0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Россиянам разрешат короткоствольное оружие

Мой дом — моя крепость

Россиянам разрешат обороняться короткоствольным оружием

Вице-спикер Совета Федерации России Александр Торшин предложил внести поправки в федеральный закон «Об оружии»: разрешить россиянам хранить короткоствольное оружие (боевые пистолеты и револьверы) и использовать его для самообороны без уголовных последствий. Снять уголовную ответственность предлагается и с лиц, убивших грабителя на своей территории. Соответствующий законопроект будет представлен президенту России Владимиру Путину, а в начале 2013 года внесен на рассмотрение Государственной Думы.

Как пишут «Известия», 24 июля Александр Торшин планирует озвучить свою инициативу перед депутатами Госдумы, сенаторами, членами Общественной палаты, а также представителями «стрелковой общественности». К ноябрю 2012 года, как ожидается, будет готов второй доклад о легализации короткоствольного оружия с пояснениями к потенциальному законопроекту.

В настоящее время закон «Об оружии» разрешает гражданским лицам хранить охотничье оружие, травматические пистолеты с дульной энергией не более 91 джоуля, газовые пистолеты, пневматическое оружие (с дульной энергией не более 25 джоулей), а также холодное клинковое оружие (охотничье или имеющее культурную ценность). Боевые пистолеты и револьверы официально разрешены представителям «военизированных» структур (МВД, Генпрокуратура, Следственный комитет, Вооруженные силы, ФСБ и прочие), а также в качестве служебного оружия (только отечественного производства, с емкостью магазина не более 10 патронов и дульной энергией не более 300 джоулей).

По мнению авторов доклада, попавшего в распоряжение «Известий», легализация «короткостволов» для граждан резко снизит уровень преступности в России. Бандитам просто не захочется связываться с гражданами, если те смогут дать вооруженный отпор. Не секрет, что идею легализации боевых пистолетов и револьверов поддерживают и многие россияне. Сторонники декриминализации «короткостволов» ставят в пример США (где «‘Кольт’ сделал людей равными»), а также республики бывшего Советского Союза. Так, по данным экспертов, в Молдавии после легализации «короткостволов» в 1995 году количество убийств существенно снизилось.

Противники легализации боевого оружия (которых не меньше, чем сторонников), в свою очередь, уверены, что такой законопроект для России попросту опасен. Люди, мол, перепьются и начнут стрелять во все стороны. Отчасти это также справедливо — достаточно вспомнить регулярные инциденты с применением травматического оружия при решении бытовых конфликтов.

Одновременно с легализацией короткоствольного оружия предлагается ограничить оборот «травматики». Такую идею, в частности, продвигает член Федерации практической стрельбы и глава общественной организации «Самооборона» Алексей Рогозин, которого цитируют «Известия». По его мнению, россияне воспринимают травматическое оружие как «игрушку». Другим важным аспектом является целесообразность существования «травматики». Эффективность таких пистолетов ограничена ввиду малой мощности, при этом с ближнего расстояния травматическое оружие представляет собой смертельную опасность.

Несмотря на это, травматическое оружие в России получило широкое распространение. И, учитывая его популярность, можно предположить, что в случае легализации спрос на боевые пистолеты и револьверы среди россиян будет огромным. Потенциальный рынок короткоствольного оружия в России эксперты оценивают в 1,5 миллиона человек (по состоянию на 2012 год). Ежегодный прирост владельцев оружия может составить 10 процентов. При этом объем продаж «короткостволов» в России может превысить 746 миллиардов рублей.

Как может выглядеть новый закон «Об оружии» после легализации «короткостволов», загадывать пока рано. Авторам законопроекта, а затем и парламентариям, предстоит определить типы боевых пистолетов и револьверов, разрешенных для продажи гражданам (включая допустимую дульную энергию, объем магазина или барабана), а также правила получения и ношения «короткостволов».

Для приобретения пятилетней лицензии на «травматику», к примеру, достаточно получить медицинскую справку и написать заявление в районное отделение МВД. После ужесточения законодательства в конце 2010 года «травматику» стали выдавать только после прохождения обучения и сдачи экзамена. При этом при продлении лицензии экзамен на получение оружия надо сдавать повторно. Можно предположить, что требования для получения короткоствольного оружия будут такими же или даже более жесткими.

Другим, и, пожалуй, более важным, вопросом легализации короткоствольного оружия является законодательное определение ситуаций, в которых его можно применять. В настоящее время то же травматическое оружие можно использовать только в рамках необходимой самообороны. То есть в случае прямой угрозы жизни или здоровью обороняющегося. При этом на практике необходимость самообороны зачастую возникает и в случае посягательства на имущество человека или проникновения на территорию его жилища.

«Проход запрещен. Нарушители будут застрелены. Выжившие будут застрелены снова»

Представим себе ситуацию: в квартиру человека (на дачу, в офис, в машину) проникает постороннее лицо. Что это лицо хочет, непонятно — то ли ограбить, то ли убить. В таких случаях вооруженный отпор непрошеному гостю кажется морально оправданным. Тем не менее, в российском законодательстве однозначного трактования подобных ситуаций нет.

Допустим, непрошеный гость будет ранен или даже убит. На практике часто выходит так, что злоумышленника суд признает потерпевшим, а оказавшего сопротивление человека подвергают уголовному преследованию. Но, справедливости ради, бывают и обратные случаи.

Авторы поправок в закон «Об оружии», как пишет «Известия», предлагают закрепить за гражданами право применять оружие в случае проникновения на их территорию. Новая доктрина получила название «Мой дом — моя крепость». Такие правила действуют, к примеру, в США («Trespassers will be shot, survivors will be shot again») и в ЮАР. По южноафриканским законам, человек освобождается от уголовной ответственности, если нарушитель убит на его территории. Если погибший злоумышленник упал «по ту сторону забора», оборонявшегося ждет судебное разбирательство.

Читать еще:  Фотосессия Nuns with Guns: "Монашки с пушками"

С учетом российских реалий (когда преступник вооружен, а законопослушный гражданин — нет), правило «Мой дом — моя крепость», без сомнения, придется по душе большинству россиян. Остается дождаться проработки юридической стороны вопроса: какие действия будут считаться «допустимой самообороной», а какие нет? Можно ли будет отстреливать грабителей только в квартире, или на территории всего дачного участка? А если квартира съемная или непрошеный гость забрался в номер отеля? А если человек живет на лодке или в машине? А если грабят на улице?

Как бы то ни было, для России легализация короткоствольного оружия, как и право защищать свое жилище, остается болезненным вопросом, обсуждать который можно до бесконечности. Остается надеяться, что менять законодательство будут взвешенно и после тщательной консультации с экспертами.

Примерно треть российских чиновников поддерживает легализацию «короткоствола»

Михаил Барщевский о легализации короткоствольного оружия: «Пусть лучше меня судят двенадцать, чем несут шестеро»

Михаил Барщевский, полномочный представитель правительства в Конституционном и Верховном суде Российской Федерации, заслуженный юрист России

Много ли во власти сторонников гражданского оружия? К чему приведет либерализация оружейного законодательства в РФ и чем отличались римские патриции от плебеев? Обо всем этом в интервью «Профилю» рассказал полномочный представитель правительства в Конституционном и Верховном суде Российской Федерации, заслуженный юрист России Михаил Барщевский.

– Михаил Юрьевич, наше государство крайне настороженно относится к вооруженным гражданам. А есть ли в руководстве страны те, кто считает необходимым либерализовать оружейное законодательство, в частности, разрешить россиянам владение пистолетами и револьверами?

– В России мнения по поводу ношения оружия сильно разделились. Часть влиятельных и авторитетных политиков и правоохранителей за разрешение короткоствольного оружия, а большая часть против. Я не претендую на репрезентативную статистику, но, судя по опыту моего общения, где-то приблизительно один к трем.

– Как Вы это объясняете?

– Существует масса иллюзий, например, если мы разрешим «короткоствол», то преступники получат к нему доступ. Что-то я не слышал, чтобы преступники имели проблемы с незаконным приобретением оружия. Все это мне очень напоминает историю середины 90-х, когда у нас в стране развернулась дискуссия по поводу «длинноствола» [речь о праве граждан на приобретение гладкоствольных ружей для самообороны]. Основные аргументы были таковы, что мы — пьяная нация, и все друг друга перестреляем, преступники получат доступ к карабинам и ружьям, и начнется полная вакханалия. В общем, аргументы практически те же, что и сегодня, только уже по поводу короткоствольного. Обращаю внимание, что на сегодняшний день на руках у населения более 6 млн стволов. Преступления с использованием легального длинноствольного оружия составляют тысячные доли процента от общего количества. То есть роста преступности мы не наблюдаем.

– Хорошо, а какой-то положительный эффект от разрешения дробовиков, тогда в 90-е был?

– Многие помнят, как в середине 90-х до разрешения на «длинноствол» грабили коттеджи и дальнобойщиков, а после разрешения эти преступления исчезли из статистики. Ведь зачем лезть в коттедж, если есть огромная вероятность того, что у хозяина ружье? Это очень важный аргумент в пользу разрешения на короткоствольное оружие. Преступник не будет точно знать, что эта худенькая девушка, входящая в подъезд, не имеет в сумочке пистолет, и он сто раз подумает, стоит ли на нее нападать.

Реклама оружейного магазина в Нью-Йорке

EMMANUEL DUNAND / AFP / East News

– Как Вы оцениваете современное российское законодательство в области гражданского оружия и самообороны? Как мы выглядим на фоне других стран?

– Довольно сложно сравнивать российское законодательство и зарубежное, потому что отношение к оружию – это часть национальной культуры. Например, в США чуть ли не в Конституции записано право на ношение оружия, как и право на самооборону. В европейских странах этот вопрос решается по-разному. В Великобритании приблизительно до 1990-го или до 1999 года было разрешено скрытое ношение короткоствольного «огнестрела», а потом его запретили и сразу получили 80-процентный рост уличной преступности.

В Швеции и Финляндии «короткоствол» разрешен, и при этом люди хранят дома автоматы Калашникова, пулеметы и т. д. Уровень преступности там чрезвычайно низкий.

В Израиле большинство террористических актов предотвращается, или террористы уничтожаются на месте гражданским населением. Той частью, которая имеет право на ношение оружия, а право имеют практически все, кто отслужил в армии. Другое дело, что крайне мало людей, кто этим правом пользуется, ведь ношение оружия – дело психологически обременительное.

– А наше законодательство позволяет гражданам эффективно защищать себя, свое имущество, близких?

– Законодательство у нас неплохое, единственное, что, когда пленумом Верховного суда принималось постановление по этой категории дел, я предлагал исходить из тезиса «Мой дом – моя крепость». То есть если кто-то вошел в мой дом с определенными намерениями, я имею право стрелять. Этот принцип действует в нескольких странах, в частности, в США. У нас по этому пути не пошли, а искали компромисс. Превышения пределов необходимой самообороны не будет в том случае, если сама обстановка подразумевала невозможность для лица определить степень опасности.

Читать еще:  Следопытство как необходимый элемент выживания

– Звучит не очень понятно…

– Например, если ночью кто-то врывается в дом, то сама обстановка подразумевает, что человек не может разобраться, насколько это опасно и, в принципе, может действовать.

Противники необходимой обороны исходят из тезиса, что противодействие должно быть адекватно действию. На что я им всегда отвечаю шуткой, что если девушку пытаются изнасиловать, то все, что она имеет право сделать в ответ, это изнасиловать насильника. Ведь получается только так, раз противодействие должно быть равноценно нападению. У нас считается, что если на меня напали с кулаками, то я не могу применить нож, а если полезли с ножами, то не имею права стрелять из карабина. Почему нельзя, если на вас нападают люди с ножами?

– То есть российское законодательство в области самообороны Вас скорее устраивает?

– Наше законодательство меня устраивает на 99%, а вот правоприменительная практика ужасна. Расскажу на примере. Я знаю случаи, когда сажали в тюрьму ребят, защищавших на улице женщину, которую пытались изнасиловать. Парень ударом кулака нанес тяжкие телесные повреждения насильнику. Женщину-то спас, а сам сел. То есть получается, что угрозы-то особо и не было? Таких примеров, к сожалению, довольно много. Поэтому правоприменительная практика у нас зачастую почему-то на стороне преступников, а не на стороне добросовестных граждан, которые отстаивают свое имущество, свое здоровье или жизнь. Тем самым мы не взращиваем гражданское общество. Это последствия патерналистской позиции советской власти. Получается, что вы, граждане, ничего не должны делать, ведь наша милиция нас бережет и все сама за вас сделает. Лично я исхожу из принципа, сформулированного американцами: «Пусть меня судят двенадцать, чем несут шестеро».

– Вернемся к оружию. Идущие сейчас тенденции говорят о закручивании гаек или о либерализации законодательства? Или наблюдаются два разнонаправленных вектора?

– Сейчас нет никакой тенденции, ничего в этой области не происходит. Пару лет назад было жесткое закручивание гаек в отношении травматического оружия. Надо сказать, что совершенно оправданное. Должен признаться, что еще недавно я был сторонником «травматики», но, как известно, каждый меряет на свой аршин. Видимо, многие люди понимают ситуацию не так, как я. Этим видом оружия стали пользоваться во время дорожных разборок, да и вообще направо и налево, не понимая, что это оружие, а не игрушка. «Травматикой» и убивали, и наносили тяжкие телесные повреждения, поэтому и закрутили гайки. С моей точки зрения, теперь есть путь, который даст возможность лицензированно продавать боевой «короткоствол», так как нащупан правильный алгоритм, кому как можно, а кому как нельзя.

– Что Вы думаете об идее разрешить владение «короткостволом» представителям отдельных социальных или профессиональных групп?

– У нас достаточно много оружия есть «на руках». Имеют право на владение судьи, прокуроры, не говоря уже о табельном оружии полицейских, и имеется много наградного. Если Вы заметили, то в судебной статистике с использованием этого оружия совершается одно преступление раз в 10 лет. Причем одно из тех, которое я помню, было дело судьи, который, правда, не применил пистолет, а угрожал им своей секретарше в процессе изнасилования.

– Должны ли существовать какие-то цензы (образовательный, имущественный) при допуске граждан к владению оружием, в частности, короткоствольным?

– С учетом реальности нашей жизни считаю, что психиатр, выдающий заключения о возможности владения оружием, в течение трех лет после выдачи справки должен нести персональную ответственность за последствия действий лица, которому выдал такое разрешение. Переосвидетельствование необходимо раз в три года. Подход должен быть очень жестким. Вот подумайте, когда сотрудники спецназа, например ФСБ, МВД, выходят на пенсию, а ребятам, как правило, по 40-45 лет, то почему им, кому было доверено такое серьезнейшее оружие, не разрешить короткоствольное? Эти люди проверены на психологическую устойчивость, они здоровы психически. Это ребята, прошедшие «огонь и воду». Только представьте, сколько мы получим добровольных волонтеров по охране общественного порядка. Еще мне интересно, почему у нас многие сотрудники правоохранительных органов обязаны сдавать табельное оружие, когда отправляются домой? Да, они не на службе, но врач у нас может оказывать помощь всегда, а полицейский может только руками помахать. Мы кому не доверяем?

– По статистике Росгвардии, доля преступлений с легальным огнестрельным оружием ничтожно мала. Почему государство в лице силовых структур и не только так настороженно относится к владельцам оружия? Постоянно идут разговоры о необходимости усиления контроля над оборотом гражданского оружия и владельцами, введении новых ограничений…

– Я отвечу эзоповым языком. Чем отличались патриции от плебеев в Древнем Риме? Тем, что патриции имели право на ношение оружия, а плебеи нет.

– Может ли либерализация оружейного законодательства привести к негативным последствиям вроде роста преступности или каким-то иным проблемам?

– Да, может, как и рост автомобильной промышленности, который привел к большему количеству трупов на дорогах. Между прочим, очень опасно продавать в магазинах отвертки, вилки и сковородки, потому что с их помощью совершается огромное количество преступлений. Я уже не говорю про топоры. Мы что, после этого запрещаем автомобили и не продаем отвертки? Не оружие является причиной преступления, а человек. Оружие — всего лишь средство.

Читать еще:  Нападение собаки - что делать?

Что будет если завтра в России разрешат короткоствольное оружие?

Ответ на этот вопрос будоражит умы граждан и чиновников не первый год. Одни утверждают, что по стране прокатится волна необоснованного насилия и убийств. Другие думают, что уровень преступности наоборот снизится за счет того, что граждане смогу более эффективно себя защищать. Единого мнения нет. Точный ответ мы, скорее всего, узнаем когда короткоствольное нарезное оружие все-таки войдет в нашу жизнь.

Многие из нас наверняка неоднократно слышали о различных опросах среди населения. Вопрос почти всегда был один: согласны ли Вы со снятием запрета на короткоствольное нарезное оружие (КНО)? Надо отметить, что такие опросы проводили все кому не лень: начиная от серьезных телеканалов и заканчивая мелкими интернет-сайтами и радиостанциями. Официальных опросов (например от Росстата) я не припомню.

Уровень подготовки таких опросов всегда был довольно низок, но цели они достигали всегда. При этом если сравнивать результаты опросов, то цифры у разных организаторов всегда были почти одинаковыми. Это может говорить о том, что в общем эти опросы достигали своей цели.

Условно всех опрошенных можно разделить на несколько обособленных групп:

  1. Те, кто не желает приобретать никакое оружие ни под каким предлогом. Это те кто боятся оружия, предпочитают другие методы самообороны, вообще против всякого оружия и т.д. Это самая большая группа людей. Она составляет примерно 50-60 % опрошенных.
  2. Еще 30 % отвечали, что периодически задумывались о покупке оружия, но до дела так и не дошло по самым разным причинам. Скорее всего это представители первой группы, которые думают о покупке оружия, но никогда его не купят. Исключение могут составлять единицы.
  3. Остальные 20-30 % опрошенных либо уже имели оружие, либо затруднились с конкретным ответом.

Так же из (очень сомнительной) официальной статистики МВД мы знаем, что в нашей стране примерно 5 млн владельцев оружия. Нехитрый подсчет говорит о том, что владельцами оружия в нашей стране являются примерно 3-3,5 % населения. В этой группе находятся все охотники, владельцы служебного оружия, наградного оружия и т.д.

Этот подсчет говорит о том, что среди опрошенных 100 человек оружием владеют от силы 3-4. Это наша реальность. Наше население упорно не желает вооружаться по самым разным причинам. Это плохо, но это правда. А теперь порассуждаем о том, кто купит себе КНО если соответствующий запрет будет снят.

Кто купит пистолет?

Возможно кто-то из граждан первой категории приобретет себе оружие потому, что пистолет давно хотелось, а «резинострел» он за оружие не считал. Да найдутся такие граждане. Им не откажешь в здравом смысле. Они пойдут в магазин и купят себе короткоствол здорового человека, а не курильщика.

Люди из другой категории тоже не отстанут. В магазины пойдут владельцы ОООП, охотники, желающие иметь запасное оружие на охоте, пойдут спортсмены, жаждущие стрелять в тире, пойдут просто граждане, желающие иметь компактное оружие дома или с собой. То есть в одночасье будет продано 1-2, а может и 3 млн пистолетов. При этом не стоит забывать, что это не будут 2-3 млн новых владельцев оружия. Примерно 70% от этой цифры — это будут граждане уже владеющие разным оружием, но желающие приобрести пистолет в свой арсенал. Новоиспеченных владельцев оружия будет просто микроскопическое количество в масштабах страны.

А теперь вернемся к вопросу, заданному в заголовке. Что все-таки будет если завтра в России разрешат короткоствольное оружие?

НИЧЕГО! От слова совсем! Просто на рынке появится новый вид оружия. Люди будут его покупать. Стоит оговориться, что, естественно, сразу появится статистика его применения. От этого никуда не деться. Но ведь для этого оно и покупается гражданами. 5 лет назад для нас чудом-чудным был квадрокоптер. Сейчас это регламентированный законодательством летательный аппарат. А закон на него обратил внимание только потому, что появилась статистика правонарушений и различных несчастных случаев с их участием. Квадрокоптеры запретили? Нет. Их просто подвели под новый закон.

Сейчас количество людей, желающих приобрести КНО настолько мало, что они, купив оружие, физически неспособны натворить что-то в масштабах страны, даже если очень захотят. Те, кто продолжает поддерживать запрет на КНО просто не смотрят в будущее. А в будущем может произойти очень неприятная ситуация. Если завтра граждане (при сохранении запрета на КНО) захотят вооружаться, то они начнут покупать ружья и винтовки. Через 5-10 лет владельцев оружия может быть уже не 5 млн, а, например 15 млн. Как будет выглядеть «обкатка» КНО в обществе если одновременно появятся 4-5 млн новых владельцев пистолетов? А ведь страна может в любой момент попасть в ситуацию когда короткоствол не просто можно будет разрешить, возможно его придется разрешать. Смогут ли власти справиться с внезапным потоком случаев его применения?

Не проще ли сейчас задуматься о будущем и снять запрет? Сейчас игроков за этим столом слишком мало, чтобы они смогли перевернуть стол со ставками. Именно сейчас нужно испытывать новые законы, пока дело не набрало опасные обороты. Потом может быть поздно.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector