0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

О связи тактики, психологии и стресса

О связи тактики, психологии и стресса

В начале нашего разговора о стрессах мы взяли на вооружение тезисы Г. Селье о том, что стресс — это «аромат и вкус жизни», и что «полная свобода от стресса означает смерть». Более чем семидесятилетнее изучение феномена стресса убедило специалистов в истинности этих посылок. Ныне общепризнано, что наша способность достойно встречать угрозу стресса и отводить ее с минимальным ущербом для организма определяется в конечном счете нашим общим отношением к жизни,тем, что в романтической философии и литературе называлось волей к жизни.

Ведь стресс — это в любом случае психофизиологическая реакция личности, а не просто организма, как считали раньше. В развитии стресса существенную роль играет социальнаясоставляющая человеческого поведения.

В структуре стрессовой реакции обычно выделяют три основ­ных элемента:

• оценку стрессогенного события;

• физиологические и биохимические сдвиги в организме;

• изменение поведения человека.

Ясно, что первый элемент этой триады изначально социален. Оценка стрессогенного событиявсегда субъективна. На нее влияют и глубина наших знаний «природы вещей», и личный опыт (положительный или отрицательный), и общие социокультурные установки, и даже наше эмоциональное состояние в момент события. Ложные страхи, ошибочное истолкование каких-либо явлений как угрожающих нашему благополучию вызывают совершенно реальные физиологические и биохимические изменения в организме.

Еще более тесная связь с социальными факторами просматривается в третьем элементе стрессовой реакции — поведении.

Таким образом, стрессовая реакция — это по большей части социальный феномен. Противостоять стрессам можно, оказывая влияние в первую очередь на социальные составляющие стрессовых реакций, которые по идее должны быть более управля­емы, нежели наша физиология. Или уж, по крайней мере, от воз­действия на них должно быть меньше вреда, чем от вмешательства в работу нашего организма с помощью разного рода транквилиза­торов, антидепрессантов и прочих медикаментозных средств.

Связь стрессового состояния человека с целым рядом соматических (телесных) заболеваний ныне представляется общепризнанным фактом, не менее очевидно для всех и то, что свою долю ответственности за телесное здоровье-нездоровье не­сут наши эмоции, как положительные, так и отрицательные.Издревле известно, что раны победителей заживают быстрее, чем раны побежденных. А длительная печаль, тревога, подавленность обычно предшествуют развитию самых разнообразных сомати­ческих расстройств. Именно на такие источники столь распрос­траненных недугов, как инфаркт миокарда, гипертония, язвен­ные и аллергические болезни, указывает современная психосо­матическая медицина.

Но если отрицательные эмоции столь вредоносны, то почему же их так много, гораздо больше, чем положительных (сей факт был отмечен немецкими психологами еще в XIX в.)? Объяснительная схема здесь совпадает с главным способом истолкования природы стресса. Отрицательные эмоции — это своеобразные разведчики разума, первый эшелон обороны нашего организма. Их задача — мгновенно оценивать угрожающую ситуацию и по­буждать нас к действию задолго до того, как разум ее обстоятельно проанализирует. Именно поэтому столь стремительны наши реакции на боль, холод, опасность и т.д.Наш организм чуткореагирует на отрицательную эмоциональную оценку какого-либо события практически мгновенным повышением артериального давления, мышечного тонуса, содержания сахара в крови и т.д. Но мобилизация не может быть постоянной. За ней должно сле­довать действие — нападение, бегство, активное сопротивление и т.п. Но таких возможностей современная цивилизация челове­ку, как правило, не предоставляет, заставляя его находиться в постоянном напряжении. Вот и возникает дисгармония в орга­низме, ведущая в конечном счете к сбоям в работе его жизненно важных систем.

Поисковая активность, — утверждают авторы этой концепции, — тот общий неспецифический фактор, который определяет устойчи­вость организма к стрессу и вредным воздействиям при самых раз­личных формах поведения. Пассивно-оборонительную реакцию во всех ее проявлениях мы предлагаем рассматривать как отказ от поиска в неприемлемой для субъекта ситуации. Именно сам отказ от поиска, а не неприемлемая ситуация как таковая и вызываемые ею отрицательные эмоции, делает организм более уязвимым ко всевоз­можным вредностям.

Итак, поисковая активность обладает явным стимулирующим воздействием на организм и повышает его стрессоустойчивость. Дефицит же такой активности создает предрасположенность к дистрессу и всем его негативным последствиям. Потребность в по­исковой активности (то есть в самом процессе постоянного изме­нения, получения новой информации, неизведанных ощущений и т.д.) присуща человеку от приро­ды. Она имеет биологические корни и явно выраженный эволю­ционный приспособительный смысл. Конечно же, любой попу­ляции в плане развития выгодно именно поисковое поведение составляющих ее особей. Формы поведения также ведь подпада­ют под действие естественного отбора. И наверняка именно он «сцепил» в процессе эволюции активно-оборонительное поведе­ние и стрессоустойчивость. Дав такой мощный стимул самораз­витию индивида, природа тем самым позаботилась и о прогрессе популяции в целом.

Читать еще:  Гвамеги. Корейская многократно замороженная и высушенная селёдка

Основой стрессоустойчивой жизненной стратегии является по­исковая активность, проявляемая, конечно, в социально прием­лемых формах. Только так можно достойно противостоять жиз­ненным стрессам.

Вспомним старинную притчу о двух лягушках, попавших в кастрюлю со сметаной. Одна из них, поняв тщетность всех усилий, предпочла не мучаться и, сложив лапки, мирно пошла ко дну. Вторая же, отчаянно барахтаясь, сбила в конце концов смета­ну в масло и, оттолкнувшись от твердой поверхности, выбралась-таки на свободу. «Мораль сей басни» очевидна: не сдавайтесь ни перед какими трудностями, сколь бы непреодолимыми они ни казались. Забудьте о том, что бывают безвыходные ситуации. Ищите выход из любого положения, даже если его не существует в прин­ципе. Поиск выхода из безнадежной ситуации в любом случае будет полезен. Хотя бы тем, что сделает ожидание печальной раз­вязки не столь тяжким.

Но совсем безвыходные ситуации встречаются в нашей жизни не так уж часто. С большинством из них мы все-таки в состоянии справиться. Пусть не так, как нам хотелось бы, но в целом прием­лемо. А поисковая активность здесь тем и хороша, что в боль­шинстве случаев приносит полезные результаты независимо от того, достигнута ли конечная цель наших усилий. Само устрем­ление к цели (точнее — поиск средств ее достижения) оказыва­ется благотворным.

Итак, поисковая активность в любых ситуациях должна стать стержнем нашей стрессоустойчивой жизненной стратегии. Это есть главный способ адаптации к современному быстроменяющемуся миру и одновременно главное средство совершенствования самих себя (а попутно — и нашего социального окружения). Но разуме­ется, мы должны ясно отдавать себе отчет в том, что вовсе не всякая активность — благо. Крайние формы протестного поведе­ния, бродяжничество, преступность, наконец — это ведь тоже формы социальной поисковой активности, правда, неприемлемо ориентированной. Так что пользоваться принципом поисковой активности следует осторожно, помещая его в некие рамки обще­го отношения к жизненным ценностям.

Это отношение в немалой степени зависит от сформировав­шегося у нас мировоззрения, убеждений, представлений о том, как следовало бы прожить дарованную нам жизнь. Данные пред­ставления, между прочим, также могут быть источником постоян­ного стресса. Если жизнь складывается не так, как нам хотелось бы (а это случается сплошь и рядом), если нам не удается соответ­ствовать общепринятому образцу успешного и благополучного человека, поневоле начинает накапливаться некое раздражение, растут претензии к внешнему миру и самому себе. В такой ситуации бывает полезно внимательно проанализировать, насколько рациональны наши исходные убеждения в том, как должен быть устроен окружающий социальный мир.

Существует знаменитая «формула самоуважения» У. Джемса, из которой следует, что степень самоуважения зависит от соотно­шения уровней успеха (числитель) и притязаний (знаменатель).

Если результат такого «деления» невысок, может оказаться полез­ным подумать о понижении уровня своих притязаний.

Однако занижать свои притязания чрезмерно тоже не стоит. Это может привести к тому же стрессу, но уже по другой причине — из-за за­ниженной самооценки. Ощущение своего не­благополучия, невезучести, обида на судьбу-злодейку и неблаго­приятно складывающиеся обстоятельства стрессогенны не менее завышенных притязаний. Поэтому забота о повышении своей са­мооценки входит в число средств профилактики стрессов. Действовать рекомендуется на трех уровнях:

телесном — займитесь своим здоровьем, режимом питания, и т.д.;

эмоциональном — ищите эмоционально-комфортные для себя ситуации, обеспечьте себе хоть чуть-чуть ощутимый успех в ка­ком-нибудь занятии, создавайте себе и другим маленькие празд­ники и пр.;

рассудочном — примите и полюбите себя такими, каковы вы есть! Речь, разумеется, не о нарциссическом самолюбовании, а об ощущении ценности и неповторимости собственной жизни. Ведь знание недостатков наших детей или родителей не мешает нам любить их. Почему же к себе нельзя подойти с той же меркой?

Читать еще:  Туристы из Польши запустили колесо обозрения в Припяти

Активность преодоле­ния сложных жизненных проблем, жизнестойкость не даются сами собой. Не жалеть усилий для их формирования в себе — вот, по сути, и весь «секрет» обретения стрессоустойчивости.

Индивидуальная стратегия и тактика стрессоустойчивого поведения

В начале нашего разговора о стрессах мы взяли на вооружение тезисы Г. Селье о том, что стресс – это «аромат и вкус жизни», а «полная свобода от стресса означает смерть». Более чем 70-летнее изучение феномена стресса убедило специалистов в истинности этих посылок. Ныне общепризнано, что наша способность достойно встречать угрозу стресса и отводить ее с минимальным ущербом для организма определяется в конечном счете нашим общим отношением к жизни, тем, что в романтической философии и литературе называлось волей к жизни.

Социальные составляющие стрессов

В любом случае стресс – это психофизиологическая реакция личности, а не просто организма, как считали раньше. В развитии стресса существенную роль играет социальная составляющая человеческого поведения.

В структуре стрессовой реакции обычно выделяют три основных элемента:

  • • оценка стрессогенного события;
  • • физиологические и биохимические сдвиги в организме;
  • • изменение поведения человека.

Ясно, что первый элемент этой триады изначально социален. Оценка стрессогенного события всегда субъективна. На нее влияют и глубина наших знаний «природы вещей», и личный опыт (положительный или отрицательный), и общие социокультурные установки, и даже наше эмоциональное состояние в момент события. Ложные страхи, ошибочное истолкование каких-либо явлений, угрожающих нашему благополучию, вызывают совершенно реальные физиологические и биохимические изменения в организме.

Еще более тесная связь с социальными факторами просматривается в третьем элементе стрессовой реакции – поведении. Даже подстегиваемый физиологическими сдвигами человек не может игнорировать общепринятые социальные нормы, установки, запреты. Принципиальную роль играют здесь и личные убеждения индивида, его мировоззрение, привычки, умение управлять своими эмоциями.

Таким образом, стрессовая реакция – это по большей части социальный феномен. Значит, противостоять стрессам можно, оказывая влияние в первую очередь на социальные составляющие стрессовых реакций, которые по идее должны быть более управляемы, нежели наша физиология. Или по крайней мере от воздействия на них должно быть меньше вреда, чем от вмешательства в работу нашего организма с помощью разного рода транквилизаторов, антидепрессантов и прочих медикаментозных средств.

На что же конкретно должны быть направлены наши усилия по повышению стрессоустойчивости? Интересный ответ на этот вопрос дает концепция «поисковой активности«, разработанная российскими учеными В. С. Ротенбергом и В. В. Аршавским [1] . Для того чтобы уяснить ее суть, надо бы предварительно разобраться с одним почтенным стереотипом нашего мышления – о безусловной вредоносности отрицательных эмоций.

Всегда ли вредны отрицательные эмоции?

Связь стрессового состояния человека с целым рядом соматических (телесных) заболеваний ныне представляется общепризнанным фактом. Не менее очевидно для всех и то, что свою долю ответственности за телесное здоровье-нездоровье несут наши эмоции, как положительные, так и отрицательные.

Но если отрицательные эмоции столь вредоносны, то почему же их так много, гораздо больше, чем положительных (сей факт был отмечен немецкими психологами еще в XIX в.)? Объяснительная схема здесь совпадает с главным способом истолкования природы стресса. Отрицательные эмоции – это своеобразные разведчики разума, первый эшелон обороны нашего организма. Их задача – мгновенно оценивать угрожающую ситуацию и побуждать нас к действию. Именно поэтому столь стремительны наши реакции на боль, холод, опасность и т.д. Наш организм чутко реагирует на отрицательную эмоциональную оценку какого-либо события практически мгновенным повышением артериального давления, мышечного тонуса, содержания сахара в крови и т.д. (Просто мечта любого военачальника – автоматическая мобилизация всех сил на отражение внешней угрозы.) Но мобилизация не может быть постоянной. За ней должно следовать действие – нападение, бегство, активное сопротивление и т.п. Но таких возможностей современная цивилизация человеку, как правило, не предоставляет, заставляя его находиться в постоянном напряжении. Вот и возникает дисгармония в организме, ведущая в конечном счете к сбоям в работе его жизненно важных систем.

Стало быть, отрицательные эмоции, эволюционно сформированные как «разведчики», достижениями нынешней цивилизации превращаются в преступных провокаторов, подстрекающих наш организм к саморазрушительным реакциям. Значит, их нужно решительно устранять, пусть даже за счет эмоционального обеднения. Главное – не волноваться! Этот девиз настолько прочно вошел в наше сознание, что мы даже не замечаем коварной подмены – понимание необходимости снятия отрицательного эмоционального возбуждения превращается в убежденность, что для здоровья полезно устранять любое эмоциональное возбуждение!

Читать еще:  Военная техника: Как ездить на броне БТР

Но так ли уж безоговорочно вредны отрицательные эмоции? И так ли уж безусловно полезны – положительные? Как выяснилось, ответы на эти вопросы не получаются однозначными. Странным выглядит, например, тот факт, что во время войн или других экстремальных ситуаций, когда требуется длительное эмоциональное напряжение и количество отрицательных эмоций резко возрастает, психосоматических и даже обыкновенных простудных заболеваний становится значительно меньше.

Не все просто и с положительными эмоциями. Медиками и психологами давно отмечен своеобразный феномен состояния человека, получивший название «болезни достижения» или «депрессии достижения». Суть его в том, что человек, поставивший перед собой какую-либо крупную цель и потративший неимоверное количество усилий на ее достижение, добившись успеха, часто испытывает не счастье и заслуженное блаженство, как можно было бы ожидать, а, напротив, некое разочарование, опустошенность, потерю осмысленности жизни. Оказывается, что период, наступающий сразу после достижения пика успеха, весьма опасен для здоровья. Устойчивость организма не только к психосоматическим, но и к инфекционным заболеваниям резко снижается.

Не спасает положения, между прочим, и отсутствие эмоций. От монотонной, ничем не нарушаемой рутины, казалось бы, ничем не задевающей нас, можно получить не меньший стресс. Раздражать начнет сама неизменность ситуации, ее однообразие.

Таким образом, далеко не всегда отрицательные эмоции безоговорочно вредят здоровью. Л спокойное и безмятежное существование отнюдь нс гарантирует физическое благополучие. То есть сам знак эмоций – положительный или отрицательный – не является решающим фактором, предопределяющим негативные последствия стресса. Здесь должно быть еще одно, дополнительное звено развития стрессовой ситуации, отвечающее за тот или иной ее исход. По мнению В. С. Ротенберга и В. В. Аршавского, таким звеном является тип поведения живого существа, выделяемый по присутствию или отсутствию в нем «поисковой активности».

  • [1] См.: Ротенберг В. С., Аршавский В. В. Поисковая активность и адаптация. М.: Наука, 1984.

6.3. Тактика борьбы со стрессом в зависимости от времени его наступления

6.3. Тактика борьбы со стрессом в зависимости от времени его наступления

В зависимости от временной локализации источника стресса (прошлое, настоящее, будущее) тактика преодоления возникающего стресса будет существенно различаться @@@@@7#####.

Если человек ожидает наступления неприятного события и само это ожидание уже начинает запускать нервно-гуморальную реакцию развития стресса, то на первом этапе необходимо снизить уровень волнения с помощью аутотренинга или концентрации на процессе дыхания.

Следующим этапом будет формирование уверенности в себе при помощи приемов рациональной психотерапии или нейролингвистического программирования.

Далее – поиск ресурсов, необходимых для преодоления будущей потенциально стрессорной ситуации (как объективных – денег, материальных средств, времени и т. д., так и субъективных – чувства спокойствия, решительности или уверенности). Затем следует приступить к моделированию в сознании желаемого результата и многократной проработке «идеального» сценария в сознании (рис. 45).

Рис. 45. Алгоритм действий при ожидании стресса (стресс в будущем).

Если человек находится в эпицентре события, вызвавшего стресс, то алгоритм действий будет иным:

+ необходимо снизить уровень отрицательных эмоций с помощью полного дыхания;

+ с помощью аутотренинга или приемов НЛП нужно усилить чувство уверенности в себе;

+ каузальный анализ стресса, который поможет найти адекватные средства для его преодоления;

+ поиск ресурсов для преодоления стресса и составление оперативного плана действий;

+ начало практических действий по выходу из стрессорной ситуации (рис. 46).

Рис. 46. Алгоритм действий при наступлении стресса (стресс в настоящем).

Третий алгоритм действий необходим, если событие, вызвавшее стресс, уже произошло и находится в прошлом, однако человек периодически возвращается к нему в своих мыслях, испытывая при этом негативные эмоции (рис. 47). В этом случае необходимо диссоциироваться от ситуации, затем подобрать необходимые субъективные ресурсы (равнодушие, спокойствие или мудрость) и актуализировать их методами НЛП. На третьем этапе можно использовать рациональную психотерапию и завершить работу моделированием желаемого будущего.

Рис. 47. Алгоритм действий, если стрессовая ситуация произошла, но стресс еще сохраняется (стресс в прошлом)

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector