5 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Executive Outcomes. Последняя настоящая Частная Военная Компания

Executive Outcomes. Последняя настоящая Частная Военная Компания

Успеха в стрельбе достигают не тонкие творческие личности, а упрямые д%лбоебы!

Камуфлированные ювелирные изделия

Вообще Executive Outcomes – это крупнейший игрок рынка ЧВК/ЧРС в регионе Африки. На моей памяти ни один сколько-нибудь крупный военный конфликт не обходился без их специалистов, будь то наёмники или инструктора, или просто полевые оперативники. Ну и, собственно, если вам надо решить проблему на территории Южной, Центральной, Восточной и Западной Африки, то лучше них кандидатуры не найти.

Спектр решаемых проблем тоже довольно-таки широкий. Начиная от простой личной охраны и сопровождения конвоев, до полномасштабных войсковых операций. За отдельные деньги можно даже провести карательную или BlackOps операцию. Благо, кадры имеются.

Почему у Executive Outcomes такая активная позиция?

Всё очень просто. Несмотря на нынешний бардак, ЮАР – это до сих пор единственное государство в Африке, которое может себя так называть. И если бы в своё время мировой бизнес не вцепился в тамошние месторождения полезных ископаемых (от нефти и до алмазов с ураном) и не развалил прекрасно живший и процветавший апартеид, то, глядишь, сейчас вся Африка была бы неформально подмята под себя ЮАРом, там было бы намного тише, а на мировой карте появилась бы ещё одна сверхдержава.

На данный момент ЮАР – это очень интересная страна, которая управляется бизнесом. Точнее, теми самыми корпорациями, которые просто поделили между собой сферы влияния и интересов, и вполне мирно уживаются друг с другом. Ну а где-то промеж них, тихо и не выпячиваясь, живут официальные власти ЮАР. Естественно, что порядок и хорошие отношения между всеми участниками рынка обеспечивают не госструктуры, а частные компании и персональные службы безопасности. Вообще, очень увлекательная страна в этом смысле. Если хотите написать современный киберпанк, то за образец надо брать не какие-то там Японии, Тайвани и Гонконги, а неприметную ЮАР. Там всё по канону: грязища, говнища, нищие бунтующие нигры, богатые корпорации, частные вооружённые силы, и изолированные кварталы для приличных людей. Ну и обильные ранчо с суровыми африканскими реднеками, до которых штатовским реднекам как до луны на пылесосе.

Собственно, надо оговорить один момент. Executive Outcomes активно существовала с 1989 по 1998 годы. Формально, в 98-м, согласно ООНовскому акту о «Регулировании международной военной помощи» она прекратила своё существование. Но тут есть немаловажный момент. В Executive Outcomes работало около 3000 человек (на минутку, это одна из самых больших по численности ЧВК на тот момент и, в принципе, до сих пор), как все понимают, взять и разом сказать: « Нахуй с ялика Всем спасибо, все свободны – вы уволены!» — трём тысячам сотрудников такого ведомства крайне рискованно, учитывая, что Executive Outcomes на тот момент крепко держала за разные места практически всё правительство и армейское руководство ЮАР. Поэтому контора попросту распалась на пять довольно крупных холдингов, каждый из которых занялся своим:

  • услуги ЧВК;
  • услуги ЧРС;
  • учебный центр;
  • служба снабжения и обеспечения;
  • информационно-координационный центр.

То есть, само название Executive Outcomes практически исчезло, сейчас так называется небольшая консультационная фирма. Которая и является головой, неформально руководящей всеми пятью структурами. И всё это мирно живет под крышей SRC (Strategic Resource Corporation), которая тихо и мирно всё это объединила обратно.

Шеврон Executive Outcomes

Да и сами наёмники по старой памяти до сих пор (да-да, и по сей день) носят шевроны Executive Outcomes. Конечно, это совсем без внимания не осталось, и в 2007 ООН опять пыталось надавить на структуру, намекая, что смена вывески ничего толком не изменила. Но это уже был совсем другой год, и петушиный куток, в котором к этому времени оказалось ООН со своим мнением, никто слушать не собирался. Так что, глядишь, ещё лет пять и снова компания соберется обратно. Благо посылки к этому есть.

Откуда же такое влияние у Executive Outcomes?

Ну понятное дело откуда… Из армии. Все основатели и начальники, включая топменеджеров – это некогда командиры и основатели подразделений тамошних армий.

Начнём с того, что основателем Executive Outcomes был не кто-нибудь, а Йебен Барлоу, по сути подполковник (leutenant-colonel) Южно-Африканских сил обороны и командир 32 разведывательного батальона (суть рейнджеры), потом в списке руководящих лиц засветились Лафран Лютинг, мрачный тип смешанной национальности, который ставил ЧВК по всей Африке, и консультировал процентов 50 иностранных ЧВК по особенностям работы в Африканском регионе (включая уже заебавший всех Blackwater). Ник ван дер Берг, некогда полковник королевской морской пехоты, который эту самую морскую пехоту ставил для армии ЮАР в поздние годы. Да и вообще, если посмотреть на список вышедших в отставку командующих армии ЮАР, они каким-то мистическим образом оказывались в рядах руководителей сначала Executive Outcomes, а позже и SRC.

Это уж не говоря о том, что любой ветеран того же родезийского САС (который ставил бывший британский сасовец Питер МакАлис), как правило, перед тем, как осесть и начать выращивать огурцы на приусадебном участке, проходил через Executive Outcomes, где как раз зарабатывал себе на достойную пенсию. Да и, опять же, возвращаясь к вопросу о влянии и качестве подготовки, через руководящие посты в Executive Outcomes прошли командиры таких подразделений, как «Скауты Селоса«, все та же 32-ая разведывательная, то же САС. Что характеризует ЧВК с очень положительной стороны. А учитывая, что по уровню боевой подготовки и опыта с бойцами ЮАР очень долгое время никто сравниться не мог (Африка воюет с начала 50-хх годов и до сегодняшнего времени), особенно в том регионе, то понятное дело, почему для решения вопросов чаще всего прибегали именно к их услугам.

Читать еще:  Beowulf Viking Rifle - винтовка в стиле эпохи викингов!

К тому же, их бойцы лучше всех остальных подготовлены для действий в тамошней специфике. То есть от привычки к климату и местности (а с непривычки там тяжко), до полного оперирования данными по местным преступникам/князькам/божкам/руководителям/повстанцам и всем остальным.

Частная разведывательная служба

Отдельно стоит сказать о Executive Outcomes как о ЧРС (Частной Разведывательной Службе) – это очень редкий случай, когда организация успешно брала на себя функции государственной разведывательной структуры и успешно их выполняла. Доходило до того, что в 90-е даже ЦРУ не очень-то совалось в дела ЮАР, предпочитая с ними не связываться. Сейчас, конечно, ситуация немного выровнялась, после расформирования Executive Outcomes часть функций вернулась к госслужбам, однако, что интересно, вернулись они вместе с теми же людьми, которые ими занимались в Executive Outcomes. Ну, а часть перешла по наследству к SRC, которая, конечно, не заработала себе настолько мрачной репутации, как предшественница, но до сих пор считается (и обоснованно) одной из самых влиятельных структур в разведке на Африканском континенте. Доходит до того, что их работу часто приписывают деятельности разведслужб ЮАР. Впрочем, те не сильно обижаются, главное, что деньги платят.

Вот такая вот интересная контора Executive Outcomes, а ныне Strategic Resource Corporation.

Executive Outcomes. Последняя настоящая Частная Военная Компания

Вообще Executive Outcomes – это крупнейший игрок рынка ЧВК/ЧРС в регионе Африки. На моей памяти ни один сколько-нибудь крупный военный конфликт не обходился без их специалистов, будь то наёмники или инструктора, или просто полевые оперативники. Ну и, собственно, если вам надо решить проблему на территории Южной, Центральной, Восточной и Западной Африки, то лучше них кандидатуры не найти.

Спектр решаемых проблем тоже довольно-таки широкий. Начиная от простой личной охраны и сопровождения конвоев, до полномасштабных войсковых операций. За отдельные деньги можно даже провести карательную или BlackOps операцию. Благо, кадры имеются.

Почему у Executive Outcomes такая активная позиция?

Всё очень просто. Несмотря на нынешний бардак, ЮАР – это до сих пор единственное государство в Африке, которое может себя так называть. И если бы в своё время мировой бизнес не вцепился в тамошние месторождения полезных ископаемых (от нефти и до алмазов с ураном) и не развалил прекрасно живший и процветавший апартеид, то, глядишь, сейчас вся Африка была бы неформально подмята под себя ЮАРом, там было бы намного тише, а на мировой карте появилась бы ещё одна сверхдержава.

На данный момент ЮАР – это очень интересная страна, которая управляется бизнесом. Точнее, теми самыми корпорациями, которые просто поделили между собой сферы влияния и интересов, и вполне мирно уживаются друг с другом. Ну а где-то промеж них, тихо и не выпячиваясь, живут официальные власти ЮАР. Естественно, что порядок и хорошие отношения между всеми участниками рынка обеспечивают не госструктуры, а частные компании и персональные службы безопасности. Вообще, очень увлекательная страна в этом смысле. Если хотите написать современный киберпанк, то за образец надо брать не какие-то там Японии, Тайвани и Гонконги, а неприметную ЮАР. Там всё по канону: грязища, говнища, нищие бунтующие нигры, богатые корпорации, частные вооружённые силы, и изолированные кварталы для приличных людей. Ну и обильные ранчо с суровыми африканскими реднеками, до которых штатовским реднекам как до луны на пылесосе.

Executive Outcomes

Собственно, надо оговорить один момент. Executive Outcomes активно существовала с 1989 по 1998 годы. Формально, в 98-м, согласно ООНовскому акту о «Регулировании международной военной помощи» она прекратила своё существование. Но тут есть немаловажный момент. В Executive Outcomes работало около 3000 человек (на минутку, это одна из самых больших по численности ЧВК на тот момент и, в принципе, до сих пор), как все понимают, взять и разом сказать: « Нахуй с ялика Всем спасибо, все свободны – вы уволены!» — трём тысячам сотрудников такого ведомства крайне рискованно, учитывая, что Executive Outcomes на тот момент крепко держала за разные места практически всё правительство и армейское руководство ЮАР. Поэтому контора попросту распалась на пять довольно крупных холдингов, каждый из которых занялся своим:

  • услуги ЧВК;
  • услуги ЧРС;
  • учебный центр;
  • служба снабжения и обеспечения;
  • информационно-координационный центр.

То есть, само название Executive Outcomes практически исчезло, сейчас так называется небольшая консультационная фирма. Которая и является головой, неформально руководящей всеми пятью структурами. И всё это мирно живет под крышей SRC (Strategic Resource Corporation), которая тихо и мирно всё это объединила обратно.

Шеврон Executive Outcomes

Да и сами наёмники по старой памяти до сих пор (да-да, и по сей день) носят шевроны Executive Outcomes. Конечно, это совсем без внимания не осталось, и в 2007 ООН опять пыталось надавить на структуру, намекая, что смена вывески ничего толком не изменила. Но это уже был совсем другой год, и петушиный куток, в котором к этому времени оказалось ООН со своим мнением, никто слушать не собирался. Так что, глядишь, ещё лет пять и снова компания соберется обратно. Благо посылки к этому есть.

Откуда же такое влияние у Executive Outcomes?

Ну понятное дело откуда… Из армии. Все основатели и начальники, включая топменеджеров – это некогда командиры и основатели подразделений тамошних армий.

Начнём с того, что основателем Executive Outcomes был не кто-нибудь, а Йебен Барлоу, по сути подполковник (leutenant-colonel) Южно-Африканских сил обороны и командир 32 разведывательного батальона (суть рейнджеры), потом в списке руководящих лиц засветились Лафран Лютинг, мрачный тип смешанной национальности, который ставил ЧВК по всей Африке, и консультировал процентов 50 иностранных ЧВК по особенностям работы в Африканском регионе (включая уже заебавший всех Blackwater). Ник ван дер Берг, некогда полковник королевской морской пехоты, который эту самую морскую пехоту ставил для армии ЮАР в поздние годы. Да и вообще, если посмотреть на список вышедших в отставку командующих армии ЮАР, они каким-то мистическим образом оказывались в рядах руководителей сначала Executive Outcomes, а позже и SRC.

Это уж не говоря о том, что любой ветеран того же родезийского САС (который ставил бывший британский сасовец Питер МакАлис), как правило, перед тем, как осесть и начать выращивать огурцы на приусадебном участке, проходил через Executive Outcomes, где как раз зарабатывал себе на достойную пенсию. Да и, опять же, возвращаясь к вопросу о влянии и качестве подготовки, через руководящие посты в Executive Outcomes прошли командиры таких подразделений, как «Скауты Селоса«, все та же 32-ая разведывательная, то же САС. Что характеризует ЧВК с очень положительной стороны. А учитывая, что по уровню боевой подготовки и опыта с бойцами ЮАР очень долгое время никто сравниться не мог (Африка воюет с начала 50-хх годов и до сегодняшнего времени), особенно в том регионе, то понятное дело, почему для решения вопросов чаще всего прибегали именно к их услугам.

Читать еще:  Центральный Музей ВВС в Монино. Самолеты и люди

К тому же, их бойцы лучше всех остальных подготовлены для действий в тамошней специфике. То есть от привычки к климату и местности (а с непривычки там тяжко), до полного оперирования данными по местным преступникам/князькам/божкам/руководителям/повстанцам и всем остальным.

Частная разведывательная служба

Отдельно стоит сказать о Executive Outcomes как о ЧРС (Частной Разведывательной Службе) – это очень редкий случай, когда организация успешно брала на себя функции государственной разведывательной структуры и успешно их выполняла. Доходило до того, что в 90-е даже ЦРУ не очень-то совалось в дела ЮАР, предпочитая с ними не связываться. Сейчас, конечно, ситуация немного выровнялась, после расформирования Executive Outcomes часть функций вернулась к госслужбам, однако, что интересно, вернулись они вместе с теми же людьми, которые ими занимались в Executive Outcomes. Ну, а часть перешла по наследству к SRC, которая, конечно, не заработала себе настолько мрачной репутации, как предшественница, но до сих пор считается (и обоснованно) одной из самых влиятельных структур в разведке на Африканском континенте. Доходит до того, что их работу часто приписывают деятельности разведслужб ЮАР. Впрочем, те не сильно обижаются, главное, что деньги платят.

Вот такая вот интересная контора Executive Outcomes, а ныне Strategic Resource Corporation.

Современное наёмничество: возрождение

Институт наёмничества имеет длительную историю — в далёком прошлом он был широко распространён во всём мире. В XVIII–XIX веках его вытеснили с поля боя массовые армии, набранными посредством всеобщей воинской обязанности из всех категорий граждан. Однако в последней четверти ХХ века наёмничество сумело возродиться в форме частного военного бизнеса, сформировав абсолютно новый, а главное – легальный и доходный сегмент международного рынка.

По данным ООН, в настоящее время рынок военных услуг является одним из наиболее динамично развивающихся и растущих в мире. Его участниками являются свыше 3000 частных военных компаний (ЧВК), которые тренируют войска и выполняют различные подряды в более чем 60 странах мира. Объём этого рынка аналитики оценивают в сумму от $20 до $100 млрд.

Возрождение наёмничества

Возрождение наёмничества произошло в 1960-е годы и по времени совпало с деколонизацией, когда многие страны Африки и Азии, прежде являвшихся колониями европейских держав, обрели национальную независимость. Практически сразу после распада колониальных империй в бывших колониях, ставших независимыми государствами, вспыхнули ожесточённые междоусобные войны, связанные с межплеменными и межклановыми столкновениями, переделом границ и борьбой за власть.

Особенное значение для возникновения наёмничества в его современном виде имел кризис в Конго в 1960–1968 годах, когда работавшие в стране горнодобывающие корпорации для обеспечения безопасности своей собственности наняли на службу сотни авантюристов из разных стран. Среди них были и знаменитые впоследствии «солдаты удачи»: ирландец Майк Хоар, бельгиец Жак Шрамм, немцы Рольф Штайнер и Зигфрид Мюллер, француз Боб Денар.

Эти люди зарабатывали деньги на войне, без особого разбора предоставляя свои услуги тем, кто был готов их оплачивать, возводя и смещая самопровозглашённых правителей и участвуя во множестве других подобных операций. Неожиданно для себя они стали популярными медийными фигурами, о них писались статьи и книги, а в 1978 году на экраны вышел кинофильм «Дикие гуси», на котором Майк Хоар выступал в качестве технического консультанта. Преобладающий в этом и других подобных кинофильмах романтический образ лихого и благородного «солдата удачи» был порядком подпорчен информацией о зверствах, которые творились в местах военных действий, включая пытки и казни мирного населения. Постепенно интерес публики к этой теме сошёл на нет.

Первые ЧВК: военное посредничество и консалтинг

Первой ЧВК в современном смысле слова была WatchGuard International, созданная в 1967 году Дэвидом Стирлингом и Джоном Вудхаусом, ветеранами британских служб специального назначения (SAS). Компания была укомплектована преимущественно их бывшими сослуживцами, также ветеранами спецслужб. Это была первая британская фирма такого рода. Она была официально зарегистрирована на о. Джерси, имела свою штаб-квартиру и действовала вполне легально. Предоставляемые ею услуги включали набор и обучение личного состава, осуществление боевой и технической поддержки при проведении операций против повстанцев, разнообразные консультации по военным вопросам.

WatchGuard находилась под плотным контролем британского правительства. В число клиентов компании входили дружественные Лондону правительственные режимы, транснациональные корпорации, работавшие в горячих точках мира, прежде всего на Ближнем Востоке и в Африке, а также прежние колониальные державы, которые стремились осуществлять тайное влияние на политику бывших колоний.

Коллеги Дэвида Стирлинга из SAS также со временем создали и возглавили ряд ЧВК. Майор Ариш Тортл управлял Control Risks, а специалист по контрразведке SAS Х. М. Хаклроуд управлял J. Donne Holdings, тренировавшей ливийский спецназ и поставлявшей телохранителей Муаммару Каддафи.

Ещё один специалист SAS, Дэвид Уокер, вместе с офицером разведки Эндрю Найтингэйлом управлял Keenie Meenie Services. В 1983 году её сотрудники тренировали афганских моджахедов и принимали участие в операциях ЦРУ в Никарагуа. Одновременно сотрудники Keenie Meenie Services выполняли функции телохранителей саудовского посла в Вашингтоне принца Бандара, спонсора и активного участника тайной операции ЦРУ «Иран-контрас», тесно связанного впоследствии с вице-президентом США Дж. Бушем-старшим. В начале 1990-х годов на волне скандала из-за вскрывшихся подробностей тайных операций Keenie Meenie Services вынуждена была закрыться.

Executive Outcomes: первые частные армии

WatchGuard International и другие британские частные военные компании, созданные по её образцу, а также их американские аналоги Vinnell и Military Professional Resources Inc., израильские Golan Group и Lordan-Levdan и другие представляли собой преимущественно компании-посредники, заключавшие контракты на планирование военных операций или обучение персонала.

Фирмой совершенно иного типа являлась основанная в 1989 году южноафриканская компания Executive Outcomes, впервые сумевшая превратить войну в сложно организованное и по-настоящему финансово успешное предприятие. Основателем компании являлся бывший начальник западноевропейского отдела службы диверсий министерства обороны ЮАР подполковник Эбен Барлоу, начальником отдела кадров стал бывший офицер 5-го разведывательного полка специального назначения армии ЮАР Лафрас Люитинг.

Читать еще:  Наборы тактического снаряжения с оружием

Первоначальный штат компании состоял из 500 военных советников командного звена и до 3000 рядовых сотрудников из числа ветеранов южноафриканской армии и спецназа, таких как 32-й батальон Koevoet («лом» на африкаансе). Фактически Executive Outcomes представляла собой автономную военную организацию, полностью функциональную частную армию, имевшую собственные военно-воздушные силы, бронетехнику, миномёты и артиллерию, способную проводить полноценные боевые операции за адекватную цену.

Падение режима апартеида в ЮАР и приход к власти чёрного большинства сопровождались значительными сокращениями армии и полиции, обеспечившими ЧВК, такие как Executive Outcomes, необходимым кадровым резервом из числа бывших военных.

Специалисты EO обучали офицеров службы безопасности в ЮАР и Ботсване, а также тренировали вооружённые силы Анголы. Первым по-настоящему успешным для фирмы предприятием являлся контракт на обеспечение безопасности перевозок дорогостоящего оборудования, подписанный с канадской нефтедобывающей компанией Ranger Oil. Канадцы были заинтересованы в возобновлении разработок в ангольском регионе Сойо, захваченном в марте 1993 года отрядами оппозиционного движения УНИТА. Благодаря их посредничеству правительство Анголы в июне 1993 года подписало с компанией Executive Outcomes два контракта стоимостью 40 млн долларов каждый на обучение армейских частей Анголы и подготовку пилотов национальных ВВС. Оплачены контракты были средствами Ranger Oil, которая взамен получала от правительства нефтяную концессию.

Для поддержки своих действий ЧВК получила от правительства 16-ю бригаду ангольской армии, а также закупленные в России истребители-бомбардировщики МиГ-23 и вертолёты Ми-17. В результате серии операций, разработанных и проведённых специалистами Executive Outcomes с ноября 1994 по январь 1996 года, силы УНИТА потерпели серьёзное поражение, и руководство оппозиционной группировки согласилось вступить в переговоры с правительством. Однако под давлением США компания Executive Outcomes была вынуждена свернуть свою деятельность в Анголе. Её место в стране заняли миротворческие силы ООН.

Следующий крупный контракт на 35 млн долларов компания получила в мае 1995 года от правительства Сьерра-Леоне, где боевики из группировки «Объединённый революционный фронт» (ОРФ) захватили контроль над провинцией Коно с расположенными здесь алмазными месторождениями и взяли в осаду столицу страны г. Фритаун. Executive Outcomes направила сюда до 300 своих сотрудников с военно-воздушной поддержкой в виде трёх вертолётов Ми-17 и одного Ми-24, пилотируемых сначала белорусскими и российскими, а затем и южноафриканскими экипажами.

Уже в апреле-мае 1995 года от повстанцев был очищен Фритаун, а в августе этого же года они были изгнаны из района алмазных копей. В ноябре 1996 года было подписано соглашение о мире, а в феврале 1997 года правительство Сьерра-Леоне под давлением международной общественности прекратило сотрудничество с компанией. Её место в стране заняли миротворцы ООН, после чего боевикам ОРФ удалось восстановить свои силы, вновь перейти в наступление и даже захватить столицу страны. Правительству вновь пришлось прибегнуть к помощи частной военной компании Sandline, которой теперь пришлось ещё и спасать контингент ООН.

Успешное выполнение этих контрактов создало компании широкую известность и надёжную репутацию. К услугам Executive Outcomes прибегали правительства Анголы, Мозамбика, Уганды и Кении, а также такие компании, как De Beers, Chevron, JFPI Corporation, Rio Tinto Zinc, Texaco.

Однако деятельность компании в Анголе и Сьерра-Леоне привлекла внимание правительства ЮАР, а также международных правозащитных организаций, которые обвиняли её в систематическом нарушениях прав человека и проведении тайных операций. В 1998 году в ЮАР был принят закон «О регулировании иностранной военной помощи», целью которого являлось ограничение деятельности наёмников на территории Африки.

Вследствие принятия этого закона значительное число частных военных компаний было вынуждено переключиться на предоставление консалтинговых услуг и логистику. Компания Executive Outcomes была официально ликвидирована 31 декабря 1998 года, однако значительная часть её персонала перешла на работу в британскую фирму Sandline International. Ею управлял бывший подполковник SAS Тим Спайсер, в прошлом неоднократно сотрудничавший со службами Executive Outcomes и, в частности, обеспечивший ей получение судьбоносного контракта в Анголе.

Наследники Executive Outcomes

В 1998 году Sandline сменила Executive Outcomes в Сьерра-Леоне, где вновь вспыхнула гражданская война. Изгнанный президент страны Ахмад Теджэн Кэбба нанял инструкторов Sandline, чтобы обучить 40-тысячное ополчение племени менде, т.н. «камаджоров», которые выступили против захватившего власть в стране ОРФ. Кроме того, Sandline подрядилась охранять собственность алмазодобывающей компании De Beers и осуществлять воздушную поддержку и авиаперевозки для правительственных сил, борющихся с мятежниками в приграничных районах Гвинеи.

Деятельность Sandline и её руководителя Тима Спайсера в Сьерра-Леоне была связана с серией скандалов. Предпринятое по инициативе парламента Великобритании расследование показало, что в 1999 году в обход международного эмбарго на поставку оружия в Сьерра-Леоне ему удалось ввести в страну 35 тонн военных грузов из Болгарии, причём это было сделано с ведома британского Верховного комиссариата в Сьерра-Леоне и Госдепартамента США.

Другой громкий скандал, связанный с руководителем Sandline, имел место в 1997 году в Папуа-Новой Гвинее. Её премьер-министр Джулиус Чан нанял фирму, чтобы вернуть контроль над медными рудниками на острове Бугенвиль, захваченными местными сепаратистами. Стоимость контракта составляла 36 млн долларов. Для выполнения задачи Спайсер набрал 44 бывших сотрудника Executive Outcomes, которые прибыли в Порт-Морсби в феврале 1997 года.

Неожиданно их появление вызвало демарш со стороны правительства Австралии, которое потребовало разорвать договор с частными подрядчиками из Sandline, в противном случае пригрозив Папуа-Новой Гвинее международными санкциями. Джулиус Чан отказался подчиниться, и тогда в Порт-Морсби вспыхнул военный мятеж, поддержанный частью местного населения. Командующий мятежниками Джерри Сингирок без единого выстрела арестовал всех сотрудников Sandline и выслал их из страны. Война на о. Бугенвиль была остановлена при международном посредничестве Новой Зеландии, правительство Папуа-Новой Гвинеи пошло на уступки повстанцам. Впоследствии руководству Sandline удалось получить неустойку по контракту.

В 2001 году Тим Спайсер основал компанию Trident Maritime, которую наняло правительство Шри-Ланки для обеспечения безопасности аэропорта в Коломбо. После американского вторжения в Ирак в 2003 году Спайсер создал новую компанию под названием Aegis Defence Services и заключил прибыльный контракт стоимостью 293 млн долларов на обеспечение безопасности иракских центров Службы армии США. Контракт также включал логистическую поддержку и сбор разведывательных данных в интересах Инженерного корпуса армии США.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector