1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Иностранные корни российского спецназа

Последние Рязанские новости сегодня

Последние новости сегодня в Рязани и области — свежие новости часа

Обсуждаем новости

Главные новости

Новости дня

Иностранные корни нового российского спецназа

На прошлой неделе The Wall Street Journal опубликовал статью о российском спецназе в боях за Алеппо. Само по себе это не сенсация — участие российских ССО в сирийской кампании особо не скрывается. Вызывает интерес информация о роли стран НАТО в подготовке «зеленых человечков». В иностранных корнях нового поколения российских сил специальных операций разбиралась «Лента.ру».

Как и все Вооруженные силы России, силы спецназначения подверглись серьезной реформе в последние 10 лет. Наиболее существенные перемены начались в 2009 году, когда должность министра обороны занимал Анатолий Сердюков, а начальником Генштаба был генерал армии Николай Макаров. Главное новшество — создание единого управления сил специальных операций в непосредственном подчинении начальника Генштаба, что позволило сосредоточить под единым управлением большую часть имеющегося потенциала.

Управление ССО создали в 2009 году на базе воинской части №92154 в Московской области (Центр спецназначения «Сенеж»). В начале 2012-го управление ССО было развернуто в командование, с планами увеличения численности подчиненных сил до девяти бригад. Также предполагалось увеличение численности частей спецназначения окружного подчинения.

В России накоплен немалый опыт использования частей спецназначения. Однако судьба сложилась так, что советский спецназ, сформированный в 1950-60-х годах как важнейшее средство войны против США и их союзников по НАТО с характерными задачами, подразумевавшими в первую очередь операции против объектов ядерных сил противника и его штабов на европейском театре военных действий, на практике занимался совсем другим. Реальная война повернулась иной стороной. Спецназ был одним из главных инструментов советского командования в Афганистане — где вряд ли можно было найти базу ядерных сил НАТО. Но там в изобилии водились цели, которым в следующие три десятилетия предстояло стать основными: бандформирования, их базы, пути снабжения, лагеря и прочие объекты, характерные для локальных войн. Юг, от Афганистана до Кавказа — главное направление для частей спецназначения, и новое командование ССО также затачивалось в первую очередь под локальные конфликты.

Сменивший Николая Макарова на посту начальника Генштаба Валерий Герасимов в 2013 году открыто заявил о заимствовании зарубежного опыта: «Изучив практику формирования, подготовки и применения сил специальных операций ведущих государств мира, руководство Минобороны России также приступило к их созданию… Создано соответствующее командование, которое занимается плановой работой и выполняет мероприятия плана подготовки Вооруженных сил… Уже разработан комплект руководящих документов, определяющих направления развития, способы подготовки и применения этих сил».

Как утверждает WSJ со ссылкой на источники в госдепартаменте США, начальник Генштаба Николай Макаров побывал в США в 2012 году, посетив штаб-квартиру командования сил специальных операций США во Флориде.

По имеющимся данным, офицеры российских сил спецопераций знакомились на практике с организацией соответствующих структур в Италии, Франции, Германии, КНР и ряде других стран. Считается, что наибольшее влияние оказал французский и немецкий опыт. Информацию о современном состоянии ССО в перечисленных странах на русском языке можно найти, в частности, в недавно вышедшей книге «Между миром и войной: Силы специальных операций», изданной российским Центром анализа стратегий и технологий (ЦАСТ). Общее для всех перечисленных стран-лидеров НАТО — отдельное межвидовое командование ССО в непосредственном подчинении высшему руководству вооруженных сил. Соответствующие управления были сформированы с 1980-х по начало 2000-х годов, вскоре этому примеру последовала и Россия.

О слепом копировании зарубежного опыта говорить не приходится. Несмотря на общее сходство задач и целей ССО в разных странах мира, в России есть свои особенности. В частности, в задачи российских ССО входит противодействие спецподразделениям противника, что не принято в западной доктрине.

По мнению, высказанному в статье Military Innovation Under Authoritarian Government — the Case of Russian Special Operations Forces старшего научного сотрудника Научно-исследовательского института Министерства обороны Норвегии Тора Букволла, перевод которой (часть 1, часть 2) также выполнен ЦАСТ, западный взгляд состоит в том, что силы спецопераций теряют свои преимущества, если используются против сил, сходных по структуре и подготовке. В рамках этой доктрины силы общего назначения зачастую обладают значительным преимуществом в огневой мощи и поэтому более подходят для противодействия ССО противника, чем собственные формирования специального назначения.

Важное с политической точки зрения новшество российской доктрины — официально и публично провозглашенная возможность применения ССО за границами РФ. «Мы создали Силы специальных операций и готовим их к применению не только на территории страны, но и за ее пределами. Ход их боевой подготовки непрерывно отслеживается дежурной сменой Центра (оперативного управления Вооруженными силами России — прим. «Ленты.ру»)», — говорил начальник Генерального штаба Валерий Герасимов на встрече со своим китайским коллегой в марте 2013 года. Разумеется, советские и российские силы спецназначения применялись за рубежом и раньше, но, в отличие от западных стран, официально это никогда не комментировалась.

Первая публичная демонстрация нового облика российского спецназа — крымский кризис в феврале-марте 2014 года, где ССО обеспечили скрытное начало операции Вооруженных сил России по блокированию украинских военных объектов на полуострове. Оперативное и бескровное взятие под контроль важнейших военных объектов и выборочное блокирование систем связи обусловило успех операции в целом. К этому же периоду относятся и первые публичные фото бойцов российских ССО, в частности в аэропорту Бельбек под Севастополем.

Хотя применение в Крыму российских вооруженных сил и было официально признано, действия спецназа в той кампании никогда не комментировались. Впервые об этом заговорили в связи со спасательной операцией после того, как турецкими истребителями был сбит российский бомбардировщик Су-24 в северной части провинции Латакия. Спасать пришлось не только экипаж Су-24 (пилот самолета подполковник Пешков был убит боевиками при приземлении), но и экипаж задействованного в спасательной операции подбитого вертолета Ми-8, а также находившихся на борту российских морских пехотинцев (один из них, матрос Александр Позынич, погиб). Операция проводилась во взаимодействии с силами спецназа сирийской армии и местными проправительственными формированиями.

В марте 2016 года была подтверждена гибель в Сирии одного из офицеров ССО — Федора Журавлева. По сообщению Reuters, Журавлев погиб в ноябре 2015 года, на похоронах объявили, что он погиб в командировке на Северном Кавказе. В апреле 2016 года в боях за Пальмиру погиб старший лейтенант ССО Александр Прохоренко. По имеющейся информации, в окружении боевиков офицер, выполнявший задачи авианаводчика, вызвал на себя бомбовый удар российской авиации.

Осенью 2016 года сообщили о гибели в Сирии несколькими месяцами ранее еще одного военнослужащего ССО. В июне 2016 года выпускник рязанского училища ВДВ Сергей Печальнов получил ранение от взорвавшейся мины и скончался несколько дней спустя в московской больнице.

Подразделения ССО применяются в Сирии весьма активно, как в боевых операциях — включая разведку, наведение авиации и активные действия против сил террористов, так и в обеспечении гуманитарных операций, в том числе сопровождении конвоев с гуманитарной помощью и специалистами, направляемыми в освобожденные от террористов районы. Наконец, в декабре 2016 года телеканал «Россия-24» в рамках программы «Вести недели» продемонстрировал кадры с участием российских спецназовцев в прямых столкновениях с террористами на территории Сирии, что можно считать окончательным признанием их роли в этой кампании.

Но одной Сирией зона действия ССО за пределами РФ не ограничивается — по имеющимся данным, спецназ применяется против террористов от Северной Африки до Афганистана, а также на территории некоторых бывших советских среднеазиатских республик. Как и в Сирии, операции ССО в этих районах проводятся с использованием технических средств разведки (в первую очередь спутниковой группировки и беспилотных аппаратов) и агентурной разведки.

Кроме того, новое охлаждение отношений между Россией и Западом вернуло в число приоритетных задач подготовку к возможному противостоянию регулярным вооруженным силам противника, включая все планировавшиеся еще для советского спецназа задачи, но с характерными добавлениями. Так, помимо объектов ядерных сил, штабов, командных пунктов и важнейших инфраструктурных узлов, среди целей ССО теперь рассматривают объекты системы противоракетной обороны, объекты и части, связанные с хранением, обслуживанием и применением высокоточного оружия и ряд других объектов.

Если переводить заголовок упомянутой выше статьи в WSJ — Russian Special Forces Seen as Key to Aleppo Victory — буквально, то получается, что, по мнению ее автора, российские ССО сыграли в Алеппо ключевую роль. При всем уважении к спецназу, с таким мнением трудно согласиться. Очевидно, что российские советники и отдельные подразделения внесли большой вклад в победу, однако сводить все к спецназу нельзя. Детальная информация о ходе штурма города, скорее всего, будет раскрыта очень нескоро, но, по имеющимся отрывочным данным, можно сделать вывод о том, что весомую помощь сирийской армии и союзным ей отрядам в боях в городе оказали другие подразделения, не относящиеся к силам специальных операций. В частности, те, что располагают оборудованием и вооружением, способным прокладывать путь сквозь мешанину железобетонных конструкций и разрушать пути, используемые противником, в частности, подземные коммуникации.

Читать еще:  Наёмники и ЧВК: история наёмничества от древнего мира и до наших дней

Возвращаясь к действиям российского спецназа в Сирии, помимо Алеппо, можно отметить, что неоднократно силы специальных операций связывали с замеченными в стране формированиями частных военных компаний с российским участием. Вместе с тем, как представляется, это две довольно разные истории: силы спецопераций выполняют свои весьма специфические задачи, в то время как ЧВК, судя по всему, использовались в качестве линейной пехоты там, где не хватало сил собственно сирийской армии. Это, разумеется, не исключает физической маскировки отдельных подразделений ССО под формирования ЧВК — и кого угодно еще, вплоть до исламистов — однако смешивать эти сюжеты не стоит. Что касается частных военных компаний в целом, то, по имеющейся информации, российское политическое руководство оценивает эту практику достаточно негативно.

Так или иначе, события последних трех лет позволяют говорить о том, что российские силы спецопераций существуют и действуют по назначению. Восторг по этому поводу вряд ли уместен — необходимость вести войну не слишком способствует положительным эмоциям, но если такая необходимость возникает, то эффективное, быстрое и решительное использование ССО, наверное, лучший способ минимизации усилий. Там, где в начале кампании при наличии политической воли удастся обойтись отрядом спецназовцев с легким вооружением, в случае промедления потом может не хватить развернутой дивизии.

Иностранные корни российского спецназа

Спецназ — это элита войск любой страны, в которую берут не просто лучших бойцов, а самых лучших. Далее мы познакомимся со спецназом разных стран мира, узнаем какие задачи выполняют военнослужащие, и какие требования к ним предъявляются.

Отряд «Альфа» — элита советского и российского спецназа, известен как одно из самых эффективных и опытных силовых подразделений в мире. Спецподразделение предназначено для проведения контртеррористических операций с применением специальной тактики и средств.

Предотвращение террористических актов.
Поиск, обезвреживание или ликвидация террористов.
Освобождение заложников.
Участие в спецоперациях в «горячих точках».

Требования к кандидатам:

Действующие офицеры или курсанты военных училищ.
Рекомендация от действующего или бывшего сотрудника «Альфы» или «Вымпела».
Возрастной порог: не старше 28 лет.
Рост: не ниже 175 см.

Кроссовый бег: 3 км не более чем за 10 минут 30 секунд.
Спринтерский забег: 100 метров не более чем за 12,7 секунд.
Подтягивания: 25 раз.
Отжимания: 90 раз.
Сгибания и разгибания на пресс: 90 раз не более чем за 2 минуты.
Жим лёжа штанги весом собственного тела: 10 раз.
Комплексное силовое упражнение 7 циклов подряд, не более чем 40 секунд каждый цикл:
15 отжиманий от пола;
15 сгибаний и разгибаний туловища в положении лежа;
15 переходов из положения «упор присев» в «упор лежа» и обратно;
15 прыжков из положения «присев».

Через три минуты после физического тестирования необходимо продемонстрировать навыки рукопашного боя. При этом кандидат выступает в шлеме, перчатках и защитных накладках на ногах и в паху. Ему противостоит инструктор или хорошо подготовленный в области рукопашного боя сотрудник Центра специального назначения ФСБ. Схватка продолжается 3 раунда. Далее: медицинская комиссия, спецпроверка на выявления нежелательных связей у самого кандидата или его родственников, обследование у психологов и полиграф. По результатам каждого исследования кандидату начисляются баллы, которые потом суммируются и принимается окончательное решение.

«Ямам» — элитное подразделение израильской пограничной полиции. «Ямам» обладает самым высоким уровнем стрелковой подготовки среди всех спецподразделений Израиля. Бойцы «Ямам» уже годами берут личные и командные призовые места на всех стрелковых соревнованиях силовиков. Снайперы «Ямам» находятся на куда более высоком уровне, чем их армейские коллеги.

Освобождение заложников.
Проведение спасательных операций и рейдов в гражданских районах.
Вербовка и агентурная работа.

Требования к кандидатам:

Возраст от 22 до 30 лет.
Быть действующим военнослужащий армии, полиции или погранвойск.
Иметь стаж службы в боевых частях не менее трёх лет.
Отличное физическое и психологическое здоровье.

Подтягивания: 25 раз.
Отжимания на кулаках с весом на спине: 100 раз.
Сгибания и разгибания на пресс: 300 раз.
Кроссовый бег в снаряжении 15–20 кг: 8 км не более чем за 38 минут.
Подъём по 7-метровому канату: не более 7 секунд.
Заплыв вольным стилем: 50 метров не более чем за 35 секунд.
Заплыв под водой: 50 метров.
Заплыв со связанными руками и ногами: 50 метров.

Особенности подготовки:
Курс включает бег по крышам, подъём на здание по водосточной трубе, побег из плена и выживание, в ходе которого проверяется реакция на стресс. Очередное упражнение — схватка с охранным псом из кинологического подразделения корпуса жандармерии, специально натасканным для атаки на человека. Здесь изучают реакцию бойца на нападение: не растеряется ли он, насколько будет сам агрессивен.

В составе сил специального назначения Великобритании специальная авиадесантная служба сухопутных войск — САС занимает особое место. САС представляет собой одно из старейших и наиболее высокопрофессиональных подразделений спецназа в мире. Богатый опыт антипартизанских и контртеррористических операций САС заставил спецназ различных государств копировать её тактику. В том числе: американские «Зелёные береты» и «Дельта».

Ведение разведки и осуществление диверсионно-подрывных действий в глубоком тылу противника.
Антитеррористические операции как внутри страны, так и за рубежом.
Подготовка бойцов спецназа из других стран.
Освобождение заложников.
Охрана высокопоставленных лиц и особо важных государственных объектов.

Требования к кандидатам:

Обязательный опыт службы в других армейских подразделениях.
Возраст от 25 до 30 лет.
Отличное физическое и психологическое здоровье.

Кроссовый бег: 2,5 км не более чем за 12 минут.
Марш-бросок с полной выкладкой: 64 км не более чем за 20 часов.
Огневая подготовка: поразить 6 мишеней не менее двух раз каждую, имея 13 патронов.
Парашютная подготовка: 40 прыжков днём и ночью с грузом 50 кг.

Особенности подготовки:
Инструкторы встречают кандидатов словами: «Мы не будем вас отбирать. Мы дадим вам такую нагрузку, чтобы вы сдохли. Тот, кто выживет, будет учиться дальше». И слова не расходятся с делами. Выдерживает примерно один кандидат из десяти. Чего стоит только месячный курс обучения противостоять специальным методам допроса. Каждый курсант, кроме того, проходит обязательную подготовку в джунглях.

4. GSG-9, Германия.

GSG 9 — подразделение спецназа Федеральной полиции Германии. Спецгруппа находится в прямом и единственном подчинении у министра внутренних дел Германии, командир спецподразделения круглосуточно готов к началу действий. После команды министра внутренних дел Германии группа готова отправиться в любую точку земного шара, где произошёл инцидент. Подобное управление помогает избежать ненужного задействования GSG 9 в незначительных операциях, отреагировать на которые способны менее крутые подразделения.

Освобождение заложников.
Охрана высокопоставленных лиц и особо важных государственных объектов.
Операции по ликвидации террористов.
Внедрение и отработки методов и тактики для всех вышеприведенных видов своей деятельности.

Требования к кандидатам:

Среднее или высшее образование.
Гражданство ФРГ или Страны ЕС.
Прохождение теста на пригодность по физподготовке.
Возраст от 18 до 24 лет.
Отличное знание английского или французского.
Разряд по плаванию.

Пять подъемов переворотом в полном снаряжении.
Преодоление полосы препятствий за 1 минуту 40 секунд.
Марш-бросок с полной выкладкой и дополнительным весом 25 кг: 7 км не более чем за 52 минуты.
Заплыв: 500 метров не более чем за 13 минут.

Особенности подготовки:
Пиком физического напряжения является третья неделя, когда кандидаты группами совершают на время длительные переходы по сильно пересечённой местности Шварцвальда. При этом переносятся тяжелые предметы на большое расстояние, осуществляется транспортировка раненых, подъем в гору и спуск с полным снаряжением. Все это сопровождается ограничением сна и пищи. В заключении кандидаты сдают различные тесты на психологическую устойчивость.

5. Китайский спецназ.

На сегодняшний день в составе сухопутных войск китайской армии находится семь групп, готовых для выполнения специальных операций. В каждом военном округе имеется по одному такому подразделению, которое находится в непосредственном подчинении начальника штаба округа.

Специальная разведывательная деятельность.
Антитеррористические операции.
Проведение коротких немасштабных наступательных действий в тылу противника.

Читать еще:  8 рабочих прототипов настоящих "летающих тарелок"

Требования к кандидатам:

Возраст от 18 до 32 лет.
Отличное физическое и психологическое здоровье.
Прохождение теста на пригодность по физподготовке.

Подъем по кирпичной стене здания на 5 этаж без подручных средств за 30 секунд.
Заплыв в полной выкладке: 5 км не более чем за 1 час 20 минут.
Подъём на перекладине и отжимание на параллельных брусьях: не менее 200 раз в день.
Подъем гантели весом 35 кг: 60 раз, не более чем за 60 секунд.
Упор лёжа спереди: 100 раз, не более 60 секунд.
Бросание гранаты: 100 раз на дистанцию не менее 50 метров.

Особенности подготовки:
Процесс физической подготовки спецназа Китая очень часто называется «спуск в ад». Каждый день утром и вечером кроссовый бег в полной выкладке и дополнительным заплечным рюкзаком с десятью кирпичами. При этом дистанция в 5 километров должна быть пройдена не более чем за 25 минут. После прохождения бега бойцы переходят к упражнению «Железная ладонь». Боец должен нанести по 300 ударов по мешку, вначале с фасолью, затем с железными опилками. Точно таким же образом в дальнейшем отрабатываются нормативы на кулаки, локти, колени и ступни.

GROM — польская воинская часть специального назначения. Подготовлена для проведения специальных операций, включая контртеррористические, как в мирное время, так и во время кризиса или войны. С момента создания подразделение является полностью профессиональным.

Освобождение заложников.
Антитеррористические операции.
Эвакуация гражданских лиц из зоны военных действий.
Проведение разведывательных операций.

Требования к кандидатам:

Возраст от 24 до 30 лет.
Отличное физическое и психологическое здоровье.
Устойчивость к стрессу.
Умение водить автомобиль.

Кроссовый бег: 3,5 км не более чем за 12 минут.
Подъём по канату без помощи ног: 5 метров два раза подряд.
Жим лёжа штанги весом собственного тела.
Подтягивания: 25 раз.
Отжимания: не менее 30 раз.
Заплыв: 200 метров не более чем за 4 минуты.
Заплыв под водой: 25 метров.

Особенности подготовки:
Все кандидаты, подавшие заявки в первую очередь проходят психофизиологическую проверку. После этого к дальнейшему прохождению испытаний, как правило, допускаются не более 10–15 процентов от общего числа кандидатов. В польский спецназ могут прийти служить люди как из полицейских подразделений страны, так и из гражданских структур. Но гражданские лица перед тем, как вступить в команду спецназа должны сначала пройти базовый полицейский курс.

Спецотряд «Дельта», США.

По официальным документам, группа «Дельта» предназначена для тайных боевых операций за пределами США, на территории других стран. Задания для Delta Force заключаются в борьбе с терроризмом, народными восстаниями, национальным вмешательством, хотя эта группа также направлена на исполнение секретных заданий, включающих, но не ограниченных спасением мирных граждан и вторжением.

Освобождение заложников.
Освобождение американских военнослужащих, попавших в плен.
Борьба с террористами и партизанами.
Захват или уничтожение военных и политических лидеров, враждебных Соединённым Штатам.
Захват секретных документов, образцов оружия, военной и другой секретной техники.

Требования к кандидатам:

Только американское гражданство.
Возраст от 22 до 35 лет.
Стаж службы в американских вооружённых силах не менее 4 лет.
Отличное физическое и психологическое здоровье.
Опыт прыжков с парашютом.
Высокая квалификация по двум военным специальностям.

Отжимания: 40 раз за 1 минуту.
Приседания: 40 раз за 1 минуту.
Кроссовый бег: 3,2 км не более, чем за 16 минут.
Ползание на спине 20 метров ногами вперёд за 25 секунд.
Преодоление полосы препятствий 14,6 метров за 24 секунды.
Плавание в одежде и армейских ботинках на 100 метров без учёта времени.

Особенности подготовки:
Марш-бросок кандидаты совершают с рюкзаками весом от 18 до 23 кг и винтовкой в руках. Их путь лежит через холмы, леса и реки, а дистанция этого пути колеблется между 29 и 64 км. По дороге через каждые 8–12 км находятся контрольные точки, куда кандидаты обязательно должны выходить и где сидят наблюдатели. Чтобы успешно преодолеть данное испытание, необходимо выдержать среднюю скорость не меньше 4 км в час и хорошо ориентироваться на незнакомой местности.

Иностранные корни российского спецназа

Была тут в сети относительно недавно одна довольно унылая статейка — «Иностранные корни нового российского спецназа«, и подзаголовок к ней:

…Кто помогал Минобороны готовить зелёных человечков

А мы попробуем сейчас разобраться, причём и с корнями, и с теми, кто помогал. И вообще, как обычно, о тлетворном влиянии запада на Скрепоносящие наши Хоругвеносные Вооруженные Силы. Ну и попробуем изобразить «правильную» версию такой статьи.

Понятное дело, что сейчас просто принято говорить: «Что всё опять снова, что мы теперь всё сами. Без помощи кого-либо, и вообще, мы сами по себе, и, как водится, у России свой великий и священный путь». Без этого сейчас никуда, иначе никакого импортозамещения не получается.

А что же тогда с вооруженными силами и прочими героическими (а по задачам — вредительскими) подразделениями, преданными родине всей душой и сердцем? Неужто мы и правда идём сугубо своим, посконным путем? В принципе, да. Как и у любой другой армии, путь нашей столь же обильно усеян граблями. По которым мы, как и все остальные, неспешно ходим, получаем по лбу и делаем выводы.

Фактически, любая инициатива, в большинстве случаев, вызвана исключительно граблями. И тут уж, как водится, кто больше по граблям бегал — у того и инициатив, и опыта больше. Проще говоря, чем больше армия воюет, тем больше выводов делается, тем сильнее меняется тактика и стратегия.

И догнать его может только тот, кто очень внимательно наблюдает и изучает чужой опыт. Да, конечно, говорят, что на чужих ошибках не учатся, но, как минимум, они позволяют минимизировать свои. Особенно если не ржать над ними «ну тупыыыыеее», а разбираться в том, почему они произошли, что к ним привело, как люди её решали (и смогли ли решить в итоге) и какие выводы из всего этого они сделали.

Такой подход и есть анализ тактики. Полный (при наличии разведданных) обзор ситуации, начиная с предшествовавшего и заканчивая вероятными выводами по итогам. Именно таким образом и происходят анализ и адаптация тактики, и именно из этого рождаются выводы и новые или измененные тактические схемы, которые тянут за собой изменения в инфраструктуре.

К чему я всё это? А как раз к названию статьи:

Иностранные корни нового российского спецназа — Кто помогал Минобороны готовить зеленых человечков.

Сразу скажу, если вы ура-патриот — не читайте дальше. Берегите пукальник и свои нервы.

Фактически, речь пойдёт исключительно об ССО (Силы Специальных Операций) и их спецподразделении «Сенеж«. Дело в том, что мы впервые за долгое время создали структуру, в составе которой есть спецподразделение, ориентированное на выполнение боевых задач за рубежом. Фактически, этакий «Вымпел» советского периода. Или, если угодно, продвинутую версию спецназа ГРУ ГШ, с очень большим районом действия. Фактически, можно процитировать классику с небольшим перефразом и сказать, что:

Россия не позволит вмешиваться в свои внутренние дела по всему миру.

Это подразделение ориентировано на решение очень широкого спектра задач. Фактически, аналогов «Сенежу» у нас никогда и не было. «Вымпел» изначально был вредительско-террористическим подразделением (вы только поймите правильно, это для нас они герои-разведчики, а для врага они подлые шпионы-террористы) широкого спектра. Спецназ ГРУ ГШ — вредителями-разведчиками. А обеспечивать оперативную работу и, при необходимости, заниматься оперативным обеспечением и вести разведку в отрыве от ближайших баз, а также заниматься автономной работой, у нас было некому. «Заслон» времен союза был не в счёт, ибо про него вообще никто и ничего не знал, а то, что он усилиями журналистов превращается в выездную бригаду телохранителей сейчас… Ну значит поступила команда как-то их легализовать, а значит и легенду какую-то надо создавать. Без этого никуда.

Так вот, ССО попытались объединить в своем спецназе некоторые черты того же «Вымпела«, того же «Заслона» и тех же СпН ГРУ ГШ. И говорить о том, что это прям вот свежая мысль, абсолютно самостоятельно пришедшая в голову — как минимум нелепо. Достаточно посмотреть на те же США. Подразделения Delta или SEAL Team с какого-то момента очень прочно разделились на два направления. Одно начало заниматься штамповкой «специальной пехоты» и клепать Крисов Кайлов и прочий расходный материал (а почему, вы думаете, в штатах тех же котиков в роли гражданских инструкторов, словно собак нерезанных, причём инструкторов бездарных и криворуких).

А другое направление продолжало работать на дрессировке лютых волкодавов, которые, как правило, выходят в отставку вперед ногами прямо с задания. Аналогичную ситуацию мы можем увидеть и у других потенциальных противников, те же SAS например. А вот Израиль, к примеру, пошел другим путем, и создал фактически в каждом направлении свое высококвалифицирнованное спецподразделение. Чего далеко ходить, у них отдельный кинологический спецназ есть — Окец. Или Дувдеван — которые отстреливают арабов, прикидываясь арабами.

Читать еще:  6 способов удержания тактического фонарика и пистолета

Глядя на всё это разнообразие, становится понятно, что сама идея «Сенежа» как подразделения, которое может не просто вести боевые действия, но и заниматься инфильтрацией, проведением длительного наблюдения, заниматься обеспечением разведывательной деятельности агентурной сети, взята не из воздуха, а из наблюдений за соседями по геополитике. Фактически, само ССО как свежее объединенное командование (наш ответ SOCOM) силами специальных операций — инструмент, в достаточно большом объёме, скопированный с запада. Что в этом плохого? Да ничего, главное — не повторять их ошибок и постараться избежать неразберихи в результате планирования акций — вот тогда всё будет нормально. В конце концов, опыт того, как Альфа штурмует дворец Амина, а Зенит его героически защищает, а обе стороны офигевают от уровня подготовки противника, уже был.

Всё это тянет за собой необходимость подготовки бойцов крайне широкого профиля. То есть сплав универсальности и индивидуальной подготовки. Вот тут мы традиционно выше запада на пол-головы, в силу того, что у нас универсальность закладывалась в подготовку каждого бойца СпН в гораздо большей степени, чем индивидуальный уровень владения оружием и снаряжением. Хотя, конечно, это и не позволило нам создать свою сильную школу тех же снайперов и не привело к формированию собственной школы работы с пистолетом и прочим малогабаритным оружием.

То есть уровень есть, но он такой… номинальный, а начинает расти только сейчас. И что бы вы там не говорили о том что «нафиг нужен пистолет, если есть автомат«, но задачи бывают очень разные, и тот же автомат иногда просто нельзя с собой брать из соображений скрытности, либо же он становится оружием последней надежды, когда надо уже спасать персонал и не до соблюдения приличий и секретности.

Учитывая потенциальный спектр задач, которые возлагаются на тот же «Сенеж«, универсальность подготовки необходима. Причём универсальность не только в плане владения отечественными образцами оружия, но и иностранными. А это, всё-таки, разная механика и разная моторика. Да и сам спектр оружия, необходимого к изучению, не ограничивается любимой интернет-воинством парочкой АК и AR. То же самое касается и всего остального снаряжения. А откуда брать знания о том, чего у нас никогда не было, и чем у нас в армии никогда не пользовались, или тем, что только недавно вошло в обиход? Оттуда. Где всё это давно есть и давно применяется в массовом порядке. То есть за границей.

Соответственно, в ход идет и изучение материалов и методических пособий, и приглашения инструкторов (патриотические пукальники — залпом ПЛИ. ), и вообще, работа с иностранными подрядчиками. Это нормальная практика. Чтобы научиться правильно работать с тем, с чем не умеешь, надо обратиться к тому, кто умеет. И если верить в то, что выберут криворукого бездаря, то это означает считать идиотами или вредителями свою разведку и тех, кто формирует программу подготовки. А это не совсем так. Тем более, когда речь касается серьёзных мест и организаций, а не игрушек типа центра подготовки СпН в Гудермесе (который вообще в некоторых кругах обзывается «потешным»).

Аналогичная ситуация складывается и во всех остальных связанных сферах. Да-да, я о любимой тактике. Ну не было у нас опыта работы в Сирии и вообще в том регионе. Точнее был, но давно. Времена изменились, технические средства тоже, ситуация поменялась так, что вообще караул. А опыта в новой обстановке у нас нет. Афганский опыт у нас старый, опыт Чечни, конечно, дело хорошее, но тоже немного не то. Где брать схемы? Где брать модели действий для изначального рассмотрения?

Каким вообще образом происходит адаптация и тактический анализ? Допустим, где-то в далёкой Сирии сидит злой полевой командир Камаз Обоев, с которым что-то нужно сделать, чтобы получить оперативный простор. ИП начинают смотреть, как поступали зарубежные коллеги, и к чему это привело. Допустим, привезли ему чемодан с баксами. Ага. К чему это привело? К тому, что мешать он конечно активно не мешал, но зато втихаря слил инфу своим соседям, которые поставили условие, что либо им тоже платят, либо группа уничтожается (или группу сначала уничтожают, а потом начинают вести переговоры о безопасности других групп). Подходит/не подходит.

Или, например, взяли и грохнули большую Бвану. К чему это привело. В одном случае, к тому, что начался разброд и шатания и всем стало не до группы, шляющейся по региону, а та под шумок всё сделала, да так, что никто и не узнал об их присутствии. Или нашелся могучий зам, который обрадовался, что он теперь главный, но для поддержания начал рыть носом землю, чтобы отомстить за смерть «дарахова» вождя. И нарыл, и нашел, и группу потрепал, и вообще, сумел осложнить оперативную обстановку до неприличия, да так, что работать невозможно стало.

Или предложили Бване грохнуть соседнего Бвану и сдать ему территорию, предупредив, что если тот будет мешать, то они вломят его потенциальному потерпевшему, и осложнят обстановку и ему, и всем вокруг, а сми под шумок и денег тому дадут, и работу свою выполнят.

Вот на такой вот тонкой ниточке и балансе и происходит выработка тактических моделей действий. Понятное дело, что я привожу очень примитивные примеры, но суть, думаю, ясна. Подробно всё равно говорить стрёмно, хозяева пативэнов не дремлят, а мы ещё не переехали. И аналогичная же ситуация складывается, когда речь идёт о локальных тактических задачах: как выполнить инфильтрацию, как вести наблюдение, как освобождать (или брать) заложников, как проводить ликвидацию. Что использовать, как это оснащать, кем прикидываться, по каким дорогам и через какие кварталы или дороги/перевалы заходить и уходить. Если нет своего опыта, то где его брать? Понятное дело, что у тех, кто это уже делал. Причём не важно, успешно или нет.

Из чужого неуспеха легко можно сделать свой успех, если максимально проанализировать причины и следствия неудачи. И тогда, исходя из полученной информации, можно вылепить собственный успех. Известно же, что только идиот смотрит только на то, как побеждают. Умный человек смотрит, в первую очередь, на поражения. Потому как поражения — это, в большинстве случаев, цепь закономерных ошибок, а победа — цепь удачных совпадений. Особенно это касается современной интерпретации войны, которую модно называют «гибридной«, а по сути — очередным этапом реализации сетецентрической концепции.

И так происходит во всем, включая логистику, включая информационное обеспечение. У нас подобного опыта не было, поэтому все действия формируются исходя из анализа того, как действовали другие спецслужбы. У которых просто больше опыта в таких ситуациях и регионах. Опыта, как вы понимаете, и положительного, и полезного (для справки, положительный не равнозначен успешному и результативному). Фактически, то же ССО пошло по пути польского GROM (пукальники, ба-бах второй раз), у которого реального опыта было не так уж и много, из-за чего поляки и пихали свой спецназ везде где только можно — исключительно для получения опыта. В итоге мы имеем одно из самых подготовленных СпН на территории Европы, способное решать очень широкий спектр задач.

Вот таким образом заграница нам и помогала. Давала опыт применения технических средств, опыт тактических действий, опыт оперативной работы. Опыт всего того, чего нам там так нехватало для выхода на мировую арену. Не сама, конечно, мы просто его брали и изучали — они бы, сволочи, и рады были бы нам ничего не давать, чтобы мы сами по граблям скакали. Что мы, собственно, в некоторых ситуациях и делаем.

Потому как, повторюсь, опыт той же войны в горах в Чечне — это здорово и великолепно, но он не равноценен опыту работы в той же Сирии. Те же наши местные ваххабиты, это не тамошние джихаддисты. Всё это нужно интерпретировать, анализировать и раскладывать по полочкам. Да, это не позволит избежать ошибок совсем — так не бывает. Но позволит их минимизировать, и на их основе выработать собственный опыт и модели действия.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector