0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Спецслужбы: Национальное агентство разведки Республики Корея

Agentura.ru — Южная Корея — главная

Спецслужбы Южной Кореи

Совет национальной безопасности — National Security Council (NSC)

Министерство национальной безопасности — Ministry of National Defense

  • Части гражданской обороны
  • Береговая охрана
  • Команда обороны и безопасности — The Defense Security Command (DSC)
  • Силы защиты Родины (Региональные боевые части)
  • Национальное агентство полиции
  • Корейские национальные силы полиции — Korean National Police Force (KNP)
  • Морская полиция

Министерство внутренних дел — Ministry of the Interior

  • Национальное агентство разведки — National Intelligence Agency (NIA)

Национальное агентство разведки — National Intelligence Agency (NIA)

Генеральный директор — Лим Дон-Вон

Было образовано 19 июня 1961 года как Корейское центральное разведывательное агентство под непосредственным руководством Высшего Совета Национальной перестройки сразу после военного переворота 16 мая 1961 года. Основной функцией КЦРУ была борьба с северокорейской агентурой и внутренней оппозицией.

Истоки ANSP уходят во времена кресьянской войны Тонхак в 19 веке. Первая относительно современная спецслужба была создана эмигрантским правительством в Шанхае в 1919 году. «Временное правительство республики Корея» в 1919-1945 гг. часто организовывало теракты против японцев.

В течение 1945-48 Южная Корея находилась под американской оккупацией, и американская военнная разведка (the US Army CIC- Counter Intelligence Corps) завербовала несколько тысяч корейцев. Они и стали базой для формирования ROKACIC («KCIC») in 1948. «KCIC» была переименовано в Корейское ЦРУ («KCIA» — по корейски «Чунан Чонбо Гук») после корейской войны, а позднее была переименована в Агентство планирования национальной безопасности «ANSP».

Основная задача этой организации — борьба с северокорейской агентурой и подавление политических оппонентов действующего правительства. По оценке 1995 года, примерно 50% бюджета уходит на борьбу с внутренним врагом и контрразведку, а 50% — на врага внешнего. В 1994 году правительство подписало с оппозицией в Национальной Ассамблее пакт о политическом нейтралитете КЦРУ (с 1981 оно стало называться Агентством по планированию национальной безопасности). Пакт предусматривал неиспользование разведки против легальной оппозиции, и в целом соблюдается.

В 1999 году АПНБ было переименованов Национальное агентство разведки.

Команда обороны и безопасности — The Defense Security Command (DSC)

В 1952 Ри провозгласил военный режим и гаранировал участие военных в политике и деятельности спецслужб. Два военных подразделения — Объединенноекомандование военной полиции (the Joint Military Provost Marshal) и армейский контрразведовательный корпус( the army Counterintelligence Corps (CIC)) стали заниматься отслеживанием политического противника.

В 60-е годы роль Объединенного командования постепенно сошла на нет, в то время как CIC и его наследник — Команда армейской безопасности (theArmySecurityCommand (ASC)) замкнула на себя обеспечение всей внутренней военной безопасности.

Формально Команда обороны и безопасности (The Defense Security Command) была образована в октябре 1977. Это было слияние theASC, подразделений морской безопасности и Центра специальных расследований Военно-воздушных сил. Команда действует под прямым руководством Министра национальной безопасности. В то же время президент имеет право напрямую направлять действия этой спецслужбы.

К концу пятой Республики права Команды вмешиваться в политическую жизнь были сильно ограничены.В октябре 1988 министр национальной безопасности объявил на Национальной Ассамблее, что теперь Команда сконцентрируется на контрразведке, а также противодействии распространения коммунизма, и не будет заниматься расследованием гражданских дел. Позднее из состава Команды был виведен Центр Информации, который отвечал за сбор информации на гражданских лиц внутри страны.

Корейская национальная полиция — Korean National Police (KNP)

Была организована Военным американским правительством в 1945 годк. Формально начала действовать с 1948 года, когда было образовано новое корейское правительство. Полиция была подчинена министерство внутренних дел. Даже после создания вооруженных сил Кореи полиция использовалась для военных операций, в том числе принимала участие в корейской войне. К обычным полицейским функциям KNP также отвечает за подавление бунтов, студенческих демонстраций и других публичных выступлений. Она также выполняет контрразведывательные задачи — действует против разведки Северной Кореи.

Спецслужба Южной Кореи станет Службой внешней безопасности и разведки

Соответствующий план реформирования спецслужбы уже предоставлен на рассмотрение профильного комитета парламента Кореи. Эти намерения вызвали негативную реакцию у политических партий, которые представляют интересы консервативных слоев.

Что НРС, а заодно и военную разведку ждут серьезные изменения после победы на президентских выборах 9 мая Мун Чжэ Ина, было известно давно. Вокруг этих спецслужб вот уже который год бушует громкий скандал о вмешательстве в выборы 2012 года на стороне консерваторов. Под следствием находятся либо арестованы несколько бывших директоров и высших чинов НРС. Если при правлении консервативной Пак Кын Хе расследования вокруг НРС так или иначе сдерживались, то теперь Мун Чжэ Ин, против которого НРС и действовала, пообещал «разобраться со всем раз и навсегда».

В итоге на днях Комитет по реформированию НРС, во главе которой уже встали близкие к Мун Чжэ Ину люди, предоставил на рассмотрение Комитета разведки Национального собрания (парламента) РК план реформирования НРС. Судя по подходу, спецслужбу ждут очень сильные перемены.

Как это часто бывает в Корее, новую эпоху принято символизировать каким-то новым названием. Вот и НРС, согласно плану, собираются переименовать. Теперь она скорее всего будет называться Службой внешней безопасности и разведки (СВБР) Республики Корея.

Впрочем, название хотя и самое броское, но отнюдь не главное направление реформ. НРС, несмотря на свое исключительно «разведывательное» название, на самом деле является аналогом КГБ — она сочетает как функции разведки, так и контрразведки, обладая широкими полномочиями по работе внутри страны. Так как эти полномочия, как теперь выяснилось, активно использовались для вмешательства во внутреннюю политику, преследования инакомыслящих и тех, кто не согласен с линией правительства, то НРС или СВБР собираются их лишить.

Это предполагает запрет на какую-либо работу по линии южнокорейских политических партий, СМИ, ведомств и прочих структур. Если до сих пор в НРС существовали «кураторы», которые регулярно отслеживали работу самых разных организаций, то теперь спецслужбу собираются лишить этого права. По мнению инициаторов реформ, НРС вместо борьбы со спецслужбами КНДР, но под предлогом подобной деятельности стала оказывать давление на журналистов, политиков, общественных деятелей, даже артистов и певцов, кто отваживался критиковать правительство.

В этой связи позиции представителей НРС во разных ведомствах и организациях Кореи будут ликвидированы, а попытки наладить неофициальные контакты на этом направлении будут наказываться по закону. Кроме того, спецслужбу ждут серьезные сокращения в плане численности сотрудников, работающих на внутренних направлениях, а также значительное урезание бюджета. В целом же НРС (или СВБР) собираются вообще лишить возможности вести расследования внутри страны.

Этот план, впрочем, вызвал неоднозначную реакцию в Южной Корее. Партии, которые представляют интересы консерваторов, назвали это подрывом национальной безопасности. В прокуратуре и полиции отмечают, что, хотя реформы НРС после скандала со вмешательством в выборы и неизбежны, но вряд ли стоит контрразведывательные структуры НРС лишать возможности вести собственные расследования, так как в прокуратуре и полиции не до конца смогут заменить борцов со шпионами.

Ожидается, что предложенный проект по реформированию спецслужбы будет очень активно обсуждаться. С другой стороны, представители правящей партии отмечают, что они намерены довести реформы до конца, чтобы положить конец даже самой возможности влияния НРС во внутриполитическую и общественную жизнь страны. Одновременно вопрос о смене названия НРС на Службы внешней безопасности и разведки считается, судя по настроению депутатов, почти делом решенным. Спецслужба 18 лет носила название Национальной разведывательной службы, а теперь, скорее всего, сменит название.

Интересно, что план реформ встретил неожиданное сопротивление со стороны тех, кто хорошо владеет английским языком. Изучив наиболее вероятное новое название спецслужбы, специалисты отметили, что англоязычное сокращение может получиться весьма двусмысленным. Если переводить на английский корейское название, то по логике должно получиться International Security and Intelligence Agency или ISIS. Это сокращение полностью совпадает с широко распространенной англоязычной аббревиатурой террористов ДАИШ (арабское название запрещенной в РФ группировки «ИГИЛ») — ISIS. Некоторые отмечают, что слово «внешняя» можно перевести и как external или foreign, но корейцы для этого чаще всего используют именно international.

Правда инициаторы планы реформирования НРС заверили, что их спецслужба точно не будет иметь двусмысленной англоязычной аббревиатуры. «Во-первых, даже новое название пока еще не утверждено. Во-вторах, после утверждения корейского названия обычно предоставляется официальное англоязычное название, а его пока не было. Понятно, что никто не допустит аналогий по сокращению с ДАИШ, поэтому здесь можно не волноваться», — сказал источник, близкий к экспертам, которые занимались выработкой плана по реформированию НРС.

Ожидается также, что сильные изменения с урезанием полномочий ждут и военную разведку Южной Кореи. Командование оборонной безопасности министерства обороны также уличили во вмешательстве в президентские выборы 2012 года и последующей деятельности, которая запрещена по закону, так что и военной спецслужбе не избежать болезненных перемен.

Спецслужбы: Национальное агентство разведки Республики Корея

Безымянная преданность свободе и истине

Так уж повелось, что люди жизни не представляют без общего врага. И в целях борьбы с этим врагом нужно было объединятся, создавать инфраструктуру, государственность и прочие удобные инструменты контроля, подавления и агрессии. Но наличие врага внешнего не отменяло, при этом, наличие врага внутреннего — просто инакомыслящих, людей, чей взгляд на мир не соответствовал «общепринятому». И государство обзаводилось репрессивным аппаратом.

Иногда, для больше удобства и контроля ситуации, борьбу с внешними и внутренними врагами брало на себя одна организация. Так было и в Республике Корея, в которой на организацию-предшественника Национального агентства разведки взвалили обязанность противодействия коммунистической угрозе как снаружи, так и изнутри. И у них это даже как-то получалось. Но обо всём по порядку.

История создания

1961 год. Стало окончательно понятно, что конфликт между двумя частями некогда единой Кореи переходит из активного военного в поединок разведки и шпионажа. Также стало понятно, что политика «умиротворения агрессора» не срабатывает. Был проведёт государственный переворот и к власти пришли военные, который сразу же активно взялись за работу. Для противостояния активной подрывной деятельности северокорейских диверсантов и пропагандистов создаётся КЦРУ — Корейское центральное разведывательное управление. В 1981 его переименовывают в Агентство по планированию национальной безопасности, а в 1999 — в Национальное агентство разведки.

Насколько эффективными были действия этой организации? Ну атаку спецназа в 1968 они проворонили, как и высадку в том же году десанта, и много позже прорыв с севшей на мель секретной северокорейской подводной лодки. Тем не менее, громких провалов было не так много, поскольку в силу особенностей и сложностей проведения разведдеятельности, агентам пришлось сконцентрироваться на контрразведке.

Структуры и задачи

Основные задачи, возложенные на Национальное агентство разведки заключаются в следующем:

  • Сбор и распространение информации, касающейся коммунистической агрессии, шпионажа, военных действий и деятельности международных преступных группировок как на территории Южной Кореи, так и за её пределами. Этим занимается департамент 1.
  • Защита секретных материалов, разработок, закрытых учреждение и их персонала. Фактически — контрразведка. Возложено на департамент 2.
  • Проведение расследования преступлений, подпадающих под категории нарушения военной тайны и посягательства на национальную безопасность. Активная контрразведка. Департамент 3.
  • Расследование преступлений, связанных с деятельностью сотрудников агентства. Внутренняя полиция. Департамент 4.
  • Планирование и координация работ в сфере разведки и внутренней безопасности. В том числе и взаимодействие с дружественными спецслужбами. Департамент 5.

Но это официально. Неофициально же Национальное агентство разведки интенсивно собирало информацию о гражданах страны. Ну правильно — лучший способ противостоять противнику — знать свои слабые точки. Вот только в отличие от той же Штази, информация частенько пускалась в дело не в интересах государства, а в качестве рычагов неформального воздействия на инакомыслящих. Ну да, крайне активно работал репрессивный аппарат.

Положение сейчас

Угроза со стороны Северной Кореи не уменьшалась никогда. Особенно в последнее время, когда СМИ массово радуют нас фотографиями улыбающегося «Великого вождя» во время тренировочного пуска очередной баллистической ракеты, которая, если бы нормально летала, могла бы доставить Южной Корее кучу неприятностей, возможно даже и ядерных. Так что от своей первоначальной задачи Национальное агентство разведки не отказывается.

Другое дело — борьба с «внутренним врагом». Дело в том, что такой эффективный инструмент очень легко использовать в борьбе против инакомыслящих. На всех «потенциальных врагов народа» была собрана информация, которая, когда это было надо, активно использовалась в политических целях. Устранить конкурента? Легко. Покажем его связи с сочувствующими северокорейскому режиму. Ну или чего по-хуже. Демократия аж выпирает. Свобода совести и слова просто рукоплещет. И подобная картина сохранялась где-то до 1994 года, когда глава Национального агентства разведки объявил, что теперь его подчинённые не будут вмешиваться в гражданские дела, а сосредоточатся исключительно на разведке и контрразведке. И прекратят вмешательство во внутреннюю политику страны.

Тем не менее, разведку продолжают использовать в политических целях. Например, в 2012 году с её помощь. были разосланы миллионы электронных писем, которые прославляли одного кандидата в президенты и очерняли другого. Как об этом догадались? А у кого ещё могла была база данных со всеми электронными адресами граждан Южной Кореи? Так что не любят разведку у себя на родине, очень не любят. Ещё слишком свежа память о репрессивной деятельности и любом подавлении инакомыслия.

Как видите, между действиями спецслужб Северной «тоталитарной» Кореи и Южной «демократической» почти нет разницы. Ведь не зря в восточной культуре есть сказка про воина и дракона с очень интересной моралью — » Пытаясь побороть дракона, постарайся сам не стать драконом». У Южной Кореи это не получилось.

Читать еще:  Воинственные кличи на любой вкус
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector