0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Про Частные Военные Компании, BlackOps и Родину

Про Частные Военные Компании, BlackOps и Родину

Про Частные Военные Компании, BlackOps и родину…

Хотите понять, зачем ЧВК нужны государству?

Всё просто. Посмотрите старый добрый фильм «Прямая и явная угроза«. Вообще, редкий фильм по Клэнси, который русский человек может смотреть, не кривясь. Просто потому, что там совсем нет русских. Вообще.

Но сегодня не об этом. Сегодня о том, что в фильме для решения задачи «пикантного» свойства были задействованы солдаты армии США. Естественно, всё пошло не так, и они попали в плен. А что означает пленный американский солдат? Только одно — прямое участие США в ситуации. А это ой как не выгодно с точки зрения имиджа на мировой арене. И сколько бы ни говорилось о том, что американцы уже давно о нём не беспокоятся, это не так. Беспокоятся. Иначе бы их военных советников с завидной регулярностью предъявляли бы общественности в самых неожиданных частях света. Сейчас, например, на Украине, или в Бирме.

Но даже не в американцах суть. Этим занимается любая уважающая себя держава. В том числе и наша. То, что в данном случае мы плетёмся в хвосте «планеты всей» — это всего лишь временная ситуация. Думаю, пройдёт пара лет, и мы займём свое место в данной нише.

Не будем вдаваться в подробности древних и лохматых времен. В конце концов, я не специалист по истории древнего мира. Однако, для решения некоторых вопросов правители постоянно прибегали к помощи наёмников. Речь не о тех наёмниках, которым платили, чтобы они работали наравне с регулярной армией и обучали её, а о тех, которые занимались тем, что на современном языке именуется Разведка и Диверсии. Более «модное» название — BlackOps.

Как наиболее красочный пример можно взять пресловутых ниндзя, которые хоть и обладали определенной клановостью, но среди самураев не пользовались уважением не только за «грязные» методы ведения боя, но и за то, что не имели хозяев, и работали на тех, кто больше платил. Как мы все помним, задачи у ниндзя были самые разные. От сбора разведданных до прямой ликвидации.

И в чём было их преимущество? Глупо предполагать, что в войсках тогдашних вождей не было толковых диверсантов. Были. Так почему же их не всегда можно было использовать? Потому что иногда нельзя было светиться.

Если вы думаете, что нынешняя политическая ситуация хоть чем-то глобально отличается от тогдашних самурайских разборок между кланами, то вы сильно ошибаетесь.
Современная политическая карта — это с одной стороны сплошные улыбки, дружеские укоры, и как максимум — игры в суровые разборки. А вот если её перевернуть, то лейтмотив увиденной картины будет один — фига в кармане. Причём, у каждого и для каждого. Нет никакой дружбы, все союзы весьма относительны. И каждый только и ждёт удачного момента, чтобы как можно крепче поднасрать соседу. Причём, поднасрать так, чтобы сосед никогда не узнал о том, кто именно это сделал.

И вот тут мы возвращаемся к «Прямой и явной угрозе». Если приходится забрасывать своих солдат, то так или иначе приходится рисковать тем, что, если их раскроют, то возникнет вопрос — а какого, собственно, хрена солдаты отдаленных США/Германии/Британии/России занимаются какими-то тёмными делами в далёкой от их родины стране? При том, что официально максимум отношения к этой самой «далёкой стране» примерно следующий: «А шо за голос из-под клозетного плинтуса. «

Да и в принципе операции типа BlackOps отличаются тем, что после них принято подчищать хвосты. Причём, полностью. А пускать в расход достаточно дорогостоящий человеческий материал с завидной регулярностью — это немного накладно, да и хлопотно в плане подыскивания потом замены. История с SEAL‘s после «ликвидации Бен Ладена» тому лишнее подтверждение.

Поэтому частные контракторы в данном случае приходятся как нельзя кстати. Учитывая степень компьютеризации современного мира проследить, откуда именно пришли деньги тем или иным наёмникам, довольно проблематично. Тем более, способов запутать тех, кто будет искать, достаточно.

В конце концов, опыта по части использования «третьих лиц» для решения политических вопросов у руководства как нашего, так и иностранного, не занимать. Тот же приснопамятный Боб Денард любил говаривать, что вопрос смены правительства — это всего лишь вопрос цены. И при этом фамилия, имя и место проживания заказчика его не волнуют.
Точно таким же принципом руководствовались и прочие «псы войны» во все времена. По большому счёту, сейчас это не сильно изменилось, и как всегда в таких вопросах — интересует только сумма, которая упадёт на счёт компании. И да, это волнует только руководство компании. В случае применения сотрудников ЧВК в качестве исполнителей «чОрных дел», самих операторов стараются как можно дольше держать в неведении о степени «чистоты» выполняемой ими работы.

В конце концов, погибшие наёмники будут проблемой той компании, которой они принадлежали. А страна, в которой организация зарегистрирована, всегда может откреститься от своих граждан по принципу:

— У нас страна свободных и смелых!
(с) х/ф «Стрелок»

И вообще, их совершенно не касаются дела какой-то там очередной конторы, которая просто открыта на их территории. Нет, конечно, в случае чего они сделают а-та-та и ай-яй-яй. И может даже кого-нибудь посадят, а контору закроют. Но скорее всего, не дойдёт и до этого.

Вспомните историю с приснопамятным BlackWater, которые весело, just for lulz, давили и отстреливали мирных иракских граждан, а один и по вовсе по синьке застрелил Иракского министра чего-то там. Чем это кончилось для BlackWater, все помнят? … Тем, что сейчас они называются Academi и являются крупнейшим подрядчиком в разделе подготовки военных и полицейских кадров. Причём, не только для США. И как вы думаете — волнует ли правительство США, какие именно кадры, с какими навыками, для какой страны и каких целей готовит эта организация? Волнует, конечно, но постольку поскольку — лишь бы они не навредили собственным интересам США.

Точно такая же ситуация происходит и на рынке, где оперируют те компании, которые занимаются активным участием в конфликтах. Пример того же DynCorp об этом свидетельствует более чем ярко. И что? И ничего — DynCorp как занимали свою нишу на этом рынке, так и занимают.

Историй с грязной развязкой, в которых участвовали ЧВК, более чем достаточно. То, что они неизвестны широкой общественности — лишь признак того, что за этими делами стоит нечто большее, чем просто коммерческие интересы.

За этими историями стоит государство (какое именно — надо разбираться в зависимости от конкретного примера). Но вот напрямую привязать это государство к произошедшим событиям не получится. А почему? Потому что найденный в зоне конфликта на территории независимого государства труп, например, фенотипического русского, проверка которого покажет, что он не только по морде русский, но и по паспорту, никак не доказывает причастности России к происходящим в стране странностям. Особенно если данный труп при жизни не состоял в рядах доблестной триколорознаменной армии.

Читать еще:  8 советов, как уцелеть в толпе

А если выяснится, что покойный, пока дышал, работал на ЧВК, зарегистрированную на Мальте, но при этом состоящую целиком из российских граждан — это тоже ни к чему не приведет. Мало ли кто дал заказ, в ходе которого гражданин России из живого стал мертвым, причём на территории чужого государства. А реального заказчика может не знать и руководство компании. Длинная цепочка подставных лиц приведет следователей куда угодно, но никак не к тому, кто заказывал музыку.

А между тем, гражданин выполнял задачу, поставленную в далеком от Мальты кабинете в Москве, где-нибудь в СВР или еще каком-нибудь неведомом нам АБВГДЁЖ. И об их роли и участии в проведённой операции никто не узнает, и привязать, а уж тем более — доказать их причастность будет невозможно.

Вот и получается, что сейчас ЧВК занимают место армии в вопросах участия и силового обеспечения. В конце концов, обходить все запреты на тяжелое и особо хитрое вооружение и оборудование они научились уже давно.

А вот доказать через их участие в конфликте причастность той или иной страны уже проблематично. Предполагать и строить версии можно какие угодно и сколько угодно, но прямых доказательств — фиг вам. А учитывая, насколько это запутанное дело — большая политика, без доказательств предъявлять нечего.

Так что приватизация BlackOps сейчас идет полным ходом, уже не на уровне независимых «диких гусей», а на уровне серьезных корпоративных интересов.

Африка – родина ЧВК. Иностранные наемники в войнах чёрного континента

По улицам жаркого южного города едут джипы с хорошо вооруженными людьми. Суровые мужчины в военной форме разительно отличаются от местных солдат – они «белые». Но это — не миротворцы и не второе пришествие колонизаторов. Частные военные компании давно и широко востребованы на африканском континенте. В какой-то степени Африку даже можно считать родиной ЧВК в их современном виде. Именно эпоха деколонизации и многочисленных национально-освободительных и гражданских войн в африканских странах и создала колоссальный спрос на зарубежных наемников, которые в силу опыта и наличия воинских профессий были куда более боеспособны, чем собственно африканские военнослужащие.

Начиная с 1950-х – 1960-х гг. правительства молодых африканских государств стали приглашать на службу иностранных военных специалистов – как отдельных частных лиц, так и организованные иностранцами военные компании. К услугам наемников африканские лидеры обращались охотно по нескольким причинам.

Во-первых, иностранные наемники были подготовлены куда лучше собственно африканских военнослужащих, имели большой опыт участия в боевых действиях в самых разных уголках планеты. Так, среди наемников, прибывавших в Африку в 1950-е – 1070-е годы, было много ветеранов Второй мировой войны, различных колониальных конфликтов. Многие из наемников имели качественное военное образование, некоторые в прошлом были старшими офицерами регулярных армий различных государств.

Во-вторых, к частным военным компаниям, не связанным трайбальными отношениями и не вписывавшимся в клановые схемы африканских обществ, всегда было больше доверия. Многие африканские диктаторы предпочитали комплектовать личную охрану именно из иностранных наемников, которым доверяли куда больше, чем соплеменникам.

Наконец, европейцы и американцы, служившие в частных военных компаниях, всегда были более дисциплинированными и ответственными воинами, чем собственные солдаты. Советская пресса в то время рисовала портреты наемников в очень негативных красках, однако в действительности иностранные «солдаты удачи», служившие в Африке, хотя и не были «мальчиками-одуванчиками», но все же значительно уступали в «отмороженности» и криминальных наклонностях местным солдатам и офицерам, даже служившим в правительственных войсках и полицейских формированиях.

Вторая половина ХХ века наполнена многочисленными примерами участия иностранных наемников в африканских войнах. Фактически без них не обходился ни один крупный африканский конфликт. Несколько командиров наемников второй половины ХХ века стали настоящими легендами времен Холодной войны. Майкл Хоар, Жан Шрамм, Боб Денар – эти имена навсегда вписаны в историю постколониальных войн на Африканском континенте. Майкл Хоар, бывший майор королевских бронетанковых войск Великобритании, ирландец по национальности, после ухода в отставку жил в Дурбане, работал бухгалтером, но затем вернулся к воинской профессии. Война в Конго на стороне Моиза Чомбе, попытка переворота на Сейшельских островах сделали Хоара, известного под прозвищем «Сумасшедший Майк», одним из самых знаменитых наемников мира. Бывший бельгийский плантатор Жан Шрамм ушел в джунгли после того, как его плантацию разгромили сторонники Патриса Лумумбы. С этого времени он посвятил свою жизнь участию в различных локальных войнах.

Но самым знаменитым наемником был Боб Денар – бывший военнослужащий ВМС Франции, участник Индокитайских войн, а затем сотрудник полиции во Французском Марокко. Карьеру «дикого гуся» Денар начал тоже во время войны в Конго против сторонников Патриса Лумумбы. Десять лет, с 1968 по 1978 годы, Боб Денар прослужил военным советником президента Габона Омара Бонго. В это же время Денар продолжал участвовать в разных конфликтах – португальском вторжении в Гвинею в 1970 году, попытке сепаратистов Биафры отсоединиться от Нигерии, попытке военного переворота в Бенине в 1977 году. Денар участвовал в военном перевороте на Коморских островах, где обосновался на целых пятнадцать лет, став командующим президентской гвардией, приняв ислам и получив новое имя Саид Мустафа Маджуб.

Гражданская война в Конго стала одним из первых примеров масштабного использования иностранных наемников в Африке во второй половине ХХ века. После того, как в 1960 году была провозглашена политическая независимость бывшего Бельгийского Конго, в стране начался конфликт между премьер-министром Патрисом Лумумбой, придерживавшимся левых взглядов и считавшимся просоветским политиком, и его оппонентом прозападным Моизом Чомбе, который провозгласил независимость провинции Катанга – самого перспективного региона Конго, в котором были сосредоточены основные природные ресурсы страны и проживало многочисленное европейское население. В Катанге Чомбе провозгласил себя президентом и сформировал вооруженные силы – жандармерию, в которую пригласил несколько сотен бельгийских офицеров и унтер-офицеров. На службу Катанге и поступили многочисленные белые наемники со всего мира, включая Майкла Хоара и Боба Денара. Отряд под командованием Майкла Хоара, укомплектованный европейскими наемниками и летчиками из числа кубинских «контрас», в 1965 году противостоял отряду кубинцев под командованием Эрнесто Че Гевары, который прибыл на помощь конголезским революционерам.

Второй известный пример участия наемников в африканских конфликтах – война в Анголе. Если на стороне просоветской партии МПЛА воевали советские военные инструкторы и специалисты и многочисленный кубинский военный контингент, то прозападное движение ФНЛА Холдена Роберто и оппозиционное движение УНИТА Жонаса Савимби привлекли на помощь европейских, родезийских и южноафриканских наемников. На стороне ФНЛА воевал отряд печально знаменитого Костаса Георгиу (1951-1976) – бывшего капрала британского парашютно-десантного полка, грека-киприота по национальности. Несмотря на молодые годы, Георгиу был очень непростым парнем. Во время службы в британском парашютно-десантном полку капрал участвовал в ограблении почтового отделения.

Читать еще:  Ядерная катастрофа в США: Обрушение Хэнфордского комплекса

Естественно, на этом официальная военная карьера Георгиу закончилась – он провел два года в тюрьме, был досрочно освобожден, а затем завербовался в ФНЛА, взяв псевдоним «полковник Тони Каллэн». Георгиу сформировал собственный отряд, костяк которого составили его друзья – сослуживец по парашютно-десантному полку Ник Холл, подельник по ограблению почты Майкл Уайнхауз и двоюродный брат сожительницы киприот Чарли Христодолу по прозвищу «Чарли Дробовик». Нику Холлу присвоили звание майора, а Уайнхауз и «Дробовик» стали капитанами армии ФНЛА. Благодаря вербовке в Великобритании вскоре отряд пополнился сотней европейских наемников, преимущественно – бывших британских парашютистов. В армии ФНЛА отряд Георгиу оказался самым боеспособным подразделением, которое выполняло наиболее сложные задачи.

Лидер ФНЛА Холден Роберто называл Костаса Георгиу человеком феноменального мужества. Первое время отряд Георгиу сражался очень эффективно, однако затем качество личного состава ухудшилось. Вместо бывших парашютистов в Анголу стали прибывать безработные и любители легких денег, никогда не служившие в армии и отказывавшиеся идти на передовую. Это очень раздражало и без того агрессивного и жестокого Георгиу, который стал безжалостно расстреливать не только пленных противников, но и своих подчиненных. В феврале 1976 г., после разгрома ФНЛА, Георгиу попал в плен, а 11 июня 1976 года в Луанде начался процесс над наемниками – 13 гражданами США и Великобритании. 10 июля 1976 года Костас Георгиу, Эндрю Маккензи, Дэниэл Фрэнсис Герхарт и Джон Дерек Баркер были расстреляны по приговору суда.

В 1990-е годы иностранные наемники принимали участие в многочисленных гражданских войнах на Африканском континенте. В это же время африканские правительства и транснациональные корпорации стали еще более активно привлекать частные военные компании для охраны важных объектов, в том числе политических лидеров, транспортных магистралей, месторождений полезных ископаемых. Африканским военным ни собственные лидеры, ни транснациональные корпорации не доверяют, зная их уровень подготовки, а главное – склонность к участию в различных авантюрах и коррумпированность.

Сейчас африканский рынок услуг безопасности – лакомый кусок для частных военных компаний из различных стран. В Африке присутствуют американские, французские, китайские, русские и даже украинские частные военные компании. В 1989-1998 гг. одной из самых мощных частных военных компаний, действовавших в Африке, была Executive Outcomes, которую создал бывший подполковник южноафриканской армии Эбен Барлоу.

Костяк служащих ЧВК составляли буры – белые южноафриканцы, которых после прихода к власти черного большинства быстро выдавили из армии и полиции ЮАР. Executive Outcomes в 1995 г. предотвратила попытку переворота в Сьерра-Леоне, вернув правительству страны контроль над алмазными месторождениями. В 2015 г. Эбен Барлоу создал ЧВК STEPP, которая тренирует военнослужащих правительственных войск Нигерии.

Британская компания Sandline International, созданная Саймоном Манном и укомплектованная бывшими британскими военнослужащими, существовала с 1994 по 2004 гг., отметившись участием в гражданской войне в Сьерра-Леоне. Вашингтон уделяет особое внимание поддержке американских частных военных компаний в Африке, рассматривая их как инструмент утверждения американского военно-политического влияния и одно из главных препятствий проникновению конкурирующих государств на Африканский континент. AFRICOM (Африканское командование армии США) благодаря присутствию в Африке частных военных компаний обладает возможностью более оперативного реагирования на разнообразные вызовы. Если использование регулярной армии за пределами США требует многочисленных разрешительных процедур на уровне Конгресса, то применять частные военные компании для защиты американских интересов гораздо проще.

На Африканском континенте активно действуют и русские ЧВК «РСБ-Групп», Moran Security Group и некоторые другие. По данным СМИ, сейчас русские ЧВК активно работают в Центральноафриканской республике, Южном Судане, Ливии. «РСБ-Групп» (также «Российские системы безопасности» имеет представительство в Сенегале и занимается разминированием объектов в африканских странах, сопровождением судов с целью их охраны от нападений пиратов.

Еще в 1990-е годы на Африканском континенте стали появляться первые украинские наемники. Сначала это были летчики, затем к ним прибавились специалисты и других воинских специальностей. Сейчас украинские частные военные компании пытаются освоить рынок профильных услуг в ряде африканских стран. Так, по данным СМИ украинская ЧВК Omega Consulting Group недавно открыла свое представительство в Буркина-Фасо. Активно действуют в Африке и наемные военные специалисты из Сербии, Хорватии, Боснии и Герцеговины, в том числе имеющие опыт участия в югославских войнах.

В последние годы все более активно заявляет о себе на рынке военных услуг и Китай. Известно, что сейчас КНР запускает свою военную базу на территории маленькой восточноафриканской страны Джибути, где уже есть базы целого ряда европейских стран. Но кроме официальной военной базы, на которой будут служить военнослужащие НОАК, в Африке находятся сотрудники китайских частных военных компаний. Они выполняют задачи по охране объектов китайского бизнеса на континенте. Впрочем, учитывая специфику политической системы Китая, понятно, что все китайские ЧВК являются филиалами НОАК. Личный состав китайских частных военных компаний укомплектован бывшими армейскими и полицейскими спецназовцами – профессионалами высокого класса, которые вполне могут составить достойную конкуренцию американским, южноафриканским и европейским коллегам.

Частные военные компании и их сотрудники – от владельцев и руководителей до рядовых бойцов – работают на Африканском континенте в коммерческих целях. Они участвуют в самых разнообразных конфликтах, нередко выполняют весьма неприглядные задачи, но нельзя не отметить, что в определенном смысле присутствие частных военных компаний способствует и реальному обеспечению порядка в африканских странах. Так, частные военные компании защищают бизнес от нападений бандитов, обеспечивают безопасность морских перевозок от пиратов, охраняют месторождения природных ресурсов и предприятия. Наконец, частные военные компании вносят свой вклад в борьбу с международным терроризмом, различными радикальными группировками.

Про Частные Военные Компании, BlackOps и Родину

Хотите понять, зачем ЧВК нужны государству?

Всё просто. Посмотрите старый добрый фильм «Прямая и явная угроза«. Вообще, редкий фильм по Клэнси, который русский человек может смотреть, не кривясь. Просто потому, что там совсем нет русских. Вообще.

Но сегодня не об этом. Сегодня о том, что в фильме для решения задачи «пикантного» свойства были задействованы солдаты армии США. Естественно, всё пошло не так, и они попали в плен. А что означает пленный американский солдат? Только одно — прямое участие США в ситуации. А это ой как не выгодно с точки зрения имиджа на мировой арене. И сколько бы ни говорилось о том, что американцы уже давно о нём не беспокоятся, это не так. Беспокоятся. Иначе бы их военных советников с завидной регулярностью предъявляли бы общественности в самых неожиданных частях света. Сейчас, например, на Украине, или в Бирме.

Но даже не в американцах суть. Этим занимается любая уважающая себя держава. В том числе и наша. То, что в данном случае мы плетёмся в хвосте «планеты всей» — это всего лишь временная ситуация. Думаю, пройдёт пара лет, и мы займём свое место в данной нише.

Не будем вдаваться в подробности древних и лохматых времен. В конце концов, я не специалист по истории древнего мира. Однако, для решения некоторых вопросов правители постоянно прибегали к помощи наёмников. Речь не о тех наёмниках, которым платили, чтобы они работали наравне с регулярной армией и обучали её, а о тех, которые занимались тем, что на современном языке именуется Разведка и Диверсии. Более «модное» название — BlackOps.

Читать еще:  Современные средства первой помощи - развенчание мифов на личном опыте

Как наиболее красочный пример можно взять пресловутых ниндзя, которые хоть и обладали определенной клановостью, но среди самураев не пользовались уважением не только за «грязные» методы ведения боя, но и за то, что не имели хозяев, и работали на тех, кто больше платил. Как мы все помним, задачи у ниндзя были самые разные. От сбора разведданных до прямой ликвидации.

И в чём было их преимущество? Глупо предполагать, что в войсках тогдашних вождей не было толковых диверсантов. Были. Так почему же их не всегда можно было использовать? Потому что иногда нельзя было светиться.

Если вы думаете, что нынешняя политическая ситуация хоть чем-то глобально отличается от тогдашних самурайских разборок между кланами, то вы сильно ошибаетесь.

Современная политическая карта — это с одной стороны сплошные улыбки, дружеские укоры, и как максимум — игры в суровые разборки. А вот если её перевернуть, то лейтмотив увиденной картины будет один — фига в кармане. Причём, у каждого и для каждого. Нет никакой дружбы, все союзы весьма относительны. И каждый только и ждёт удачного момента, чтобы как можно крепче поднасрать соседу. Причём, поднасрать так, чтобы сосед никогда не узнал о том, кто именно это сделал.

И вот тут мы возвращаемся к «Прямой и явной угрозе». Если приходится забрасывать своих солдат, то так или иначе приходится рисковать тем, что, если их раскроют, то возникнет вопрос — а какого, собственно, хрена солдаты отдаленных США/Германии/Британии/России занимаются какими-то тёмными делами в далёкой от их родины стране? При том, что официально максимум отношения к этой самой «далёкой стране» примерно следующий: «А шо за голос из-под клозетного плинтуса. «

Да и в принципе операции типа BlackOps отличаются тем, что после них принято подчищать хвосты. Причём, полностью. А пускать в расход достаточно дорогостоящий человеческий материал с завидной регулярностью — это немного накладно, да и хлопотно в плане подыскивания потом замены. История с SEAL‘s после «ликвидации Бен Ладена» тому лишнее подтверждение.

Поэтому частные контракторы в данном случае приходятся как нельзя кстати. Учитывая степень компьютеризации современного мира проследить, откуда именно пришли деньги тем или иным наёмникам, довольно проблематично. Тем более, способов запутать тех, кто будет искать, достаточно.

В конце концов, опыта по части использования «третьих лиц» для решения политических вопросов у руководства как нашего, так и иностранного, не занимать. Тот же приснопамятный Боб Денард любил говаривать, что вопрос смены правительства — это всего лишь вопрос цены. И при этом фамилия, имя и место проживания заказчика его не волнуют.

Точно таким же принципом руководствовались и прочие «псы войны» во все времена. По большому счёту, сейчас это не сильно изменилось, и как всегда в таких вопросах — интересует только сумма, которая упадёт на счёт компании. И да, это волнует только руководство компании. В случае применения сотрудников ЧВК в качестве исполнителей «чОрных дел», самих операторов стараются как можно дольше держать в неведении о степени «чистоты» выполняемой ими работы.

В конце концов, погибшие наёмники будут проблемой той компании, которой они принадлежали. А страна, в которой организация зарегистрирована, всегда может откреститься от своих граждан по принципу:

У нас страна свободных и смелых!
(с) х/ф «Стрелок»

И вообще, их совершенно не касаются дела какой-то там очередной конторы, которая просто открыта на их территории. Нет, конечно, в случае чего они сделают а-та-та и ай-яй-яй. И может даже кого-нибудь посадят, а контору закроют. Но скорее всего, не дойдёт и до этого.

Вспомните историю с приснопамятным BlackWater, которые весело, just for lulz, давили и отстреливали мирных иракских граждан, а один и по вовсе по синьке застрелил Иракского министра чего-то там. Чем это кончилось для BlackWater, все помнят? … Тем, что сейчас они называются Academi и являются крупнейшим подрядчиком в разделе подготовки военных и полицейских кадров. Причём, не только для США. И как вы думаете — волнует ли правительство США, какие именно кадры, с какими навыками, для какой страны и каких целей готовит эта организация? Волнует, конечно, но постольку поскольку — лишь бы они не навредили собственным интересам США.

Точно такая же ситуация происходит и на рынке, где оперируют те компании, которые занимаются активным участием в конфликтах. Пример того же DynCorp об этом свидетельствует более чем ярко. И что? И ничего — DynCorp как занимали свою нишу на этом рынке, так и занимают.

Историй с грязной развязкой, в которых участвовали ЧВК, более чем достаточно. То, что они неизвестны широкой общественности — лишь признак того, что за этими делами стоит нечто большее, чем просто коммерческие интересы.

За этими историями стоит государство (какое именно — надо разбираться в зависимости от конкретного примера). Но вот напрямую привязать это государство к произошедшим событиям не получится. А почему? Потому что найденный в зоне конфликта на территории независимого государства труп, например, фенотипического русского, проверка которого покажет, что он не только по морде русский, но и по паспорту, никак не доказывает причастности России к происходящим в стране странностям. Особенно если данный труп при жизни не состоял в рядах доблестной триколорознаменной армии.

А если выяснится, что покойный, пока дышал, работал на ЧВК, зарегистрированную на Мальте, но при этом состоящую целиком из российских граждан — это тоже ни к чему не приведет. Мало ли кто дал заказ, в ходе которого гражданин России из живого стал мертвым, причём на территории чужого государства. А реального заказчика может не знать и руководство компании. Длинная цепочка подставных лиц приведет следователей куда угодно, но никак не к тому, кто заказывал музыку.

А между тем, гражданин выполнял задачу, поставленную в далеком от Мальты кабинете в Москве, где-нибудь в СВР или еще каком-нибудь неведомом нам АБВГДЁЖ. И об их роли и участии в проведённой операции никто не узнает, и привязать, а уж тем более — доказать их причастность будет невозможно.

Вот и получается, что сейчас ЧВК занимают место армии в вопросах участия и силового обеспечения. В конце концов, обходить все запреты на тяжелое и особо хитрое вооружение и оборудование они научились уже давно.

А вот доказать через их участие в конфликте причастность той или иной страны уже проблематично. Предполагать и строить версии можно какие угодно и сколько угодно, но прямых доказательств — фиг вам. А учитывая, насколько это запутанное дело — большая политика, без доказательств предъявлять нечего.

Так что приватизация BlackOps сейчас идет полным ходом, уже не на уровне независимых «диких гусей», а на уровне серьезных корпоративных интересов.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector