0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Страха нет? Страх есть, а вот мозгов нет…

Страха нет? Страх есть, а вот мозгов нет…

«Страха нет…»

Если честно, когда я слышу эту популярную фразу, то у меня начинается реакция как у доктора Геббельса на слово культура — я норовлю схватиться за револьвер.

Представьте себе на минуточку, что вы не чувствуете боли. Совсем, вообще. То есть пролили на ноги кипяток и не чувствуете, на теле образуется ожог за которым надо бы ухаживать и его лечить, а вы не чувствуете? Или, например, у вас разболелся зуб, а вы не чувствуете этого. В итоге вместо того, чтобы его лечить, вы его игнорируете, в итоге воспаление разрастается и перебирается все дальше и глубже, с самыми разнообразными итогами. Как бы нам не было неприятно, боль – это один из самых эффективных сигнализаторов-детекторов в нашей жизни. Она предупреждает нас о том, что что-то не в порядке, что что-то идёт не так. Она же позволяет нам осторожнее выбирать нагрузку, и вообще, понимать наши пределы, позволяя при этом остаться в живых и предотвратить непоправимый вред здоровью.

Со страхом то же самое. Особенно, если мы не говорим о фобиях и прочих крайних проявлениях, которые, конечно же, не являются нормой. Страх – это наш природный сигнализатор, который предупреждает нас о том, что что-то может пойти не так. Он заставляет нас думать о том, как избежать угрозы и подвергнуть свою жизнь наименьшему риску. Недаром бесстрашными называют людей, которые идут туда, откуда любой нормальный (обычный) человек, бежит сломя голову. Однако речь не совсем о том, что эти люди лишены страхов. Дело в том, что чем выше ваш персональный навык выживания (не углубляясь в то, что именно это за навык), тем ниже уровень тревожности в опасной ситуации. А чем ниже уровень тревожности, тем меньше вероятность формирования страха.

Если мы занимаемся чем-то, что в дальнейшем нам придётся использовать в опасных ситуациях, то повышение навыка работает на то, что уровень опасности для нас понижается в силу повышения навыка ликвидации или избегания угрозы. Но страх, он все равно остаётся, разве что не в такой «громкой» форме. Фактически, все зависит от уровня тревожности, вызываемого теми или иными событиями/ситуациями.

То есть одна и та же обстановка в зависимости от навыка и снаряжения (и навыка его применения) может восприниматься нами с разной степенью тревожности и вызывать различный уровень страха. Одно дело идти на вооруженного ружьём человека с голыми руками, а совсем другое – когда у вас тоже есть огнестрел. И точно также многое зависит от того, насколько высок ваш уровень владения своим оружием. Потому как если у вас ствол или нож просто есть, но вы не умеете ими пользоваться, то остается лишь успокаивать себя тем, что вам либо повезет, либо противник тоже не мастер владения своим оружием (что суть то же самое везение).

Фактически, наш страх стимулирует нас к личному развитию и поиску обходных путей. Не будь страха, та же тактика была бы крайне ущербным инструментом, в силу того, что единственное, что мотивировало бы людей в данном случае – сохранение живой силы. Но никак не сохранение жизни по каким-либо иным причинам.

Дело в том, что страх у нас имеет достаточно негативную коннотацию. Страх – это нечто постыдное, позорное и не считающееся нормальным. То, что страх – это, фактически, одна из степеней осторожности, во внимание не принимается. То, что страх – это одна из сторон той же алертности, тоже приходится объяснять. Фактически, если мы не боимся того, что нас могут шандарахнуть по башке в подъезде, то это может быть связано с тем, что:

  1. Человек настолько суров и страшен, что к нему подойти страшно;
  2. У человека настолько хороший и тихий район/дом что можно не бояться;
  3. Человек — идиот.

То есть, либо человек не боится по той причине, что он не верит (точнее предпочитает не верить) в то, что с ним что-то подобное может произойти. Либо же он настолько боится, что предпочитает ничего не делать, следуя логике «не буду ничего делать – со мной ничего не случится». В обоих случаях страх редко приводит к тому, что с человеком что-то случается, либо к тому, что человек себя сам загоняет в фобию.

Так уж получается, что страх, как и любая яркая эмоция и эмоциональный механизм, может быть как конструктивным, так и деструктивным. И коль уж мы рассмотрели деструктивную линию поведения, то есть смысл поговорить и о конструктивной стороне.

Дело в том, что конструктивная сторона страха – это та самая алертность и желание человека что-то противопоставить угрозам из внешнего мира. То есть желание развиваться в определенных направлениях. Хочешь научиться защищать себя? Хорошо, займись собой, выясни, что нужно, чтобы в доме появилось оружие, научись им пользоваться, разберись с тем, что нужно для того, чтобы обеспечить свою безопасность и безопасность дома и близких. Развитие. Которого бы не было, если изначально не было бы немного страха и опасений за свою жизнь. Да, все предпочитают не говорить о страхе, как о чём-то постыдном и неприличном. А ведь страхи – это одна из основополагающих систем, позволяющих создать мотивацию.

Поэтому когда о ком-то говорят как о бесстрашном, то это означает, что либо человек настолько подготовлен и уверен в себе и своих навыках, что идёт туда, куда обычный человек не сунется ни за какие коврижки… Либо человек идиот. И когда говорят что «страха нет«, это значит либо одно – тот, кто это говорит, предлагает научиться чему-то, чтобы страх стал осторожностью, либо может научить чему-то, что позволит сделать мир вокруг менее страшным и опасным для обучающегося. Либо же он пиздобол.

Читать еще:  Девушка застрелила мужа из Desert Eagle для ролика на Youtube

Страх есть всегда. В любой момент и у любого человека. Всегда есть то, чего человек боится, вопрос только в том, насколько он умел, чтобы справиться с пугающей его ситуацией и насколько он замотивирован, чтобы её решить. Именно таким образом получаются герои, которые в одиночку справлялись с превосходящими силами противника, которые творили невероятные вещи на поле боя или просто в экстремальных обстоятельствах. Но всех их объединяет ровно одно – у них есть страх. Они боятся. Просто у них либо есть навыки, либо мотивация не давать страху над собой возобладать. Для них страх – это один из инструментов понимания и своеобразная призма восприятия окружения. Не таким образом, что надо бояться всего, что есть вокруг, а как сделать так, чтоб оно не причинило вреда ни им, ни окружающим.

Высокопарненько в целом получилось, да? Ну, что поделать. Если говорить о страхе как о сугубо скучном медицинском факте, то всё дело в том, насколько много адреналина выбрасывается в кровь и какую реакцию он запускает, а также в том, какой силы будет эта самая реакция. Рассматривая страх с точки зрения стресса, мы сталкиваемся с тем, что уровень стресса всегда зависит от того, насколько происходящее угрожает нашей жизни и здоровью, то есть задействует механизм выживания. И реакция будет тем сильнее, чем неожиданней и внезапней будет эта самая ситуация. То, насколько мы будем к ней подготовлены, также будет влиять на силу и скорость реакции.

И человек, для которого данная ситуация не является чем-то новым, отреагирует куда более спокойно и адекватно, просто в силу того, что количество гормонов, выброшенных в кровь, будет намного меньше, в силу того, что ему надо будет думать о том, что и как реализовать из известных ему навыков, чтобы окончить ситуацию. А человек, у которого ситуация новая и справляться с ней он не обучен или не понимает, получит такую дозу адреналина, что полностью потеряет возможность действовать осмысленно, поэтому будет вести себя согласно той программе, которую в нём инициирует его стрессорная реакция. И тут уж как повезёт, если есть у человека, например, физические данные и его базовая реакция будет «бей», то может быть, ему и повезёт. Впрочем, всё зависит от ситуации и обстоятельств. И точно так же, базовая реакция «замри» или «беги» тоже может спасти ему жизнь. Но тут мы опять уходим в раздел гадания на кофейной гуще.

Ключевой момент в том, что в обоих случаях выброс адреналина будет. Просто разный по силе и объему. И, фактически, мы имеем дело с тем, что это проецирует нам выражение страха. У одного он будет сильный, у другого слабый. Обуславливать это будут всё те же параметры. Факт в том, что страх будет у обоих. Просто у одного он будет конструктивный, а у другого деструктивный. И выводы, которые сделает каждый из людей по итогам ситуации (если ее пережили), будут аналогичные. Либо конструктивные, либо деструктивные.

Механизм страха: как отучить мозг бояться

Объясняем на примере с собакой.

Как работает механизм страха

Представьте, что вы видите бегущую на вас бродячую собаку. В этот момент картинка собаки, звук её бега и прочая сенсорная информация через таламус и кору больших полушарий передаётся в миндалевидное Emotional Learning: Fear and loathing in the amygdala тело — эмоциональный центр мозга.

Структуры мозга. pbs.twimg.com

Это парная структура в глубине мозга, состоящая из нескольких ядер. За страх отвечают два Damage to the Lateral and Central, but Not Other, Amygdaloid Nuclei Prevents the Acquisition of Auditory Fear Conditioning ядра: латеральное и центральное. Латеральное ядро работает как приёмник: принимает информацию от других структур. А центральное — как передатчик: передаёт команды, что делать дальше.

Ваша миндалина решает, что бегущая собака — это опасно, и отсылает депеши в другие структуры мозга:

  • Гипоталамус. Он заставляет надпочечники выбросить в кровь гормоны адреналин и норадреналин, за счёт которых ваше тело готовится к бегству или драке: выступает пот, зрачки расширяются, дыхание учащается, кровь приливает к мозгу и мышцам, замедляется пищеварение.
  • Околоводопроводное серое вещество. Из-за него вы замираете на месте, как олень при свете фар. Казалось бы, реакция бестолковая: лучше бы поискали камень или палку, чтобы отогнать собаку. Но ваш мозг так не считает. Миллионы лет эволюции подсказывают ему, что замереть — выгодная стратегия. Ведь тогда хищник может пройти мимо, а вам не придётся тратить силы на бегство, рискуя оказаться чьим-то обедом.
  • Паравентрикулярное ядро гипоталамуса. Эта структура отдаёт приказ о секреции кортизола — гормона стресса. Он сохраняет энергию, чтобы помочь вам продержаться в опасной ситуации. Кроме того, кортизол позволяет миндалине развернуться по полной: раз ситуация опасная, нужно реагировать на любые пугающие стимулы, а в этом миндалина — мастер.

Допустим, собака действительно оказалась опасной, облаяла вас или укусила. В миндалевидном теле закрепилась прочная связь образа животного и боли от укуса. Теперь вид бегущей на вас собаки будет вызывать страх, даже если это дружелюбный соседский пёс. При этом каждый новый эпизод страха, вызванного собакой, будет укреплять нейронные связи в миндалине и гиппокампе, а вместе с ними и ваш страх перед четвероногими друзьями человека.

Но это не значит, что вы будете паниковать при виде собаки до конца своих дней. За счёт нейропластичности — способности мозга закреплять и ослаблять связи между нейронами — вы сможете избавиться от страха.

Как победить страх

Переучите свой мозг действием

Как мы уже говорили выше, центральное ядро миндалины активно участвует The amygdala в создании страха: оно связывает безопасные стимулы с предположительно опасными и отправляет сигналы в другие структуры мозга. Из-за работы этого ядра соседская собака, которая ни разу вас не кусала, заставляет ваше сердце биться чаще, а ладони — потеть.

В своей книге «Укрощение амигдалы» Джон Арден рассказывает, что центральное ядро может победить другая часть миндалины — опорное ядро краевой полоски. Чтобы активировать его, нужно предпринять конкретные действия, например погладить собаку соседа.

Читать еще:  Журнал "Вестник Выживальщика", 6 выпуск

Кроме того, действие активирует и префронтальную кору. А дальше происходит следующее: сигналы продолжают поступать в латеральное ядро миндалины, но активная префронтальная кора подавляет Stimulation of medial prefrontal cortex decreases the responsiveness of central amygdala output neurons. связь между латеральным и центральным ядрами. В итоге из центрального ядра не выходит никаких команд — страха не возникает.

Если вы хотите избавиться от страха — идите ему навстречу.

Хотите победить боязнь собак — заведите свою или играйте с собакой друга. Префронтальная кора оценит ситуацию и не даст миндалине выражать страх. В итоге образ собаки потеряет маркировку «опасность» и вы перестанете дрожать от её вида.

А вот как долго вам придётся играть с чужой собакой и вернётся ли страх, если вы вдруг увидите бродячего пса, зависит от того, как долго вы боялись.

Сделайте это поскорее

Чем быстрее вы сделаете шаг навстречу своим страхам, тем лучше. Каждый эпизод страха закрепляет нейронные связи в миндалине, так что вам становится всё труднее преодолеть его.

Идеальное время для борьбы со страхом — первая неделя после его закрепления. Учёные из Университета Макгилла выяснили A single standard for memory: the case for reconsolidation. , что забывание страха связано с рецепторами в CP-AMPAR в нейронах латеральной миндалины.

В первые сутки после формирования нового страха число этих рецепторов возрастает, а затем в течение недели возвращается к прежнему количеству. После этого страх прочно закрепляется, бороться с ним становится сложнее.

В эксперименте на мышах учёные определили идеальную схему борьбы со страхом: в первые сутки после его закрепления нужно снова увидеть пугающий стимул, а затем провести работу по отучению от страха. Например, сначала вы смотрите видео со злой собакой, а через полчаса гладите доброго соседского пса.

Видео активирует страх и обеспечит пластичность нейронов, а игра с собакой поможет избавиться от боязни. Однако эта схема работает только в первую неделю, пока рецепторы CP-AMPAR не вернулись к прежнему количеству. Если «просрочить» работу со страхом, полностью избавиться от него будет гораздо сложнее.

Чтобы страх не закрепился, постарайтесь преодолеть его как можно быстрее.

Активируйте префронтальную кору

Поскольку префронтальная кора может подавлять чрезмерную работу миндалины, её активация поможет Dorsolateral Prefrontal Cortex Activation During Emotional Anticipation and Neuropsychological Performance in Posttraumatic Stress Disorder бороться со страхом и тревожностью.

Есть два доказанных способа «включить» этот участок мозга:

  • Заняться спортом. Физические упражнения увеличивают Acute effects of physical exercise on prefrontal cortex activity in older adults: a functional near-infrared spectroscopy study активность префронтальной коры.
  • Медитировать. Медитация увеличивает Acute effects of physical exercise on prefrontal cortex activity in older adults: a functional near-infrared spectroscopy study. количество серого вещества в префронтальной коре и уменьшает Mindfulness meditation training changes brain structure in eight weeks его в миндалевидном теле. Вот почему буддийские монахи такие спокойные: после многих лет практики их миндалевидное тело уменьшилось и перестало пугаться всего подряд. Однако разовая медитация не поможет: для структурных изменений мозга придётся медитировать не менее восьми недель по 40 минут в день.

Помните: медитация и спорт помогут вам бороться с тревожностью, но не избавят вас от уже сложившихся страхов. Это можно сделать, только намеренно поставив себя в похожую стрессовую ситуацию, которая закончится благополучно.

Страха нет? Страх есть, а вот мозгов нет…

Теракт в Алматы: Причины, последствия, выводы, рекомендации

Предновогодняя суета. Задача — выжить

«Страха нет…»

Если честно, когда я слышу эту популярную фразу, то у меня начинается реакция как у доктора Геббельса на слово культура — я норовлю схватиться за револьвер.

Представьте себе на минуточку, что вы не чувствуете боли. Совсем, вообще. То есть пролили на ноги кипяток и не чувствуете, на теле образуется ожог за которым надо бы ухаживать и его лечить, а вы не чувствуете? Или, например, у вас разболелся зуб, а вы не чувствуете этого. В итоге вместо того, чтобы его лечить, вы его игнорируете, в итоге воспаление разрастается и перебирается все дальше и глубже, с самыми разнообразными итогами. Как бы нам не было неприятно, боль – это один из самых эффективных сигнализаторов-детекторов в нашей жизни. Она предупреждает нас о том, что что-то не в порядке, что что-то идёт не так. Она же позволяет нам осторожнее выбирать нагрузку, и вообще, понимать наши пределы, позволяя при этом остаться в живых и предотвратить непоправимый вред здоровью.

Со страхом то же самое. Особенно, если мы не говорим о фобиях и прочих крайних проявлениях, которые, конечно же, не являются нормой. Страх – это наш природный сигнализатор, который предупреждает нас о том, что что-то может пойти не так. Он заставляет нас думать о том, как избежать угрозы и подвергнуть свою жизнь наименьшему риску. Недаром бесстрашными называют людей, которые идут туда, откуда любой нормальный (обычный) человек, бежит сломя голову. Однако речь не совсем о том, что эти люди лишены страхов. Дело в том, что чем выше ваш персональный навык выживания (не углубляясь в то, что именно это за навык), тем ниже уровень тревожности в опасной ситуации. А чем ниже уровень тревожности, тем меньше вероятность формирования страха.

Если мы занимаемся чем-то, что в дальнейшем нам придётся использовать в опасных ситуациях, то повышение навыка работает на то, что уровень опасности для нас понижается в силу повышения навыка ликвидации или избегания угрозы. Но страх, он все равно остаётся, разве что не в такой «громкой» форме. Фактически, все зависит от уровня тревожности, вызываемого теми или иными событиями/ситуациями.

То есть одна и та же обстановка в зависимости от навыка и снаряжения (и навыка его применения) может восприниматься нами с разной степенью тревожности и вызывать различный уровень страха. Одно дело идти на вооруженного ружьём человека с голыми руками, а совсем другое – когда у вас тоже есть огнестрел. И точно также многое зависит от того, насколько высок ваш уровень владения своим оружием. Потому как если у вас ствол или нож просто есть, но вы не умеете ими пользоваться, то остается лишь успокаивать себя тем, что вам либо повезет, либо противник тоже не мастер владения своим оружием (что суть то же самое везение).

Читать еще:  Гибридная война: определение и призыв к действиям

Фактически, наш страх стимулирует нас к личному развитию и поиску обходных путей. Не будь страха, та же тактика была бы крайне ущербным инструментом, в силу того, что единственное, что мотивировало бы людей в данном случае – сохранение живой силы. Но никак не сохранение жизни по каким-либо иным причинам.

Дело в том, что страх у нас имеет достаточно негативную коннотацию. Страх – это нечто постыдное, позорное и не считающееся нормальным. То, что страх – это, фактически, одна из степеней осторожности, во внимание не принимается. То, что страх – это одна из сторон той же алертности, тоже приходится объяснять. Фактически, если мы не боимся того, что нас могут шандарахнуть по башке в подъезде, то это может быть связано с тем, что:

  1. Человек настолько суров и страшен, что к нему подойти страшно;
  2. У человека настолько хороший и тихий район/дом что можно не бояться;
  3. Человек — идиот.

То есть, либо человек не боится по той причине, что он не верит (точнее предпочитает не верить) в то, что с ним что-то подобное может произойти. Либо же он настолько боится, что предпочитает ничего не делать, следуя логике «не буду ничего делать – со мной ничего не случится». В обоих случаях страх редко приводит к тому, что с человеком что-то случается, либо к тому, что человек себя сам загоняет в фобию.

Так уж получается, что страх, как и любая яркая эмоция и эмоциональный механизм, может быть как конструктивным, так и деструктивным. И коль уж мы рассмотрели деструктивную линию поведения, то есть смысл поговорить и о конструктивной стороне.

Дело в том, что конструктивная сторона страха – это та самая алертность и желание человека что-то противопоставить угрозам из внешнего мира. То есть желание развиваться в определенных направлениях. Хочешь научиться защищать себя? Хорошо, займись собой, выясни, что нужно, чтобы в доме появилось оружие, научись им пользоваться, разберись с тем, что нужно для того, чтобы обеспечить свою безопасность и безопасность дома и близких. Развитие. Которого бы не было, если изначально не было бы немного страха и опасений за свою жизнь. Да, все предпочитают не говорить о страхе, как о чём-то постыдном и неприличном. А ведь страхи – это одна из основополагающих систем, позволяющих создать мотивацию.

Поэтому когда о ком-то говорят как о бесстрашном, то это означает, что либо человек настолько подготовлен и уверен в себе и своих навыках, что идёт туда, куда обычный человек не сунется ни за какие коврижки… Либо человек идиот. И когда говорят что «страха нет«, это значит либо одно – тот, кто это говорит, предлагает научиться чему-то, чтобы страх стал осторожностью, либо может научить чему-то, что позволит сделать мир вокруг менее страшным и опасным для обучающегося. Либо же он пиздобол.

Страх есть всегда. В любой момент и у любого человека. Всегда есть то, чего человек боится, вопрос только в том, насколько он умел, чтобы справиться с пугающей его ситуацией и насколько он замотивирован, чтобы её решить. Именно таким образом получаются герои, которые в одиночку справлялись с превосходящими силами противника, которые творили невероятные вещи на поле боя или просто в экстремальных обстоятельствах. Но всех их объединяет ровно одно – у них есть страх. Они боятся. Просто у них либо есть навыки, либо мотивация не давать страху над собой возобладать. Для них страх – это один из инструментов понимания и своеобразная призма восприятия окружения. Не таким образом, что надо бояться всего, что есть вокруг, а как сделать так, чтоб оно не причинило вреда ни им, ни окружающим.

Высокопарненько в целом получилось, да? Ну, что поделать. Если говорить о страхе как о сугубо скучном медицинском факте, то всё дело в том, насколько много адреналина выбрасывается в кровь и какую реакцию он запускает, а также в том, какой силы будет эта самая реакция. Рассматривая страх с точки зрения стресса, мы сталкиваемся с тем, что уровень стресса всегда зависит от того, насколько происходящее угрожает нашей жизни и здоровью, то есть задействует механизм выживания. И реакция будет тем сильнее, чем неожиданней и внезапней будет эта самая ситуация. То, насколько мы будем к ней подготовлены, также будет влиять на силу и скорость реакции.

И человек, для которого данная ситуация не является чем-то новым, отреагирует куда более спокойно и адекватно, просто в силу того, что количество гормонов, выброшенных в кровь, будет намного меньше, в силу того, что ему надо будет думать о том, что и как реализовать из известных ему навыков, чтобы окончить ситуацию. А человек, у которого ситуация новая и справляться с ней он не обучен или не понимает, получит такую дозу адреналина, что полностью потеряет возможность действовать осмысленно, поэтому будет вести себя согласно той программе, которую в нём инициирует его стрессорная реакция. И тут уж как повезёт, если есть у человека, например, физические данные и его базовая реакция будет «бей», то может быть, ему и повезёт. Впрочем, всё зависит от ситуации и обстоятельств. И точно так же, базовая реакция «замри» или «беги» тоже может спасти ему жизнь. Но тут мы опять уходим в раздел гадания на кофейной гуще.

Ключевой момент в том, что в обоих случаях выброс адреналина будет. Просто разный по силе и объему. И, фактически, мы имеем дело с тем, что это проецирует нам выражение страха. У одного он будет сильный, у другого слабый. Обуславливать это будут всё те же параметры. Факт в том, что страх будет у обоих. Просто у одного он будет конструктивный, а у другого деструктивный. И выводы, которые сделает каждый из людей по итогам ситуации (если ее пережили), будут аналогичные. Либо конструктивные, либо деструктивные.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector