.

Подбор защитных решений определяется назначением и будущим применением машины. Из наиболее опасных решений для противодействия бронированным машинам в военном конфликте на сегодня являются системы высокоточного оружия и минные решения. Высокоточные системы характерны для достаточно развитых государств, боевые действия с их применением носят быстрый краткосрочный характер. Минные решения, от самодельных мин или взрывных устройств до современных видов мин имеют широкое применение, носят длительный характер и характерны для всех известных военных конфликтов в мире.

Современные виды военных конфликтов уже давно носят локальный характер. Здесь примером может служить опыт военного конфликта в Ираке, где основные потери бронированной техники задействованных сил Соединенных Штатов пришлись именно на применение противником минных решений — уровень потерь бронетехники составляет примерно 60% потерь всех бронемашин.

Определение оптимальной противоминной защиты выводится из характеристик возможных угроз, по мощности минных решений применяемых в современных военных конфликтах. В большинстве своем, начало боевых действий осуществляется не против высокоразвитых стран, имеющих на вооружение современные виды вооружения, в которые входят противотанковые мины с большой бронепробивной способностью, или имеющих возможность их создания или приобретения, а против слаборазвитых стран, имеющих или большие амбиции или «не демократические» режимы.

В таких странах, или на их территории, начинают использовать, со временем, мины и самодельные взрывные устройства. Даже при военным конфликте с участием развитых стран проигрывающая или проигравшая сторона начинает вести партизанскую войну, при которой, опять же начинается использование СВУ против живой силы и бронированной техники противника.

С появлением хорошо защищенных в противоминном отношении ББМ, СВУ тоже стали усовершенствоваться – появляются самодельные минные устройства с элементом поражения по типу «ударное ядро». И хотя их нельзя сравнить с промышленными образцами, способность пробивания брони у них достаточно высокая – до 40мм стали, такими СВУ можно легко вывести из строя или уничтожить практическую любую легкобронированную машину.

В основе многих СВУ используется ВВ промышленного производства. Основные отличия минных устройств самодельного и промышленного производства – обладая сравнимой мощностью, самодельные имеют большие габаритно-весовые характеристики, что усложняет их скрытую закладку. Это приводит к тому, что установка СВУ требует более углубленной закладки, что значительно снижает их мощность.

В Соединенных Штатах был проведен анализ данных по тротиловому эквиваленту применяемых минных устройств против бронетехники ВС США во всех последних военных конфликтах. Как оказалось, в основном против бронированной техники подразделений США за последнее десятилетие использовались мины и СВУ обладающие тротиловым эквивалентом порядка 6-8 кг. Сам подрыв в основном приходился под днище, колеса/гусеницы.

Подрыв под колесом/гусеницей ведет в основном к выводу машины из строя и небольшим динамическим нагрузкам личного состава от взрыва. Подрыв под днищем приводит во многих случаях к нарушению целостности корпуса (днища), большим динамическим нагрузкам на личных состав (от серьезных переломов до смертельных исходов), поражению осколками и ударной волной.

В настоящее время определяющим фактором по противоминной защите становится защита экипажа, обеспечение работоспособности машины и повышение устойчивости оборудования к воздействию последствий подрыва (которое достигается путем обеспечения удароустойчивой составляющей на крепежные узлы и блоки оборудования) уходит на второй план. Вследствие того, что основные нагрузки приходятся на днище машины, основное оборудование на нем не устанавливается, а то оборудование, что невозможно переместить, обеспечивается энергопоглощающими элементами.

Сегодня конструкторы и инженеры, при проектировании установки оборудования в машину, применяют различные оригинальные решения, для каждого блока или агрегата, может применяться собственная схема крепления.

При решении защиты экипажа, важной составляющей становиться крепление сидений/кресел к тем местам корпуса, куда по расчетам менее всего передается динамическая нагрузка – борта и крыша корпуса машины. Следующим шагом становится минимизация (исключение) контактов личного состава с днищем машины. Этого добиваются некоторыми конструктивными решениями, основным из них является зазор между днищем, принимающим всю силу подрыва, и полом обитаемой конструкции (модуль). В итоге имеем – амортизирующие сидения, закрепленные на бортах/крыше модуля, отдельно от днища выполненный пол (низ модуля), минимизирующие передачу динамических нагрузок.

Все эти решения привели к появлению нового класса ББМ «MRAP» (в переводе – защищенный от подрывов, атак из засад). Кроме увеличенной противоминной защиты ББМ, «MRAP» также обеспечивают защитой от поражения стрелковым оружием. Первыми, кто принял на вооружение новую концепцию «MRAP», являются Соединенные Штаты, постоянно участвующие в локальных конфликтах по всему миру. Соединенные Штаты оперативно просчитали угрозу исходящую от минных решений типа СВУ и в краткие сроки организовали проектирование, создание и массовое производство ББМ «MRAP».

К созданию машин привлекли довольно много известных и не очень корпораций, компаний и фирм, занимающиеся созданием военных бронированных машин. Сегодня ББМ «MRAP» имеют довольно запутанную классификацию, но все же поступают на вооружение и производятся в требуемых количествах, необходимых для нужд ВС США.

ББМ «MRAP» стали основоположниками нового вида бронемашин, имеющих общие особенности:
— оптимизированное днище машины V-образной формы;
— усиление днища за счет использования толстых бронелистов из стальных сплавов;
— установка в десантном отделении энергопоглощающих кресел/сидений;
— установка данной защиты только для десантного отделения (обитаемый модуль).

Моторный отсек, кабина с водительским местом или имеют слабую защиту, или не имеют ее вовсе. Такое решение принято не случайно – основные динамонагрузки при подрыве передается именно на слабозащищенные конструкции, которые под их воздействием начинают разрушаться, в то время как модуль, получив минимальную динамонагрузку, обеспечивает высокую живучесть. Однако это не является идеальным решением, ведь высокая живучесть достигается путем уменьшения живучести самой машины и ее мобильности.

Другим, тоже не идеальным решением, является выполнение днища из толстых бронелистов, что приводит к увеличению общей массы машины, уменьшению характеристик мобильности. Новейшие методы создания днища пока еще мало применяются и находятся на стадии опытных испытаний.

В России тоже разрабатывают ББМ «MRAP», самой известной российской разработкой в данной сфере является «Тайфун». Основные решения, примененные при создании машины:

— оптимизированное днище машины V-образной формы;
— в обитаемом модуле применили многослойное днище с противоминным поддоном;
— верхняя часть пола выполнена на упругих элементах;
— оптимизировали места установки сидений (удаление от мест вероятного подрыва);
— оборудование и вооружение машины защищены от воздействия;
— сидения личного состава энергопоглощающие с подголовниками и ременной системой безопасности.

Как планируется, разработка семейства ББМ «Тайфун» и ее модификаций завершится к 2014 году. Бронемашина проектируется, создается и испытывается в лучших традициях советской школы. Разработкой конфигураций и компоновки обитаемого модуля и кабины, энергопоглощающих кресел занимается компания «Евротехпласт». Компьютерное моделирование и расчеты проводят специалисты Саровского инженерного центра.

Читать еще:  Обзор надежного и удобного фонарика Led Lenser P7.2

Основной разработчик комплексов защиты — НИИ Стали. «НИИ Стали» усиленно работает над поисками оптимальных защитных решений, проводит компьютерное моделирование влияния воздействий взрыва на разные структуры и комплексы противоминных решений. Компьютерные модели машин, выполненные из данных структур и комплексов, опять подвергаются подрывам мин и СВУ. Найденные решения будут воплощены в прототипы и испытаны на полигонах.

MRAP «Тайфун» проектировалась и создавалась «с нуля». Основные направления – ББМ с формулой колес 6х6/4х4/2х2, основные модификации ББМ – бескапотная рамная, корпусная бескапотная, капотная. Единственная реализация подхода «модуль-платформа-семейство» до «Тайфуна» — КамАЗ «Мустанг». Модульность исполнения позволит выпускать «Тайфун» в той конфигурации, которая наиболее подходит для предполагаемых условий применения. Этим достигается полная адаптация машины к эксплуатации и существенная экономия, как для производителя, так и для заказчика.

По оценкам различных экспертов, «Тайфун», по крайней мере, не уступает зарубежным аналогам «MRAP», а то и превосходит их. Как известно, Минобороны РФ уже сообщило о готовности приобретения для нужд вооруженных сил машин семейства «Тайфун» в самые ближайшие годы.

MRAP (mine resistance ambush protected, дословно – машина, защищающая от мин и засад) — Кризис

В качестве моего предисловия: К вопросу о целесообразности и эффективности MRAPов. Хорошая статья с анализом действующих армейских специалистов. Эффективность (и перспективность) MRAPов, мягко говоря, сильно преувеличена. Для любознательных.

Своим путем по минному полю

Бронеавтомобили MRAP (mine resistance ambush protected, дословно – машина, защищающая от мин и засад) за последние десять лет стали популярны и в вооруженных силах, и в спецслужбах разных стран. Начиная от достаточно миниатюрных и заканчивая многотонными многоосными машинами, они присутствуют в линейках продукции едва ли не всех мировых промышленных объединений, занимающихся выпуском автомобильной техники.

В свое время большой интерес к машинам, спасающим личный состав от самодельных взрывных устройств (СВУ) и засад, проявили министерства обороны и внутренних дел России, другие силовые ведомства. Но, несмотря на требования заказчиков, отечественный MRAP так и не появился. «Военно-промышленный курьер» попытался разобраться, почему силовики остались без бронемашины, защищающей от мин и засад, и есть ли в ней вообще необходимость.

Родом из Родезии

Впервые идея создания специализированных автомобилей, способных выдерживать подрыв СВУ без вреда для пассажиров и грузов, появилась в 70-е в вооруженных силах Родезии, которые вели непрерывные боевые действия против повстанцев. Понятно, что создать защищенную от подрыва на СВУ и минах машину на гусеничной базе гораздо легче. Но с учетом равнинной местности и длительных маршей, когда перевозится не только личный состав, но и большое количество груза, в том числе боеприпасы, вода, медикаменты и продовольствие, выбор родезийских военных однозначно пал на автомобильное шасси.

Первоначально попытались обойтись малой кровью – разработали для обычных грузовиков специальные шины, наполнявшиеся водой. В случае подрыва резина с водой по замыслу конструкторов должна была поглотить взрывную волну и обеспечить выживание личного состава.

Но, как показал опыт, сильно нагруженные машины с установленной дополнительной броней, необходимой для защиты, быстро «съедали» шины, а при подрывах были бесполезны, поскольку никак не спасали личный состав.

Поэтому следующим шагом родезийских конструкторов стала разработка бронемашин, корпус и подвеска особой конструкции которых обеспечивали защиту от СВУ. В частности, днище защищенных бронеавтомобилей получило V-образную форму, уменьшающую воздействие взрывной волны на сидящих в кузове бойцов.

Еще одним новшеством, повышающим шансы на выживание после подрыва, стали вывешенные кресла, сделанные так, чтобы ноги сидящего человека не соприкасались с корпусом машины. Как показал предыдущий опыт боев, даже если бронеавтомобиль и не был разрушен, то удар по его конструкции заканчивался для пассажиров сложными переломами ног.

«Считается, что главная особенность конструкции MRAP – V-образное днище. На самом деле утверждение неверно. Такое днище работает только в сочетании со специальной подвеской. В настоящее время у каждой фирмы – производителя MRAP конструкция подвески своя, но есть общий принцип. Конструкция должна быть вывешенной, а узлы и агрегаты компоноваться не очень плотно, чтобы оставалось свободное пространство. Чтобы при подрыве на мине или СВУ колеса с элементами конструкции отрывались от корпуса, не причиняя вреда бронекапсуле, где и находится личный состав. V-образное днище, если подрыв произошел непосредственно под корпусом, как бы разрезает ударную волну», – рассказывает «Военно-промышленному курьеру» специалист МО, участвующий в работах по перспективным боевым автомобилям. По словам собеседника, сочетание специальной подвески и V-образного днища не только защищает личный состав от последствий подрыва на СВУ или мине, но еще и серьезно сказывается на ходовых качествах машины.

«Все MRAP достаточно высокие, с большим клиренсом, но главное, что сочетание брони и противоминной защиты приводит к смещению центра тяжести сильно вверх. В городе и на ровной поверхности это практически не сказывается, но на пересеченной местности вероятность того, что автомобиль перевернется или застрянет, очень велика. В свое время мы изучили конструкции очень многих машин, некоторые модели даже погоняли по полигонам. И у всех MRAP одна и та же проблема», – делится опытом представитель Минобороны.

После того, как Родезия стала Зимбабве, разработки MRAP перешли к ВПК соседней Южно-Африканской Республики, силовые структуры которой вели противоповстанческие операции. В ЮАР наладили выпуск нескольких семейств бронемашин как для военного, так и для полицейского ведомства страны. Причем самыми популярными MRAP стали машины линейки «Каспир», первые модели которой поступили на вооружение тамошних силовиков в 1980-м.

До вторжения США в Ирак машины, защищающие от мин и засад, оставались южноафриканской экзотикой, несмотря на то, что в начале 90-х для миротворческих миссий ООН было закуплено несколько десятков «Каспиров» и «Мамб».

Появились такие машины и у наблюдателей в Абхазии, где с ними ознакомились российские военные специалисты.

«В Абхазии были «Мамбы». Если честно, это не совсем MRAP, скорее бронеавтомобиль. У него V-образное днище, но подвеска, несколько измененная, от грузовика «Унимог». Поэтому проходимость на порядок выше, чем у «Каспиров», которые в условиях Абхазии не вылезали бы из кюветов. Но и эти бронемашины постоянно застревали, приходилось их вытаскивать, подвеска ломалась из-за длительной езды по пересеченной местности. До «Уралов» и особенно ГАЗ-66 «Мамбам» было очень далеко», – вспоминает представитель Минобороны России.

В 2005 году, оказавшись втянутыми в непрерывные боевые действия в урбанизированной местности, американские военные начали активно закупать MRAP сразу нескольких семейств – от двухосных RG-31 и RG-33 до огромных инженерно-саперных «Буффало». Именно с этого момента на международном рынке вооружения и началась MRAP-мания.

Но если в иракских городах эти машины показали себя с лучшей стороны, то в горах Афганистана оказались бесполезными, применение им нашлось только в равнинной и пустынной частях страны. Американские спецназовцы выбрали RG-33 и RG-31 – наследников «Мамбы» на шасси «Унимог». Они хоть как-то могли перемещаться по афганским буеракам.

Именно проблемы с низкой проходимостью MRAP заставили Пентагон заказать фирме «Ошкош» разработку бронемашины для сильно пересеченной местности. Результатом стал широко известный M-ATV, при всех положительных качествах остающийся в парке американских вооруженных сил достаточно спорным автомобилем. При шестиметровой длине и высоте почти в три метра изделие «Ошкош», весящее почти 15 тонн, перевозит в зависимости от конфигурации четыре-пять человек и около двух тонн груза. Сравним: при чуть меньшей грузоподъемности российский «Тигр-М» перевозит до десяти военнослужащих, при этом длина бронеавтомобиля всего 5,7 метра, а высота – 2,5 метра, масса менее восьми тонн.

Читать еще:  Шамбок: о том, как управлять скотиной и народом

Еще одна интересная особенность использования Пентагоном MRAP – 80 процентов машин всех семейств постоянно находились в Афганистане и Ираке. Прибывавшие по плану развертывания американские батальоны и бригады принимали у сменщиков бронемашины, а по окончании срока службы так же передавали их.

После вывода войск из Ирака большинство машин не вернулось на территорию США. Они были оставлены ближневосточным странам как военная помощь или утилизированы. И если иракские бронемашины после списания принесли хоть какие-то дивиденды, то после сокращения контингента в Афганистане Пентагон объявил о безвозмездной передаче MRAP всем желающим, но с условием, что страны, намерившиеся забрать технику, самостоятельно ее вывезут.

В настоящее время в автомобильном парке ВС США остаются всего два типа MRAP: M-ATV, MAXXPro. Формально из категории защищающих от подрыва и засад были переведены в бронемашины сверхтяжелые инженерно-саперные «Буффало» и RG-31/33, пользующиеся популярностью у частей и подразделений сил специальных операций.

Свет далекой «Звезды»

Советская армия столкнулась с проблемой защиты личного состава от мин и засад в Афганистане. Специалисты занялись созданием соответствующих бронемашин. Но у советского военного ведомства при всех прочих условиях было очень жесткое требование: изделия должны иметь хорошую проходимость.

Бронеавтомобили, получившие название «Звезда», появились во внутренних войсках в первую чеченскую кампанию. В кузове грузовика «Урал-4320» была установлена бронекапсула и выполнено частичное бронирование кабины, важных узлов и агрегатов. Как вспоминают специалисты Росгвардии, главное тогда было сохранить жизнь военнослужащим. На вооружение 101-й бригады оперативного назначения эти автомобили поступили в 1996-м.

Во внутренних войсках продолжили развитие темы бронекапсул, что в конечном итоге привело к появлению хорошо известного «Урала-Федерала». Минобороны тоже закупило несколько десятков автомобилей «Урал» и КамАЗ с бронекапсулами. В частности, такие машины стоят на вооружении мотострелков и бригад специального назначения в Южном военном округе.

«Мы никогда не считали бронекапсулы необходимой машиной для всех вооруженных сил. Они поставлялись сначала в СКВО, потом в ЮВО, так как войска этого округа привлекаются к борьбе с бандподпольем на Северном Кавказе. Были бронекапсулы и у миротворческих подразделений в Южной Осетии и Абхазии. Для общевойскового боя такие машины бесполезны», – поясняет представитель военного ведомства, знакомый с ситуацией.

В современном бою с применением высокоточного оружия, авиации и других средств поражения вероятность засад очень незначительна.

Конечно, MRAP-мания не обошла стороной и российских силовиков. После назначения на должность министра обороны Анатолия Сердюкова одним из приоритетов развития Вооруженных Сил России стало участие в локальных конфликтах.

«Именно Сердюков и Макаров посчитали, что ВС РФ нужны MRAP. В частности, на такие машины планировалось пересадить не только разведчиков и спецназовцев, но целые бригады, которые стали называться легкими», – напоминает представитель Минобороны.

В качестве эксперимента на новый штат была переведена 56-я десантно-штурмовая бригада, личный состав которой пересел на автомобили повышенной проходимости УАЗ. Но руководство Минобороны не удовлетворяло то, что тогда мог предложить отечественный автопром, и было принято решение поискать за рубежом. Выбор пал на бронеавтомобили семейства «Рысь» фирмы «Ивеко».

«Рысь» не чистый MRAP. У нее в целом конструкция подвески обычная для автомобилей повышенной проходимости. Позже испытания и расчеты показали, что при срабатывании СВУ под V-днищем машины отразившаяся от него взрывная волна доходит до колес, но не отрывает их, а загоняет всю конструкцию в корпус, что особенно опасно, так как у «Рыси» кузов не сплошная бронекапсула, а с частичными элементами бронирования», – констатирует участник испытаний бронемашин.
«Тайфун» локального разлива

Как рассказали «ВПК» представители российского военного ведомства, знакомые с ситуацией, в 2009–2012 годах специалисты Минобороны изучили несколько десятков образцов MRAP и других бронеавтомобилей иностранных фирм. Со многими изделиями удалось не только ознакомиться по документам, но и провести испытания.

Как и следовало ожидать, «чистые» MRAP-автомобили отличались очень низкой проходимостью, а бронемашины с элементами противоминной защиты не обеспечивали безопасность личного состава.

В военном ведомстве сформулировали требования для отечественного автопрома: машины для Минобороны должны защищать от мин и засад, отличаться высокой проходимостью и грузоподъемностью. Была открыта опытно-конструкторская работа по теме «Тайфун», результатом которой стало появление двух семейств – «Тайфун-У» Уральского автозавода и «Тайфун-К» разработки КамАЗа.

«Изначально «Тайфуны» должны были поступать на вооружение легких бригад. Опыт 56-й одшбр показал, что УАЗ «Гусар» или «Рысь», мягко говоря, не самый лучший выбор. Пришлось разбавлять штат бригады грузовиками ГАЗ-66. «Тайфуны» должны были стать основными машинами бригад военной полиции. В частности, первые образцы планировалось испытать на базе ныне расформированной 130-й бригады», – признает источник в Минобороны.

В целом, отмечают опрошенные «ВПК» эксперты, и «Уралу», и КамАЗу удалось выполнить заданные военным ведомством требования, пусть и не в полном объеме. Но после отставки Анатолия Сердюкова приоритеты Минобороны изменились и ниша «Тайфунов» серьезно ужалась.

«Это очень дорогие машины с уникальными во многом характеристиками. Но для чего они сейчас нужны? Возить личный состав по полю боя? Тут лучше справятся БТР и БМП. Подвозить грузы, продовольствие и боеприпасы на передний край? Грузоподъемность у «Тайфунов» значительно меньше, чем у машин семейства «Мотовоз» и «Мустанг», они не могут брать крупногабаритный груз и ГСМ. Да и броня, и противоминная защита для таких задач явно лишняя», – говорит представитель Минобороны.

Сейчас в военном ведомстве решили оснастить «Тайфунами» разведывательные батальоны и бригады, а также часть отрядов специального назначения.

«На «Тиграх» мы можем проникать в тыл противника, обходя его передовые части и подразделения. Это неоднократно отрабатывалось на учениях. Но «Тайфуны» очень громоздкие и габаритные машины, тут ни о какой скрытности и речи быть не может», – утверждает офицер-спецназовец.

Как показал опыт использования «Тайфуна-К» и «Тайфуна-У» в 10 и 346-й бригадах специального назначения, фактически осталась только одна ниша: перевозка личного состава и грузов в условиях локального конфликта, то есть замена бронекапсул, ранее закупленных Минобороны. Есть и определенные вопросы по техническим характеристикам.

«У «Тайфуна-У» слишком высоко расположен центр тяжести, поэтому есть проблемы с подъемами, особенно если машина работает в горах. У «Тайфуна-К» много сложных узлов и агрегатов, причем по большей части иностранного производства. Вне сервисного центра обслужить такую машину невозможно. С учетом того, что подразделения должны работать в отрыве от основных сил, это уже серьезная проблема», – поясняет сотрудник военного ведомства.

Конструкторам «Урала» и КамАЗа все же не удалось совместить противоминную защиту и высокую проходимость. Хотя по своим возможностям «Тайфуны» на порядок превосходят американские M-ATV, но все же это не MRAP, а бронеавтомобили с противоминной защитой.

Как показывает современный опыт боевых действий, MRAP-мания несколько утихла. Новый тренд – бронеавтомобили с минной защитой, ставшие в армиях многих стран неким эрзацем БМП и БТР.

Между тем в нашем ОПК продолжают звучать идеи о необходимости создать отечественный MRAP. Они, конечно, привлекательны, но пока технологии не только российских, но и американских, европейских компаний не позволяют получить такую машину. Фактически разработка MRAP переживает кризис, причем и технический, и тактический. Потребность в таких машинах неочевидна, в то время как стоимость очень высока.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector