1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Интервью с главой первой российской частной военной компании

The Bell: «повар Путина» Евгений Пригожин создал ЧВК «Вагнер» по задаче Генштаба РФ

The Bell опубликовал досье на частную военную компанию (ЧВК) «Вагнер», которую связывают с бизнесменом Евгением Пригожиным. По данным источников, близких к Минобороны, «повар Путина» отвечает за хозяйственные и финансовые вопросы в ЧВК, использовав для этого часть дохода от госконтрактов по обеспечению московских школ, больниц и управделами президента готовым питанием.

По словам собеседников, кандидатура Пригожина была утверждена благодаря тому, что петербургский ресторатор был лично знаком с президентом России Владимиром Путиным, но не входил в его ближний круг, что позволяло дольше оставаться в тени. Источники характеризуют бизнесмена как «человека деятельного», который «умеет добиваться своего».

Издание передает, что идея создания ЧВК представителями Генштаба РФ обсуждалась начиная с июня 2010 года, когда на экономическом форуме в Санкт-Петербурге выступал основатель первой в мире легальной частной армии — южноафриканской ЧВК Executive Outcomes — Эбен Барлоу. По словам трех собеседников, близких к Минобороны, на закрытой презентации присутствовали сотрудники главного оперативного управления, которое отвечает за планы применения армии. Инициативу создания ЧВК поддерживал на тот момент начальник Генштаба Николай Макаров, но реализовывать идею начали примерно в 2013 году. Об этом изданию сообщил собеседник, много лет проработавший в частных структурах, которые решали в том числе военные задачи за рубежом.

Евгений Пригожин через представителя ответил на вопросы The Bell и опроверг связь с ЧВК. «Не имею никакого отношения к „ЧВК Вагнера“. Более того, поскольку мое имя постоянно упоминается в связи с этой компанией, могу дать следующий комментарий: в РФ отсутствует понятие частной военной компании», — заявил бизнесмен.

Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков от комментариев отказался.

Песков заявил, что в Судане работают «российские инструкторы». СМИ писали о ЧВК «Вагнер»

В России сейчас официально ЧВК отсутствуют, но СМИ периодически сообщают о потерях в рядах бойцов российских ЧВК в различных регионах мира, в частности в Сирии. Российские власти на это отвечают, что речь идет о добровольцах, которые по своей воле отправились в зону военных действий. По сообщениям мировых СМИ, российских наемников также видели в Нигерии, ЦАР, Республике Конго, Зимбабве, Египте и Гвинее, где у бизнесменов из РФ есть энергетические проекты.

Летом 2018 года Евгения Пригожина заметили на встрече с лидерами вооруженных группировок Центральноафриканской Республики. Позже бизнесмена видели на встрече главнокомандующего Ливийской национальной армии маршала Халифа Хафтара с министром обороны России Сергеем Шойгу.

Интервью с главой первой российской частной военной компании

Корреспонденту Накануне.RU удалось найти человека, который служил в одном из самых засекреченных воинских подразделений в России – частной военной компании «Вагнера». Крупный разгром и гибель пятой роты ЧВК на берегу Евфрата у города Хишам в Сирии заставили российских наемников заговорить вслух о предательстве людей ради интересов и амбиций командования и инвесторов, а политиков – о легализации ЧВК и срочном принятии соответствующего закона. Кто они, «солдаты удачи» 21 века, на что эти люди готовы? Делают они это ради денег или ими движет что-то иное, читайте в нашем эксклюзивном интервью.

Наш герой соглашается с нами поговорить не сразу, просит время «подумать», но все же дает добро на диалог через один из интернет-мессенджеров и при условии, что мы сохраним его имя и детали биографии инкогнито. Оно и понятно: условия контракта предполагают гробовое молчание даже после увольнения из подразделения. Единственное, к портрету можно добавить, что наш собеседник перед командировкой в Сирию ранее в качестве добровольца прошел войну в Донбассе, впрочем, как многие из тех, кто сегодня служит у Вагнера.

– Расскажи, как попадают люди в «группу Вагнера». Кто вообще эти «солдаты удачи»?

– Попасть в группу Вагнера было достаточно трудно до определенного момента. В 2017 году условия отбора смягчили, и людей с боевым опытом и прошедших горячую точку в Донбассе стали набирать. Достаточно было сдать нормативы – бег 3 км за 12,5 минут и 15-20 подтягиваний. Кроме этого, обязателен тест на наркотики (при положительном результате человеку отказывали в устройстве). И проверка в службе безопасности. Только затем долгожданное устройство.

– Деньги. За сколько может человек рисковать жизнью в пустыне на чужой, по сути, войне?

– Что касаемо денег, то тут ответ очень простой – это сумма от 150 до 240 тыс. руб. в месяц в зависимости от должности. Плюс нам ещё платили премиальные от 30% до 100% от оклада в зависимости от выполненных боевых задач. Но чаще всего с премиальными был обман. Их мы не видели. Вот за что рискуют парни.

– Ходят слухи, что, несмотря на всю раскрученность ЧВК, вооружение, мягко говоря, в группе не очень.

– Да, все верно. Вооружение было разношёрстное: от стареньких пулеметов ДР-46 до винтовок Мосина и заканчивая вполне нормальными вооружением – пулеметами ПКМ, автоматами Калашникова АК-74. Периодически встречалась и такая экзотика, как АС «Вал», ПКП «Печенег». У снайперов оружие было посовременнее: «Steyr Mannlicher» – это австрийские снайперские винтовки.

Но, в основном, преобладание старого советского оружия, которое, впрочем, по надежности не уступает современному.

Из рассказов старых сотрудников группы Вагнера, когда они участвовали в боевых действиях на Украине, с вооружением было все отлично. Все были вооружены новым оружием. Даже во время первых командировок в Сирию осенью 2015 года танковая рота группы Вагнера имела на своём счету танки Т-90 и Т-72Б3.

После первой командировки это всё исчезло бесследно. И началось ухудшение качества вооружения. Пулемёты КОРД заменялись на ДШК, танки Т-72 и Т-90 внезапно сменились на танки Т-62. Артиллерийские пушки Д-30 разбавили старыми советскими М-30. И так далее.

– Какие задачи ставятся перед личным составом?

– Задачи перед группой Вагнера в целом ставились самые разнообразные. От штурмовых операций и атак в лобовую, и до обороны опорных пунктов, когда были небольшие затишья на линии фронта.

– Как взаимодействуете с сирийскими подразделениями? Их отношение к ЧВКшникам из России?

Читать еще:  Кабаны-сапёры - Last Day Club

– Взаимодействие с сирийскими войсками было практически минимально, их части в тех ситуациях, о которых знаю, в основном были на подхвате. Большинство войск сирийских разворачивались обратно, услышав первые взрывы и выстрелы. Ещё отмечу, что, судя по моему опыту, всю работу за сирийскую армию делали: Вагнер, охотники на ИГИЛ* (запрещенная в РФ террористическая организация) – ISIS-hunters, иранский спецназ, «Хезболла», кое-где и подразделения «Стражей исламской революции» были, и можно отметить некоторые подразделения сирийской армии (коих по пальцам пересчитать можно). И все это поддерживалось ВКС РФ и плюс еще работали и силы специальных операций ССО… Сирийская армия была более, чем небоеспособна.

600? ‘600px’: ‘100%’ ); width:100%;» title=»Владимир Путин и командиры ЧВК(2018)|Фото: www.fontanka.ru/2017/08/18/103/» />

Командиры ЧВК с Владимиром Путиным

– Кстати, а кто такие ISIS-hunters и насколько они связаны с ЧВК?

– Охотники за ИГИЛ* не связаны c ЧВК, знаю, что их тренировали инструкторы Вагнера, как подразделение зачистки и выявления лиц, кто был связан с ИГИЛ*.

– Быт. Как организовано питание? Какие трудности в бытовом плане?

– Какие трудности были в бытовом плане? И такое было, не хватало воды, бывало, каждая капля была на счету: всего 4,5 литра на сутки, учитывая то, что ты в пустыне. После боев под Дейр-эз-Зором норму увеличили до 9 литров. Питание было в виде армейских сухпайков (причем довольно свежие). А когда не хватало, могли съездить в магазин закупиться. Купить картошечку, арбуз и всех тех прелестей, чего не хватало на передовой. На «сигаретные расходы», кстати, каждому в месяц выделялось по 150$ – это где-то 80 тыс. лир на местные деньги.

– Ты сам зачем поехал туда? Что тебя подвигло?

– Зачем я поехал туда? Все просто: заработать денег и поправить материальное положение. Что я и сделал. Из плюсов – купил что хотел, из минусов – чуть здоровье подпортил. Сейчас сказывается контузия.

– Все вылеты были обычными чартерами.

– Было страшно там? Чем боевые действия по характеру отличаются между Сирией и Донбассом?

– Да, конечно, страшно… не боятся только дураки и психи.

Первые две недели крыша ехала. Потом привык и книжки в перерывах между боями читать начал, которые у парней были, стало полегче.

Если сравнивать войну на Украине и в Сирии, то эти два конфликта не поддаются сравнению. В случае эскалации конфликта на Украине – это будет общевойсковой бой с применением танков, артиллерии и, возможно, авиации (со стороны ВСУ). В Сирии практически можно говорить о том же самом, но в урезанном масштабе, разве что у ИГИЛ* не было авиации, артиллерии в достаточном количестве и не было и бронетехники. Впрочем, ее заменяли «джихад-мобили» с разнообразным вооружением. Да и климатические условия несравнимые.

– Не считаешь ли ты, что вы там «пушечное мясо»?

– Вот эта мысль иногда приходит на ум, что мы там были пушечным мясом, потому что каждая атака на противника в лоб оборачивалась потерями, каждый третий боец был грузом «200» (убитый, – прим. ред.) и «300» (раненый, – прим. ред.).

– Такие большие потери?

– Потери большие, учитывая недавнюю катастрофу с «5-кой» (та самая 5-ая рота Вагнера, которая была разгромлена 7 февраля 2018 года от удара сил коалиции во главе с США, – прим. ред.).

600? ‘600px’: ‘100%’ ); width:100%;» title=»удар США по сирийской армии, ЧВК, Сирия(2018)|Фото: youtube.com» />

– А что думаешь про «5-ку»?

– Что я думаю … Думаю, если бы следили за всеми новостями, то стало бы ясно, что цель была «отжать» нефтезаводы и нефтяные поля у курдов. Вот и оказались уничтожены из-за амбиций командования и инвесторов, которые там планировали начать добывать нефть.

Жаль, конечно, парней. Их не вернёшь уже. Там были и мои друзья.

– А почему Россия не прикрыла парней? И могла ли?

– Почему наши не прикрыли? Тут все достаточно просто: группа Вагнера в состав ВС РФ не входит, а вот МО РФ, насколько я могу судить, подчиняется. Нашим проще откреститься от парней, чем заступаться. Феномен «ИХТАМНЕТ» на лицо. А они есть.

– Расскажи про какой-нибудь запомнившийся бой.

– Извините, конечно, про боевые я промолчу. Где участвовал, в каком отряде был, это всё останется под завесой тайны. Не хочется проблем. Могу лишь сказать одно, «Вагнер» – это пушечное мясо, и с потерями там не особо считаются при выполнении задач.

– Какие гарантии того, что вас не будут судить в России за наемничество?

– Гарантий никаких нет, что всех бывших сотрудников «группы Вагнер» не посадят в тюрьму за наемничество. Но пока живу себе спокойно.

– Условия контракта какие?

– Условия контракта прописывалась отдельно. Как упоминал выше, сумма по зарплате 240 тыс. руб. в месяц. Плюс в случае гибели выплачивалась компенсация в размере 5 млн руб. родным.

600? ‘600px’: ‘100%’ ); width:100%;» title=»Дейр-эз-Зор, сирийская армия, пустыня(2018)|Фото: argumenti.ru» />

– Сколько, кстати, вас в Сирии было?

– Вообще по штату 1,8 тыс. бойцов и есть еще и «каталажники» – это обслуживающий персонал в виде поваров, грузчиков и так далее. Они получают гораздо меньше, но и рискуют, соответственно, тоже. Но, согласитесь, зарплата в 100 тыс. руб. для повара – очень неплохо.

– Почему уволился? Не хочешь вернуться?

– Причин увольнения много, основное говорить не буду. После последних событий возвращаться туда желание отбило. Нет гарантий, что подобная катастрофа, которая произошла с «пятеркой», не повторится.

– Горячим головам, тем, кто хочет поехать воевать туда, что скажешь?

– А горячим головам скажу одно: это ваша жизнь и ваш выбор. Вас туда никто не заставляет ехать. Если выбрали – то езжайте, если заработаете денег и вернётесь домой целыми – хорошо. Погибнете – земля вам пухом. Вас за это никто не осудит. Просто и субъективно.

Уже после основной части интервью наш герой добавит еще несколько нюансов. В частности, фотографий на память из сирийских «песков» у него нет, так как перед отправкой командование изъяло все телефоны и гаджеты с камерами и люди были там без связи. «Если поймают с телефоном, то штрафуют на всю месячную зарплату, так что твои лучшие гаджеты – это компас и наручные часы», – сказал наш визави.

Читать еще:  50 полезных навыков, которые должен освоить каждый мужчина

*ИГИЛ – запрещенная в России террористическая организация

Интервью с основателем первой российской частной военной компании

Частные военные компании (ЧВК) могут стать эффективным орудием внешней политики РФ. Такое мнение высказал основатель «компании военного консалтинга РСБ-Групп», офицер запаса Олег Криницын. Он рассказал, какие права и обязанности сотрудников должны, по его мнению, быть прописаны в законопроекте о статусе частных военных компаний в России. Документ в ближайшее время планируют внести в Госдуму. Криницын также уточнил, чем российские ЧВК будут отличаться от западных.

— В настоящий момент ЧВК в России не легализованы. И на своём сайте вы позиционируете себя как «компанию военного консалтинга». Однако интернет-поисковики обозначают «РСБ-Групп» как «российскую частную военную компанию». Чем вы являетесь на самом деле и в каком правовом поле работаете?

— В России частные военные компании не запрещены и не разрешены, поэтому мы находимся в «сером» правовом вакууме. Само понятие ЧВК было придумано западными маркетологами, чтобы оправдывать «солдат удачи», наёмников и прочих любителей приключений.

Мы официально не называемся ЧВК, чтобы не будоражить общественность, и выбрали нейтральную формулировку — «частная компания военного консалтинга». Естественно, мы работаем легитимно и соблюдаем законодательство России и стран, которым оказываем коммерческие услуги. Нас невозможно обвинить в том, что мы являемся незаконным вооружённым формированием или наёмниками. К тому же на территории Российской Федерации мы не работаем: для этого нет соответствующих условий.

— Чем конкретно занимается ваша компания?

У нас много направлений. Одно из основных — обеспечение безопасности судов. Мы сопровождаем корабли в Индийском океане в Гвинейском заливе.

Второе направление — это военный консалтинг, оказание услуг по переобучению частных охранных подразделений, полицейских и военнослужащих других стран.

Сотрудники «компании военного консалтинга» «РСБ-Групп» © rsb-group.ru

Третье направление — это сухопутные операции, которые сводятся к сопровождению конвоев, охране отдельных лиц и имущества компаний. Также мы занимаемся разминированием. Проводим инженерную разведку и обезвреживаем боеприпасы. Наши услуги очень востребованы на Ближнем Востоке, где боевики ИГ* оставили огромное количество заминированных территорий.

— И всё же в чём принципиальное отличие вашей компании от западных ЧВК?

— У всех задача одна — заработать деньги, но каждая военная компания, по сути, ведёт себя так же, как её государство. Например, там, где появляется армия США, за ней следуют частные военные компании. Если представлять войну на чужой территории как охоту хищников на травоядных, то американская армия — это лев, а ЧВК — шакалы, которые подъедают падаль за царём зверей.

Западные военные компании, как правило, берут на себя почти все обязанности по обеспечению армейской группировки, включая охрану конвоев и стирку белья.

Западные частные компании — главный помощник экспедиционного корпуса и защитник экономических интересов метрополии. Наша страна ведёт себя иначе. В России принята оборонительная доктрина. Но активная политика РФ по вхождению на зарубежные рынки вызовет естественную потребность в услугах ЧВК.

— 17 января депутат Михаил Емельянов сообщил, что в течение месяца в Госдуму внесут документ, где будет прописан статус ЧВК. Принять такой законопроект не удавалось более пяти лет. Какие аспекты должны быть прописаны в нынешнем законопроекте?

— В 2012 году Владимир Путин сказал, что частные военные компании являются уникальным инструментом в руках государства, поэтому не могут выполнять задач без привязки к нему. К сожалению, претворить этот замысел в жизнь долгое время не получалось. Но, видимо, сейчас положение дел стало меняться.

В первую очередь в новом законе о ЧВК должны быть прописаны социальные гарантии сотрудников, порядок уплаты налогов, отчётность перед надзорными органами. Но самое главное — в основу закона должна быть заложена идея, что ЧВК — это инструмент внешней политики России.

На мой взгляд, частным военным компаниям можно передать право на продажу лёгкого стрелкового оружия и боеприпасов калибра до 12,7 мм или 14,5 мм. Частные военные компании могут заниматься сбором различной информации, аналитикой, подготавливать плацдарм для корпораций, желающих зайти на рынок неблагоприятной в плане безопасности страны.

Частные военные компании должны и могут заниматься охраной наших посольств. Разминирование — это ещё одна перспективная сфера.

Кроме того, частные военные компании могут заниматься обучением силовиков и военнослужащих наших союзников. Таким образом Россия будет переводить вооружённые силы союзников к единой тактике действий, приучать их пользоваться российским оружием. Мы поднимем имидж страны и, возможно, получим новые рынки сбыта продукции нашего ВПК.

Сотрудники «компании военного консалтинга» «РСБ-Групп» сопровождают торговые суда © rsb-group.ru

Важно прописать в законе прозрачные механизмы выбора ЧВК со стороны государственного заказчика. Также надо понимать, что закон будет действовать только на территории России, а значит, на страны, где в основном работают ЧВК, он распространяться не будет. То есть всех проблем он не решит.

— По вашей логике частные военные компании должны быть орудием защиты национальных интересов России и неким дополнением к Вооружённым силам РФ?

— Да. Совершенно правильно. ЧВК — это хирургический инструмент, который нужно использовать точечно и аккуратно. При этом мы не говорим, что частные военные компании должны воевать. У ЧВК нет боевой техники и возможностей, как у регулярной армии. Хотя их вполне можно привлекать к антитеррористическим и антидиверсионным операциям.

— Какими полномочиями следует наделить будущие российские ЧВК и какова должна быть их зона ответственности? Для наглядности давайте попробуем сравнить типичного сотрудника частной военной компании с полицейским или солдатом. В чём принципиальная разница между ними?

— Есть стереотипное понимание того, что сотрудник частной военной компании — это пузатый мужик с наколками, перемотанный пулемётной лентой. Этот карикатурный образ далёк от реальности.

На самом деле в частные военные компании идут профессионально подготовленные люди, для которых эта работа является продолжением службы своей Родине. После увольнения офицеры получают в ЧВК возможность без лишней бюрократии и других формальных ограничений заниматься любимым делом.

Это важно и с социальной точки зрения. Многие офицеры теряются, когда оказываются на гражданке. Также не будем забывать, что государство потратило деньги на обучение офицеров военному искусству.

— Какие миссии сотрудники ЧВК могут выполнять эффективнее военнослужащих РФ? Где ЧВК пригодятся в качестве форпоста отстаивания национальных интересов России?

Читать еще:  28 сентября - Всемирный день по борьбе с бешенством (World Rabies Day)

— Преимущество ЧВК заключается в отсутствии бюрократической волокиты и обязанностей, не связанных с профессиональной деятельностью, которыми нередко грешит военная служба. Сотрудник ЧВК занят исключительно своим делом, совершенствуя навыки в рамках своей специальности, и в этом его главное преимущество. Частным военным компаниям можно доверить практически любую миссию, за исключением тех, где требуется привлечение тяжёлой наземной техники, авиации, артиллерии.

— Какова сейчас ситуация на глобальном рынке ЧВК? Кто является лидером и каковы шансы будущих российских компаний в конкурентной борьбе?

— Глобальный рынок подобных услуг давно поделён. Главными его игроками являются американцы, британцы и французы. Нас там не ждут. Но наше появление (имеется в виду деятельность «РСБ-Групп» в Африке — прим.ред.) уже сейчас вызывает удивление. Я общался с британскими коллегами в Египте в районе Суэцкого канала. Они были поражены тем, что мы, русские, находимся здесь и демонстрируем свой флаг на шевронах.

— Ходят слухи, что российский бизнес, работающий за рубежом, в частности на Ближнем Востоке, пользуется услугами иностранных ЧВК. Так ли это?

— К сожалению, это так. Зарубежные частные военные компании охраняют российские корпорации за рубежом. Пользуясь услугами иностранных ЧВК, наша страна проигрывает глобальную конкуренцию. Мы как люди военные прекрасно понимаем, что иностранцы, охраняющие российский бизнес, не только демонстрируют своё могущество, но и ведут сбор разнообразной информации в интересах своего государства. Не исключено, что они проводят вербовку среди сотрудников корпорации или переманивают специалистов.

Иностранные ЧВК по приказу сверху или в случае внештатной ситуации могут бросить российских клиентов. Очевидно, что такие услуги нельзя отдавать в руки иностранцам. Я буду рад, если закон исправит хотя бы эту ситуацию.

— В 2007 году сотрудники американской Blackwater (ныне Academi) убили 14 мирных жителей в Багдаде. Иракский суд наказал четверых убийц. Есть ли страховка от повторения подобных инцидентов?

Бойцы американской ЧВК Academi (бывшая Blackwater) © fastguardservice.com

— Конечно, мы осуждаем американцев, когда они стреляют в мирных жителей. Но я как человек, имеющий боевой опыт, не был бы столь категоричен. Я их не оправдываю, но надо учитывать контекст ситуации.

По данным на 2010 или 2011 год, когда американские войска начали покидать Ирак, на 300—500 погибших солдат приходилось 900—1000 сотрудников частных военных компаний. Это очень большие потери. Естественно, американцы находились в колоссальном напряжении. Особенно если колонна, которую сопровождают сотрудники частных компаний, проходила через город.

Опасность подстерегала их повсюду. Любое движение мирного жителя, который просто потянулся за телефоном, могло трактоваться как подача команды для подрыва фугаса. Вот этот массовый психоз и испуг и приводил к подобным трагедиям.

Я не знаю, как на Западе устроен отбор в частные военные компании. На основе нашей компании могу сказать, что идеальный сотрудник — это офицер 30—45 лет, прошедший службу в оперативных подразделениях и имеющий за плечами боевой опыт.

Тех, кому в мирной жизни скучно и хочется повоевать, я в компанию не беру. Наша задача — выйти без потерь из любой ситуации.

— Стоит ли предоставлять сотруднику ЧВК социальные гарантии? Как насчёт выплаты компенсаций родственникам в случае гибели?

— Чем сотрудник частной военной компании хуже врача, спасающего человеческую жизнь? Он защищает других людей вдалеке от Родины, рискует собой, выполняет важную миссию, возможно, государственного значения. Конечно, он должен чувствовать, что находится под социальной защитой.

— Скорее всего, жалованье сотрудников российских ЧВК будет выше оклада военнослужащего Министерства обороны. Не кажется ли вам, что представители силовых ведомств начнут увольняться и выстраиваться в очередь в ЧВК?

— Все военнослужащие находятся на гособеспечении. В частности, государство тратит большие деньги на обучение и содержание срочников. Не проще ли принимать на службу готовых профессионалов и использовать их для решения стоящих перед страной задач?

Конечно, государство будет платить больше сотрудникам частных военных компаний, но их и не надо обучать. Я не назову вам точную сумму, которую может зарабатывать сотрудник частной военной компании, но могу сказать, что зарплата в таких структурах дифференцирована. Заработок зависит от квалификации и опасности прохождения службы.

России можно взять на вооружение методы (не суммы) расчёта зарплат, принятые в США. Сотрудник, находящийся вне зоны боевых действий, получает существенно меньше, чем тот, кто работает в агрессивной среде. В Ираке пребывающий на базе сотрудник американской ЧВК зарабатывал $250—300 в сутки, а сопровождавший колонну — $1,5—2 тыс.

— Что Россия может позаимствовать у западных ЧВК и каких ошибок ей стоит избегать?

— Первое, что необходимо перенять у западных коллег, — это система спасения военнослужащих. Я общался с американцами. Это нормально, когда для спасения одного бросают 30—40 человек, а в воздух поднимаются вертолёты.

Второе — это временный иммунитет в первоначальный этап военной операции, которым должны наделяться сотрудники ЧВК. Так делали американцы в 2003 году, когда вторглись в Ирак. Как бы это цинично ни звучало, но в экстремальной ситуации нет возможности следить за соблюдением закона страны пребывания. Нужно делать только то, что отвечает интересам твоей страны.

В то же время западные ЧВК, пожалуй, слишком обласканы опекой своих государств. Они уверовали в собственную безнаказанность и легко переступают черту закона, зная, что их прикроют. Хамское поведение по отношению к местным и уж тем более необоснованное применение оружия должны наказываться.

Сотрудники американской ЧВК © Pixabay

Но у нас, русских, другая ментальность. Я думаю, нас подобные проблемы обойдут стороной. В этом и будет главная особенность российских ЧВК.

— Кто, по вашему мнению, станет основным заказчиком услуг российских ЧВК после легализации? Минобороны, нефтяной бизнес, олигархи…

— Мне бы хотелось, чтобы круг потенциальных заказчиков был максимально широким, включая иностранные компании и международные организации. Этому будет способствовать и то, что имидж России после операции в Сирии в мире значительно улучшился.

Но чтобы делать какие-либо прогнозы, необходимо дождаться появления законопроекта. Развитие рынка ЧВК в России будет во многом зависеть от того, какой орган власти станет регулировать эту сферу. На мой взгляд, надзорную функцию стоит отдать Министерству обороны и конкретно подразделению, занимающемуся координацией разведывательной деятельности. Это обеспечит необходимую связку между частными военными компаниями и государством.

*«Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector