0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Военная техника: Как ездить на броне БТР

Гостехнадзор прекращает регистрацию списанных боевых машин по его указанию

В России фактически объявлен запрет на использование списанной военной техники в гражданских целях. Органы Гостехнадзора отзывают регистрацию бронетранспортеров и танков, а уже купленную на аукционах технику не регистрируют. Реставраторы Военно-технического общества, обратившиеся с иском к Гостехнадзору, результата не добились. Проблемы возникли и у военно-патриотического парка «Патриот» Минобороны, где не могут зарегистрировать военные машины, которые планировалось задействовать во время танковых экскурсий. Как выяснил “Ъ”, причиной запретов стала позиция Минсельхоза.

О проблемах владельцев военной техники “Ъ” рассказал президент Военно-технического общества (ВТО) Алексей Мигалин. Речь идет о советских бронетранспортерах (БТР), бронированных разведывательно-дозорных машинах (БРДМ), некоторых видах танков, демилитаризованных и проданных частным лицам. Минобороны регулярно выставляет на продажу машины 1950–1980-х годов выпуска. В марте этого года, к примеру, продавалась мастерская на базе ЗИЛ-131 за 95 тыс. руб., шасси ГАЗ-66 за 16 тыс. руб. ВТО занимается реставрацией техники, участвуя в выставках и автопробегах.

Проблемы начались осенью 2018 года. «Мы отреставрировали БТР-40 1955 года, подали документы на регистрацию, но получили отказ»,— говорит Алексей Мигалин. Кунцевский суд Москвы, куда обратился господин Мигалин, занял сторону истца, однако Мосгорсуд отменил решение в июле 2019 года. Одновременно, рассказывает господин Мигалин, владельцы ранее зарегистрированной техники начали получать из Гостехнадзора письма об отзыве документов. С этим столкнулся, в частности, владелец БРДМ-2 1987 года Алексей Дюков в июле. В письме Гостехнадзора говорится, что регистрация проведена с «нарушениями законодательства», и предлагается сдать номера. «Только в Москве около 3 тыс. человек владеют такой техникой, почти все получили уведомления»,— говорит Алексей Мигалин. ВТО планирует направить в прокуратуру коллективное обращение владельцев техники с жалобами на действия Гостехнадзора. Аналогичная ситуация и в других регионах. В Петербурге в нескольких фирмах, организующих туры на военной технике, “Ъ” подтвердили, что не могут зарегистрировать машины.

Жертвой запретов Гостехнадзора стал и подмосковный военно-патриотический парк «Патриот». Еще в 2014 году глава Минобороны Сергей Шойгу заявлял, что на территории «Патриота» можно будет «поездить, полетать на военной технике». В 2018 году были разработаны три варианты экскурсионных танковых трасс, которые планировалось построить в 2019–2020 годах. Для этих целей, по данным “Ъ”, администрация парка получила из Минобороны семь машин, включая БТР-70, танк Т-62 и МТ-ЛБ (многоцелевой транспортер-тягач легкий бронированный). Парк попытался зарегистрировать танк, но в июне получил отказ, в котором сказано, что это не самоходная машина, а «бронетанковая техника», которую Гостехнадзор регистрировать не может.

“Ъ” направил запрос в парк «Патриот», но ответа не получил. На момент публикации в Минобороны не предоставили ответа на запрос “Ъ”.

Демилитаризованные машины, относящиеся к категории самоходных (бульдозеры, экскаваторы, трактора), регистрируются при наличии «сводных актов, документов, выдаваемых воинской частью», а также документов, «подтверждающих соответствие конструкции транспортного средства требованиям безопасности». Колесные бронетранспортеры, которые по своим характеристикам являются «автомобильной техникой», Гостехнадзор также на учет не ставит.

На вопрос “Ъ” о том, как же раньше военные машины ставились на учет, в Гостехнадзоре пояснили: в 2018 году в ходе ведомственного совещания руководством Минсельхоза указано, что регистрация боевой и специальной техники «недопустима», при этом ранее зарегистрированные машины признаются зарегистрированными «в нарушение законодательства». «Данная позиция была выражена в письме Минсельхоза от 23 октября 2018 года, которое было разослано во все органы Гостехнадзора субъектов»,— пояснили “Ъ” в Гостехнадзоре Москвы. Власти Челябинской области, Санкт-Петербурга и других регионов “Ъ” подтвердили наличие такого документа. “Ъ” направил запрос в Минсельхоз. Там повторили позицию, изложенную в письме и в ответе Гостехнадзора. На вопрос, почему же до совещания техника регистрировалась, в Минсельхозе ответа не дали.

Читать еще:  Советский стиль выживания

Как военные заказы будут конвертироваться в гражданские

Версию выдвинул замдиректора ассоциации производителей спецтехники «Росспецмаш» Вячеслав Пронин, по мнению которого самоходные машины должны иметь сертификат соответствия техрегламенту 2011 года «О безопасности машин и оборудования». «Владельцы списанной бронетехники проверок не проходят и сертификатов не получают,— говорит он.— Органы Гостехнадзора на это раньше закрывали глаза, но теперь обращают внимание. Мы поддерживаем такой подход. На этих машинах потом катают туристов, они выезжают на дороги».

Позицию Гостехнадзора Алексей Мигалин называет ошибочной: и БДРМ-2, и БТР-60 являлись отдельными, самостоятельными военными разработками. Под действие техрегламента такие машины не подпадают, считает он. «Для государства от этого решения — сплошные минусы,— говорит господин Мигалин.— Поскольку технику не регистрируют, мы перестаем платить налоги. Возможно, все это как-то связано со сменой руководства Минсельхоза и новой политикой министерства». Напомним, с мая 2018 года ведомством руководит Дмитрий Патрушев.

Эксперт по регистрации автомобилей Борис Ионов новые запреты раскритиковал. «Если есть спрос на реставрацию, сохранение военной техники, надо разработать требования. Возможно, ввести особые правила, а также условия эксплуатации,— говорит он.— То, что происходит,— не цивилизованный путь. Ощущение, что решение связано с позицией какого-то одного конкретного чиновника».

Иван Буранов; Яна Войцеховская, Санкт-Петербург; Юлия Гарипова, Челябинск

Почему русские десантники ездят на броне, а не внутри машины

Вы наверняка видели фото военнослужащих, сидящих на бронемашинах, а не внутри. На этот счет в интернете ходит масса домыслов и мифов. Ниже мы попытаемся разобраться, почему же солдаты предпочитают открытый верх брони, нежели защищенный салон.

Начнем с того, что такой способ перемещения используется лишь при переездах на небольшие расстояния. На марше солдаты, как и положено, находятся внутри машины, а непосредственно во время боя укрываются за ней, находясь на земле.

БТР — легко бронированная машина и очень уязвима перед современными видами оружия. По сути, броня надежно защищает лишь от огня автоматов и пулеметов (и то не всех).

Если же противник использует более тяжелое оружие, то БТР никак не защитит находящихся внутри него солдат. При этом, быстро покинуть машину всем отделением тоже не так-то просто.

Давайте взглянем поближе.

Кумулятивный снаряд . Броня машины тонкая и никак не защитит от этого оружия. У всех, кто находится внутри шансов на спасение не много, в лучшем случае — тяжелые травмы. Однако сидящим на броне придется ничуть не лучше.

Кстати, есть популярный миф, что снаружи ездят потому, что якобы, когда кумулятивная струя пробивает броню, в заброневом пространстве образуется зона повышенного давления и находящиеся там получают баротравму. Это не правда. Во-первых, давление там не повышается вовсе, а во-вторых, если кто-то находится внутри, то у него куда более серьезные проблемы, чем вероятность получить баротравму.

С фугасами дела обстоят примерно так же. БТР не спасет от взрыва, и неважно, где находятся солдаты: внутри или снаружи.

Остается только стрелковое оружие и здесь тоже не все радужно. Броня у БТРов тонкая и попадания пуль из крупнокалиберных винтовок и пулеметов не выдерживает.

Получается, что бронемашина может защитить находящихся внутри только от легкого стрелкового вооружения.

Но, если солдаты сидят сверху, то и такой защиты они не получают.

Тем не менее, у них есть ряд преимуществ.

Во-первых, это возможность быстро слезть с брони, укрыться за ней или отойти на безопасное расстояние.

Во-вторых, у них хороший обзор и все отделение может наблюдать за происходящим вокруг, благодаря чему есть возможность вовремя заметить противника и среагировать подобающим образом.

К слову говоря, езда на броне — это не только русская «традиция». Так поступали и солдаты США во Вьетнаме и Ираке.

Читать еще:  SkySaver - спасательный рюкзак для эвакуации из горящего дома

А вообще на броне начали ездить еще во Второй Мировой войне на танках. Но тогда это обуславливалось, в первую очередь, повышенной скоростью передвижения. Причем ездили так как на марше, так и во время боя, чтобы быстрее сократить расстояние с противником во время атаки.

Понравилась статья? Поставьте, пожалуйста, ваш лайк и подпишитесь на канал, чтобы не пропустить еще больше интересного об оружии и военной технике в будущем.

Военная техника: Как ездить на броне

Основным транспортным средством в армии является БТР и/или грузовой автомобиль. Конечно, могут быть моменты, когда вас повозят на боевой машине или на танке, но это не основная машина передвижения, поэтому на них изначально советую не строить из себя никого, а присосаться к тому, от чего вас будет не оторвать, свернуться клубочком и доехать до места разгрузки.

Но вернемся к основным транспортным средствам. Итак…

Как ездить на броне БТР

Ехать внутри его не комфортно. Меня в первую поездку мутило так, что я каким-то чудом не заблевал всё его аскетическое убранство. А потом мутило целый день. Повторяю – это может быть в том случае, когда вам придется передвигаться часами.

Поэтому все предпочитают передвигаться на броне. Но не все умеют. Залезая на броню, забудьте все передачи типа «Служу Советскому союзу» и аналоги. БТР — это серьезная машина. Тяжелая. Но несмотря на внушительный вес, может развить достаточную скорость. Причём слово «может» из этого предложения смело выкидывайте. Ездить ваш БТР будет на предельной скорости. Не из-за того, что у вас водитель ас или вас кто торопит, а из-за того, что водитель БОИТСЯ. Это нормальное явление. И не безосновательно. Его поджидают мины и фугасы, которые он желает проскочить, да и попасть по такому из гранатомета сложновато. А конкретно вы в его мыслях фигурировать не будете.

Поэтому извините, но ваша безопасность — она только в ваших руках. А вот как раз рук у вас не будет. Вы ими будете сжимать автомат. И когда начнете сползать с брони, у вас в голове будут две мешающие друг другу мысли: «За что зацепиться?!» и «Как не выронить автомат?!«

Поэтому поделюсь своим опытом.

  • НИКОГДА НЕ РАСПОЛАГАЙТЕСЬ впереди водителя. То, что со временем вы — труп, это 100%. Там не за что зацепиться, и на любой кочке вы улетаете ввысь, и потом оказываетесь под БТРом.
  • Первая поездка на броне ВСЕГДА должна происходить так — вы залезаете на броню и спускаете ноги в центральный люк. Под задницу лучше что-то подложить, чтобы ее не отбить и не застудить. Комфортно так могут ехать три человека, максимум пять.
    Во время обстрела не пытайтесь спрыгнуть внутрь. У всех у вас это не получится. Если во время обстрела БТР продолжает движение, просто откидывайтесь назад, и ни в коем случае не вытаскивайте ноги. Если броня остановилась, то выдергивайте ноги и скатывайтесь на безопасную сторону, и отползайте от брони в безопасное место. Желательно голосовыми командами обозначить себя для окружающих, чтобы вас не забыли в запарке.
  • Самое удобное место — сидеть у башни. Одной рукой можно держаться за пулемет, ногами упираться в поручни. Но это место, как правило, занято командиром. Поэтому выбираем место за ним. Но там надо будет подготовится. Я делал это просто – находил бесхозный брючный ремень и постоянно носил с собой в кармане. При посадке вы продеваете его в технологическую петлю на башне и застегиваете. Теперь при посадке продеваете в ремень руку и безопасно себя ощущаете всю поездку. Ремень на локте надежно вас удерживает от падения и не мешает телу перемещаться. Если вы слетели, вы прижимаете руку к груди и висите на локте. Если вам срочно надо покинуть броню — просто вытягиваете руку. Научил этому простому способу всех товарищей — и наша броня была увешана такими петлями. Из-за нехватки брючного ремня часто использовали старый приводной ремень с любого автомобильного двигателя.
Читать еще:  Куда убежала человечность?

Грузовой автомобиль

  • На грузовых автомобилях самое удобное место – это на колесе за кабиной.
  • На корточках ездить никак нельзя.

Ещё важно про поездки на броне

Если вы на броне и на марше — срать и ссать только с брони. С брони без приказа не прыгать. У нас была ездовая служба — броня могла хоть где встать на обочине. Балбесы спрыгивали поссать на колесо. И приземлялись прямо на мину.

Если вы экипировались перед выездом — сходите и попробуйте в этом спрыгнуть с брони. Возможно, вы поймёте, что многое надо переложить в рюкзак, который потом можно будет взять в броне. Помните, на броне никаких боевых действий вы вести не сможете — или в броне, или рядом. Так что при обстреле есть только три выхода: нырнуть в броню (это если вы сидите и ноги у вас в люке), спрыгнуть с брони и пытаться укрыться за укрытиями, зацепиться на броне и пытаться не слететь с неё (помните — башня на броне вертится).

НЕ ЛЕЗЬТЕ под автомобиль или броню, если вы не водитель этого транспорта.

Если тебя доставляют на броне из «а» в «б» — то залезь в броню и просто сиди. Ездить на броне — это целая наука. Если ты просто хочешь покататься на броне — ты на 50 процентов инвалид. Мне страшно думать, сколько народу покалечилось под БТР. У меня во взводе через неделю один с реснички улетел под БТР. Живой, но всего перемололо.

Могу привести свою статистику по году в Чечне:

  1. Ранение мента при снайперском обстреле подразделения (не спрятался, а демонстративно сидел и читал газету — ранение голени).
  2. Земляк нечаянно застрелил земляка в споре чья очередь выносить мусор.
  3. С моего взвода завалил мента в комендантский час (пошли за водкой к местным и задрались, выстрел наугад, на шум — прямо в сердце).
  4. С моего взвода слетел с брони — стал инвалидом.
  5. С моего взвода: садились на броню, прострелили лёгкое. Автомат был не на предохранителе.
  6. 3 трупа, 8 раненых — заезд камикадзе в подразделение (караул возвращался с развода).
  7. Подрыв на попытке извлечь мину. Наши офицер и солдат. Умерли в госпитале.
  8. 3 убитых — застрелили прямо в зубоврачебном кабинете в больнице.
  9. Ранили нашего офицера (неслаженность подразделений: полковая разведка вставала в дозор на дороге, наша подумали ставят фугас) с их стороны тоже один раненный.
  10. Убили 3 ФСБшников на рынке. В затылок.
  11. Наш сгорел пьяный в траве, когда возвращался домой в Ханкалу.
  12. В бою в живот ранили нашего офицера — скончался в больнице.
  13. При зачистке дома нашей разведкой убит солдат и ранен командир разведки.

И немного о медпомощи и раненых

В запаре, как правило, используют свой жгут — потому что ты на 100 процентов, знаешь где он. Пока ты будешь шариться по товарищу — это ценное время. Я ни разу не видел, чтобы раненого его же жгутом перетягивали, хотя он и находился в пределах видимости.

Всем советую — медицинскую помощь оказывать по возможности ВСЕМ. Особенно противнику. ПРОХОДИТЕ ОБУЧЕНИЕ НА ЧУЖИХ, А НЕ НА СВОИХ.

На фото: Сержант Долгов (справа, без сигареты) со своим товарищем в окрестностях Урус-Мартана (Танги-Чу), 2000 год. Сопровождение милиции «бронёй» и обеспечение безопасности транспортной колонны.

Над группой крови у сержанта сигнальный дым. Однажды спас жизнь, уберёг от боевого захода пары «крокодилов». На груди испанский «выживальщицкий» нож фирмы Aitor, заказанный через каталог QUELLE. Другого не было, а этот оказался по мнению пользователя очень хорошим.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector