2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Ядовитые амфибии. Просто не трогайте их

Ядовитые амфибии, млекопитающие и птицы: их значение для человека

Ядовитость — это универсальное явление живой природы. Организмы, относящиеся данной категории, распространены практически повсеместно, их нет только в Антарктиде и в высоких широтах Северного полушария.

Широко известны различные ядовитые наземные животные, относящиеся к рептилиям (змеи и ящерицы), паукообразным (пауки и скорпионы). Многие знают о ядовитости различных рыб, медуз, моллюсков и т.д. Токсичность рассматриваемых в статье категорий организмов известна не столь широко. Целью данной работы было выявление наиболее опасных для человека их представителей и оценка масштабов человеческой смертности от них.

Ядовитые амфибии

Земноводные или амфибии (Amphibia) — самый малочисленный класс позвоночных, подразделяющийся на три отряда:

  1. бесхвостые земноводные — Anura (лягушки, жабы, квакши и т.д.), отряд насчитывает 34 семейства, в которых 5612 видов;
  2. хвостатые земноводные — Caudata (саламандры, тритоны и т.д.), в нем 10 семейств и 569 видов;
  3. безногие земноводные — Gymnophiona или Apoda (червяги), в этом таксоне 6 семейств и 176 видов.

Ядовитые виды содержатся в первом и втором отрядах. Все они относятся к невооруженным активно-ядовитым животным, т.е. у них нет специального аппарата для введения яда в тело жертвы или врага. Источником яда являются кожные железы.

Бесхвостые амфибии

С точки зрения ядовитости наиболее известны лягушки семейства древолазов (Dendrobatidae). Они обитают во влажных тропических лесах Центральной и Южной Америки (от Никарагуа до Перу и Бразилии) по берегам речек и ручьев. Некоторые виды большую часть жизни проводят на деревьях. В отличие от других амфибий, древолазы активны только днем, а по ночам они спят.

Семейство насчитывает около 180 видов, все они ядовиты. Как правило, это маленькие лягушки размером 12- 19 мм, редко до 65 мм с яркой окраской. Их кожа пронизана железами, выделяющими яд.

В его состав входит около ста веществ, однако основным является батрахотоксин из группы алкалоидов. Яд имеет нервно-паралитическое действие, проявляющееся при попадании в кровь через слизистую оболочку глаз, носа и рта, порезы или царапины на коже. В результате возникает аритмия сердца, ведущая к его остановке.

Наиболее ядовиты лягушки, относящиеся к роду Phylobates. Например, в коже каждой особи листолаза ужасного (Phyllobates terribilis) содержится до 2 мг батрахотоксина. Этого достаточно чтобы вызвать гибель 20 чел. Некоторые племена индейцев смазывают лягушачьим ядом охотничьи стрелы и дротики. Несмотря на высокую токсичность яда опасность человеческой гибели от лягушек достаточно мала. Даже в случае их сбора использование соответствующих перчаток сводит риск к минимуму.

Ядовитыми являются также некоторые виды жаб, здесь наиболее известны члены сем. Bufonidae. Многие представители этого таксона имеют ядовитые околоушные железы. В целом токсичность яда жаб по сравнению с другими амфибиями не очень высока, однако случаи смертельных отравлений человека все же известны. Чаще погибают домашние животные, в первую очередь, собаки, неосторожно хватающие жаб.

жаба-ага

Самым ядовитым представителем этого семейства является жаба-ага или морская жаба (Bufo marinus). Это крупное, достигающее порой 25 см земноводное. Естественный ареал жабы-аги охватывает Центральную и Южную Америку, где она распространена достаточно широко. Эта жаба способна выдерживать довольно высокую засоленность почвы и воды и обитать вдоль морских побережий, там, где пресная вода в устьях рек смешивается с океанической.

Яд аги представляет опасность не только при попадании в кровь через ранку или слизистые оболочки, но и может проникать в организм через неповрежденную кожу. Ага ядовита на всех жизненных стадиях, её икра и головастики также опасны. Известен случай, когда люди погибли, съев суп, в который случайно попала икра этих земноводных.

Помимо своего естественного ареала, жаба-ага встречается в ряде других районов. Для борьбы с вредителями на плантациях сахарного тростника ее завезли на восточное побережье Австралии, в южную Флориду, на Папуа- Новую Гвинею, Филиппины, японские острова Огасавара и Рюкю и на многие Карибские и Тихоокеанские острова, включая Гавайи (в 1935 г.) и Фиджи.

Интродукция этого вида в Австралию оказалась ошибкой. Там жабы начали быстро увеличивать свою численность и заселять новые территории. В настоящее время граница распространения этого вида в Австралии каждый год сдвигается к югу и к западу примерно на 25 км. Жаба-ага сократила численность многих местных видов амфибий, ящериц и мелких сумчатых животных. Кроме того, попытки съесть ядовитую амфибию приводят к гибели местных хищников, среди которых оказываются не только собаки и кошки, но и аборигенные виды крокодилов, крупных ящериц, змеи и сумчатые.

Яд аги воздействует преимущественно на сердце и нервную систему, вызывая обильное слюноотделение, конвульсии, рвоту, аритмию, повышение кровяного давления, иногда временный паралич и смерть от остановки сердца. Для отравления достаточно простого контакта с ядовитыми железами. Яд, проникший через слизистую оболочку глаз, носа и рта, вызывает сильную боль, воспаление и временную слепоту.

Выделения кожных желёз аги традиционно употребляются населением Южной Америки для смачивания наконечников стрел. Индейцы чоко из западной Колумбии доили ядовитых жаб, помещая их в бамбуковые трубки, подвешенные над костром, затем собирали выделенный жёлтый яд в керамическую посуду. В восточной медицине жабий яд давно используется для лечения язв и геморрагий, а также в качестве мочегонного средства.

Хвостатые амфибии

Ядовитыми представителями этого отряда являются некоторые саламандры и тритоны. К семейству настоящие саламандры (Salamandridae) относят около 40 видов, распространенных в Евразии, Северной Африке и Северной Америке. Яд саламандры — саламандрин — является алкалоидом, который действует на нервную систему, парализуя жизненно важные центры продолговатого мозга.

огненная саламандра

Наиболее известным и широко распространенным видом этого семейства является пятнистая, или огненная, саламандра (Salamandra salamandra). Этот вид распространен в Средней и Южной Европе, Северной Африке (Алжир, Марокко) и западной части Малой Азии. В пределах бывшего СССР он встречается в западных частях Украины, где обитает в горных и предгорных районах Карпат в увлажненных местах по берегам ручьев и рек.

У нее, как и у жабы, имеются околоушные железы — паротиды. Ядовитый сок этой саламандры защищает ее от поедания некоторыми животными. Случаи гибели людей вследствие отравления саламандрой неизвестны.

Еще одним представителем ядовитых саламандр является альпийский тритон (Triturus alpestris), распространенный в странах Центральной Европы. Его железы выделяют секрет, который вызывает жжение, если попадает на слизистую оболочку глаз или рта.

По-настоящему ядовиты североамериканские тритоны рода Taricha. У этих саламандр ядовиты не только взрослые особи, но и их икра. Хорошо известен калифорнийский тритон Taricha Torosa, обитающий на юго-западе США: на Калифорнийском побережье и в горах Сьерра-Невада. Среди других хвостатых земноводных этот вид выделяется своей токсичностью — кожа животных способна выделять тарихотоксин, идентичный тетродотоксину. Однако особо ядовиты икринки.

Тем не менее, токсичность тритонов, как и других земноводных, сугубо пассивная — средств для повреждения кожных покровов противников они не имеют.

Ядовитые млекопитающие

Ядовитость среди млекопитающих чрезвычайно редка, известно лишь несколько ядовитых видов. Они имеются как у яйцекладущих млекопитающих (утконосы и ехидны), так и среди живородящих млекопитающих (щелезубы и землеройки).

Яйцекладущие млекопитающие обитают лишь в Австралии, Тасмании и Новой Гвинее. Они встречаются на высотах до 2,5 тыс. м, при этом ведут либо наземный (ехидны), либо полуводный (утконос) образ жизни. Длина тела ехидн не превышает 80 см, а утконоса — 45 см. Ядовитый аппарат ехидн и утконосов представлен бедренной железой, соединяющейся со шпорой, расположенной на запястье задней лапы.

Токсичность яда утконосов (существует лишь единственный вид этих животных — Ornithorhynchus anatinus выше, чем ехидн (их известно 5 видов). Случаи гибели людей не зарегистрированы. При поражении человека утконосами отмечались отеки, сопровождавшиеся нарушениями в сердечно-сосудистой системе. Однако факты гибели собак во время охоты на утконосов известны. В целом яд утконосов и ехидн изучен пока недостаточно.

Оставшиеся ядовитые млекопитающие сосредоточены в двух семействах отряда насекомоядных. У них ядовита слюна, обладающая нейротоксичным действием.

парадоксальный щелезуб

Семейство щелезубов (Solenodontidae) представлено в современной фауне всего двумя видами: гаитянский или парадоксальный щелезуб Solenodon paradoxus и кубинский S. cubanus, видовые названия которых отражают их распространение — соответственно на островах Гаити и Куба.

Читать еще:  Ceramic Escape Knife. Керамический нож, неуловимый для детекторов

По размеру (их длина приближается к 30 см) и внешнему виду щелезубы похожи на крыс, имеющих длинные ноги. Свое название они получили за особенность строения зубов — второй нижний резец у щелезубов снабжен бороздкой, куда подведена протока от ядовитой железы, находящейся под челюстью.

Щелезубы поедают в основном различных беспозвоночных и мелких позвоночных животных, но употребляют и растительную пищу. Характерно, что они не обладают иммунитетом к собственному яду, так как неоднократно наблюдалась гибель зверьков во время драк даже при незначительных ранениях. Их токсичная слюна опасна и для человека.

Ядовитыми свойствами обладает также слюна некоторых видов землероек. Это мелкие зверьки, весящие от 2 до 100 г, внешне похожие на мышей, но с мордочкой, вытянутой в виде хоботка. Они распространены практически по всему земному шару.

Землеройки всеядны, но поедают в основном насекомых, их личинок и дождевых червей. Могут нападать на мелких позвоночных: лягушек, ящериц, детёнышей мелких грызунов. По интенсивности обмена веществ землеройки являются антиподами скорпионов. Если скорпионам вследствие крайне медленного обмена веществ достаточно сверчка в месяц, то землеройкам ежесуточно необходимо потреблять количество пищи, превышающее их собственный вес в 1,5-2 и более раза. Поэтому землеройки кормятся почти непрерывно, а перерывы на сон у них очень кратковременные.

К числу ядовитых видов относятся короткохвостая бурозубка (Blarina brevicauda), обитающая в США и Канаде и водяная кутора, или водоплавка (Neomysfodiens), живущая по берегам водоемов в России. Подобно змеям яд у них поступает через зубы. Исследования химического состава яда землероек и механизма его действия не проводились, описаны лишь фактических наблюдения парализующего действия слюны при охоте на амфибий. Скорее всего, опасность ядовитых землероек для человека совершенно незначительна.

Ядовитые птицы

Долгое время считалось, что среди птиц ядовитые виды отсутствуют. Первой выявленной ядовитой птицей стала в 1989 г. дроздовая мухоловка, или питаху (Pitohui dichrous). При проведении орнитологических исследований в лесах Новой Гвинеи проводился отлов птиц. Пойманные дроздовые мухоловки (питаху) размером не больше сойки больно царапали руки и клевались. Ранки болели, и люди непроизвольно подносили их ко рту, чтобы смочить слюной. В результате губы мгновенно немели.

При анализе птиц в коже, перьях и внутренних органах мухоловок был обнаружен яд, сходный по составу с батрахотоксином, который характерен для южноамериканских лягушек-древолазов.

Позднее список ядовитых птиц существенно расширился. В настоящее время выявлено пять ядовитых видов, относящихся к роду дроздовых мухоловок, или питаху (Pitohui), из отряда воробьинообразных.

синешапочная ифрита

Еще один вид ядовитых птиц — синешапочная ифрита (Ifrita kowaldi), обнаруженная в 2000 г. Она не родственна питаху (относится не к мухоловковым, а к семейству флейтистовых — Orthonychidae), но обитает в тех же местах — лесах Новой Гвинеи. Снаружи птица буквально пропитана ядом, аналогичным яду питаху.

Если хищник схватит эту птицу, то вначале получит сильнейший ожог ротовой полости. Потом яд вместе со слюной попадет внутрь, разъедая все на своем пути. Яд ифриты может убить взрослого тигра всего за 10 минут.

Другими ядовитыми видами являются лесная сорокопутовая мухоловка Colluricincla megarhyncha, распространенная в Австралии, Индонезии и Папуа Новой Гвинее, шпорцевый гусь (Plectropterus gambensis), обитающий в тропической Африке к югу от Сахары, перепел (Coturnix Coturnix).

Отравление перепелятиной (котурнизм) может вызвать рабдомиолиз (острый некроз скелетных мышц). Это заболевание было настолько сильно распространена в Римской империи, что в первом веке там было запрещено употребление перепелов в пищу.

Тем не менее, опасность ядовитых птиц для людей невелика. Во-первых, потому что большинство из них встречается только в слабо заселенных человеком районах. Во-вторых, эти птицы не агрессивны. Они относятся к пассивно-ядовитым животным, т.е. яд не синтезируется в организме птиц, а лишь накапливается там, будучи составной частью какого-то из видов их пищи.

Предполагается, что ядовитость дроздовой мухоловки обусловлена поеданием крошечного жучка нанисани, в теле которого обнаружена высокая концентрация батрахотоксина, токсичность шпорцевого гуся (Plectropterus gambensis) связана с питанием ядовитыми жуками-нарывниками (Meloidae) и т.д.

Поэтому отравление человека возможно лишь при употреблении ядовитых птиц в пищу. Если только держать их в руках, то можно заработать сильный кашель в результате раздражения слизистой носоглотки.

Таким образом, несмотря на очень высокую в ряде случаев токсичность вклад ядовитых амфибий, млекопитающих и птиц в человеческую смертность минимален и не превышает нескольких человек в год. Это несколько меньше, чем смертность от пауков, составляющая первые десятки человек/год, намного меньше смертности от ядовитых насекомых (несколько сотен человек в год) и многократно меньше числа ежегодно гибнущих от ужалений скорпионами — 5 тыс. человек.

питаху

Почему некоторые животные обладают суперъядом? [Перевод]

Все мы слышали истории о том, как змеи, медузы и скорпионы могут убить человека. Но почему эти хищные животные имеют такой мощный яд, когда размер их типичной жертвы гораздо меньше человека?

Моему мечтательному настроению во время прогулки по прекрасному коста-риканскому национальному парку «Коркова́до» пришёл внезапный конец, когда гид толкнул рукой мне в грудь.

«Стойте!», — крикнул он, указывая на что-то активно двигающееся под песком. «Это морская змея.»

В то время как я смотрел за жёлтопузой морской змеёй, находящейся вне своей родной стихии и явно беспокойную, я вспомнил факт, который узнал ещё в детстве. «Морские змеи», — напомнило мне моё юное Я, — «самые опасные из всех змей. Тебе следует быть осторожным.» В принципе верно, многие морские змеи, и наземные змеи если на то пошло, невероятно ядовиты. В одном укусе змеи тайпан достаточно яда, чтобы моментально убить примерно 250 000 лабораторных мышей или 100 человек. И это верно не только для змей.

Одна капля яда моллюска конус мармореус может убить 20 человек. Жало кубомедузы может вызвать остановку сердца и смерть в течение считанных минут. Напрашивается вопрос: зачем обладать мощным оружием, способным убивать десятки человек, если ты будешь использовать его только тет-а-тет, особенно если твоя добыча будет по размеру гораздо меньше человека? Похоже, что суперъяды просто не имеют смысла с эволюционной точки зрения.

Причина, побуждающая животных иметь ядовитое оружие в своём арсенале, достаточно проста. Яд позволяет хищнику ослабить/убить свою жертву, таким образом помогая избежать избыточного риска, вызванного затяжной борьбой с жертвой. Яд также полезен в целях обороны. Однако, вызывает удивление непомерная ядовитость некоторых организмов. Почему змея может быть способна убить сотни тысяч мышей одним укусом? Это выглядит особенно странным, если учитывать что яд — оружие дорогое.

Яды обычно содержат смесь токсинов на основе белков, зачастую работающих в команде для того, чтобы нанести ущерб внутренним органам атакуемого. Змеиный гемотоксичный яд может содержать один компонент, который предотвращает свёртываемость крови, и другой компонент, который разрушает стенки кровеносных сосудов. Результат действия яда немного предсказуем.

Синтез белков требует значительных энергозатрат, но это ничуть не остановило эволюцию ядов содержащих тысячи пептидов и белков, пусть даже большой ценой для животных их использующих. И в некоторой степени они сами осознают цену своего яда.Такие вещи трудно непосредственно протестировать, однако похоже, что змеи способны регулировать количество впрыскиваемого яда в зависимости от размера их жертвы, дабы не тратить драгоценный яд почём зря. Более того, один эксперимент, проведенный над гремучими змеями, показал 11%-ое увеличение метаболизма, тем самым демонстрируя наличие связи между физическим напряжением и производством яда.

Классический взгляд на естественный отбор говорит, что «дорогие» гены будут отброшены, если в них нет абсолютной необходимости для выживания. И такое отбрасывание действительно произошло у некоторых видов: так мраморная морская змея (Aipysurus eydouxii) после перехода на поедание рыбьей икры потеряла способность производить яд. Однако факт остаётся фактом, существует множество животных с дорогими «коктейлями» химикалий в клыках, жалах и шипах, которые гораздо мощней, чем им, по всей видимости, нужно для выживания. Почему?

Традиционным является взгляд, что повышенная токсичность является попыткой компенсировать отставание в других сферах. Любой житель пустыни скажет вам, что когда речь идёт о скорпионах, то больше всего вам стоит опасаться вовсе не больших и страшных скорпионов, но маленьких, вроде скорпиона, красноречиво названного «Крадущийся За Смертью» (deathstalker), который считается самым опасным скорпионом в мире.

«Кубомедузы тоже хороший пример», — говорит Ейхю Муран (Yehu Moran), исследователь из Еврейского университета в Иерусалиме, который вместе с коллегой Каатык Cунагыр (Kartik Sunagar) недавно занялся анализом того, как естественный отбор действует на токсины ядовитых животных в течение поколений. «Они крайне хрупкие и что-нибудь с силой рыбы может разорвать их изнутри при их попытке сожрать его. Поэтому яд должен быть эффективен на 100% и вызывать молниеносную смерть.» Если хищник маленький, хилый или медленный, то жизненно важно, чтобы его яд был способен почти мгновенно вывести из строя жертву, дабы избежать её бегства или борьбы с ней. В таких случаях легко видеть, как повышенная токсичность прошла естественный отбор.

Читать еще:  Стрессоры выживания: Топ-8 факторов, превращающих жизнь в ад

Экономика тоже играет роль. Внутриматериковый тайпан (inland taipan) живёт в засушливом центре Австралии, где важно, чтобы яд вызывал гарантированную и моментальную смерть. В пустыне каждый приём пищи может стать разницей между жизнью и смертью, поэтому змея просто не может позволить дать своей жертве хоть один шанс на выживание. Но даже в таком случае способность убить 250 000 мышей одним укусом кажется перегибом. Волфган Вюста (Wolfgang Wuster), эксперт по змеиным ядам из Бангорского университета, что в Великобритании, имеет простой ответ на вопрос, почему тайпаны могут убить 250 000 лабораторных мышей одним укусом.

«Это потому что они просто не едят лабораторных мышей», — говорит он. «Летальность яда по отношению к этим мышам не имеет никакого отношения к тому как тайпан себя ведёт в дикой природе.» Хотя тест LD50 (сокращение от «летальная доза 50%», именно такую часть тестируемой группы надо убить для измерения силы яда. Тестирование проводят на разных видах дабы найти «среднюю по больнице» силу яда. Тестирование проводится не только на лабораторных крысах и мышах, но также на обезьянах, кошках, собаках, птицах, рыбах и кроликах.) использует мышей в качестве основного мерила токсичности яда, но такой подход имеет недостатки.

«Эта мышиная модель позволяет собирать стандартные данные», — говорит Робэт Харрисен (Robert Harrison), «Однако млекопитающие вовсе не всегда входят в меню, поэтому сила действия яда на млекопитающих может не иметь особого значения для его токсичности на амфибиях, птицах и членистоногих.» Большинство ядовитых хищников нацелены на некую узкую и специфическую группу видов-жертв и именно эти виды влияют на эволюцию их яда. Результатом является эволюционная гонка вооружений. Вид-жертва эволюционирует в сторону повышения сопротивляемости к яду, в то время как вид-хищник вынужден усиливать и совершенствовать свой яд.

Изумляться тому, как много лабораторных мышей может быть убито ядом одного укуса тайпана, имеет примерно такой же смысл, как изумляться тому, что гепард может легко догнать черепаху. В этом нет ничего удивительного, ведь гепарды охотятся за животными, передвигающимися гораздо быстрей черепах, а черепахам в свою очередь нет нужды со всех пят убегать от гепардов, ибо они не входят в их диету. «Не существует абсолютного яда», — говорит Вюста. «Если Вы хотите знать насколько что-нибудь токсично, самый первый вопрос, который я вам задам, будет: Кого Вы хотите убить.

Конечно, тестирование яда на мышах вовсе не лишено полностью какого-либо смысла. Целью таких испытаний было установить силу действия ядов на млекопитающих, то есть нас, для того чтобы собрать достаточно информации для изготовления противоядий.

Но далеко не все млекопитающие так уязвимы к яду, как мы. Скажем мангусты, земляные белки и даже ежи способны пережить укусы некоторых змей, яд которых мог бы запросто убить человека.

«В Израиле есть виды мышей, весом 20 г., которые могут выжить после укуса змеи эфы, чей яд заставил бы вас или меня истекать кровью из всех отверстий.»

«Я бы поставил достаточно большую сумму денег на то, что где-нибудь в Австралии есть крысище, способный перенести укус тайпана.»

Эта израильская супер-мышь, видимо, приобрела такой иммунитет к яду гадюки, потому что является её любимым блюдом. Парадокс, но некоторые животные особенно уязвимы к яду именно из-за того, что ядовитые хищники их едят. Например эфы питаются главным образом скорпионами и поэтому обладают ядом особо опасным для скорпионов.

Похожий феномен был найден у коралловых змей (coral snakes), которые обладают ядом наиболее опасным для их любимого вида-жертвы, будь то рыбы, грызуны или другие змеи. В этих случаях вероятно, что данные виды-жертвы просто не испытывают достаточно сильного эволюционного давления дабы развить сопротивляемость к яду, ибо в их типичной среде обитания ядовитые змеи встречаются редко. Если им приходится иметь дело с нападениями разнообразных хищников, среди которых ядовитые змеи составляют лишь небольшую долю, то они будут менее мотивированы развить иммунитет к их яду, ибо это удовольствие скорее всего будет дорогим, и лучше тогда потратить имеющиеся энергоресурсы на борьбу с более актуальными угрозами.

Разнообразие токсинов также влияет на эволюцию яда. Чем больше яд содержит разнообразных компонентов, тем меньше вероятность того, что вид-жертва сможет приобрести иммунитет против каждого токсина. Поэтому сложносоставной яд является эволюционным преимуществом и при прочих равных получает большее распространение, чем простой яд. В своей недавней статье Cунагыр и Муран открыли, что это действительно так в случае групп животных, вроде змей и моллюсков-конусов (Cone snail), которые стали ядовитыми относительно недавно по эволюционным меркам. Однако некоторые ядовитые хищники, вроде медуз, пауков и многоножек, несмотря на гораздо более древнюю историю своей ядовитости имеют яд с меньшим количеством токсинов. Похоже, они прошли второй этап эволюции, когда естественный отбор убрал большинство компонентов яда, оставив только пригоршню самых мощных токсинов.

К счастью, никто из ядовитых хищников не эволюционировал специально, чтобы охотиться на людей, однако есть тысячи задокументированных случаев смертей людей в результате неудачных встреч со змеями, медузами, скорпионами и прочими ядовитыми тварями. «Похоже у приматов нет эволюционной склонности к развитию сопротивляемости к яду», — объясняет Вюста. Поэтому высоки шансы того, что если что-то развило мощный яд дабы убивать жертвы с сильным иммунитетом к яду, то оно легко и просто сможет убить человека. Невезение тоже играет роль.

Укус, полученный от сиднейского воронко-паутиного паука (Sydney funnel-web spider), крайне опасен для людей, в то время как для грызунов его яд относительно безопасен. Ни люди, ни грызуны, никак не значатся в меню данного паука, поэтому то, что его яд оказывается настолько опасен для нас, является неудачной комбинацией особенностей нашей анатомии и состава его яда. Конечно, важно изучать, как яды влияют на человеческую физиологию. Некоторые такие исследования позволили нам создать противоядия, а также другие препараты, вроде каптоприла, который основан на токсинах яда гремучей змеи. Однако, чтобы действительно их понять, мы должны выйти за пределы чисто человеческой физиологии и понять, как яды используются в природе.

Мы должны понять, что токсины, как и множество других полезных черт в животном мире, отнюдь не бесплатны. Змеи, медузы и моллюски-конусы вовсе не приобрели мощные яды как самоцель. Их яды специализированы и способны делать то для чего они предназначались — пусть даже это предназначение далеко не всегда сразу нам становится понятным. Тогда в Коста-Рике наш гид ловко загнал ту жёлтопузую морскую змею назад в лужу, зажатую между двумя палками, дабы предотвратить менее осторожных прохожих от того, чтобы случайно наступить на неё. Я был доволен тем, что только что избежал опасности умереть ужасной смертью. Позднее я обнаружил, что мои опасения были напрасны. Яд жёлтопузой морской змеи достаточно мощен, чтобы убить человека, однако у неё маленькие челюсти и плохие клыки, поэтому она редко кусает что-нибудь размером больше рыбы. И в этом нет ничего плохого для жёлтопузой морской змеи. Рыба является привычным компонентом её меню, а вот люди — нет.

Ядовитые земноводные

К этому классу позвоночных относятся лягушки, жабы, тритоны и саламандры. Среди них на территории бывшего Советского Союза ядовитыми считаются жабы, саламандры пятнистые, черные и огненные, краснобрюхая жерлянка (Bombina bombina) и чесночница обыкновенная (Pelobates fuscus). Особенность этих земноводных состоит в том, что они лишены колющих приспособлений, не кусаются и находятся в невыгодных условиях для самозащиты. Единственное, чем они способны защититься,— это их яд и запах, отталкивающий врага при его нападении.


Камышовая жаба (Bufo calamita)

Наиболее известна ядовитость жаб, обладающих многочисленными кожными железами — бородавками или колониями железок, а позади глаз, над лопатками — паротидные железы. У зеленой жабы (Bufo viridis) длина их достигает 8-12 мм. У жаб яд кожных желез свободно выделяется в виде белой пены на поверхность тела через открытые выводные протоки. Отсюда он может выбрызгиваться на расстояние до метра. Яд представляет собой желтоватую жидкость невыносимо горького, тошнотворного вкуса. Запах его также неприятен. Вес высушенного яда обыкновенной жабы (Bufo bufo) в среднем составляет 16 мг у самца и 27 мг — у самки. Свои свойства яд может сохранять чрезвычайно долго. А. А. Пчелкяной, И. А. Вальцевой и автором было установлено (на изолированных ухе, сердце и кишечнике кролика), что высушенный яд зеленой жабы сохранял свою активность после 25 лет хранения (1969 г.). Всего в природе насчитывается до 250 видов жаб. Из них в европейской части СССР известны лишь три: серая, или обыкновенная, зеленая и камышовая.

Читать еще:  Корпус морской пехоты США - история, структура, вооружение

Всем известна жаба обыкновенная, или серая коровница, достигающая 180 мм длины. Неуклюжее тело ее сверху грязно-бурого цвета с более темными пятнами или без них, снизу — беловатое с черными пятнами; по внешнему краю паротид — черная полоса. Спина покрыта толстыми бородавками иногда с ороговевшими вершинами в виде шипов. Водится во всей европейской части СССР до Архангельска, на Кавказе, в Сибири (до среднего Амура). Живет во влажных и сырых местах — лесах, на полях, лугах, огородах, под камнями. Из своего обиталища выходит только с наступлением сумерек. Питается насекомыми, поедает пчел и ос. Примечательно, что жабы употребляют в пищу различных животных, снабженных ядовитыми аппаратами, которое ей, однако, не причиняют вреда. Жаба — безусловно полезное животное, заслуживающее особого покровительства со стороны человека, поскольку она истребляет множество вредных насекомых. В Англии садовники покупают жаб на рынке и пускают их в свои сады. Название коровницы эта жаба получила из-за вздорного поверья, будто бы она высасывает молоко коров и коз.

Представители двух других видов жаб несколько меньше серой жабы. Зеленая достигает 100 мм, а камышовая (Bufo calamita) — 80 мм. За резкий и неприятный запах выделений кожных ядовитых желез, напоминающий запах жженого пороха или чеснока, камышовую жабу называют чесночницей. Ее яд убивает жуков-водолюбов, крабов и креветок, если его ввести в полость их тела. Мелкие млекопитающие и ящерицы более подвержены действию яда, чем, например, кролики и земноводные. Яд из паротидных желез жабы можно выдавить пинцетом, но количество его невелико. Поэтому для опытов, связанных с изучением яда, кожу снимают с жабы, высушивают и растирают. Из экстракта извлекают яд, освобождая его от посторонних примесей.


Дальневосточная жерлянка (Bombina orientalis)

В последние годы В. И. Захаров (Кишинев) обнаружил в яде жаб лечебные свойства. Так, в разведении 1:1000-1:4000 яд убивает за 15-45 минут в пробирке различных паразитических червей, обитающих в кишечнике животных; он оказывает заживляющее действие на раны. Подопытным морским свинкам вводили сильно разведенный яд жабы, и к 19-му дню опыта раны у них практически заживали полностью, в то время как в контрольной группе площадь ран составляла еще 25 % от первоначальной. Однако яд жаб пока еще не используют в официальной медицине. Введение его в лечебную практику — дело будущего и, может быть, не столь уже далекого.

Еще в 1904 г. академик Н. П. Кравков установил, что яд жаб действует на сердце сходно с дигиталином — сердечным гликозидом, содержащимся в растении наперстянке, широко применяемой в медицине. Молекулы сердечных гликозидоз (как и всех гликозидов) расщепляются на два компонента: дасар — гликон и несахарную часть — агликон. Влияние гликозидов на сердечную деятельность человека обусловлено как раз агликонной частью их молекул. Сходство яда жаб с действующими веществами обусловлено агликоном — буфоталином.

В числе многих химических соединений, обнаруженных в яде жаб, оказались также гормон адреналин и близкие к адреналину вещества: буфотенин и сходный с ним буфотенидин. Содержание адреналина в яде жаб удивительно высокое — 5-7%; в надпочечниках человека его запас вчетверо меньше. Причина столь высокого процента адреналина в яде неизвестна. Однако главным действующим началом яда жабы остается все же буфоталин и буфотоксин.

Случаи отравления людей ядом кожных желез жаб неоднократно наблюдались в различных странах. В Аргентине, по совету знахаря, больной заложил за щеку шкурку, содранную с жабы, чтобы умерить зубную боль. Боль утихла, больной уснул и к утру скончался.


Огненная, или пятнистая, саламандра (Salamandra salamandra)

Загадкой для ученых остается сильнодействующий яд, содержащийся в колумбийской кокоа-лягушке (Colostethus latinasus). Крошечная лягушка достигает всего 2-3 см и весит чуть больше грамма. Испанский врач Посадо Аранго, находясь в 1860 г. у колумбийских индейцев племени Холо, наблюдал, как охотники приготовляли смертоносное оружие. Они насаживали крохотную живую лягушку на тонкую бамбуковую палочку и держали ее над пламенем костра до тех пор, пока лягушка не начинал выделять кожный яд. Количество вещества, получаемое от одной лягушки, достаточно для нанесения яда на кончики пятидесяти стрел. Индейцы охотятся с отравленными стрелами на крупных диких зверей. Можно судить об опасности этих наконечников, если даже малейшая царапина на теле животного приводит почти мгновенно к его смерти. Сами туземцы никогда не берут кокоа-лягушку голыми руками.

Как утверждает сотрудник Фармакологического института немецкой академии наук Р. Глезмер, животное, раненое стрелой с ядом кокоа, погибает в страшных судорогах от паралича дыхательных мышц. Кокоа-яд в 50 раз сильнее столбнячного, токсина, но так же, как и яд кураре, он не действует на пищеварительный тракт.

Из числа бесхвостых амфибий следует остановиться на представителе семейства круглоязычных — краснобрюхой жерлянке (Bombina bombina). Сверху она черно-серого цвета с черными крапинками и двумя зелеными круглыми пятнами на спине, брюхо синевато-черное с большими оранжевыми пятнами. Водится жерлянка в западной и восточной части бывшего СССР, живет преимущественно в стоячих водах с глинистым дном. Вечером и ночью издает монотонные «укающие» звуки. Временами она выходит на сушу.

Будучи застигнутой на земле и не имея возможности спастись бегством, жерлянка принимает «защитную» позу — выгибает голову кверху и складывает передние лапы на изогнутой спине таким образом, что становятся видными бока светлого брюха, а также обращенные кверху светлые ладони передних и подошвы задних конечностей. Так она сидит спокойно иногда несколько минут. Если это не отпугивает врага, заинтересовавшегося жерлянкой, она выделяет из кожи спины похожий на мыльную пену едкий секрет, считающийся более ядовитым, чем кожный яд зеленой жабы. По-видимому, ни одно позвоночное животное не ест жерлянок. Ужи, во всяком случае, их не трогают. М. Физали (Франция) добывала яд слизистых желез, раздражая кожу жерлянки с помощью платинового шпателя и смывая выделившийся секрет водой. Он распространял невыносимо острый запах, вызывал чихание, слезотечение и боль в коже пальцев. Реакция раствора оказалась слабощелочной.


Обыкновенная чесночница (Pelobates fuscus)

Впрыснутый под кожу лягушке яд жерлянки вызывает оцепенение, мышечный паралич, расширение зрачков, ослабление, неправильность дыхания, паралич его и остановку сердца. М. Прошер извлек из кожи жерлянки вещество, вызывающее распад красных кровяных шариков крови, которое он назвал фринолизином.

Из хвостатых земноводных ядовиты также саламандры. Ядовитый сок зернистых желез кожи саламандры пятнистой (Salamandra salamandra) — самандарин является алкалоидом. Мелкие рыбы дохнут в воде, в которую саламандры выпустили свой яд. Попав на язык собаке, яд вызывает смертельное отравление при признаках, сходных с действием яда, введенного под кожу. Смертельная доза яда для 1 кг веса собаки равняется 0,0009 г. Кролики более чувствительны к действию этого яда, чем собаки.

Самандарин в основном действует на центральную нервную систему, первоначально возбуждая ее, а затем парализуя центры продолговатого мозга. Ядовитый сок кожных желез саламандры может защищать ее от поедания некоторыми животными. У ящериц, кусавших саламандр, начинаются конвульсии. Собаки, индюшки и куры ели нарезанных на куски саламандр без всяких последствий, если не считать рвоты, появляющейся иногда у собак.

Яд земноводных при всей его токсичности практически мало опасен для человека, так как никто не станет брать жабу или саламандру в рот, а если и попытается проделать это хотя бы раз, то, наверное, уже не повторит своего опыта, так как почувствует жжение языка и слизистой оболочки рта. Очевидно, поэтому отпадает и вопрос о лечении отравления человека от яда амфибий. Необходимо, впрочем, остерегаться занесения яда земноводных в глаза.

Литература: Е Ф. Ф. Талызин «Ядовитые животные суши и моря». Издательство «Знание», Москва, 1970

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector