0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Мой дом — моя крепость!

Мой дом — моя крепость

Мой дом — моя крепость
С английского: My house is my castle.
Выражение принадлежит английскому юристу XVII в. Эдуарду Коку (1552—1634). Встречается в его комментариях к британскому законодательству, которые были опубликованы (1628—1644) под названием «Установления английского права».
Смысл выражения: мой дом — это то место на земле, где я могу и должен чувствовать себя в полной безопасности.

Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. — М.: «Локид-Пресс» . Вадим Серов . 2003 .

Смотреть что такое «Мой дом — моя крепость» в других словарях:

МОЙ ДОМ — МОЯ КРЕПОСТЬ. ШЛИССЕЛЬБУРГСКАЯ — Так в ХVIII начале XX в., во времена усиления политических преследований, горько шутили петербуржцы. < По аналогии с английской поговоркой: Мой дом моя крепость … Словарь Петербуржца

МОЙ ДОМ — МОЯ. ПЕТРОПАВЛОВСКАЯ КРЕПОСТЬ — Так в ХVIII начале XX в., во времена усиления политических преследований, горько шутили петербуржцы. < По аналогии с английской поговоркой: Мой дом моя крепость … Словарь Петербуржца

ДОМ — ДОМ, а ( у), мн. а, ов, муж. 1. Жилое (или для учреждения) здание. Д. новостройка. Каменный д. Дойти до дома. Вышел из дома. Флаг на доме. Сбежался весь д. (все живущие в доме). 2. Свое жильё, а также семья, люди, живущие вместе, их хозяйство.… … Толковый словарь Ожегова

Илия — (мой Бог моя крепость, или Бог есть Господь), Фесвитянин, из Галаадского селения Фесвы, в колене Неффалимовом, замечательнейший после Исаии из ветхозаветных пророков, и глава общества сынов пророческих в царстве Израильском (3Цар.17:1 ). В первый … Библия. Ветхий и Новый заветы. Синодальный перевод. Библейская энциклопедия арх. Никифора.

Список фильмов Индии — Это служебный список статей, созданный для координации работ по развитию темы. Данное предупреждение не устанавливается на информационные списки и глоссарии … Википедия

Биишева, Зайнаб Абдулловна — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Биишев. Зайнаб Биишева Имя при рождении: Зайнаб Абдулловна Биишева Дата рождения: 2 января 1908(1908 01 02 … Википедия

Всесоюзный кинофестиваль — Всесоюзный кинофестиваль. Организуется с целью повышения идейно художественного уровня фильмов, профессионального мастерства работников кино, стимулирования творческого соревнования кинематографистов и привлечения внимания зрителей и… … Кино: Энциклопедический словарь

Новые приключения Винни-Пуха — Новые приключения медвежонка Винни и его друзей The New Adventures of Winnie the Pooh … Википедия

Зонтаг, Анна Петровна — урожденная Юшкова друг В. А. Жуковского, известная детская писательница (род. 6 июля 1786 г., скончалась 18 марта 1864 года). А. П. происходила по матери из рода Буниных. Мать ее Варвара Афанасьевна (была замужем за П. Н. Юшковым) имела четырех… … Большая биографическая энциклопедия

Доктрина крепости — (замка), или принцип крепости (англ. Castle Doctrine) принцип американского права, проистекающий из англосаксонского обычного права[1], реализованный в законодательстве большинства штатов США. Согласно данной доктрине, место жительства … Википедия

«Мой дом — моя крепость». О психологическом хюгге

В свете текущих событий выражение «Мой дом — моя крепость» звучит, как никогда актуально.

Но в этой статье речь будет о другом. А именно — о границах.
Т.е. — дом=крепость — это метафора психологических границ и, так сказать, личного «психологического хюгге» каждого человека.

Хюгге (дат. Hygge) — понятие, возникшее в скандинавских странах, обозначающее чувство уюта и комфортного общения с ощущениями благополучия и удовлетворённости.

И если традиционное понятие «хюгге» может охватывать практически все сферы жизни и быта, то мне хочется сделать акцент на отдельном аспекте, а именно — психологическом хюгге.

Оно зависит не только и не столько от внешней среды, сколько от внутренней. Т.е. — ключевым тут будет внутреннее состояние человека и его психологические границы.

В плане метафоры это можно описать примерно так:
У вас есть дом/квартира, вы обустроили ее по своему вкусу, создали тот уют, который подходит лично вам, и все бы замечательно. Как говорится, Home, sweet home.
Или не весь дом, а хотя бы его часть — комнату, или, например, мансарду (изображение не моё, просто понравилось).

Читать еще:  Охота и рыбалка. Добыча зверя, птицы, рыбы. Промысел

И вдруг приходит к вам в гости соседка/подруга/мама/свекровь и т.д., и. начинает переставлять и перекладывать всё по своему. Менять местами мебель, переставлять элементы декора или вовсе их выбрасывать (нечего хранить всякий хлам!).
В общем — из уютного любимого жилья ваш дом превратился непонятно во что. Вернее — вполне даже понятно. В такое же уютное и комфортное жилище, но. не для вас, а для тех, кто там старательно «похозяйничал».

Так ли сильно психика/душа/сердце и т.д. отличается от нашего любимого и уютного жилья? Мне видится, что нет.
И тогда возникает второй вопрос: почему, а точнее — для чего вы разрешаете другим людям, даже «из очень добрых побуждений» лезть в вашу жизнь и наводить там свои порядки?

У вас наверняка есть свои представления о том, что для вас хорошо и правильно, есть свои убеждения и система ценностей, в конце концов — просто вам что-то нравится именно так, а не иначе.
И если другому человеку все видится в ином ключе, то это далеко не повод позволять ему/ей «перекраивать» вас под себя.

Зато — это повод задуматься: почему именно вы позволяете этому человеку (а порой, и не одному) нарушать ваши границы и портить ваше психологическое хюгге.

В первую очередь важно определить, где именно проходит ваша психологическая граница (а в отношении разных людей она разная), и кому и до какой степени вы можете позволить им ее переступить.

И даже при условии, что вы кому-то что-то позволяете, контроль над ситуацией и, соответственно, поддержание вашего психологического хюгге — в ваших же руках!

У него есть продолжение — «а ключ — в кармане». В чьем именно — хороший вопрос!

В этом контексте актуален стих из книги Бытие: «Оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут [два] одна плоть» (Быт. 2:24).

И дело не только и не столько в создании своей семьи. Речь идет в первую очередь о психологической сепарации и выстраивании своей собственной жизни по своему усмотрению (а не по усмотрению родителей или иных лиц).

Т.е., когда, например, я слышу от клиентов (чаще — клиенток), что их родители могут приезжать в любой момент, даже не предупредив, и у них есть свои ключи. В этот момент я уже могу приблизительно спрогнозировать, что за проблема будет вскрыта в дальнейшей работе. И да, в большинстве случаев речь как раз о границах. Точнее — об их отсутствии. А за этим, как правило, кроется еще масса всего того, что омрачает жизнь и портит «психологическое хюгге».

Ваш внутренний комфорт и ваше душевное равновесие — в ваших руках!

С уважением,
ваша позитум-коуч
Виктория Тимофеева

Мой дом — моя крепость!

Как понимать выражение «мой дом – моя крепость»? Можно ли дать ему нравственное толкование?

Отвечает Иеромонах Иов (Гумеров):

Афоризм «мой дом – моя крепость» («my house is mу castle») принадлежит английскому правоведу Эдуарду Коку (Coke; 1552–1634). Появился он в его комментариях к той части средневекового английского права, в которой говорится о неприкосновенности жилища.

С глубокой древности дом для человека был не только строением, в котором он стремился отдохнуть от трудов, укрыться от губительного холода, нестерпимого зноя или от насилия. Дом давал возможность человеку на маленьком пространстве огромного мира реализовать данную Творцом свободу и создать тот мир, который соответствует его духовно-нравственным ценностям, потребностям и привычкам. Известное выражение «чувствовать себя как дома» указывает на свободу и не стесненность человека в своем доме.

Священное Писание в повествовании о жизни праотца нашей веры патриарха Авраама открывает нам высокую истину о том, что подлинное отечество наше находится на небе и что там находится нерукотворный, вечный наш дом. Будучи пришельцами и странниками в этом мире, мы здесь имеем временный дом, который есть прообраз нашего небесного жилища. Мысль эта дает возможность понять, почему слово «дом» в Библии является одним из ключевых. В древнееврейском языке для обозначения дома (жилища) и храма используется одно и то же слово: бейт (дом) и бейт Ха-Елогим (см.: 2 Пар. 5: 14). Иногда священные писатели используют слово «хехал», означающее роскошный шатер или великолепное здание, применяя это понятие к Иерусалимскому храму (см.: Ис. 6: 1; Мал. 3: 1). Святые апостолы выражение «дом Божий» применяли как синоним Церкви Христовой (см.: 1 Тим. 3: 15; 1 Пет. 4: 17; Евр. 3: 3–6).

Читать еще:  Быть выживальщиком: "дурацкое" хобби или реальный шанс выжить?

Уже в ранний библейский период у евреев появился обычай освящать (обновлять) дома после завершения строительства. «Надзиратели же пусть объявят народу, говоря: кто построил новый дом и не обновил его, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы не умер на сражении, и другой не обновил его» (Втор. 20: 5). В Библии нет описания данного обряда. В книге Неемии рассказывается об освящении восстановленной после плена стены города Иерусалима. Оно состояло в ритуальном очищении всех присутствовавших (см.: Неем. 12: 30), в жертвоприношениях, а также в песнопениях и славословиях под звуки «кимвалов, псалтирей и гуслей» (Неем. 12: 27). По-видимому, те же обрядовые действия совершались при освящении дома. Проходило это более скромно, но также весело и радостно. Во время этого семейного праздника, в котором участвовали и близкие родственники, прежде всего возносились молитвы к Господу с прошениями благословить новое жилище и ниспослать свыше покровительство тем, кому предстояло жить в нем. Освящает всегда Бог, снисходя к людям Своим благоволением и присутствием. Для этого люди должны возвышаться над обыденной жизнью и стремиться к нравственной чистоте: «Святы будьте, ибо свят Я Господь, Бог ваш» (Лев. 19: 2). Всякий дом освящается праведной жизнью живущих в нем. Об этом неустанно говорили сынам Израиля святые пророки: «Удалите злые деяния ваши от очей Моих; перестаньте делать зло; научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову» (Ис. 1: 16–17); «Лучше кусок сухого хлеба и с ним мир, нежели дом, полный заколотого скота, с раздором» (Притч. 17: 1). Эти библейские советы сохраняют значимость и для нашего времени. Освящение дома – это деяние Божие и дар людям, живущим в нем по Его заповедям.

Молитва составляла неотъемлемую часть семейного уклада. Она совершалась, по-видимому, в определенные часы, которые соответствовали времени жертвоприношения в Иерусалимском храме: «Вечером и утром и в полдень буду умолять и вопиять, и Он услышит голос мой» (Пс. 54: 18).

Для молитвы отводились специальные места. Чаще всего это была отдельная горница (см.: Дан. 6: 10) или небольшое помещение на плоской кровле (см.: Деян. 10: 9).

На косяках входной двери прикрепляли коробочки с кусочками пергамента, на которых были начертаны важнейшие заповеди (см.: Втор. 6: 4–9; 11: 13–21). Входя в дом, пребывая в нем и выходя из него, человек помнил о самой главной обязанности – «люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею и всеми силами твоими» (Втор. 6: 5). Какая великая пропасть отделяет жизнь современного человека от того далекого времени! В наше время дома, где регулярно совершается молитва, составляют крошечные острова в необозримом океане бездуховной жизни.

По Божественному откровению люди библейского времени сознавали, что самая большая драгоценность в доме – мир. Люди встречались и расставались, желая друг другу мира. Его сохранение является первейшей задачей. Через все священные библейские книги проходит мысль о мире как великом и желанном благе, которое дарует Бог тем, кто живет по Его заповедям: «Велик мир у любящих закон Твой, и нет им преткновения» (Пс. 118: 165). Распад семьи, пренебрежение к родителям и дерзкое неуважение к старшим рассматривались как признаки надвигающихся бедствий народа. Разделение смертельно опасно для любой общности, но особенно для семьи, потому что она должна строиться на взаимной любви.

Люди библейского времени умели ценить домашний покой. Жизнь человека проходит в чередовании трудов и отдыха. «Изыдет человек на дело свое и на делание свое до вечера» (Пс. 103: 23). Утомленный человек возвращается в дом, чтобы провести остаток дня без суеты и мирских треволнений. Этим потребностям соответствовали расположение и устройство домов. Первый этаж чаще всего служил для хозяйственных целей. Наличие верхних этажей обеспечивало членам семейства достаточную уединенность.

В царствование Соломона наблюдается расцвет строительного дела. У многих появляются четырехфлигельные дома, которые образовывали внутренний двор, где был колодец или небольшой закрытый водоем.

Читать еще:  Нападение собаки - что делать? Часть 2

Входная дверь находилась в середине главного флигеля. Она обычно была узкой и невысокой. Высокая дверь считалась проявлением гордости хозяина: «Кто высоко поднимает ворота свои, тот ищет падения» (Притч. 17: 19). С внутренней стороны двери запирались. Обычно замок был деревянный. Более прочные замки изготовлялись из металла: «Железо и медь – запоры твои» (Втор. 33: 25). Запоры открывались ключом в форме серпа. Им приподнимали засов и с помощью ремня тянули назад. Ключ называли связкой. Спаситель использует эту бытовую реалию, когда говорит о власти связывать и разрешать (см.: Мф. 16: 19), которую он дал священникам.

В те древние времена не было в обычае наблюдать за тем, что происходило на улице. Поэтому окна редко устраивали наружу. Они выходили обыкновенно во двор. Современный же человек, который не интересуется, что у него в душе, часто бывает снедаем болезнью знать все, что происходит в мире – даже в самом небольшом городке далекого континента.

В этом мире, который весь «лежит во зле» (1 Ин. 5: 19), дом христианина должен быть духовной твердыней, неприступной крепостью, защищенной от любой нравственной угрозы. Он должен быть духовно неприкосновенным. Дом не только символически, но и реально представляет собой микромир. У него есть свое пространство, своя духовная атмосфера. Люди, духовно чуткие, это хорошо чувствуют. Священник высокой жизни (ныне в лике святых) протоиерей Николай Загоровский (1872–1943) после революции уехал из родного Харькова в Петроград. Там он вместе с келейницей Ульяной (позже в монашестве – Магдалина) искал жилье. «Они нашли прекрасное помещение. Ульяша обрадовалась и весело заговорила: “Вот хорошо! Здесь, батюшка, поставим вашу кроватку, здесь стол”. Но отец Николай стоит бледный и ничего не говорит. Наконец он обратился к хозяйке: “Скажите, что тут у вас произошло?” Оказалось, что здесь повесился чекист. Конечно, это помещение они не наняли» (Концевич И.М. Оптина пустынь и ее время. Минск, 2006. Гл. XVI).

Но не только такие страшные и трагические события делают духовную атмосферу тяжелой и невыносимой. Ее омрачают жизнь во грехе, ссоры, скандалы, отсутствие мира и любви. Раньше стены давали возможность создать внутри дома атмосферу душевного тепла, радости, покоя. Телевизор все это отменил. Стены сломаны. Мир, кипящий страстями, ворвался в дом. Все, что происходит в разных странах (конфликты, насилия, аморальные скандальные истории и прочее), наполнило наши жилища. Светские газеты и журналы, радио также вносят в наши дома много грязи и духовного яда.

По причине нашей духовной нечуткости наши дома сильно засорены предметами, которые чужды нашей вере. На полках можно встретить книги, посвященные восточным культам, или сочинения авторов, враждебных христианству. Но это еще не предел духовного загрязнения дома. Бывая на отдыхе или в командировке в восточных странах или в Африке, многие покупают там в качестве «сувениров», а потом вешают на стены или ставят на полки амулеты, культовые статуэтки, африканские маски. Изображения божков стоят на книжных полках, в сервантах. Их человек видит каждый день. Так же часто, как иконы и другие святыни. Исследователями доказано воздействие на сознание и подсознание людей зрительных образов. Эта наша болезненная всеядность, прикрываемая «культурой», говорит о том, что христианство не стало для нас жизнью: и спасаться хотим, и с суетными интересами мира расстаться бессильны.

Мы имеем перед собой замечательные примеры благочестивой ревности святителей Митрофана Воронежского и Филарета Московского. Первый под угрозой смертной казни не пошел в воронежский дворец царя Петра I, пока тот не убрал языческие скульптуры. А митрополит Филарет отказался освящать Триумфальную арку, потому что там были изображения античных идолов. Ночью ему явился преподобный Сергий Радонежский и укрепил его в этом решении.

Слово Божие научает нас непреложной истине, что благоденствие дома есть плод благочестия всех членов семьи и Божиего благословения. Псалмопевец говорит о блаженстве человека, пользующегося милостью и благоволением Бога: «Блажен всякий боящийся Господа, ходящий путями Его! Ты будешь есть от трудов рук твоих: блажен ты, и благо тебе! Жена твоя, как плодовитая лоза, в доме твоем; сыновья твои, как масличные ветви, вокруг трапезы твоей» (Пс. 127: 1–3). Господь Бог благословляет весь дом и все потомство тех, кто ходит Его путями.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector