1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Настоящая история Робинзона Крузо: Александр Селькирк

Пират, шотландец и дебошир: кем был реальный прототип Робинзона Крузо

1 февраля 1709 года на острове Мас-а-Тьерра в Тихом океане произошло чудо. Моряки английского судна «Герцог» обнаружили грязного, воняющего козами дикаря в шкурах, который почти забыл человеческую речь, но помнил кое-что из Библии, жаргона моряков и матерного английского. Им был шотландец Александр Селкирк, реальный прототип Робинзона Крузо, который почти пять лет прожил на необитаемом острове, сумев наладить быт и сохранив рассудок. Как он очутился в этом Нигде посреди океана? Все началось с того, что у Александра был ужасный характер. Характер настоящего шотландца.

Как избавиться от подчиненного,
если он постоянно орет и пытается вас покалечить?

Александр Селкирк родился в 1676 году в деревушке на границе равнинных и горных шотландских кланов. Можно сказать, что с самого начала ему не повезло: отец, кожевенник и башмачник, крепко пил и часто бил сыновей. Те, в свою очередь, сами с малых лет были не дураки выпить и подраться. Александр недалеко упал от яблони и вырос настоящим дебоширом. По одной из версий, именно из-за драки с братьями и попытки насмерть прибить папашу, юноше пришлось покинуть отчий дом и стать матросом.

Его неуемный характер и готовность в любой момент влезть в драку соединялись с быстрым умом и умелостью в матросских делах. В общем-то, это делало его идеальным кандидатом в пираты, и Александр Селкирк быстро стал буканьером на службе Его Величества. В конце концов, он прибился в компанию авантюриста, путешественника и горячего любителя набивать испанцев свинцом по имени Уильям Дампер. Будущий Робинзон хорошо показал себя в роли буканьера: рьяно сражался во время абордажей, быстро работал головой, пивной кружкой и руками и продвинулся по службе.

Уильям Дампер, организатор экспедиции

Дампер доверял Александру, поэтому поставил его главным помощником на один из своих кораблей, «Синк Портс», которым управлял капитан Стрэдлинг. Идея, как оказалось, была не лишена смысла, потому что после одной из схваток с испанцами, Стрэдлинг решил кинуть Дампера с его авантюрными идеями и организовать собственное морское предприятие с грабежом и насилием.

Типичный буканьер тех лет

Подбитое судно остановилось у архипелага Хуан-Фернандес, чтобы набрать провианта и двинуться дальше. Александр Селкирк, который всю дорогу яростно спорил с капитаном, ввязался в новый конфликт: Стрэдлинг предпочел немедленно плыть дальше, а его помощник убеждал, что судно утонет, если его не починить. Он, кстати, оказался прав, «Синк Портс» действительно пошел ко дну от первой же сильной волны, и только небольшая часть матросов выжила, но лишь затем, чтобы попасть в испанский плен.

Однако до крушения капитан предпочел оставить порядком доставшего его матроса на острове Мас-а-Тьерра. Крикливому шотландцу оставили лодку, мушкет, порох, Библию, котелок и немного одежды. В следующий раз живых людей он увидит только через 4 года и 4 месяца.

Остров с аномальным содержанием Робинзонов

Необитаемый остров Мас-а-Тьерра, на котором оказался Селкирк, — весьма своеобразный клочок суши. Это не просто какая-то скала, торчащая из моря, но место со своей уникальной историей. В 1574 году его открыл испанский мореплаватель, прохиндей и, как сейчас бы сказали, коррупционер и махинатор Хуан Фернандес. Собственно говоря, в честь него архипелаг и получил свое имя. Хуан обнаружил здесь настоящую золотую жилу: лежбище морских котиков, жир которых тогда стоил бешеных денег.

Фернандесу нужен был стартовый капитал и поэтому он выпросил у испанской короны финансы на колонизацию острова. Ему были выданы деньги, семена для посевов и инструменты, а также около полутысячи рабов-индейцев. Все это капитан привез сюда и тут же забросил, а большую часть денег использовал для развития своего предприятия по добыче жира котиков. Но создать прочную торговую империю не вышло: в одной из поездок Фернандес подхватил малярию и умер.

Что после этого стало с индейцами — совершенно неясно. Никаких следов их пребывания так и не было найдено, так что есть вариант, что он и не привозил сюда никого, а все эти записанные колонисты — просто «мертвые души». Теоретически Фернандес мог и вовсе сбросить их за борт по дороге как балласт. В истории такие случаи со слишком докучливыми рабами уже случались, и не раз.

Но главное: испанский пройдоха оставил здесь то, без чего жизнь Робинзона быстро пришла бы к концу. На остров были завезены козы и кошки (чтобы ловить крыс, которых тоже завезли европейцы).

Теперь этот остров буквально носит название «Остров Робинзона».

Кроме того, Селкирк оказался не первым выброшенным здесь на произвол судьбы. До этого на острове уже пытались выжить трое голландских добровольцев, а позже испанцы «забыли» одного слугу-индейца, который умудрился прожить на Мас-а-Тьеррае три года. В 1687 году пиратский капитан Эдвард Дэвис высадил сюда на пару лет в наказание девятерых моряков, которых хотел проучить за пристрастие к азартным играм. В общем, история этого острова уже была переполнена Робинзонами как ни одно место в мире. Позже, в XIX веке, из Мас-а-Тьерра сделают тюрьму для политических преступников, которые будут жить здесь в пещерах в почти первобытных условиях. Причем, двое из них потом станут президентами Чили. Остров определенно притягивал интересные истории и небанальных личностей словно магнит.

Как жить на необитаемом острове
и соблюсти шотландские обычаи?

Первое, что захотел сделать Александр Селкирк — это совершить самоубийство. Но в какой-то момент он пришел к разумному выводу: зачем стрелять из мушкета в себя, если можно стрелять в местных животных или Стрэдлинга (если эта собака решит вернуться). Моряк знал, что корабли проплывают здесь довольно часто, а коллеги-буканьеры периодически заплывают сюда ради того, чтобы пополнить запасы воды. Казалось, нужно лишь продержаться несколько недель, чтобы англичане забрали его. Сколько на самом деле ему пришлось ждать «Юнион Джэка» на горизонте мы уже знаем. К несчастью для Робинзона, испанцы как раз начали активнее бороться с каперами и почти полностью вытеснили их из этого региона — плыть сюда было теперь особо и некому.

Читать еще:  Куда убежала человечность?

Селкирк вполне мог найти здесь следы человеческого пребывания, да и козы с котами явно говорили о том, что когда-то остров был заселен людьми. Поначалу ему пришлось тяжело, и он не отходил от побережья, питаясь моллюсками, черепашьими яйцами и пытаясь охотиться на морских львов. Те оказались слишком агрессивными и многочисленными — Александр словно попал на земли, принадлежащие злым ластоногим аборигенам. Ему пришлось спасаться от их гнева и идти вглубь острова. Там он обнаружил, что эти места полны непугаными полудомашними козами. За сотни лет они сильно измельчали и захирели, но на мясо годились.

Быт и приключения Робинзона Крузо во многом взяты из жизни Селкирка. Разве что не было пса и Пятницы

Позже Селкирк сумел одомашнить некоторых из них, и в его распоряжении появилось молоко и шкуры. Из них он сумел сшить одежду — годы жизни с папашей-кожевником не прошли даром. Кроме этого, здесь удалось отыскать дикий турнепс, капусту и перец (скорее всего, тоже завезенные другими Робинзонами). В любом случае, одомашненных коз не хватало, и ему приходилось охотиться на диких. Однако запасы пороха закончились, и Селкирк гонялся за животными по всему острову на своих двоих с самодельным ножом в руках. Его он сделал, заточив металлический обруч одной из бочек, которые выбросило на берег. Оружие было паршивым, но непуганые козы, не знававшие хищников, легко давались в руки.

Шотландская натура показала себя даже на необитаемом острове с минимальными возможностями для цивилизованной жизни. Неизвестно, готовил ли Александр Селкирк хаггис из потрохов коз (вероятнее всего, да), но вот что он сделал по-шотландски, так это жилье. В 2008 году археологи смогли отыскать следы двух хижин, которые построил друг напротив друга Селкирк.

Сделано это было в традициях пастухов из Хайленда: там принято ставить вблизи не одну, а две хибары: для жилья и для готовки и хранения еды. Очевидно, это было необходимостью там, где из-за сильного ветра строения могли моментально сгореть дотла (у пастуха даже в этом случае оставался хотя бы кров над головой).

Одомашнить удалось даже одичавших котов — без них все запасы Селкирка пожрали бы жадные и озлобившиеся на человека крысы. Так что за годы он более или менее наладил быт и сделал жизнь здесь терпимой. Но одиночество мучило его и, чтобы не потерять рассудок окончательно, пират каждый день вслух читал псалмы своим козам и котам. Не то чтобы даже такое потрясение смогло сделать его религиозным человеком, но других хобби здесь не предвиделось.

Все эти дни Александр вел свой календарь, отмечая прожитые дни. Спустя четыре года выяснится, что он запутался и отметил себе пару лишних месяцев жизни на острове — видимо, иногда, запамятовав, отмечал один и тот же день по два раза. Когда все развлечения ограничены чтением Библии, тисканьем диких котов и охотой на коз, сделать такую ошибку — проще простого.

Александр Селкирк обретает спасение,
а Даниель Дефо — лучший сюжет своей жизни

Дважды мимо острова проплывали корабли и дважды это были треклятые испанцы. Даже в такой ситуации Робинзон предпочитал не связываться с ними и прятался от возможных взоров моряков. Учитывая, скольких из них он отправил на корм морским тварям, ждать чего-то кроме казни не стоило. Наконец, в 1709 году, спустя четыре с половиной года мытарств и тягот, он увидел британский флаг и услышал знакомую речь. Пожалуй, ни один шотландец в истории не радовался прибытию англичан так сильно.

Оказалось, что это не просто очередные моряки, а команда того самого авантюриста Уильяма Дампера, в которую когда-то входил сам Селкирк. Некоторые из пиратов даже могли узнать в этом человеке, покрытом грязью и козьими шкурами, своего старого товарища, которого помнили по буйному характеру и горскому акценту. За годы одиночества Робинзон едва не утратил навыки речи. Говорить он мог с трудом, но его брань и моряцкий говор лишний раз убеждали спасителей в том, что перед ними бывалый британский капер, а не какой-нибудь абориген.

«Дикаря» помыли, побрили, сделали своим героем, а капитан Вудс Роджерс, отвечавший за экспедицию, тут же на радостях объявил Селкирка губернатором «колонизированного» им за четыре года острова. Дальнейшая его жизнь была полна любопытных событий, но они и близко не стояли по яркости впечатлений с этим унылым адом, в котором он едва не утратил рассудок от скуки, блеяния коз и однообразия.

Спасение рядового Селкирка

Александр Селкирк прибыл в Британию и на какое-то время стал звездой едва ли не национального масштаба: о нем писали газеты, им интересовалась праздная публика и даже высший свет. Он получил немалые по тем временам деньги — 800 фунтов стерлингов — и мог позволить себе жить безбедно. Тот самый капитан Вудс Роджерс, спасший Селкирка, уделил ему немалое место в своем бестселлере тех времен «Кругосветное путешествие: приключения английского корсара».

Александр часто рассказывал свою историю в пабах, но верили ему, естественно, не все, так что вспыльчивому Робинзону приходилось пускать в ход кулаки, чтобы доказать правдивость своих слов. Какое-то время он сожительствовал с некой дамой сомнительных моральных качеств, а позже женился, но уже на другой — веселой овдовевшей трактирщице по имени Франсис Кэндис.

Можно сказать, что горький опыт его ничему не научил, и однажды он снова стал моряком. Бывший пират примкнул к охотникам на корсаров, хотя в профессиональном смысле разницы было мало — плавай под парусом и бери на абордаж испанцев и французов. Но можно сказать и иначе: ему противела суша, а собутыльники в пабах казались не намного интереснее коз, которым он читал псалмы на острове Мас-а-Тьерра. В одном из таких походов вдоль западной Африки Александр Селкирк и погиб от желтой лихорадки, а его тело было захоронено в водах близ Гвинеи. Неспокойный и мятежный, он не хотел оставаться на слишком стабильной и скучной суше, и море забрало его навсегда.

Читать еще:  Заброшенные объекты - памятка по обследованию

Бизнес по охоте на пиратов мало чем отличается от самого пиратства.

Скорее всего, перед тем, как в 1719 году написать своего «Робинзона Крузо», Даниель Дефо виделся с Александром Селкирком и выслушал его историю. В конце концов, в романе было слишком много деталей, которые соответствовали жизни на острове. Чтобы избежать обвинений в плагиате, Дефо отправил своего героя на Карибы и поменял ему имя. К тому же, он объединил две истории о затерянных на острове Мас-а-Тьерра: историю Селкирка и того самого индейца, который жил там задолго до него. В «Робинзоне Крузо» индеец-слуга, забытый испанцами, превратился в Пятницу, так что с натяжкой можно сказать, что и у него был свой реальный прототип.

Кстати, в продолжении приключений Робинзона Крузо Дефо описал его скитания по Сибири, Китаю и Юго-Восточной Азии. Так, например, в книге герой проводит восемь месяцев в Тобольске, попутно изучая нравы и быт татар и казаков, которые британцу кажутся не менее экзотичными, чем племена каннибалов. Нетрудно догадаться, что эти истории не имеют ни малейшего отношения к Александру Селкирку и Даниеля Дефо, однажды вдохновленного историей шотландского моряка, просто понесло.

Александр Селькирк

Наверное, сложно найти человека, который не зачитывался в детстве авантюрными романами о великих путешественниках. В увлекательный мир далеких стран нас манили книги о море, опасных странствиях и невероятных приключениях.

Одной из таких книг является знаменитый роман о Робинзоне Крузо, написанный Даниэлем Дефо. В данном повествовании, рассказывающем о приключениях человека на необитаемом острове, описаны люди и море, их противостояние и способность героя преодолевать все трудности на пути к цели.

Ошибка боцмана, или как все начиналось

Не все знают, что прототипом главного героя, на долю которого выпали нелегкие испытания, был вполне реальный человек по имени Александр Селькирк. Он был простым моряком, выходцем небольшого шотландского городка Ларго, расположившегося на побережье Северного моря. По сей день на одной из улиц местечка возвышается небольшой старинный домик, в котором жил этот человек с удивительной судьбой. Сюда часто приходят туристы, чтобы познакомиться с бытом Робинзона – в помещении до сих пор хранится сундук с оружием моряка, а также кокосовый кубок, сделанный им собственноручно.

Данная история произошла в конце XVII столетия. Александр Селькирк устроился боцманом на судно «Синк Поре», принадлежавшее Уильяму Дампиру, английскому каперу и исследователю. Известно, что Александр имел весьма склочный характер и часто вступал в конфликты с экипажем корабля, однако при этом он был хорошим боцманом, знающим свое дело. Однажды он вступил в словесную перепалку с самим капитаном, и ссора закончилась тем, что боцмана высадили на безлюдный остров (якобы по его же просьбе). Селькирк взял с собой лишь ружье и некоторые необходимые припасы. Так закончилось его путешествие.

Жизнь на необитаемом острове

Боцман даже не подозревал, что этот безлюдный берег на несколько лет станет ему домом. Остров Мас-а-Тьерра, на который его высадили, был небольшим клочком суши, размером не более 100 кв. км. Он был давно известен мореплавателем, которые часто высаживались здесь, чтобы пополнить запасы пресной воды. Именно на это и рассчитывал Александр Селькирк – он решил дождаться очередного корабля, который заберет его и доставит к большой земле. Однако его ожиданиям не суждено было сбыться.

Все суда, отправляющиеся в путешествия в этих водах, с недавних пор облюбовали другой остров, где источники оказались еще более мощными. За несколько лет к Мас-а-Тьерра не причалил ни один корабль, а команда, оставившая на острове боцмана, очень быстро о нем забыла. Селькирку не оставалось ничего другого, как приспособиться к новым обстоятельствам и выживать. К слову, это оказалось не так сложно, как могло показаться – остров буквально кишел дикими козами и цесарками, везде росли тропические фрукты, а в море водилась рыба. Таким образом, рацион боцмана был весьма приличным.

В скором времени вся одежда моряка износилась, и ему пришлось облачаться в козьи шкуры. Он также научился постоянно поддерживать огонь, необходимый для приготовления пищи. Одинаковые дни на острове сменяли друг друга, боцман постоянно всматривался в горизонт, чтобы не пропустить корабль. Была испытана несчастным моряком и морская бутылочная почта, однако никто не откликнулся на его послания.

Жизнь Робинзона Крузо в одноименном романе Дефо была более красочной и насыщенной событиями. После долгих лет одиночества отшельник сумел завести себе друга, чего не случилось с Селькирком. Не встречал Александр и кровожадных индейцев-каннибалов, как это было описано в книге.

Конец приключения

Спустя четыре года боцман увидел долгожданные паруса, однако радость его была не долгой – на мачтах кораблей развивался флаг Испании, злейшего врага Британии в те времена. Вместо того, чтобы выбежать навстречу своему спасению, моряк спрятался вглубь острова, чтобы не обнаружить своего присутствия перед испанцами.

К счастью, вскоре к берегу подошел британский корабль «Дюк». Капитан судна заметил костер вдали и отправил матросов на остров. Селькирк, который уже почти утратил последнюю надежду на освобождение, радостно приветствовал британских моряков. За годы одиночества характер боцмана сильно изменился, от прежнего озлобления не осталось и следа. Удивительно, но он никого не винил в своем несчастье и просто радовался долгожданному освобождению.

На «Дюке», по иронии судьбы, как раз пребывал Дампир, владелец судна, оставившего Селькирка на острове. Он рассказал боцману об индейце, которого он обнаружил на другом необитаемом острове – бедолагу забыли там пираты. Позже, когда Александр писал свои мемуары, он вспомнил данный случай. Возможно, именно этот индеец послужил прообразом Пятницы, верного друга Робинзона.

Известно, что мемуарами Селькирка воспользовались разные авторы. Отголосок его воспоминаний можно найти в романах Джонатана Свифта и Вальтера Скотта, однако именно Даниэль Дефо в полной мере использовал записки боцмана. Произошло это после их личного знакомства в обычной пивной. Благодаря писателю историю Александра Селькирка узнал весь мир.

История Александра Селькирка, который стал прототипом Робинзона Крузо в книге Даниэля Дефо

Благодаря классическому роману английской литературы история Робинзона Крузо известна каждому взрослому образованному человеку, которому также интересно будет узнать, что писатель Даниэль Дефо не придумал сюжет, а взял из реальной жизни. У морского отшельника существовал реальный прототип – шотландский боцман Александр Селькирк.

Читать еще:  Хроники диверсионного подразделения. Cовсем немного развлечений

Статуя Александра Селкирка на месте его дома на Мейн-стрит, Нижний Ларго, Файф, Шотландия.

Биография Александра Селькирка

Отец Алекса был скромным сапожником и кожевником в поселке Нижний Ларго, что на восточном побережье Шотландии. С детства мальчик, родившийся в 1676-м, был непоседливым, дерзким, сильным и не признающим церковных авторитетов. Мэр и священник являлись главными представителями местной власти. Селькирк-младший презирал обоих и при первой удобной возможности сбежал из дома по маршруту, которому следовал каждый бесстрашный искатель приключений конца XVII-начала XVIII веков – в море. Летом 1693-го трудного подростка вызвали к церковному настоятелю для сурового разговора по поводу акта хулиганства на территории церкви. 16-летний юнец не явился на суд, а сбежал в ближайший порт и записался юнгой на первый попавшийся корабль. Почти десять лет парень провел вдали от дома, плавая на торговых и буканьерских судах. В родной городишко дебошир вернулся опытным мореходом весной 1701-го. На берегу матрос сразу же начал ввязываться в неприятности, которые вполне могли бы закончиться тюрьмой или виселицей, однако в том же 1701-м началась масштабная война за испанское наследие. Противостояние с испанцами обещало британским мореходам солидные барыши в случае победных сражений с извечным морским противником. Потому надолго матрос Селкирк на берегу не задержался — вступил в команду частного исследователя Уильяма Дампира, снарядившего экспедицию в Южную Америку.

11 сентября 1703-го частная флотилия вышла из ирландского порта Кинсейл. 27-летний Селкирк находился на борту судна «Сэнк Пор». 10-летний опыт позволил моряку занять пост кормчего, то есть рулевого под началом капитана Страдлинга. В скором времени Страдлинг назначил кормчего своим старшим помощником, что не помешало началу длительного периода конфронтации между ними. Ключевой момент противостояния произошел в середине 1704-го. После крупного морского сражения кораблю понадобился срочный ремонт, но капитан настоял на продолжении плавания вопреки настоятельным требованиям старпома. На одном из островов архипелага Хуан-Фернандес команда пополнила запасы питьевой воды и оставила бунтовщика, который отказался продолжать плавание на аварийном судне.

Карта острова Хуан-Фернандес, где Александр Селькирк жил.

Жизнь доказала правоту опытного мореплавателя, потому что «Сэнк Пор» спустя некоторое время действительно затонул, а матросы попали в плен к испанцам или пошли на корм рыбам.
А изгой выжил, побывал на Родине и снова вышел в море в составе королевского флота, который присвоил героическому отшельнику звание лейтенанта. На военном бриге «Веймут» офицер отправился на западное побережье Африки сражаться с пиратами, которые развились в большом количестве в здешних водах. Война с Испанией завершилась, но далеко не все британские охотники за добычей согласились сложить оружие. Изгой-возвращенец участвовал в военной кампании против пиратов, сражался и скончался в ходе плавания. Причем смертельными для мореплавателя оказались не боевые раны, а желтая лихорадка, мучившая бедолагу со времен злополучной четырехлетней ссылки на необитаемый остров. Прототип Робинзона Крузо скончался 13 декабря 1721, похоронен в море западнее мыса Игольный.

Отшельник на необитаемом острове

Главное отличие реальной истории Александра Селькирка и вымышленного сюжета Робинзона Крузо – способ попадания в одиночное островное заключение : литературный персонаж потерпел кораблекрушение, а шотландского боцмана высадили на берег за подстрекательство и бунт. Больше напоминает судьбу другого персонажа классической приключенческой литературы – боцмана Айртона из романа Жюля Верна «Дети капитана Гранта». Нож, топор, мушкет, запас пороха, кастрюля, пара простыней и годы ожидания, когда на горизонте появится парус. Паруса, кстати говоря, показывались регулярно и даже иногда причаливали к берегу, но были они испанскими или французскими, поэтому изгой предпочитал прятаться и ожидать появления британских соплеменников. Ждать пришлось четыре года и 4 месяца – с октября 1704 по февраль 1709.

Книга «Жизнь и приключения Александра Селкирка, реального Робинзона Крузо», издание 1835 года.

Большой любитель выпить и поговорить, он вернулся домой, обошел все питейные заведения, рассказывая о захватывающих злоключениях на Мас-а-Тьерре, что в 640 км от Чили. Сейчас островок называется Робинзон-Крузо, сами знаете почему.
По словам морского скитальца, самыми сложными были первые недели, когда приходилось питаться моллюсками. Но постепенно изгой освоился, построил удобное жилище, в лесу наткнулся на диких коз, которые добавили в рацион отщепенца мясо и молоко. Также на Мас-а-Тьерре нашлись знакомые европейцу ягоды и овощи – капуста, репа. Кроме оружия и припасов смутьяну оставили Библию, которую он ежедневно читал вслух, что помогло одиночке не разучиться говорить. Кроме Библии большим подспорьем для сохранения человеческого вида являлось умение шить одежду и обувь, ведь мореплаватель родился в семействе сапожника. Выживание затянулось на 52 месяца. 2 февраля 1709 к берегу подошли два корабля — «Герцог» и «Герцогиня». На сушу за водой отправилась лодка, которая доставила обратно человека, заросшего так, что трудно было разглядеть лицо.

А. Селкирк читает Библию в одной из двух хижин, которые он построил на склоне горы.

Ирония судьбы заключалась в том, что на палубе стоял тот самый Дампир, в чью команду страдалец записался шесть лет назад. Исследователь отлично помнил старпома, был наслышан о его вспыльчивом нраве, однако рекомендации моряку-отшельнику дал превосходные. Потому матрос, спасенный с необитаемого острова, сразу же выбился в лидеры экипажа. Далее в ходе путешествия он несколько раз проявил себя с наилучшей стороны, возглавлял важные миссии и на родные берега ступил разбогатевшим уважаемым человеком. Произошло это 1 октября 1711. Блудный сын Ларго не был дома восемь лет. Скоро море снова позовет авантюриста, который без страхов и сомнений отправится в путешествие. А перед этим успеет о своих приключениях достаточному количеству людей, чтобы история Александра Селькирка попалась на глаза Даниэлю Дефо. А тот в свою очередь превратил её в популярный роман, любимый детьми и взрослыми. Книга вышла в 1719-м, но прототип главного героя в это время бороздил океанские просторы, так никогда не узнав, что стал всемирно знаменитым, пусть и под чужими именем.
Первое издание книги «Приключения Робинзона Крузо», 1719 год.

Спасенный с необитаемого острова А. Селкирк, сидящий справа, попадает на борт корабля.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector