0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

«Крайний». Поучительный юмористический рассказ

«Крайний». Поучительный юмористический рассказ

Не в тридесятом царстве, тридесятом государстве, а на нашей советской земле жила простая женщина Мария Ивановна. Была она сильною и статною. Глаза синие, как речная вода; коса длинная, будто сплетена из спелой пшеницы; а руки такие работящие, что все вещи их слушаются. Замесит тесто — оно в квашне на глазах подымается. Склонится над грядкой — сорная трава сама прочь из земли вылезает. Сядет на трактор — трактор так и заурчит от удовольствия.

Мужа Марии Ивановны кулаки убили. И вырастила она одна троих сыновей: Степана, Алёшу и Иванушку. Росли братья дружно, не ссорились, матери помогали. А к тому часу, с которого наш рассказ начнётся, старший, Степан, уже на границе стал служить, родную землю оберегать.

Средний — Алёша — хлеборобом, знатным комбайнёром стал.

А младший, Иванушка, — хоть в сказках Иванушек и дурачками называют, — самым способным в семье был, самым умным. Мечтал учёным стать.

Так бы счастливо и жила Мария Ивановна со своими сыновьями, если бы не война.

Светлым солнечным утром напали на нашу Родину фашисты. Солнце заволокло дымом. Засыпало пеплом поля. Реки помутились от крови и слёз.

Первым встретил фашистов пограничник Степан. Он тогда на посту с товарищем стоял. Видят: идут несметные полчища фашистов, будто тучи саранчи.

Залегли Степан с товарищем за камнем и давай по фашистам стрелять. Стреляли, пока патроны не вышли. А потом поднялись во весь рост и ну штыками колоть! И погибли в неравном бою как богатыри.

Узнала мать о гибели Степана, засеребрилась в её косе седина, поблёкли глаза от слёз.

Снарядила она на войну второго сына — Алёшу. Стал Алёша танкистом. Храбро дрался. Но удалось фашистам поджечь Алёшин танк. Бросились наши солдаты к горящему танку, чтобы Алёшу спасти, а танк — пустой. Нет там Алёши. А куда делся — неизвестно.

Пришло матери письмо, что пропал её второй сын без вести.

Совсем серебряной стала её коса. Совсем блёклыми глаза, будто вся синева их слезами вышла.

Собрался на войну младший, Иванушка, — его черёд.

До зорьки поднялась мать, хлопотала у печи, испекла из ржаной муки каравай хлеба. А как надел Иванушка солдатскую шинель и стал прощаться с матерью, подала она ему каравай и сказала:

— Народ тебя, Иванушка, и оденет, и накормит. А всё ж возьми материнский хлеб. На самый крайний случай.

Взял Иванушка в руки каравай, бережно разломил пополам. Одну половину матери вернул, вторую обернул в чистую холстину и положил в свой мешок. Поцеловал мать и шагнул за порог.

С этого-то места и начинается рассказ про солдата Ивана.

ГЛАВА ПЕРВАЯ, в которой рассказывается о том, как Иван «жар-птицу» поймал

Однажды Ивана вызвал к себе Генерал.

Начистил Иван сапоги, поправил ремень на гимнастёрке. Хоть и война, а солдат всегда должен быть аккуратным, подтянутым. Явился к Генералу.

— Здравия желаю, товарищ Генерал.

— Здравствуй, Иван. Слышал я о твоём старшем брате, пограничнике Степане. Героем был Степан. Воевал я вместе с твоим средним братом, танкистом Алёшей. Героем был Алёша. Теперь и для тебя есть дело трудное и опасное. Скоро начнётся наступление. Нужно «языка» добыть. Только не простого фашиста, а «жар-птицу»— фашистского офицера, чтобы побольше знал, побольше рассказать мог.

— Слушаюсь, товарищ Генерал.

— А ты не спеши с ответом, Иван. Подумай. Может, на смерть идёшь.

— На то я и солдат, своим старшим братьям брат, — ответил Иван.

Стал он готовиться к походу в фашистский тыл. Попросил у старшины мешок, положил туда верёвку, четыре десятка гвоздей да четыре дощечки. Удивился старшина тому снаряжению, но что зачем, спрашивать не стал — сам Генерал приказал выдать Ивану, что ни попросит.

Читать еще:  Как выживать в условиях экономического кризиса

Надел Иван пёстрый маскировочный халат, чтобы не так заметным быть. Взял автомат. Положил краюшку материнского хлеба за пазуху и, как солнышко село, попрощался с товарищами.

Через линию фронта нелегко пробираться. Всюду фашистские глаза да фашистские уши. Пули свистят. Мины рвутся. Надо то ползти, как ящерица, то взлетать по-птичьи, то падать на землю камнем, то замирать деревом. Но прошёл Иван через фронт невидимым, неслышимым, будто тень облачка через поле.

К рассвету на дорогу вышел. Огляделся. Кругом ели могучие стоят. Глушь. А дорога наезжена. Самое подходящее место для засады.

Достал Иван из мешка гвозди, дощечки да верёвочку. Набил гвоздей в дощечки так, что дощечки колючками, как ежики, стали. Связал «ёжиков» верёвочкой в цепочку. Грязью вымазал, чтобы не белели. Разложил аккуратно в траве на обочине. Верёвочку через дорогу протянул, а сам спрятался в кустах. Сидит. Ждет. Конец верёвочки в руках держит.

Загремел на дороге фашистский танк.

Пропустил его Иван мимо. «Не про меня добыча».

Протарахтел тяжёлый грузовик с брёвнами. «И эта не про меня».

Показалась из-за поворота легковая машина. Чёрным лаком блестит.

Насторожился Иван. Уж не в этой ли машине «жар-птица» сидит? Потянул за верёвочку. Из травы послушно выползли четыре «ёжика» и легли поперёк дороги.

Наехал на них автомобиль.

Трах-трах… Лопнула шина.

Выскочили из автомобиля двое фашистов. По-своему, по-фашистски, ругаются. За ними третий показался. Над губами тонкие усики. Фуражка высокая. Погоны блестят.

«Ты-то мне, господин «жар-птица», и нужен», — подумал Иван. Выскочил из кустов, поднял автомат.

Два фашиста свалились как подкошенные.

Скомандовал Иван офицеру:

— Хенде хох! Руки вверх!

Офицер побледнел, залопотал что-то, схватился за кобуру, стал пистолет вытаскивать.

— Нехорошо, господин «жар-птица»!

Стукнул офицера легонько по голове кулаком. Тот и рухнул на землю без памяти.

Сунул Иван офицера в мешок, завязал верёвкой. Машину поджёг, чтобы больше на ней фашисты не катались. Взвалил мешок на плечо и скрылся в лесу.

Ночью линию фронта перешёл. Явился к Генералу чуть живой от усталости. Положил перед ним мешок, развязал.

— Ваше приказание выполнил, товарищ Генерал. Раздобыл «жар-птицу».

Вылез фашистский офицер из мешка злой, как собака побитая. На Ивана не глядит.

Похвалил Генерал Ивана:

— Проси, — говорит, — любую награду за подвиг.

Вытянул Иван руки по швам. Отдал Генералу честь.

— За доброе слово спасибо, товарищ Генерал. А награды мне никакой не надо. Я для народа, для Родины жизни не пожалею. Служу Советскому Союзу!

Вернулся Иван к своим товарищам. А те глядят на него и головами качают.

— Чего вы на меня так смотрите?

— Да вроде бы ты вырос. Длиннее стал.

— Чепуха, — говорит Иван. — Это только в сказках не по дням, а по часам растут.

— А ну-ка, давай померяемся, — предложил один из солдат, Николай. — Мы с тобой в строю рядом стоим, вроде одного роста.

Стали Иван и Николай спинами друг к другу. Что за чудеса! Иван на целую голову выше.

— Вот так да! Выходит, ты не по дням, а по делам растёшь! — засмеялся Николай. — А может, ты и есть Иванушка из сказки?

— Нет, — сказал Иван. — Я не из сказки, я — обыкновенный Иванушка.

Достал он из-за пазухи холстину с краюшкой материнского хлеба, развернул, а краюшка свежая, будто сейчас из печи. Подивился Иван. Задумался. Мать вспомнил. А товарищам ничего не сказал про хлеб. Ещё засмеют, что краюшка вдруг свежей показалась!

«Крайний». Поучительный юмористический рассказ

История выживания: Хуана Мария. Последняя из индейцев николеньо

Бушкрафт: Самостоятельное изготовление лука

Прислали к нам как-то нового замполита служить. Целого капитана 2 ранга из штаба флотилии, — то ли пенсию быстрее заработать хотел, то ли оклад повыше нужен был, то ли к повышению готовили, — хрен их знает, пытаясь разобраться в сексуальных хитросплетениях хитрожопых витязей из воспитательной службы — и безногий ногу сломал бы.

Читать еще:  45-я гвардейская бригада спецназа ВДВ

День-два он походил по кораблю, с ласковой улыбочкой заглядывая в хмурые лица подводников, и случилось у нас собрание офицерское. Командир устроил разбор полётов предыдущего выхода в море и накручивал хвосты на будущий.

— Товарищи офицеры! — начал командир, — по результатам последнего выхода в море…
— Прошу разрешения, товарищ капитан первого ранга! — радостно вскочил в этом месте новоиспечённый подводник, — но, в данном случае, нужно говорить «крайнего», а не «последнего».
— Что, простите мое старческое слабоумие? — командир и не понятно от чего больше опешил: или от того, что его кто-то осмелился перебить или от того, что его кто-то осмелился поправить.
— Я говорю, что нельзя говорить слово «последний», а надо говорить слово «крайний»! — да-а-а, чутья у замполита нового, конечно, с гулькин хуй, тот ещё психолог, сразу видно.

Командир посмотрел в стол, проверил наличие ногтей на всех своих руках и спросил:

— Товарищ капитан второго ранга, а у вас есть в библиотечке корабельной толковый словарь русского языка?
— Так точно!
— Будьте добры, принесите, пожалуйста.

После того, как замполит выскочил из кают-компании в ней начался ропот офицеров.

— Так, спокойно, товарищи офицеры, — поднял руку командир, — этого я и сам сейчас унижу, без вашей помощи, но спасибо за поддержку.
— Вот, товарищ командир! — радостно размахивая каким-то зелёным томиком, примчался обратно воспитатель.
— Открывайте, товарищ капитан второго ранга, и зачитайте, пожалуйста, вслух значения слов «крайний» и «последний».

— Ничего не смущает? — уточняет, на всякий случай, командир
— Ну… товарищ командир, традиция же.
— Какая?
— Ну… у лётчиков, у десантников, вообще у военных!
— А мы на самолёте сейчас?
— Нет
— На большом, может быть, десантном корабле?
— Нет — воспитатель начинает краснеть
— А где мы сейчас?
— На подводной лодке
— На моей подводной лодке, я прошу заметить. И давайте я сейчас прерву наш, бесспорно бесполезный, с вашей точки зрения, саммит, и займу у офицеров несколько минут лишнего времени, чтоб рассказать Вам о традициях на нашем корабле. Вы не переживайте, что они на полчаса позже уйдут домой, потому, что у них традиция есть дела свои до конца доводить и обеспечивать безаварийную эксплуатацию корабля, а не языком молоть, поэтому им не привыкать. А ещё одна традиция у нас — уважать старших, то есть в данном случае, меня. Меня можно не любить, но оказывать мне всяческие почести, вплоть до целования в жопу, очень даже приветствуется. А вот перебивать меня, во время моих гениальных речей строго запрещается всем, даже механику, а не то, что замполиту! И запомните, товарищ подполковник: по моему пониманию, а значит и по пониманию всего моего экипажа, крайними бывают плоть, Север, мера, срок и необходимость! Все остальные слова маркируются у нас словом последний, то есть позднейший или самый новый, по отношению к текущему моменту! Усвоено?
— Так точно, товарищ командир, но я же думал..
— А не надо думать! Вам по штатному расписанию этого не положено! Лейтенантам и старшим лейтенантам заткнуть уши! И если ты ещё раз меня перебьёшь, сука, то будешь послан на хуй, прямо при всех вот этих неокрепших флотских умах с заткнутыми ушами! Можно открывать уши! Видишь — сидят с заткнутыми потому, что слушаются меня! Учись, воспитатель!

Читать еще:  Запрещено для детей - Last Day Club

Командир дал отмашку на открытие ушей и продолжил собрание.

Традиций на флоте много, часть из них просто условности и дань прошлому, часть исполняется неукоснительно, как, например, взаимовыручка, о которой я расскажу в следующий раз. Но, при этом, если ставить знак равенства между традициями и условностями,основанными на суевериях, то условности просто помогают отличить нормального человека от долбоёба, как в этом случае с замполитом.

Подводники спокойно говорят слово «плавали», вместо «ходили», «подполковник», вместо «капитан второго ранга» (здесь, правда, важна интонация, потому, как сухопутное звание может иметь, как оскорбительный оттенок, так и уважительный). Конечно же, если вы штабной офицер, программист, таксист, какой-нибудь там офисный работник и так далее, то обязательно используйте слово «крайний» вместо «последний» везде где это уместно и неуместно, — так вас будет легче отличать от нормальных людей.

Энциклопедия сказочных героев

Все о сказках для читательского дневника. Русские народные сказки, сказки народов мира, сказки русских и зарубежных писателей.

четверг, 8 марта 2018 г.

«Крайний случай»

Ксения Драгунская «Крайний случай»

Жанр: авторская сказка

Главные герои сказки «Крайний случай»:

  1. Собака, неизвестной породы, наверное дворняга, очень грустная, пока не нашла своего человека, добрая и доверчивая.
  2. Митя, мальчик, которому понравилась собака, но у него дома были морские свинки
  3. Папа, которому тоже понравилась собака, но он не знал, как отреагирует мама
  4. Мама, добрая и решительная, не терпит несправедливости.

План пересказа сказки «Крайний случай»:

  1. Митя и папа идут на реку
  2. Говорящая собака
  3. Крайний случай
  4. Дарья Павловна
  5. Говорящий дождь
  6. Морские свинки
  7. Мама и мотоцикл
  8. Добрые люди.

Кратчайшее содержание сказки «Крайний случай» для читательского дневника в 6 предложений:

  1. Митя и папа видят говорящую собаку
  2. Собака ищет своего человека
  3. Митя и папа отводят собаку к Дарье Павловне, но она не тот человек
  4. Собака рассказывает, что у нее не было своего человека
  5. Возвращается мама и решает оставить собаку
  6. Собака больше не разговаривает

Главная мысль сказки «Крайний случай»:
У каждого животного должен быть хозяин, который бы его любил и о нем заботился.

Чему учит сказка «Крайний случай»:
Эта сказка учит нас любить животных, заботиться о них. Сказка учит добру и тому, что любое животное должно иметь своего хозяина и быть счастливым

Отзыв на сказку «Крайний случай»:
Это очень красивая сказка, в которой главная героиня — собака, которая ищет своего человека, своего хозяина, свою семью. Прочитав эту сказку я иначе стала смотреть на бедных бродячих животных, которые не имеют своего хозяина.

Пословица к сказке «Крайний случай»:
Каждый барбос кузнец своего счастья.
Хорошая собака без хозяина не останется.

Краткое содержание, краткий пересказ сказки «Крайний случай»:
Митя с папой встречают по дороге на речку собаку. Они спорят, что это за порода и думают, что собака будет кусаться. Однако собака говорит, что не будет.
Митя и папа удивляются, что собака разговаривает. Собака говорит, что это только в крайнем случае, а сейчас как раз крайний случай, ведь собака ищет своего человека.
Собака описывает своего человека и Митя с папой решают, что это Дарья Павловна, которая тоже играет на гитаре.
Они ведут собаку к Дарье Павловне, но та обижается, что у нее длинный нос и кричит. Митя, папа, собака убегают.
Собака рассказывает, что у нее никогда не было своего человека, но дождь сказал ей, что у нее должен быть свой человек.
В это время вернулась на мотоцикле мама Мити. Она сказала, что собака просто дворняга и собака пошла несчастной походкой прочь.
Мама сказала, что нельзя, чтобы собаки уходили несчастной походкой, и предложила взять собаку.
Собака спросила, хорошие ли у них руки и руки оказались хорошими.
Больше собака не разговаривала, ведь крайний случай кончился.

Иллюстрации и рисунки к сказке «Крайний случай»:

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector