2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как я внедрился в отряд пограничного ополчения

Первый контрудар: как советские пограничники били врага в Великую Отечественную

Поступь «Барбароссы» и ярость Бреста

Директива под номером 21, в составлении и утверждении которой принимало участие все военно-политическое руководство Германии, не предполагала оборонительных действий. Длительная подготовка, дезинформация, стягивание войск к границе и неожиданное нападение должны были сломить сопротивление Красной армии одним молниеносным ударом.

Вторжение в Советский Союз впечатляло своим масштабом: боевые действия развернулись на фронте протяженностью почти три тысячи километров и включали в себя три ключевых направления для удара – Москву, Киев и Ленинград.

Вопреки расхожему мнению, первые часы вторжения на территорию СССР не были для вермахта легкой прогулкой: советские солдаты отбивались до последнего, обороняя каждое здание, переправу или мост.

Практически не встречавшие сопротивления немецкие пехотинцы, танкисты и офицеры после пересечения границы с Советским Союзом впервые за время победоносного похода по Европе стали осознавать: провести операцию «Барбаросса» малой кровью уже не получится.

Даже несмотря на проблемы с оперативно-стратегическим взаимодействием видов вооруженных сил в СССР, осуществлять захват населенных пунктов противнику удавалось крайне тяжело. Настоящим откровением для 4-й армии вермахта стало сражение за Брест, в ходе которого гарнизон, численность которого после отхода некоторых частей едва составляла десять тысяч человек, яростно истреблял врага всеми подручными средствами.

Однако защитники гарнизона в Бресте были не единственными героями, давшими отпор противнику, прошедшего через всю Европу практически без единого выстрела.

Бой на границе

Первым заслоном на пути частей и соединений вермахта так или иначе должны были стать советские пограничники. Воздушная разведка, проведенная люфтваффе заблаговременно выявила, что далеко не все гарнизоны оснащались тяжелым вооружением, поэтому на отдельных участках фронта попыткам прорыва уделялось особенное внимание.

Участок госграницы на реке Сан составлял всего 200 с небольшим километров – при должном уровне планирования и поддержки огнем части и соединения вермахта планировали форсировать реку и закрепиться на «новой земле» всего за несколько часов.

Ровно в четыре часа утра 22 июня 1941 года на комендатуры пограничного отряда обрушился град артиллерийских снарядов. Десятки немецких гаубиц работали без перерыва, стремясь сравнять расположение пограничников с землей.

В ходе артналета уничтожению подверглись не только помещения, но и линии связи, а также дороги, связывающие гарнизон со штабом – погранзастава оказалась без связи, без помощи и без шансов на спасение.

Через четыре часа артподготовки первые гитлеровские пехотинцы при поддержке авиации выдвинулись на штурм позиций советских пограничников. Путь к новым землям, обещанные фюрером каждому солдату и офицеру, отделял от них лишь небольшой мост через реку Сан, на пешее преодоление которого бодрым шагом требовалось не больше пяти минут. Практически не ожидая сопротивления, немецкие пехотинцы спокойно двинулись по переправе, но неожиданно по ним с разных секторов и позиций стали бить пулеметы.

Читать еще:  Осведомлён - значит вооружен: 15 основных правил защиты дома

Сломанные зубы

Уже к десяти часам утра 22 июня пограничники под командованием лейтенанта Нечаева, заместителя начальника 14-й заставы, отбросили наступавших на исходные позиции без всякой помощи извне. Потери вермахта за попытку с ходу перейти мост превзошли европейский «поход»: при оккупации Бельгии и Голландии было потеряно меньше солдат и офицеров, чем за первые часы вторжения в Советский Союз.

Только на небольшом участке через реку Сан советские пограничники с несколькими пулеметами уничтожили до 300 солдат противника. Еще около 700 гитлеровцев были ранены. Потери гарнизона при этом составили всего 16 человек.

Оправившись от первых неудач, уже к полудню 22 июня 1941 года перегруппировавшийся противник бросил в бой танки. «Давили не только количеством солдат, но и всеми остальными средствами. Численный перевес, конечно, сыграл не в пользу пограничников: даже с учетом возможной поддержки стрелковой дивизии и собранного народного ополчения силы вермахта превосходили оборонявшихся в 18–20 раз», – отметил в интервью телеканалу «Звезда» военный историк Сергей Самута. К трем часам дня под натиском артиллерии и авиации защитникам города пришлось оставить позиции и покинуть Перемышль.

Первый бросок на запад

Пограничники соединились с частями 8-го стрелкового корпуса. Оценив возможности противника и оснащенность личного состава вооружением и вспомогательными средствами, генерал-майор Снегов принимает неожиданное решение – не организовывать линию обороны, а разработать план контрудара и нанести врагу сокрушительное поражение, разгромив гитлеровцев на еще не оборудованных позициях.

После обработки позиций гитлеровцев силами 71-го гаубично-артиллерийского полка и минометного обстрела разведанных укреплений пехотинцы и пограничники ворвались в Перемышль. По сути, именно бои за Перемышль впервые продемонстрировали германской армии, что именно стоит вкладывать в понятие «огненный ад на улицах города»: историки отмечают, что наиболее грамотно действовали небольшие группы по 10–15 человек, зачищавшие здания в городе.

Уже к пяти часам вечера 23 июня гитлеровцы были выбиты из Перемышля. На следующий день улетевшие в штабы донесения об успешной операции по освобождению города превратились в заявления по радио, вселившие в советский народ надежду на победу и успешное сопротивление противнику.

Помимо первого в истории Великой Отечественной войны контрудара, были и другие особенности: отдельно историки отмечают одного из командиров, старшего лейтенанта Г. С. Поливоду, создавшего и оперативно обучившего боевые группы не только способам зачистки зданий, но и организации противотанковой борьбы в условиях ограниченного пространства.

За пять дней обороны отбитого у противника Перемышля гитлеровцы не оставляли попыток вырвать инициативу из рук Красной армии, однако существенного прогресса в контратаках, сопровождавшихся целым градом артиллерийских снарядов и авиабомб, добиться не удалось.

Читать еще:  Операция «Тигр» 1944 года: военные учения, унесшие тысячу жизней

Вплоть до раннего утра 28 июня в пограничных боях за Медык, Комарно, Легезино и Перемышль противник понес чудовищные потери – более пяти тысяч человек убитыми и около тысячи ранеными.

Выброшенные из Перемышля гитлеровцы долго сопротивлялись на отдельных участках фронта. Однако грамотная организация боевых действий не только позволила сорвать планы хорошо спланированных атак вермахта, но и сохранить стратегические транспортные артерии, такие как железнодорожная ветка Перемышль – Львов, при попытке прервать снабжение и перевозки по которой вермахт потерял не менее 500 человек и несколько танков.

Неравный бой советских пограничников в июне 1941, подвиг 5-й заставы под Кагулом.

В канун 78-й годовщины начала Великой Отечественной Войны я хотел бы вспомнить тех, кто первым встретил врага на границе. Уступая в численности и вооружении, советские пограничники бесстрашно вступали в неравный бой с противником, для многих он стал первым и последним, но все бойцы НКВД выполнили свой долг, не отступив без приказа. Кто-то держался считанные часы, кто-то день, но отдельным заставам на границе удавалась продержаться неделю и больше , как, например, 5-й заставе на берегу реки Прут, Кагульского погранотряда. О подвиге ее гарнизона мы Вам и расскажем.

22 июня 1941 года около 4-х утра два бойца заметили как враг спустил понтоны на воду, и начал на них переправляться. Подпустив их ближе, Макаров и Теленков закидали румынов гранатами, после чего открыли огонь из автоматов, тем самым отбив первую попытку прорыва. Чуть позже враг открыл ураганный огонь из артиллерии, раскаты которого превращались в гул, а к форсированию реки приступили основные силы союзников Гитлера. Почти сразу они создают плацдарм и отсекают один из ДОТов на границе, сухопутную связь с которым удалось восстановить только после рукопашной атаки во главе с лейтенантом В.М. Тузловым. Опешивший враг отступил к реке, но спустя время снова перешел в атаку и захватил блокгауз, отбить который смогли всего три пограничника под руководством мл. сержанта Михалькова, хладнокровно забросав врага гранатами. Но самое главное бойцы продолжали держать под контролем главные объекты в виде двух мостов, вынуждая врага переправляться через реку, где они попадали под пулеметный огонь пограничников под руководством сержанта И.Д. Бузыцкого, наносившему большой урон, и мешавший сконцентрировать большие силы на восточном берегу. Руководство просило бойцов держаться и не сдавать два моста. так необходимых врагу для передвижения войск в этой болотистой местности. И бойцы стояли, один день сменял другой, а горстка пограничников продолжала сражение, не уступая врагу свой участок границы со столь драгоценной переправой. Но силы таяли, бойцов становилось меньше, и если продукты питания оставались, то боеприпасов уже явно не хватало.

2 июля 1941 года пограничникам приходит долгожданный приказ на отход, но перед отступлением требовалось взорвать два моста. Утром этого же дня оставшиеся в строю красноармейцы атакуют позиции румын, оттесняя их от переправ, после чего их минируют и удачно взрывают. Героическая оборона 5-й заставы была завершена. К своим из 63 бойцов вышло всего 16, при этом враг за 11 дней потерял в десятки раз больше, только убитых было около тысячи человек. Трое защитников заставы удостоились высшей награды страны, лейтенанту А.К Константинову и мл. сержантам В.Ф.Михалькову и И.Д. Бузыцкову присвоили звания Героев.

Читать еще:  10 городов-призраков, в которых нужно побывать

Народное ополчение в годы ВОВ.

Б. И. Кузнецов.
—-
Сколько семей лишились кормильцев . и не получали в последующем выплат, как в случае с военнослужащими? А всего то «очумелые ручки» из военных финорганов придумали способ «экономии» бюджетных средств. Причем, после смерти ополченца члены семьи освобождались только от повышенного военного налога (+50% с каждого взрослого члена семьи). Кто ж был автором таких решений? Ау, коммунисты, отзовитесь куда делся ваш патриотический запал — а то могу всем подряд начать раздавать .

—-
Еще один по потерям ополчения .

. 2. Не были учтены потери дивизий народного ополчения до их включения в состав Красной Армии. Дивизии и полки народного ополчения понесли огромные потери (абсолютные и относительные) при обороне Москвы, Ленинграда, Смоленска, Тулы, Одессы, Севастополя, Сталинграда и других городов. Всего в дивизии и полки народного ополчения вступило, как минимум, 4 миллиона человек. Из них впоследствии около 2 миллионов вошло в действующую армию. Потери этой половины от общего числа ополченцев были учтены. Потери первой половины — нет. То есть сотни тысяч погибших с оружием в руках осенью 1941 года не вошли в общую цифру безвозвратных потерь вооруженных сил СССР.

Там же общее число призванных

. на 22 июня 1941 года в Красной Армии и ВМФ состояло по списку 4.826.907 военнослужащих. Кроме того, на довольствии в Наркомате обороны находилось 74.945 военнослужащих и военных строителей, проходивших службу в формированиях гражданских ведомств. За четыре года войны было мобилизовано (за вычетом повторно призванных) еще 29.574.900 человек, а всего вместе с кадровым составом в армию, на флот и в военные формирования других ведомств было привлечено 34 миллиона 476 тысяч 752 человека. Грандиозная цифра (для сравнения: на территории Германии, Австрии и Чехословакии в 1939 году проживало немцев-мужчин в возрасте от 15 до 65 лет 24,6 миллиона). На самом деле она была еще выше. Дело в том, что по неизвестным мне причинам авторы исследования не учли численность войск ПВО, пограничных и внутренних войск по состоянию на 22 июня 1941 года. А с их учетом общая численность вооруженных сил СССР составила к началу войны 5 миллионов 700 тысяч человек

Итого доля ополчения к официально призванным в армию составила примерно
4,0 млн чел./35,3 млн. чел= 11,3%

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector