0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как выжить в страшной войне, и почему вы этого не хотите

Содержание

Как выжить в страшной войне, и почему вы этого не хотите

КАК ВЫЖИТЬ В ЖЕСТОКОМ МИРЕ

Я отвечу конкретно и однозначно на вопрос — «почему мы разучились быть добрыми, справедливыми, терпимыми, сочувствующими?» Потому что мы все реже задаем такие вопросы САМИМ СЕБЕ! Мы все больше требуем, просим, молим, выторговываем доброту, справедливость, терпимость и сочувствие У КОГО-ТО ДРУГОГО! И так каждый из нас. И нам приходится противостоять каждому, и каждый противостоит нам. Кому может быть адресован призыв к добру? Для кого звучит Нагорная проповедь? Вся ее тайна и парадокс заключаются в том, что она не звучит НИ ДЛЯ КОГО! Ни для единого существа во всем мире! Она, как и всякий призыв к добру, звучит именно и только для… ВАС!

Вопрос: «В наше время почему-то люди стали очень жестокими. Сосед бросил камень в соседа из-за того, что тот поставил машину на «его законное место», хотя двор общий. Женщина обругала нецензурной бранью, другую женщину только потому, что та случайно наступила ей на ногу, хотя тут же извинилась. Сын поднял руку на мать потому, что та не дала ему свою крошечную пенсию «на опохмелку»… Это еще не самые вопиющие примеры проявления жестокости. Достаточно включить телевизор и вы окунетесь в мир преступлений, в основе которых просто злоба и ненависть. Что с нами? Почему мы разучились быть добрыми, справедливыми, терпимыми, сочувствующими? Раньше я думала, что если в каждой отдельной семье будет мир, любовь и согласие, мир станет лучше. Если в каждой семье воспитают добрых, отзывчивых, порядочных детей, то мир станет совершеннее. И своих дочерей мы с мужем воспитывали так, чтобы они были добрыми и справедливыми, чтобы помогали слабым, не держали зла на обидчиков, никого никогда не обманывали, чтили заповеди. Но вот на днях наша старшая дочь (ей 18 лет) сказала: «Родители, вы – наивные. Мир жесток. Живущим в нем не доброта нужна, а кулаки и зубы, чтобы выжить». Почему она так сказала? Может, ее кто-то обидел? Или это влияние друзей, однокурсников, телевидения? Или она просто стала взрослой и, обретя уже какой-то опыт вне дома, обрела и свое мнение, отличное от прежнего? И как объяснить ей, что она ошибается? Или ошибаемся мы с мужем?»

Вы пишите – «В наше время почему-то люди стали очень жестокими». Нет, не в наше время, люди всегда были очень жестокими. Только в последние столетия по мере утверждения культурных и нравственных норм преимущественно у европейской части населения проявления жестокости уменьшились. Ни для кого не секрет, что в ряде современных мусульманских государств, такая вещь, как до смерти забить женщину камнями – совершенно нормальное явление. Да, что там мусульманский мир — сколько молодежи в России со времен Афганистана было использовано в качестве «пушечного мяса» в различных войнах и горячих точках. Пройдите по любому кладбищу – не меньше трети всех могил составляют могилы не стариков, а боевых солдат и офицеров. И это в «мирное время», на глазах у всех! А большая ли разница между «побиванием камнями» человека всем аулом и отправкой человека на войну всей деревней (или двором) ради защиты чьих-то нефтяных интересов или политических амбиций? И ТО, И ДРУГОЕ не просто не считается жестокостью и не просто происходит с всеобщего молчаливого согласия, а совершается абсолютно «законно» и даже торжественно!

Скажите, а «вы с мужем» считаете, например, проводы на войну одним из проявлений жестокости мира? Использовали в борьбе с ними «кулаки и зубы»? Если нет, то, на мой взгляд, именно вы не правы.

С 1917 по 1990 гг. из СССР эмигрировало по разным данным от 12,5 до 15 млн. человек; с 1990 по 2000 гг. – около 1,1 миллиона человек; с 2000 г. по настоящее время — 1,250 млн. человек. В последние десятилетия по подсчетам экспертов, каждый год Россию навсегда покидает от 100 до 150 тыс. человек. Это минус один город Тверь каждые 3-3,5 года! Это минус население московского мегаполиса вместе со всей московской областью, учтенными и неучтенными жителями всего за 100 лет существования Российского государства.

Как вы думаете, кто уезжает? Бандиты, жулики, проходимцы и аферисты? Увы, нет… Ни одно цивилизованное государство не примет иммигранта даже с «ерундовой» судимостью. Более того, попробуйте официально уехать на ПМЖ в другую страну, не имея культурного и образовательного уровня выше среднего. Вас примут, только если вы каким-то образом компенсируете свой не высокий интеллектуальный и моральный статус притоком значительного капитала. Так кто же составляет эти 15-18 млн. человек, переселившихся за границу, а кто хранит (простите за грустный сарказм) преданность «родной земле и отечеству»? Кому — уехавшим или оставшимся — в большей мере требуются «кулаки и зубы, чтобы выжить»? Кто прав? Может быть, вы с мужем…?

Мы не «разучились быть добрыми, справедливыми, терпимыми, сочувствующими». Кто таким был, тот таким и остался. Просто доброты, справедливости, терпимости и сочувствия стало меньше — наш мир оказывается все менее «разбавлен» добром, и соответственно, зло в нем становится все более концентрированным.

Вы пишите – «своих детей мы с мужем воспитывали так, чтобы они были добрыми и справедливыми, чтобы помогали слабым, не держали зла на обидчиков, никого никогда не обманывали, чтили заповеди». Но разве они не таковы? Разве они видят жестокость этого мира не с точки зрения своей доброты, силы и справедливости? Разве они не вступают с этим миром в борьбу? Я, уж, не буду приводить цифры уголовной преступности, садизма, педофилии, подростковых самоубийств, абортов, процессов по лишению родительских прав, преступлений на почве наркомании и алкоголизма, не говоря о ставшем уже банальностью, принимаемом всеми без исключения факте, что «жить и работать честно в современной России просто невозможно». Так, разве ваши дети не пытаются изо всех сил выжить в этом мире концентрированного зла и насилия, сохранив в себе, в том числе, привитые вами качества?! Разве не за добро и справедливость ведут они свою борьбу с миром, где муж может из ревности зарезать свою жену и троих детей, а жена из мести мужу выброситься с последнего этажа вместе со своим 3-летним ребенком?!

Разве можно выжить в таком мире без временных уступок и компромиссов? На такое может быть способен разве что сумасшедший, либо фанатик-самоубийца, либо святой юродивый, либо отчаянный самопожертвователь вроде Александра Матросова. Вы хотите, чтобы ваши дети были такими? Или вы думаете, что они обретут свое место в жизни и продолжат род, будучи «ботаниками» и простодушными «лапочками»? Они могли соответствовать в какой-то степени подобному образу, пока находились всецело за вашей спиной и под вашей защитой, но теперь пришло время им самим готовить спины для защиты уже своих детей. Так, кто наивен, кто ошибается? Снова не «вы с мужем»?

В чем же не правы ваши дети? На какие ошибки вы так хотите им указать? Вы требуете от них буквального следования евангельским заповедям – «Возлюби врага своего. Если тебя ударили по одной щеке, подставь и другую. Если кто-то требует от тебя денег, отдай ему и свою рубашку» (Мф.5:39-44)? Но вы должны понимать, для кого эти заповеди, и к чему приводит беспрекословное следование им? Куда приводит их исполнение, показал Тот, Кто их и провозгласил. Это путь на Голгофу. Для кого существуют эти заповеди, Он также указал своим примером – для мудрых и духовно сильных людей. Если вы будете маленькому ребенку «вдалбливать» принцип непротивления злу насилием, то превратите его просто в беспомощного, беззащитного и бесправного страдальца, не способного ни защитить себя, ни предоставить защиту ближнему.

Читать еще:  Стрелковый этикет: что можно и что не нужно делать в тире и на стрельбище

Вы пишите, что у вас двое детей: скажите, когда они были маленькие и не могли поделить игрушку, вы заставляли одного из них по требованию другого отдавать сопернику все игрушки? Вы не переживали хотя бы в глубине души, когда ваш ребенок был обижен кем-то более сильным и не мог дать сдачи? Конечно, переживали. И благодаря этому ваши дети выросли ЖИЗНЕСПОСОБНЫМИ! Для них ли звучали эти заповеди, когда они были маленькими? Для кого угодно, только не для них! Если бы было так, они бы никогда не повзрослели. Могут ли они теперь буквально следовать этим заповедям, когда им противостоит целый мир? В принципе могут, но тогда и их жизнь, образно выражаясь, будет исчислена тридцатью тремя годами. Так для кого же звучала Нагорная проповедь? Отвечая на этот вопрос, я, наконец-то, перестану вас игнорировать. Она звучала и звучит до сих пор для… вас с мужем!

Она будет звучать и для ваших детей, когда из противостояния с миром обмана и жестокости, они вынесут собственное опытное понятие о добре и зле, а вместе с ним мудрость, а также — не лишенную силы доброту и рассудительную справедливость.

Вы говорите — «Что с нами? Почему мы разучились быть добрыми, справедливыми, терпимыми, сочувствующими?». А кого вы об этом спрашиваете? Почему вы спрашиваете об этом еще совсем молодых подростков? Почему вы спрашиваете меня, о том, ЧТО с вами? Думаете, я поставлю диагноз и назначу верное целительное средство? А ВЫ СПРОСИЛИ ОБ ЭТОМ, ПРЕЖДЕ ВСЕГО, СЕБЯ? А вас не коснулась жестокость этого мира, от которой «вы с мужем» стали НЕ беспредельно добрыми, НЕ бескомпромиссно справедливыми, НЕ абсолютно терпимыми и далеко НЕ всецело сочувствующими? На 100% процентов могу сказать, что не спросили. По крайней мере, точно не спрашивали осознанно и мучительно не искали ответ, потому что иначе не задавали бы этот вопрос мне и не искали изъянов в мировосприятии своих детей.

Хотя вы уже все поняли, я не буду отвечать вопросом на вопрос — «Почему мы разучились быть добрыми, справедливыми, терпимыми, сочувствующими?», а отвечу конкретно и однозначно — потому что мы все реже задаем такие вопросы самим себе! И так все чаще поступает каждый из нас. Мы все больше требуем, просим, молим, выторговываем доброту, справедливость, терпимость и сочувствие от кого-то другого! И так каждый из нас. И нам приходится противостоять каждому, и каждый противостоит нам.

Ваш вопрос абсолютно верен, но он почти всегда адресуется кому-то другому, и только по этой причине мы не получаем на него ответ, а зло в мире становится все более концентрированным. Задайте этот вопрос себе и концентрация зла в мире, пусть на толику, но обязательно уменьшится.

Кому может быть адресован призыв к добру? Для кого звучит Нагорная проповедь? Вся ее тайна и парадокс заключаются в том, что она НЕ ЗВУЧИТ НИ ДЛЯ КОГО! Ни для единого существа во всем мире! Она, как и всякий призыв к добру, звучит именно и только для… вас! Никак не для детей, и даже не для мужа…

Мясорубка для чайников: 25 советов по выживанию на войне, в плену и в тюрьме

Опытом выживания мы попросили поделиться знаменитого публициста Аркадия Бабченко — человека, который прошел несколько войн, бывал в плену и застенках и, в общем, знает, о чем пишет. И да, мы надеемся, что тебе никогда не понадобятся эти советы.

Стабильности в мире нет, кругом очаги напряженности. И вероятность оказаться в горячей точке, в окружении недружелюбных людей с оружием, пугающе отличается от ноля.

1. Первые моменты самые важные

Как ты себя поставишь в эти первые минуты, так с тобой и будут общаться в дальнейшем. Держись с достоинством, знай себе цену, покажи, что можешь дать отпор и постоять за себя. Меньше говори, больше слушай. Не рассказывай о себе пока ничего. Не лезь со своими разговорами. Спросят — отвечай, не спросят — молчи. Никогда не стесняйся спрашивать сам. Любой мужской коллектив в замкнутом пространстве — это всегда немного театр, где внешняя атрибутика имеет значение. Поведение — та же самая атрибутика. На тебя будут смотреть: как держишься, как говоришь, какие слова употребляешь. Постарайся как можно быстрее понять, что здесь принято и допустимо, а что — нет. Смотри, что делают остальные, и делай то же самое. Когда поймешь, что к чему и кто есть кто, можно будет уже немного раскрепоститься.

2. Проблема веса

Но, бога ради, только не начинай быковать с порога. Твой статус со временем определится сам — согласно твоим личным качествам. «Весить» ты один черт будешь столько, сколько «весишь», и не надо прибавлять себе веса искусственно. Не надо кичиться связями, знакомствами, деньгами, физической силой или умом. И не надо показывать людям, что ты считаешь себя выше их, — это самое худшее, что можно придумать. Приземлят. Очень быстро и очень больно. А потом еще начнутся проблемы. Ты говорил, что у тебя есть связи и деньги? Ну, неплохо бы поделиться.

3. Установи контакт

В критической ситуации (например, в районе боевых действий вооруженные люди останавливают тебя на улице) самое главное — понять, к кому попал и на какой стадии накрученности люди находятся. Война — всегда повышенный уровень агрессии. Тут главное — не быть убитым на истерике. Неси что угодно, включай дурака, твоя задача — зацепиться языками и не быть убитым в первые пятнадцать минут. Тогда шансы повышаются. Основная цель — установить психологический контакт. Показать, что ты свой, ну или, по крайней мере, нейтральный.

4. Не изображай жертву

Никогда не ползай в ногах и не умоляй. Постарайся максимально сохранять достоинство, пока это возможно. Хотя это и сложно. Некая доля твердости — это уважается. Но и не перегибай палку. Не выпендривайся. Единственное, чего этим добьешься, — прикладом в лоб и в багажник. Помни, ты себе больше не власть. Власть — другие. Те, у кого оружие. И они могут — и будут — распоряжаться твоей жизнью.

5. Если начнут избивать, приседай

Постарайся максимально закрыться руками и коленями. Не строй из себя героя. Не смотри в глаза. И ни в коем случае не пытайся ответить ударом на удар. Убьют, и все. Постарайся казаться меньше, слабее и придурковатее. Выполняй все требования. Но опять же не унижайся. Будут грабить — отдавай все. Вообще все. Без машины можно уйти, с простреленными ногами — нет.

6. Тренинги по медицине и первой помощи бессмысленны

Парамедиком ты все равно не станешь, да и инструментов нет. В экстремальной ситуации о первой помощи знать нужно только одно: если что-то оторвало, вкалываем промедол и перетягиваем жгутом; если перебило артерию или крупный сосуд, вкалываем промедол и перетягиваем жгутом до максимума. Не до боли, боль здесь не показатель. Перетягивать нужно со всей силой, пока не сможешь уже закручивать дальше, потому что остановить кровотечение из бедренной артерии очень сложно. А если что-то пробило — живот или грудину — вкалываем промедол, затыкаем дырку, перебинтовываем. Потом ничего больше не трогаем и при первой возможности отдаем врачам.

7. Алкоголь и агрессивные, а тем более вооруженные люди — несовместимы

Не пей. Никогда. Если началась попойка — уходи. Доб­ром это не кончается. Никогда.

8. Беар Гриллс — это шоу

Не имеет к реальности никакого отношения. На самом деле все всегда хуже, сложнее и тяжелее. Голод — не самое страшное. Куда серьезнее холод и антисанитария, влекущие за собой всевозможные обморожения, нагноения, дизентерию, стрептодермию и экземы. При каждой возможности следует стирать белье, мыть ноги, руки, пах, подмышки, сушить обувь. Обычные потертости могут полностью вывести тебя из строя.

9. Будь всеяден

Но в чем наш английский спецназовский друг прав, так в том, что жрать и пить можно все, что угодно. Под Алхан-­Юртом, выйдя из-под огня, мы пили прямо из болота, хруст живых мальков на зубах помню до сих пор. В Грузии, выйдя из боя, пили из ручья, где выше по течению валялся труп теленка. В Грозном — из канавы, где лежала дохлая собака.

10. Дырку в теле можно затыкать чем угодно

Например, отлично подходят полиэтиленовые пакеты, сверху перемотанные скотчем. Смысл здесь в том, чтобы избежать пневмоторакса. Чтоб воздух внутрь не попадал. При ранении в грудину это самое опасное.

11. Начни заниматься спортом

Прямо сейчас. Когда все начнется — нагрузки возрастут в несколько раз. Бронежилет — шестнадцать килограммов, шлем — два, автомат — четыре, вещмешок с патронами — еще десяток, гранаты, жратва, фляга с водой, нож. Карандаш, в конце концов. Ты не представляешь, насколько тяжелым может быть карандаш. Передвигаться со всем этим в режиме «бежим-лежим» очень сложно.

12. Жир у собак надо срезать

Он горчит. Голубей надо бить в голову, иначе пуля вырвет все мясо, останутся только перья. Летящую утку из автомата не сбить, можешь даже не пытаться. Коровам стрелять за рога. Черепах и рыбу можно глушить гранатами или из РПГ. В остальном — мясо и мясо.

Читать еще:  Выживание на вечеринке. 30 советов, как сохранить здоровье и репутацию

13. Садись на диету

Лично я на войне предпочитаю есть вообще раз в два дня. Во-первых, минимизируется одна из главных бытовых проблем на войне — поход на дальняк, что всегда доставляет массу неудобств. Срать в бронежилете с автоматом на коленях и одновременно пытаться контролировать обстановку — это очень неудобно, поверь. Да еще и растяжки кругом. Пошел в кусты, а вернулся без ног — очень частые случаи. А во-вторых, вообще лучше иметь пустой желудок: при ранении в живот меньше шансов перитонита.

14. Сломать можно любого

Мне, валявшемуся в собственной кровавой юшке на полу сортира в Моздоке, Саид, пытаясь стряхивать пепел на мое лицо, говорил: «Сломать можно любого, да, длинный?» Да. Сломать можно любого. Вопрос лишь времени и желания. А пытки ломают любого гарантированно, за исключением совсем уж единичных случаев. Но, поверь, шансы, что ты входишь в их число, невелики. Лучше не доводи до этого. Все равно они добьются от тебя того, что им нужно, но только к тому моменту ты уже будешь без пальцев и с разорванным кишечником.

15. Редко когда избивают так, чтобы действительно убить или сделать инвалидом

Но удары по внутренним органам опасны, даже если они не самые сильные. Сломанный нос лучше, чем разорванная селезенка. Постарайся защитить внутренности. Закрывай руками, коленями, сжимайся в клубок. При попадании в печень в правом боку взрывается нейтронная бомба, жжет, как адское пламя, — не можешь уже ни стоять, ни говорить. В общем, береги печень, Сеня!

16. Топленый снег уменьшается в объеме раз в десять

Из ведра снега получится котелок воды. Ну, это ты быстро поймешь. Весь дистиллят — снег или дождь — необходимо подсаливать, иначе просто невозможно напиться. Дистиллированная вода только вымывает вещества из организма. Чем больше пьешь, тем больше жажда. Нет соли — кинь щепотку золы. Но все же лучше живая прокипяченная вода — из реки, болота, лужи. Воду можно обеззараживать любой хлорсодержащей химией. Отбеливателем «Синева», «Белизной», «Доместосом». Плесни немного и дай постоять часа четыре. Не переборщи только, а то пить не сможешь.

17. Сигареты, спички, носки, солярка, водка, сладкое — это валюта

Постарайся иметь их как можно больше. Даже если не куришь и ходишь босиком.

18. Не вытирай сопли варежкой

Через два дня под носом сдерешь кожу, через три — экзема или вечно не заживающая язва. Экзему надо мазать любым кремом или добытым собачьим жиром (пункт 12). Стрептодермия хорошо лечится солнцем. Газета под носки и правда неплохо греет. Прокладки впитывают влагу. Варежки в выхлопе не грей, отсыреют. Положи лучше на двигатель, но смотри, чтоб не затянуло в ремни вместе с руками. Пуля из патрона легко вынимается пассатижами или иным способом бокового ломанья, порох поджигается иск­рой — от аккумулятора переносной рации или даже камнем о камень. Трассер дает сильный, хотя и короткий, огонь. Выстрели в кирпичную стену и, пока горит, разведи костер. Плавающей в миске с соляркой тряпкой хорошо топить печь. Дает ровный сильный жар, хотя и коптит нещадно.

19. Береги ноги

Здоровые ноги — это очень важно. Мне, например, никогда не удавалось найти валенки по размеру, они вечно натирали. В результате на одной ноге у меня было 13 мозолей, на другой — 18, две из них под ногтями, которые отвалились. Это превратило меня в практически неспособного ходить инвалида. А казалось бы, всего-то мозоли.

20. Война, тюрьма, любая экстремальная ситуация — это по большей части психология

Выживает не самый сильный. Выживает самый приспособленный. Тот, кто быстрее понимает, что к чему. В ком быстрее развиваются новые качества — способность чувствовать присутствие человека, быстро соображать, увеличить скорость реакции, принимать правильные или нестандартные решения. Налет цивилизации очень тонок, он слетает моментально. Человеческое уходит, остается животное. Но именно оно-то и помогает выживать. Война страшна не тем, что отрывает руки-ноги. Война страшна тем, что она отрывает душу. Как говорят, армия — это волчья тропа, по которой надо пройти, оскалив зубы. Но остаться при этом человеком.

21. Нечищеные зубы — первый шаг к апатии

А следовательно, и к смерти. Уходя в свой воображаемый мир, перестаешь адекватно реагировать на меняющиеся обстоятельства. В итоге допускаешь роковую ошибку. Именно поэтому солдат заставляют бриться и чистить зубы каждый божий день (вплоть до тумаков).

22. Если ситуация безвыходная — дерись

В моей армии дедовщина была махровейшая. Один раз мной выбили окно. Мне повезло, я упал не на улицу, а на пол. Лежал в кровавых соплях. Вокруг стояли пьяные обдолбившиеся героином ублюдки. «А давай его опустим?» Рядом с моим лицом лежал осколок стекла. Примерно с полметра длиной. В виде клинка. Я зажал его в рукаве. Поднялся. Вжался в угол. Отстали. Позже за эту вспышку сопротивления меня избили еще сильнее, но до таких крайностей больше не доходило.

23. Вся твоя предыдущая жизнь перестанет иметь значение

Ты будешь «весить» ровно столько, сколько «весишь» здесь и сейчас. Ни золото, ни квартиры, ни должности, ни марки твоих бывших автомобилей тебе веса не прибавят. Если у тебя в прошлой жизни был «мазерати», а в этой ты не умеешь добыть жратвы или снарядных ящиков для печки — ты говно. Городские люди вообще плохо приспособлены к экстремальным ситуациям. Лучшие солдаты, зэки, выживальщики — как правило, простые мужики из глубинки с грубыми, словно вытесанными топором, лицами. Учись у них. Держись их. Они самые надежные. Вообще, хороший солдат всегда выглядит скорее как бомж, нежели как Рэмбо. Может показаться странным, но просто удивительно, для какого количества людей это становится открытием. И они по привычке хвастаются прошлым богатством и считают, что это делает их более значимыми, чем остальные. Пока всем это не надоест окончательно. Тогда такие люди получают прикладом по башке и отправляются на свое место — в самый низ социальной лестницы. Для многих это становится серьезной психологической травмой, а кого-то может и сломать.

24. Постарайся не бояться

Самый глупый совет. Он все равно невыполним, но ты постарайся. Не бойся. Страх придет, но старайся ломать его изо всех сил. Не дай ему завладеть тобой, иначе перестанешь быть человеком, превратишься в мычащее животное. А это точка. Дно. Борись со своим страхом каждую секунду, не показывай его другим. Сторонись тех, кто уже поражен им. Страх заразен. Дурацкая поговорка про «смелого пуля боится» — отчасти правда. Страх лишает воли к действию и способности адекватно оценивать ситуацию. В итоге ты принимаешь неправильные решения: идешь не туда, делаешь не то, падаешь не так быстро, не можешь ватными пальцами снять с предохранителя и в итоге погибаешь.

25. И самый главный совет — сваливай

Как только появилось подозрение, что в вашем городе должна начаться стрельба, тебе светит тюрьма, возможно появление вооруженных алкоголиков на блок­постах, — быстро-быстро-аллюр-три-креста хватай детей под мышку, садись в машину-маршрутку-автобус и беги далеко-далеко. Все остальное уже частности. Без ковра, телевизора, квартиры и даже без дома прожить можно. Без головы – нельзя. Хотя, впрочем, некоторые умудряются.

Об авторе

Аркадий Бабченко — российский журналист, писатель, военный корреспондент. Лауреат множества литературных и журналистских премий. Прошел две чеченские войны (сперва срочником, потом контрактником). Вел репортажи из горячих точек во время российско-грузинской войны 2008 года, был свидетелем турецкого восстания, писал очерки из Донбасса. Бывал в плену, в пыточных подвалах, ожидал расстрела. В феврале 2016 года вынужденно покинул Россию, опасаясь ареста и провокаций со стороны своих политических противников. В данный момент живет в Чехии.

Как выжить в страшной войне, и почему вы этого не хотите

Любые обсуждения возможных сценариев мировой войны с применением ядерного оружия, будь то аналитика или обсуждения в сети, чаще всего заканчиваются сакраментальным «в штабах умные, пусть думают». Обывателю удобно считать, что где-то там есть гениальные от рождения и специально обученные люди, которые всё предусмотрели. Сам же обыватель чаще всего не хочет задумываться о своём месте в начале страшной бойни. Легко сказать «ничего не будет, плевать!», сложней сделать это в десятый раз, и уж совсем непросто оставаться безразличным с резким ростом напряжённости. Тут уж волей-неволей начнёшь думать о снижении рисков.

Не стоит рассчитывать на предсказания и подсказки от аналитиков штабных. Это военные люди, и задачи у них военные. А состояние гражданской обороны локально может оценить каждый из вас. Ошибочно полагать, что у секретных аналитиков есть некие уникальные сценарии с уникальными же ходами, это не так.

Все возможные сценарии с применением ЯО давно разработаны в бесчисленных вариациях другими профессионалами — писателями. Однако при малейшем изменении ситуации на свет тут же появляются новые варианты с использований новаций и учётом тенденций, оперативность здесь потрясающая.

Таким образом, в распоряжении исследователей имеется огромный массив готового аналитического продукта, и задача интеллектуальных спецслужб заключается не в генерации отсебятины, извините, а в анализе всего имеющегося. Собственно, методология использования уже смоделированного литераторами многократно прописана. Настоящее достоинство штабных сценариев не в уникальности, а в определении наиболее реалистичных сюжетов для каждого временного отрезка при их множественном разветвлении — вот в чём ценность системной штабной аналитики.

Читать еще:  Личная безопасность: Как стереть из сети все данные о себе

Наиболее катастрофический вариант «0» с огненной волной вокруг планеты и агонией ядерной зимы представляется и наиболее маловероятным, чему есть причины. Кроме очевидного инстинкта «умирать глупо», на абсолютную эффективность которого в наше время рассчитывать опасно, скажется инстинкт сохранения способа жизни. На некотором, даже не критическом, удалении от точки невозврата начнётся ураганное разрушение всей виртуально-деривативной экономики, которой кормится огромное количество людей. Исчезновение бирж и акций, банковских вкладов и инвестиций, всей цифровой индустрии… Само слово «капитализация» потеряет прежний смысл.

Кем станет богатый выживший, ещё позавчера имевший миллиарды?

Современная капитализация весьма далека от материального эквивалента, и даже золото обесценится в один миг. Это не тушёнка, не аккумуляторы и не патроны.

Поэтому маловероятный сценарий глобальной катастрофы я рассматривать не буду, зачем вообще обсуждать Конец Света? Правильней рассмотреть другой вариант: начавшись по той или иной причине, жестокая схватка с использованием ЯО после первых шоковых итогов будет прекращена непосредственными участниками боевых действий. Всё остальное человечество окажется безвольными статистами на заклании, им остается лишь наблюдать. А всё последующее смоделировано тысячекратно. Впрочем, оставим штабистам глобальное, а сами зададимся другим вопросом…

Как же выжить нам, обывателям?

С начала 90-х было издано множество пособий по выживанию. Сейчас эта информация переместилась на профильные сайты и в группы соцсетей. Время огнём беспощадной критики очистило материалы от откровенной шелухи, и теперь там размещены в основном полезные советы.

Однако во всех руководствах есть важная особенность — они относятся лишь к тому периоду печального сценария, где «герой» уцелел после серии ударов и теперь будет разводить костёр «финская свеча».

Почему он вообще выжил там, где должен был гарантированно умереть?

В подобных инструкциях это не рассматривается. Главный же для нас вопрос созвучен в бессмертной книге: — «Бедный Робинзон Крузо! Как ты сюда попал!». Как ты оказался в самом опасном месте, где нужно находиться, чтобы выжить в первые часы и позже начать извлекать из памяти страницы руководств по выживанию. А где не нужно?

Такие решения мы всегда принимаем самостоятельно. И, по факту, они чрезвычайно трудны, немногие готовы учесть вышесказанное. Люди могут осознавать, задумываться, но… Если вы, отлично понимая возможные риски для себя и семьи, никак не можете выбрать конкретные изменения в судьбе, значит, внутренне вы уже решили ничего не менять. Мало того, чаще всего мы сознательно становимся на самую неблагоприятную позицию, где выжить будет просто невозможно, учебники не пригодятся. И это касается не только перспектив ядерной войны, но и любых серьёзных катастроф вообще.

Я постараюсь проиллюстрировать это на свежем примере трагических событий в Туапсе, где после очередных небывалых ливней реки в очередной раз смыли в море целые улицы. Земли Кавказа были заселены человеком издревле. Места поселений подбирались вдумчиво, дома и родовые башни ставили над рекой и там, где на склонах нет лавинных прочёсов.

Но с тех пор всё сильно изменилось. Плотность населения увеличилась на порядки, а в дело вступил самый сильный и, пожалуй, единственный наркотик, способный отодвинуть в сторону фактор безопасности — удобство. Близость к морю, остановкам транспорта и прочим объектам инфраструктуры несоизмеримо сильней влияет на принятие решений, нежели страх попасть в катастрофу. Теперь мы селимся в тесных низинах, прямо у воды, а в предгорьях — по центру седловин, куда всё и полетит.

Курортные регионы — магнит особый. Там иногда подтапливает, но русло вроде бы изредка чистят, ливнёвка имеется. Там делается ставка не на природную защиту, а на работу других людей — авось, уследят, что-то предпримут. Понимания, что в случае серьёзного катаклизма городку потребуется ливнёвка с пропускной способностью, как у протекающей рядом реки, что практически невозможно, не возникает. Если же подобный катаклизм последует после военного удара — а суммирование произойдёт непременно — то шансов выжить в «секторе удобства» не останется ни у кого. Плотины рухнут, скала обвалится, ледник сойдёт, река обязательно изменит русло.

Так же основательно заселялись сибирские реки, где позже начался спуск с косогоров к воде. Именно поэтому мы регулярно наблюдаем подтопления в Якутии, например. Ведь и после ремонта или строительства нового дома люди продолжают жить в том же месте, дожидаясь под наркотиком ещё более разрушительных последствий. И ничего с этим не поделать, людям так жить удобней, точка.

Жильё в перенаселённых курортных городках стоит дорого, оно престижно, и новые переселенцы в тёплые края охотно его покупают. Человечество давно определило плантации «наркотика удобства», оно активно расширяет посевы и, задумываясь о последствиях, тут же гонит эти мешающие тревожные мысли прочь. Атомная станция под боком, предприятия с хранилищами хлора и аммиака, стратегические аэродромы, порты, НПЗ, военные и химзаводы — факторы риска, вот только радость обретения новенькой трёхкомнатной квартиры перевешивает всё. Удобно!

Принято считать, что самым безопасным городом страны является Москва, прикрытая щитом зональной ПРО. Одновременно это город с максимальным в стране качеством жизни, единственный, где не человек ищет работу, а работа человека. Здесь лучшие зарплаты и возможности. Теоретически, система ПРО обязана сохранить столицу, особенно в случае войны с краткосрочной яростью, когда на цель пойдут не тысячи крылатых ракет, а всего сотни.

Однако уцелевшие дома — не главное. Жизнь такого мегалополиса критически зависит от логистики. Не завези вовремя топливо, провиант и реагенты для очистки воды, и катастрофа неминуема.

Какова будет картина вокруг «зонтика», где упадёт большая часть ракет, успешно отклонённых средствами РЭБ? Что будет твориться в многомиллионном городе, отключенном от системы искусственного дыхания?

Многие читали те самые инструкции, так что «опытные выживальцы» пойдут одними хитрыми тропами, да не поодиночке, а колоннами — хитрых будет легион! Остальным «миллионникам», не имеющим зонтика ПРО, не позавидуешь в принципе.

Тем не менее, не стоит даже пытаться уговаривать людей не лезть в тесноту для создания там родовых гнезд. Не получится, слишком сильны традиции, реклама и аутотренинг. На личностном уровне принять такие решения невозможно, «наркотик удобства» есть завоевание цивилизации, от такого не отказываются. Не сделаете этого и вы.

Кто-то, конечно, острей чувствует проблему и решается на перемену мест. Другие смогут уехать непосредственно перед кризисом. Как известно, часть жителей Помпеи решили эвакуироваться. Но ведь многие остались, уже наблюдая приближающийся кошмар! От воздействия высоких температур у них лопнули черепные коробки.

Решить проблему перенаселения стратегически уязвимых районов может только государство. В советское время это решалось распределениями и комсомольскими путевками, обилием новых строек и реально длинным рублём. А сейчас?

Мне представляется, что без лишнего афиширования подобные шаги уже предпринимаются. Если вы, проживая в южных краях, всё ещё надеетесь на бурный рост зарплат и открытие новых производств, то оставьте эти мечты. У страны нет необходимости заниматься дальнейшим уплотнением и строить фабрики там, где нет в достатке воды и электроэнергии, минерального сырья и других ресурсов, где нужно постоянно искать очень дорогие инфраструктурные решения. И всё это на фоне растущего числа природных катастроф и изменения климата. Дон уже выпит, на очереди Волга, нагрузка на земельные ресурсы чудовищна.

Парадокс в том, что в России, с её бескрайней территорией, более чем достаточно мест для создания новых плантаций «наркотика удобства». Новые проекты будут воплощаться на востоке и севере, а зона южного комфорта останется без искусственной подпитки. Собственно, Крымский проект стал последним для обозримого южного будущего.

Идея распределения специалистов, обучающихся на бюджете, поднимается всё чаще, как и тема сибирских и дальневосточных стимулов, а перенос столицы предопределён стратегически. С самим наркотиком бороться бесполезно, можно лишь предлагать населению ещё более привлекательные формы, для начала в денежном эквиваленте.

В ограниченной ядерной войне в относительном выигрыше останутся страны с большей территорией и, соответственно, большим количеством пятен уцелевшей цивилизации.

Но что будет со странами, не участвующими в войне? Значит ли, что выиграют и они, получив возможность обретения новых земель?

Ничуть. Безусловно, концепции нацбезопасности предусматривают вторжение инородных масс, желающих накинуться на ослабевших львов. Но те самые штабные аналитики это и учитывают. Так называемым третьим странам достанется вдвойне, тем более что все явные и скрытые ядерные государства постараются в дыму быстренько решить накопившиеся проблемы. У меня нет сомнения, что возможные треки нашествий будут очень жестоко перекрываться. Извините, нацбезопасность. Начавшись единожды, жестокое время продлится, начисто стирая само понятие толерантности.

Президент Путин, специально пугая планету самым кошмарным сценарием, и предостерегая сценаристов, образно показал, в какой стране нужно жить — в большой и сильной.

Дело за малым, надо стать сильными, успев рационально распорядиться территорией. Пока же вы ничего с собой не поделаете — будете покупать дорогущие жилые площади в опасно перенаселённом муравейнике на плоском берегу залива, где даже крошечное цунами зачистит местность на сотни километров вглубь материка. Увы, удобство проживания оказывается выше инстинкта самосохранения в кошмаре, потому что в кошмар мы верить не хотим.

Тем не менее, один совет я вам всё-таки дам. Чаще проводите отпуск в Сибири. И тогда хотя бы один месяц из двенадцати вы проживёте в максимальной безопасности. А там, глядишь, вашим детям что-нибудь да понравится. Если уж жахнет в эти отпускные дни, то вы оглядитесь, найдётесь в обстановке, вспомните читаное по теме выживания и уверенно разведёте костёр «финская свеча».

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector