0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Спецслужбы: Штази (МГБ ГДР). Как создать полицейское государство

Спецслужбы: Штази (МГБ ГДР). Как создать полицейское государство

8 самых популярных усовершенствований для Glock 17

История выживания: Павел Вавилов. Северный «робинзон»

Tourist in mountain. Element of design.

Неважной информации не существует.

В чём состоит основная задача спецслужб? В противостоянии влиянию других государств. А как это эффективнее всего сделать? А вот на этот вопрос однозначного ответа нет. Кто-то делает акцент на технику и оборудование, кто-то — на высококлассных специалистов. А кое-кто считает, что гарантом государственной безопасности может быть только полное знание обо всех гражданах страны — у кого какие политические взгляды, кто может стать предателем, кто склонен к правонарушениям. Именно этим принципом и руководствовалось Министерство Государственной Безопасности ГДР, или, как его ещё называли в народе, Штази.

Основание

Раздел Германии на ФРГ и ГДР, случившийся в 1945 году, создал великолепные условия для взаимного шпионажа как для НАТО, так и для стран Варшавского договора. И в СССР это понимали прекрасно, поэтому в 1950 году было принято решение о создании Министерства Государственной Безопасности ГДР по аналогии с КГБ. На него возлагалась задача обеспечения разведки, контрразведки и функций тайной полиции. И все эти задачи крайне успешно реализовывались.

Создавалась она на базе организованного ещё в 1947 году «комиссариата-5″ — особого отделения полиции безопасности, который потом трансформировался в службу государственной безопасности (Staatssicherheitsdienst). Руководителем новообразованной Штази был назначен Вильгельм Цайссер, который из-за событий 1953 года (экономико-политическая забастовка рабочих) был вынужден передать управление Эрнесту Волльвеберу. А того уже в 1957 сменил Эрих Мильке.

Но основная сила Штази заключалась не в начальниках и не в кадровых офицерах КГБ, активно обучающих новобранцев. Основной силой МГБ ГДР были, как это ни странно, обычные жители Германии. Немецкая дисциплинированность, разочарование политикой национал-социализма, тяжелые экономические условия и умелая пропаганда — всё это привело к тому, что гражданские лица сами добровольно начинали собирать информацию для контрразведки. Как показала статистика — примерно каждый пятидесятый этим занимался. Поэтому очень скоро Штази уже располагала подробнейшими досье на КАЖДОГО жителя ГДР. Стоит ли говорить, что забрасывать агентов в таких условиях было практически невозможно?

Структура

Структура Штази во многом повторяла структуру КГБ. Причём как на главном, так и на региональных уровнях. Изначально было 5 основных «главков». Первый (Управление А) занимался разведкой, третий — экономической ситуацией, пятый — взаимодействием с госапаратом, культурой, религией и идеологией. Пропагандой, короче. В последствии отделов стало 20, а их спектр деятельности значительно расширился. Был, например, отдел, который рассматривал «заявки на выезд на постоянное место жительства за рубежом». И многих «неблагонадёжных» тупо заворачивали обратно.

Как уже говорилось, Штази обладала региональными филиалами в каждой земле ГДР. Это способствовало более полному охвату территории и эффективному сбору и хранению информации «на местах». При этом данные передавались в центральный архив, где хранилась информация о каждом жителе и госте страны.

Также у Штази была собственная вооруженная охрана — полк имени Дзержинского. В общий сложности, на момент 1989 года, в МГБ ГДР насчитывалось более 90 тысяч официальных сотрудников, а ещё 200 тысяч сотрудничало с министерством неофициально.

Штаб-квартира, в которой потом открыли музей, располагалась в округе Лихтенберг Восточного Берлина.

Успехи

Помимо максимально эффективной контрразведки, Штази известна также и многочисленными успешными внедрениями агентов в большинство руководящих структур ФРГ. Если перечислять самые известные случаи, то:

1963 год. Успешное внедрение ряда агентов в штабквартиру НАТО. Вся информация о деятельности альянса незамедлительно доносилась до МГБ ГДР. Наиболее известный из низ — агент «Топаз» — Райнер Рупп, который работал на разведку с 1968 по 1990 года.

1974 год. Выясняется (с помощью перебежчика из Штази), что работающий в аппарате канцлера ФРГ с 1970 года Гюнтер Гийом является агентом МГБ ГДР и сливает ценнейшую информацию. Также он поспособствовал проведению «вотума доверия» к канцлеру Вилли Брандту, в результате которого тот вынужден был уйти в отставку.

1985 год. Пропадает начальник контрразведки ФРГ Ханс Йоахим Тидге. А потом появляется на территории ГДР, где сообщает, что начал новую жизнь. И пишет диссертацию по деятельности контрразведки ФРГ, сливая ценнейшую информацию.

1987 год. Умирает депутат Бундестага Вильям Бромм. Как выяснилось из архивов, он более 14 лет работал на Штази.

1989 год. Арестован Клаус Курон, курировавший в контрразведке ФРГ работу с агентами-перебежчиками из ГДР. Как оказалось, он уже долгое время работал на Штази и сдавал засекреченных агентов.

1991 год. Да, Штази уже нет, но суды над агентами ещё идут. Обвиняемой стала Габриэлла Гатс, которая занималась составление разведсводок для канцлера Гельмута Коля. Как оказалось, она долгое время сотрудничала со Штази из идейных соображений и именно там решали, что нужно знать канцлеру ФРГ, а что — нет.

Как видите, агенты Штази проникали практически во все властные структуры ГДР. И не только проникали, но и передавали полезную информацию, которой свободно могло пользоваться КГБ и другие дружественные спецслужбы.

Финал

Но в 1989 году, в ходе мирной революции, способствовавшей объединению Германии, здание министерства было окружено и взято в осаду разгневанными гражданами. Сотрудники Штази стали уничтожать архивы, стараясь в первую очередь ликвидировать данные о осведомителях. Честно скажу — похвальная забота о своих внештатных сотрудниках, ведь на «волне народного гнева» многие осведомители (обычные идейные граждане) могли серьёзно пострадать. Как бы то ни было, полностью уничтожить архивы не получилось.

С 1991 года, согласно «закону о документации Штази«, каждый желающий мог получить у «Комиссии Гаука» (организации, куда были переданы архивы спецслужбы) подробную информацию из оставшихся архивов. Да, имена осведомителей оттуда вымарывались, однако в ряде случаев было несложно определять, кто именно «стучал». Многих ждали крайне неприятные открытия.

Тем не менее, Штази была одной из самых эффективных спецслужб мира. Полный контроль на жизнью граждан, огромные ресурсы, широчайшая сеть осведомителей — наглядные признаки классического полицейского государства, не так ли? И, судя по всему, один бывший сотрудник КГБ хочет поглубже ввести некоторые методы МГБ ГДР в жизнь другой страны… Ну, такое ощущение складывается у меня, когда я новости смотрю.

Читать еще:  Как определить метиловый спирт в водке

Человек, который создал «Штази». Настоящая история Эриха Мильке

В октябре 1993 года граждане России пребывали в состоянии шока после расстрела парламента из танков, учиненного президентом Ельциным, и им, откровенно говоря, было не до событий, которые происходили в это же время за рубежом.

А на черной скамье, на скамье подсудимых.

А зря, ибо в эти же дни в немецком суде творился настоящий цирк, на годы опередивший так называемое «басманное правосудие».

На скамье подсудимых находился 85-летний старик, страдавший целым букетом заболеваний, которого обвиняли в преступлении, совершенном в далеком прошлом. Нет, обвиняемый не был нацистским палачом, а наоборот, убежденным антифашистом, участником Движения Сопротивления. Преступление, которое ему инкриминировалось, было совершено в 1931 году, когда нацисты уже рвались к власти в Германии. Старичок, согласно версии следствия, был виновен в убийстве двух полицейских.

Принципиальности германской Фемиды можно позавидовать — 26 октября 1993 года, через 62 года после совершения преступления, старичка приговорили к шести годам лишения свободы.

Если вы думаете, что в ФРГ до сих пор расследуют все уголовные преступления эпохи Веймарской республики, то вы ошибаетесь. Просто властям объединенной Германии необходимо было во чтобы то ни стало осудить этого человека. И если бы не было дела 1931 года, ветерана-антифашиста упекли бы за неправильный переход улицы или громкий звук телевизора, мешающий соседям.

«Штази» придет за тобой, лучше запри дверь

Дело в том, что подсудимым был Эрих Мильке, бывший глава всесильной спецслужбы ГДР «Штази».

Министерство государственной безопасности ГДР, по-немецки Ministerium für Staatssicherheit, которое больше знают по неофициальному прозвищу «Штази», и по сей день на Западе выставляют главным пугалом не только Восточной Германии, но и всего социалистического блока.

Все отечественные описыватели ужасов ВЧК — НКВД — КГБ — ФСБ — жалкие сопляки по сравнению с западными коллегами, до сих пор доводящими обывателей до энуреза рассказами о кознях «Штази», ее тайных тюрьмах и изощренных методах пыток.

Есть только одна проблема: доля правды во всех этих рассказах. Не было у «Штази» ни мрачных могильников с тысячами расстрелянных, ни своего ГУЛАГа. Парни Эриха Мильке работали на сохранение системы социализма усердно, но куда тоньше, нежели подручные товарища Ежова.

Боец коммунистической партии

Человек, имя которого будет прочно связано со «Штази», родился в Берлине 28 декабря 1907 года в рабочей семье. Эриху Мильке, сыну швеи и деревоотделочника, было 11 лет, когда проигравшая Первую мировую войну Германская империя приказала долго жить. Страна скатилась в хаос, вслед за этим наступила нищета, закрепленная кабальными условиями мирного договора, по которому немцам предстояло десятилетиями расплачиваться за поражение.

Веймарская республика с ее порядками не устраивала всех, особенно молодежь. Молодые максималисты уходили либо к правым, примыкая к националистам, либо к левым, присоединяясь к коммунистам. Эриху не было и 14, когда он сделал свой выбор, вступив в комсомол.

К началу 1930-х Мильке был членом Коммунистической партии Германии и репортером партийной газеты «Роте фане». Страсти в стране накалялись. Штурмовики НСДАП Адольфа Гитлера вели охоту на левых активистов, в первую очередь на коммунистов. На эти расправы власти смотрели сквозь пальцы.

Но в команде вождя КПГ Эрнста Тельмана были собраны отнюдь не тряпки. Демонстрации партии охраняли отряды самообороны, составленные из людей решительных и спуску нацистам не дававших. Одним из бойцов такого отряда был и Эрих Мильке.

Выстрелы в Берлине

После падения ГДР немецкие СМИ, описывая этот период жизни Мильке, назовут его «штатным киллером компартии». На самом деле никаких заказных убийств Эрих не совершал. Однако немало штурмовиков Гитлера из числа сбрендивших на почве нацизма обывателей завязали со своим увлечением, однажды повстречавшись на улице с Эрихом.

Полиция Веймарской республики по отношению к коммунистам от нацистов отличалась немногим. Когда коммунистические отряды самообороны давали отпор наци, полиция либо сочувственно стояла в стороне, либо и вовсе помогала штурмовикам. 9 августа 1931 года во время манифестации Компартии Германии полицейский патруль попытался скрутить Мильке и его соратников. В итоге двое полицейских были застрелены, а один тяжело ранен.

На Мильке завели дело, которое после прихода к власти Гитлера завершилось смертным приговором. Молодой коммунист должен был закончить свои дни на гильотине, но добраться до него было не так-то просто. Приговор выносили заочно, так как Мильке, не рассчитывая на справедливое разбирательство, уехал из Германии сначала в Бельгию, а потом в СССР.

Жизнь на грани

В Москве немецкий коммунист окончил Международную ленинскую школу, в которой затем преподавал. В 1936 году вспыхнула гражданская война в Испании, где против республиканского правительства поднял мятеж генерал Франко, поддерживаемый Гитлером.

В составе интербригады под псевдонимом «Фриц Ляйснер» он сражался с фашистами до весны 1939 года, когда республика пала. И опять началась нелегальная жизнь. Эрих перебирался из страны в страну. Осев в Бельгии, он вынужден был бежать оттуда после гитлеровского вторжения. Несколько раз он чудом избегал встречи с гестапо, жил, выдавая себя латыша-эмигранта, участвовал в Сопротивлении. В 1943 году его все-таки арестовали, но, не раскрыв подлинного имени, отправили на строительство оборонительных сооружений. В декабре 1944 года Мильке сбежал на территорию, которую контролировали союзники.

После падения Третьего Рейха он вернулся на Родину. Новой Германии надо было с нуля создавать силовые структуры, и Мильке, занимавшийся обеспечением безопасности коммунистических митингов в 1930-х, стал полицейским инспектором. Когда в октябре 1949 года была создана Германская Демократическая республика, ей понадобилась собственная служба госбезопасности, и Мильке стал одним из тех, кто стоял у ее истоков.

«Товарищ Мильке, хомяк во всем сознался!»

В ноябре 1957 года Эрих Мильке становится министром государственной безопасности ГДР.

Даже те, кто считает «Штази» исчадием зла, признают, что спецслужба Восточной Германии была одной из сильнейших в мире. Мильке создал структуру, которая одинаково успешно обеспечивала стабильность внутри страны и поставляла ценнейшую информацию из-за рубежа.

Офицеры КГБ, работавшие в плотном контакте с коллегами из «Штази», порой вели с ними откровенные застольные беседы. Советские сотрудники внешней разведки заявляли: «Ребята, ваша агентура в ФРГ — супер, но политический сыск внутри страны — настоящая мерзость». На что немцы, распаляясь, отвечали: «Вы не понимаете, в каких условиях мы живем! Если заварится каша, и вы сцепитесь с американцами, мы станем полем боя! Поэтому никакой подрывной деятельности у себя мы не допустим!»

Читать еще:  Ваши действия при ЧС: что делать, если провалился под лед

До сих пор в Германии не знают, сколько было штатных и нештатных осведомителей «Штази». Каждый десятый, каждый пятый, каждый второй? А может быть, и того больше. Когда после падения ГДР были открыты архивы «Штази», члены одной семьи порой узнавали, что были «коллегами», сообщая друг на друга, куда следует.

Тут нужно подчеркнуть, что отношение к подобной практике у немцев несколько иное, чем у нас. Большинство агентов работали на «Штази» не из страха и не ради денег, а из-за любви к поддержанию порядка. Кажется, что до поры, до времени восточные немцы в социализм верили больше, чем жители СССР.

Анекдот эпохи ГДР звучал так: однажды Эрих Мильке отправился на охоту на зайцев. Но день был неудачный, и ему удалось подстрелить только хомяка. Вечером расстроенного шефа обрадовал подчиненный: «Товарищ Мильке, мы допросили хомяка, и он сознался, что является зайцем!»

Кое-что о «жертвах режима»

Шутки шутками, но подчиненные главы «Штази» громили агентуру западногерманской разведки на территории ГДР виртуозно. А задача это была очень непростая, с учетом того, что по обе стороны границы разделенной Германии жили родственники, что для нужд разведки крайне удобная ситуация.

Однажды советскими спецслужбами было установлено, что на Запад идет утечка информации о численности подразделений группы советских войск в Германии. Было понятно, что информатор находится на территории ГДР, но обнаружить его не получалось. За дело взялись оперативники «Штази». Скрупулезная разработка шла долгие месяцы, и все-таки дала результат. Информатором оказалась немка, работавшая на предприятии, занимавшемся поставками продовольствия в советские воинские части. Данные о количестве отгружаемой продукции и местах, куда она отправлялась, женщина пересылала по почте сыну, который жил в ФРГ. Когда фрау задержали, выяснилось, что парня попросили помочь спецслужбы Западной Германии, и он обратился к матери, которая не могла отказать любимому отпрыску. При этом вознаграждение за оказанные услуги было мизерным. В итоге даму осудили на два года, но дело было уже незадолго о падения ГДР, и свой срок она полностью не отбыла. Сейчас же, возможно, члены этой семьи тоже рассказывают о себе как о невинных жертвах «Штази».

«Штази» такое и не снилось

Вне всяких сомнений, Эрих Мильке железной рукой подавлял в ГДР диссидентов и инакомыслящих. При этом как-то умалчивают, что в ФРГ гонения на коммунистов шли на официальном уровне, в 1956 году Компартия была запрещена, а ее активистов судили тысячами.

Если кто-то думает, что в объединенной Германии все обстоит как-то иначе, то он наивный романтик. Из года в год немецкие журналисты вскрывают факты слежки спецслужб за собственными политиками. За представителями левых партий установлен негласный надзор. А в 2013 году Германию потряс грандиозный скандал, когда стало известно, что немецкая разведка BND и Федеральная служба защиты конституции Германии осуществляли тотальную слежку за своими гражданами в интересах США. По данным журнала Spiegel, при помощи специальной программы «X-Keyscore» американские спецслужбы ежемесячно получали данные о пятистах миллионах контактов немецких граждан, включая переписку в интернет-чатах, электронную почту, а также телефонные звонки и SMS-сообщения. Под «колпаком» оказалась даже канцлер Германии Ангела Меркель.

Шума и возмущения было много, однако президент Федеральной службы защиты конституции (фактически — политическая полиция) Ханс-Георг Маасен, с чьего ведома вся частная жизнь немцев оказалась доступной спецслужбам, по-прежнему на своем посту. Глава BND Герхард Шиндлер ушел в отставку в 2016 году, но это никак не было связано со скандалом с прослушкой.

Но как россиян пугают «злодеем Лениным», игнорируя то, что происходило в постосоветский период, так и немцев до сих пор стращают Мильке и «Штази», ничего не говоря о реалиях дня сегодняшнего.

А за что его судить?

В отличие от «железного» Эриха Хоннекера, которого застенки тюрьмы не заставили отказаться от убеждений, Мильке на старости лет такой стойкости не проявил. В октябре 1989 года глава «Штази» лично принял участие в смещении старого друга и соратника Хоннекера, обвинив того во всех смертных грехах.

А уже 7 ноября 1989 года сам Мильке был снят с должности министра, исключён из Политбюро и лишён депутатского мандата Народной палаты ГДР, а еще через месяц оказался в тюрьме, где и встретил конец страны, которой служил.

Пресса Западной Германии предвкушала «второй Нюрнберг», ожидая, что глава «Штази» будет осужден за преследования инакомыслящих, пытки, тайные расправы и прочие преступления.

Но тут случился конфуз — выяснилось, что Эриха Мильке судить вообще-то не за что. С точки зрения законов ГДР он преступлений не совершал. По крайней мере, доказать наличие таковых было крайне сложно. Объявить преступной саму ГДР? Но эта страна была членом ООН, она подписывала массу договоров, в том числе и с ФРГ. Объявление Восточной Германии преступным государством влекло бы за собой такое количество последствий, что немецкие политики схватились за голову и закрыли эту тему.

Пенсионер из Берлина

И тут пригодились материалы дела 1930-х годов, которые, как оказалось, Эрих Мильке хранил в сейфе своего кабинета как сувенир. На их основании его и осудили.

Получилось коряво, потому как судебные органы современной Германии следовали по пути судей Третьего Рейха. Для полноты картины оставалось только притащить из музея гильотину, и отсечь голову главе «Штази». Вне всяких сомнений, нашлось бы немало тех, кто этому бы поаплодировал.

До этого не дошло. В 1994 году все остальные дела, заведенные на Мильке, закрыли по соображениям гуманности, ввиду преклонного возраста и плохого состояния здоровья. Не самый плохой выход в ситуации, когда доказательств нет и не будет. 1 августа 1995 года, также в связи со слабым здоровьем, Эриха Мильке досрочно освободили из заключения.

Он доживал свои дни в Берлине, в скромной двухкомнатной квартире, вместе с женой. Когда весной 2000 года состояние здоровья уже не позволяло находиться дома без постоянного врачебного контроля, Мильке поместили в дом престарелых, где работал его сын.

Дважды Героя ГДР и Героя Советского Союза не стало 21 мая 2000 года. Скромная церемония похорон состоялась на Центральном кладбище Фридрихсфельде, которое еще с начала XX века носит второе название — «Кладбище социалистов».

Кстати, до самой смерти Эрих Мильке получал пенсию как жертва нацизма и ветеран Движения Сопротивления. Как говаривал первый президент России, вот такая, понимаешь, загогулина.

«Штази»: самая мощная спецслужба Восточной Европы

«Штази», Министерство государственной безопасности ГДР, почти треть века наводило ужас на недоброжелателей социализма как в Восточной Германии, так и за её пределами. Спецслужба напрямую влияла не только на жизнь граждан, но и на политику.

Читать еще:  27 ноября - День морской пехоты России. "Там, где мы, там победа!"

Для одних сотрудники этой разведывательной и контрразведывательной структуры стали устрашающими символами тотального контроля над личностью, словно воплотившими худшие страницы антиутопий Оруэлла. Для других — романтическими героями, долгие годы водившими за нос лучших агентов ЦРУ. Чем же были «Штази» на деле?

Охота за архивами

14 декабря 1989 года решением правительства ГДР министерство госбезопасности было ликвидировано. Сама «витрина социализма», как именовала демократическую республику пропаганда, перестала существовать чуть менее года спустя. Тому предшествовали всем известные исторические события: социально-экономический кризис соцлагеря; ослабление его лидера, СССР, в ходе «перестройки»; массовые демонстрации, приведшие к падению режимов Восточной Европы (и хорошо, если после малой крови, как в Румынии, а не после гражданской войны, как в Югославии).

Все последние месяцы, предчувствуя неизбежное, сотрудники «Штази» уничтожали архивы. За 29 лет накопилось так много материалов, что в первоклассных немецких шредерах тупились и ломались ножи. Документы рвали вручную, раздирая пальцы в кровь. Каждый день от офисов МГБ уезжали грузовики на мусоросжигательные заводы. Но, пожалуй, то была единственная задача, с какой бундес-спецслужба справиться не смогла.

В конце 1989 — начале 1990 года, во время «мирной революции», здания Министерства госбезопасности в Берлине и регионах были захвачены рассерженными горожанами. Все стремились добраться до легендарной картотеки, обнародование или уничтожение которой стало вопросом продолжения карьеры (а иногда и сохранения свободы) для очень многих немцев. Ведь, по некоторым утверждениям, в числе сотрудников или осведомителей «Штази» успел побывать каждый четвёртый взрослый житель ГДР. Конечно, такая цифра — во многом плод воображения публицистов, любящих преувеличивать неприглядные стороны коммунистического строя. Впрочем, достоверно известно, что в распоряжении «органов» имелись засекреченные досье практически на каждого совершеннолетнего гражданина республики, не говоря уже о большинстве крупных бизнесменов и политиков капиталистической Европы. На сегодня общая длина стеллажей, где хранятся донесения, аудиозаписи, микрофильмы (и это считая лишь то, что смогли сохранить и расшифровать), превышает 150 километров.

Под надёжной опекой

В одной только Западной Германии действовало около 38 тысяч тайных агентов ГДР. При послевоенной неразберихе, когда многие архивы сгорели в пламени Второй Мировой, а тысячи немцев по понятным причинам скрывали факты своего сотрудничества с нацистами, придумать «благонадёжную» биографию и выдать себя за добропорядочного бюргера было довольно просто.

Именно так поступил Гюнтер Гийом, в 1956 году перебравшийся из Восточного Берлина во Франкфурт-на-Майне. Амбициозный молодой человек вступает в социал-демократическую партию Германии (СДПГ). Делает политическую карьеру. Демонстрируя незаурядные таланты, успешно руководит избирательными кампаниями западногерманских политиков. В 1972 году становится личным помощником федерального канцлера Вилли Брандта. И тот весьма ценит своего референта, не зная, что его блестящие аналитические записки составляются не без помощи лучших умов «Штази», чьим агентом геноссе Гийом состоял с 1950 года. Стоит ли говорить, что секретные документы, с коими по долгу службы имел дело «крот», попадали в распоряжение его восточных кураторов едва ли не раньше, чем на стол главы правительства Западной Германии. Грандиозный скандал, вспыхнувший после разоблачения Гийома в 1974 году, стоил Вилли Брандту отставки с поста канцлера.

Специальные средства

Имеются утверждения, будто агенты «Штази» тайно обрабатывали одежду диссидентов слаборадиоактивными веществами, чтобы в дальнейшем любой гебист, оснащённый портативным счётчиком Гейгера, мог выявить «врагов режима», скажем, на уличной демонстрации.

Хватало и «традиционных» технических средств. Миниатюрные фотокамеры, способные бесшумно снимать сквозь миллиметровое отверстие. Крошечные микрофоны, размещённые в квартирных розетках телефонной сети и прямо по телефонным проводам передающие звук куда следует. Чувствительные диктофоны, спрятанные в шариковой ручке или дамских часиках. И, конечно, всемирно известные служебные питомники немецких овчарок, способных идти по следу многие километры.

По заветам Лаврентия Павловича

Структура «Штази» повторяла советское МГБ (если кто не помнит, до 1954 года так именовалось всесильное КГБ). Немецкая спецслужба состояла из трёх главных управлений: контрразведки; диверсий; и подрывной деятельности.

«Неофициальные сотрудники — наиболее важный фактор в борьбе против классового врага», — гласила инструкция от 1959 года. Этим изящным термином назывались осведомители, стучавшие на знакомых, коллег, порой даже членов семьи. За 29 лет существования МГБ ГДР в его картотеке, только по официальным сведениям, осели данные на 624 тысячи таких «сексотов», около 10 тысяч из которых на момент начала «неофициального сотрудничества» были младше 18 лет. Причём вербовка информаторов далеко не всегда осуществлялась по инициативе органов: многие становились «неофициальными сотрудниками» сами и безвозмездно, искренне желая помочь строительству социалистического строя.

Можно ли подобные надежды считать необоснованными. В Восточной Германии совершалось в 4 раза меньше преступлений на 100 тысяч человек, нежели в Западной. По экономическим показателям на душу населения страна занимала одно из первых мест в мире. Почти на каждых Олимпийских играх 16-миллионная ГДР входила в тройку лидеров, уступая в общемедальном зачёте только СССР и США. Оправдывает ли всё это государственную политику тотального контроля над личностью — решать вам.

Пчёлы против мёда, или Генералы за мир

Следует признать, что во времена «развитого социализма», с 60-х до начала 80-х годов, залогом успеха «Штази» часто выступало подлинное духовное превосходство коммунистических ценностей над западными. Развязанный Америкой десятилетний кошмар Вьетнамской войны, постоянно возникающие в «первом» мире экономические кризисы, наконец, традиционно левые симпатии европейских интеллектуалов создавали благоприятный информационный фон для тайной и явной борьбы идей.

Так, в 1980 году профессор Гамбургского университета Герхард Каде создал межнациональное движение «Генералы и адмиралы за мир», куда вошли высокопоставленные отставные военные различных стран НАТО. Как легко догадаться, ветераны локальных конфликтов выступали за сокращение стратегических вооружений, в частности, американских ракет средней дальности, размещённых на территории ФРГ.

Финансирование «Генералов за мир» осуществлялось некоммерческими организациями, а также личными пожертвованиями гражданских активистов, искренне поддерживавших антивоенные идеи. Однако пламенные пацифистские речи отставных офицеров писали аналитики «Штази», разумеется, в тайне от первых. А либеральный профессор Герхард Каде, как вы понимаете, являлся агентом МГБ ГДР.

Ностальгия по ГДР

В наши дни, после откровений Джулиана Ассанжа и Эдварда Сноудена, инструментарий «Штази» выглядит детскими игрушками. В сущности, история восточногерманской спецслужбы показывает, как даже абсолютный контроль за словами и поступками не в силах ограничить свободу нашего духа. Ибо ни тотальная прослушка, ни мощные пограничные укрепления не помешали тысячам «оззи» бежать из коммунистического Берлина в Западный. И любая тайная полицая бессильна, если недовольство подпитывают реальные причины — неравенство, слабая социальная мобильность, отсутствие гражданских свобод.

Впрочем, многие эмигранты, всё-таки обманувшие агентов «Штази» и вырвавшиеся на «свободу», на самом деле обманули только себя, добровольно заканчивая жизнь алкоголизмом, депрессиями, творческим оскудением, не сумев найти места в вожделенной рыночной экономике. Поскольку реальный, всамделишный Запад порой очень сильно отличался от наших мечтаний о нём.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector