0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Четвероногие санитары

Как собаки помогали солдатам во время войны: Обезвреженные снаряды, спасённые жизни и другие подвиги

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Более 60 тысяч собак несли службу во время Великой Отечественной войны, сражались с врагом наравне с солдатами и спасли тысячи человеческих жизней. Псы-связисты передали несколько сотен тысяч сообщений, протянули почти 8000 километров проводов. Собаки-саперы разминировали 30 советских и европейских городов. Хвостатые санитары перевезли с полей боя почти полмиллиона пострадавших бойцов. Псы-подрывники уничтожили 300 единиц вражеской бронетехники, жертвуя своей жизнью и погибая под танками.

Легендарные миноискатели

На собак-саперов в годы войны возлагалась большая ответственность — разминировать территории, предотвратить смерть личного состава и уничтожение боевой техники. Тонкое чутье позволяло им находить любые мины с разными видами взрывчатки. Не было ни одного случая, чтобы на участке, обследованном псом-сапером, произошел подрыв людей или техники.

Легендарный пес Джульбарс за время своей службы нашел более 7400 мин и 150 снарядов. В марте 1945 года за свои фронтовые подвиги овчарка была представлена к награде — «За боевые заслуги». За всю войну это был единичный случай, когда собаку удостоили медали.

Ленинградский колли Дик отлично справлялся с обязанностями связиста и санитара во 2-м отдельном Келецком полку спецслужб, но свое «призвание» он нашел в минно-розыскном деле. За всю свою службу пес обнаружил больше 10 тысяч мин, но самый известный его подвиг — это разминирование Павловского дворца. За час до предполагаемого взрыва благодаря Дику удалось обезвредить фугас с часовым механизмом и весом в две с половиной тонны. Отважный колли дожил до самой старости и был похоронен с воинскими почестями, как настоящий герой.

Как овчарка Дина обезвредила немецкий эшелон

Собаки-диверсанты проходили жесткий отбор по ряду критериев, и самый главный из них — это моментальная готовность выполнять любые команды. Выдрессированные животные могли сопроводить группу через минное поле, проложить в них безопасный «коридор», помочь при захвате «языка», заранее указать засаду противника или «гнездо» снайпера. Если в группе присутствовал такой боец, успех операции был обеспечен почти на 90%.
Главная миссия боевых псов-разведчиков и диверсантов заключалась в уничтожении мостов и вражеских железнодорожных составов. На спине четвероногого солдата был зафиксирован разъемный вьюк. После проникновения на ж/д-полотно собака должна была ухватиться зубами за рычаг, чтобы выдернуть воспламенитель — после этого подрывной снаряд был готов к диверсии.

Овчарка Дина стала одной из первых диверсионных собак в советских войсках. На фронт она поступила прямиком из школы военного собаководства, где успешно обучилась истреблению танков. Позже она освоила еще два профиля — минера и диверсанта.

Дина участвовала в «Рельсовой войне» в качестве одного из диверсантов. Долгое время от участников стратегической операции, заброшенных в тыл врага, не было никаких новостей. А спустя время поступило сообщение: «Сработала Дина». Собака выбежала на железную дорогу перед немецким составом на перегоне Полоцк-Дрисса, сбросила вьюк со спины, зубами выдернула чеку и убежала в лес. Благодаря успешно выполненному заданию был подорван вражеский эшелон, уничтожены десять вагонов, разрушен большая часть рельсов.

Позже овчарка еще несколько раз участвовала в разминировании Полоцка. В одной из таких операций она нашла мину, заложенную в матрасе. После войны Дину прикомандировали к музею боевой славы, где она и прожила до глубокой старости.

Как псы-санитары спасали раненых бойцов

Около 700 тысяч тяжелораненых солдат были вывезены с поля боя на упряжках ездовых собак-санитаров. Животные исправно несли службу под обстрелом и взрывами снарядов, зимой они работали на нартах, а летом — на специальных тележках. В их обязанности входило не только спасение пострадавших бойцов, но и доставка боеприпасов. Участник Великой Отечественной войны Сергей Соловьев вспоминал, как из-за интенсивного огня санитары не могли пробраться к истекающим кровью однополчанам. И тогда на помощь приходили собаки. Они по-пластунски приползали к раненому с медицинской сумкой, ждали, пока тот перевяжет рану, и после этого отправлялись к другим. Если бойцы находились без сознания, четвероногий санитар облизывал ему лицо до тех пор, пока тот не очнется.

Рядовой Дмитрий Трохов вместе со своим соратником лайкой Бобиком, возглавлявшим собачью упряжку, вывезли с передовой больше 1500 раненых за три года войны.

Овчарка Мухтар, которую опекал ефрейтор Зорин, вынесла с полей боя почти 400 солдат и смогла спасти своего контуженного взрывом хозяина.

Помощь собак-связистов при освобождении Днепропетровщины

В сражения за освобождение Днепропетровщины в 1943 году участвовало спецподразделение псов-связистов. Им приходилось работать под обстрелом, проявляя удивительную храбрость и находчивость. При форсировании Днепра у Никополя неожиданно оборвалась телефонная связь между полком и батальоном, находившимися на разных берегах. С этого момента все сообщения между подразделениями доставлял пес Рекс, который трижды в течение суток переплывал реку с донесениями, несколько раз был ранен, но всегда доходил до пункта назначения.

Читать еще:  Карманный фонарь как оружие для самообороны

В сражениях под Днепродзержинском овчарка Мечта не успела пробежать и ста метров, как осколком снаряда с нее сорвало ошейник с депешей. Собака мгновенно сориентировалась. Солдаты видели, как Мечта вернулась, нашла портдепешник, взяла его в зубы и побежала к месту назначения.

В ходе Никопольско-Криворожского наступления штаб одного из батальонов 197-й стрелковой дивизии оказался изолирован противником, потеряв всякую возможность попросить о помощи. Последняя надежда оставалась на собаку Ольву. Ей пришлось добираться к своим под плотным огнем, но несмотря на опасность, она доставила сообщение и даже вернулась с ответным донесением, что помощь уже близко. В итоге атаку на штаб удалось отбить.

Верные стражники

Задача сторожевых псов заключалась в том, чтобы предотвратить любые попытки немецких разведчиков проникнуть на территорию советского расположения. Животные были настолько хорошо выдрессированы под эту задачу, что бесшумным поворотом головы могли послать команду своему проводнику. Собаки могли провести несколько часов в одном положении и не теряли бдительности. Например, сторожевой пес Агай смог предотвратить 12 попыток проникновения немцев на позиции советских войск.

Пограничники Коломийской Погранкомендатуры охраняли тыл в Черкасской области вместе с 150 служебными собаками. После затяжных сражений майору Лопатину приказали выпустить овчарок, так как их нечем было кормить, но тот оставил всех животных в отряде.
В бою с подразделением «Лебштандарта» силы и боеприпасы пограничников оказались на исходе. Когда было понятно, что уже не спастись, командир принял решение послать в атаку оголодавших собак.

Немецкие солдаты запрыгивали на танки, стреляя оттуда в истощенных псов и их проводников. В неравном бою погибли все 500 пограничников, ни один из них не сдался в плен. Выжившие собаки, по словам старожилов села Легедзино, остались лежать рядом с трупами своих проводников и никого не подпускали к ним.

В 2003 году в селе был установлен памятник в честь погибших солдат и их верных четвероногих союзников.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Четвероногие санитары

В Первую мировую войну, помимо миллионов участвовавших в ней людей, втянутыми оказались и животные. Помимо лошадей, тысячами мобилизованных в кавалерию и голубей, передававших ценные сообщения, вынужденными участницами войны стали собаки, на долю которых в первую очередь выпала санитарная служба. Причем в отличие от противников ‒ Германии и Австро-Венгрии, широко практиковавших собак-санитаров, для Русской армии использование собак на фронте стало новаторством.

Ровно сто лет назад, в 1915 году в столице освобожденной от австро-венгерских войск Галиции ‒ Львове была создана «Школа военных сторожевых и санитарных собак», которую возглавил бывший начальник отдела эвакуации в военно-санитарном управлении Юго-западного фронта статский советник Лебедев, имевший опыт дрессировки полицейских собак. Правда, в связи со скорой потерей Львова, школу пришлось перенести в Киев, где ее начальником стал большой любитель охоты штаб-ротмистр князь Щербатов. Осенью 1915 года был официально утвержден штат школы и издано первое в России наставление по использованию собак в армии, которое, как сообщает историк Павел Аптекарь, гласило: «При надлежащем отношении и хорошем обучении собака может стать незаменимым помощником в секрете на передовой линии, для обнаружения неприятельских разведывательных и подрывных партий, для передачи донесений в случаях порыва телефонной связи под сильным вражеским огнем и для поиска и вытаскивания с поля боя раненых воинов». А с сентября 1915 года специально подготовленные инструкторы и собаки, распределенные по полкам Русской армии, приступили к службе. Как правило это были овчарки, эрдельтерьеры, доберманы и гончие.

А вскоре о службе новых призывников появились первые отклики. Петроградская монархическая газета «Земщина» в небольшой заметке «Собаки-санитары на войне» сообщала своим читателям:

«В «летучку» передового отряда прибыль новый «персонал»: пять санитарных собак. Собаки как будто сразу почуяли боевую атмосферу и при каждой новой очереди из орудия сторожко прядали ушами, порываясь броситься вперед. Каким-то тихим, придушенным визгом просятся они на свободу.

‒ Они никогда не лают, ‒ поясняет санитар-инструктор, сопровождающий собак. ‒ Даже когда раздерутся между собой, то и то втихомолку.

После боя, когда начались работы санитаров, собак выпустили. С какой-то особой серьезностью и спокойствием они дали надеть на себя легкие перекидные сумки, ожидая знака, чтобы ринуться вперед. Перемахнув проволочные заграждения, оставшиеся еще здесь, вокруг хутора, после германцев, собаки скрылись в темноте ночи. Минут через двадцать, вынырнув откуда-то из темноты, вернулся Буф, настойчиво теребя санитара и требуя, чтобы он шел за ним.

Читать еще:  Археологическая сенсация: найдены бронзовые топоры возрастом до 4 тысяч лет!

‒ Иду я за ним, ‒ рассказывает санитар. По кочкам да буеракам только поспевай за ним. Подводит к самому лесу. Окрикнул на голос:

Слышу: кто-то стонет, охает. Засветил фонарик, приглядываюсь. Трое раненых почти рядом лежат. Дал им попить из фляжки, стал перевязывать, а сам думаю: как же мне с ними быть? Написал записку, чтобы прислали двуколку, вложил ее в сумку к собаке и пустил с привязи. Повертелась, повертелась около меня, а сама так мне в глаза и смотрит.

‒ Беги, ‒ говорю ей, ‒ домой.

Через несколько минут Буф прибежал опять на перевязочный пункт. Прибежал и ждет. Записку прочли, взяли снова его на привязь и по его следам отправили две двуколки.

У другой собаки, вернувшейся с поля сражения, в перекидной сумке были найдены замшевые перчатки. Бросились по ее следам. Собака повела по темному вспаханному полю, к канаве, где лежал раненый офицер. Он пытался добраться сам до перевязочного пункта, но потерял силы и упал. Когда прибежала собака, он, не будучи в силах написать записку, сунул к ней в сумку перчатки, залитые кровью.

В течение ночи только эти две собаки разыскали девять раненых. Три другие санитарные собаки работали непосредственно с санитарами. Между полем сражения и перевязочным пунктом, благодаря им, поддерживалась непрерывная связь. Они беспрестанно прибегали на пункт, принося записки: «Пришлите йоду», «Пришлите перевязочный материал», «Пришлите двуколки для стольких-то раненых», «Не забудьте прислать воды для питья». Один из спасенных солдат обхватывает за шею собаку и крепко целует ее в морду. Собака барахтается в неожиданных объятиях. Говорит он: «Смерть моя пришла бы. Лежал бы и лежал в лесу, ‒ когда-то меня наши нашли бы. «»

В другом петроградском издании ‒ журнале «Война» ‒ был помещен рассказ раненного солдата, которому впервые довелось столкнуться с собакой-санитаром: «Лежал я на поле поздно ночью и стонал. Слышу шорох, оглядываюсь: около меня стоит собака и смотрит на меня. Потом она приблизилась, легла на землю и замерла. Я хотел было достать бинт, но рука у меня была сильно поранена, и я не мог ничего сделать. Тогда собака начала лаять, сначала тихо, потом все громче и, наконец, завыла. Когда подошел санитар, она мотнула головой в мою сторону и затихла. Санитар сделал мне перевязку, произнес какое-то слово и велел мне идти за собакой, которая привела меня на перевязочный пункт».

О том, что эксперимент удался, писалось и в официальных сообщениях. Так, командир 3-го Лейб-гвардии стрелкового полка генерал-майор А.В.Усов в начале 1916 года отмечал: «Ввиду несомненной пользы, приносимой собаками при несении службы связи, прошу не отказать в присылке во вверенный мне полк шести собак. За истекший период собаки для доставления донесений применялись неоднократно и всегда с успехом и пользой. Ныне же количество собак уменьшилось вследствие потери в боях». И поскольку такие отзывы были не единичны, командование дивизий и армий Юго-Западного фронта констатировало: «собаки, присланные из специальной школы проводников, приносят несомненную пользу». Эксперимент решили перенести на всю армию, постановив, создавать специальные полковые команды по 8 собак на пехотный полк и 6 ‒ на кавалерийский. Но развал фронта, произошедший в 1917 году не позволил внедрить практику использования собак во всей Русской армии.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Четвероногие санитары

К 100-летию применения собак-санитаров в Русской армии …

Собака-санитар, Австро-венгерская армия, Первая мировая война
В Первую мировую войну, помимо миллионов участвовавших в ней людей, втянутыми оказались и животные. Помимо лошадей, тысячами мобилизованных в кавалерию и голубей, передававших ценные сообщения, вынужденными участницами войны стали собаки, на долю которых в первую очередь выпала санитарная служба. Причем в отличие от противников Германии и Австро-Венгрии, широко практиковавших собак-санитаров, для Русской армии использование собак на фронте стало новаторством.

Собака-санитар, Германская армия, Первая мировая война
Ровно сто лет назад, в 1915 году в столице освобожденной от австро-венгерских войск Галиции Львове была создана «Школа военных сторожевых и санитарных собак», которую возглавил бывший начальник отдела эвакуации в военно-санитарном управлении Юго-западного фронта статский советник Лебедев, имевший опыт дрессировки полицейских собак. Правда, в связи со скорой потерей Львова, школу пришлось перенести в Киев, где ее начальником стал большой любитель охоты штаб-ротмистр князь Щербатов. Осенью 1915 года был официально утвержден штат школы и издано первое в России наставление по использованию собак в армии, которое, как сообщает историк Павел Аптекарь, гласило: «При надлежащем отношении и хорошем обучении собака может стать незаменимым помощником в секрете на передовой линии, для обнаружения неприятельских разведывательных и подрывных партий, для передачи донесений в случаях порыва телефонной связи под сильным вражеским огнем и для поиска и вытаскивания с поля боя раненых воинов». А с сентября 1915 года специально подготовленные инструкторы и собаки, распределенные по полкам Русской армии, приступили к службе. Как правило это были овчарки, эрдельтерьеры, доберманы и гончие.

Читать еще:  Польша. Начало Второй Мировой войны

Санитарные собаки 38-й дивизии, 1915 год

А вскоре о службе новых призывников появились первые отклики. Петроградская монархическая газета «Земщина» в небольшой заметке «Собаки-санитары на войне» сообщала своим читателям:

«В «летучку» передового отряда прибыль новый «персонал»: пять санитарных собак. Собаки как будто сразу почуяли боевую атмосферу и при каждой новой очереди из орудия сторожко прядали ушами, порываясь броситься вперед. Каким-то тихим, придушенным визгом просятся они на свободу.

? Они никогда не лают, ? поясняет санитар-инструктор, сопровождающий собак. Даже когда раздерутся между собой, то и то втихомолку.

После боя, когда начались работы санитаров, собак выпустили. С какой-то особой серьезностью и спокойствием они дали надеть на себя легкие перекидные сумки, ожидая знака, чтобы ринуться вперед. Перемахнув проволочные заграждения, оставшиеся еще здесь, вокруг хутора, после германцев, собаки скрылись в темноте ночи. Минут через двадцать, вынырнув откуда-то из темноты, вернулся Буф, настойчиво теребя санитара и требуя, чтобы он шел за ним.

Русская санитарная собака, 1915 год

Иду я за ним, рассказывает санитар. По кочкам да буеракам только поспевай за ним. Подводит к самому лесу. Окрикнул на голос:

Русский солдат обучает собаку
Слышу: кто-то стонет, охает. Засветил фонарик, приглядываюсь. Трое раненых почти рядом лежат. Дал им попить из фляжки, стал перевязывать, а сам думаю: как же мне с ними быть? Написал записку, чтобы прислали двуколку, вложил ее в сумку к собаке и пустил с привязи. Повертелась, повертелась около меня, а сама так мне в глаза и смотрит.

Беги, говорю ей, домой.

Через несколько минут Буф прибежал опять на перевязочный пункт. Прибежал и ждет. Записку прочли, взяли снова его на привязь и по его следам отправили две двуколки.

У другой собаки, вернувшейся с поля сражения, в перекидной сумке были найдены замшевые перчатки. Бросились по ее следам. Собака повела по темному вспаханному полю, к канаве, где лежал раненый офицер. Он пытался добраться сам до перевязочного пункта, но потерял силы и упал. Когда прибежала собака, он, не будучи в силах написать записку, сунул к ней в сумку перчатки, залитые кровью.

Собака-санитар спасает русского раненного

В течение ночи только эти две собаки разыскали девять раненых. Три другие санитарные собаки работали непосредственно с санитарами. Между полем сражения и перевязочным пунктом, благодаря им, поддерживалась непрерывная связь. Они беспрестанно прибегали на пункт, принося записки: «Пришлите йоду», «Пришлите перевязочный материал», «Пришлите двуколки для стольких-то раненых», «Не забудьте прислать воды для питья». Один из спасенных солдат обхватывает за шею собаку и крепко целует ее в морду. Собака барахтается в неожиданных объятиях. Говорит он: «Смерть моя пришла бы. Лежал бы и лежал в лесу, ? когда-то меня наши нашли бы. «»

Собака-санитар, Первая мировая война
В другом петроградском издании журнале «Война» был помещен рассказ раненного солдата, которому впервые довелось столкнуться с собакой-санитаром: «Лежал я на поле поздно ночью и стонал. Слышу шорох, оглядываюсь: около меня стоит собака и смотрит на меня. Потом она приблизилась, легла на землю и замерла. Я хотел было достать бинт, но рука у меня была сильно поранена, и я не мог ничего сделать. Тогда собака начала лаять, сначала тихо, потом все громче и, наконец, завыла. Когда подошел санитар, она мотнула головой в мою сторону и затихла. Санитар сделал мне перевязку, произнес какое-то слово и велел мне идти за собакой, которая привела меня на перевязочный пункт».

О том, что эксперимент удался, писалось и в официальных сообщениях. Так, командир 3-го Лейб-гвардии стрелкового полка генерал-майор А.В.Усов в начале 1916 года отмечал: «Ввиду несомненной пользы, приносимой собаками при несении службы связи, прошу не отказать в присылке во вверенный мне полк шести собак. За истекший период собаки для доставления донесений применялись неоднократно и всегда с успехом и пользой. Ныне же количество собак уменьшилось вследствие потери в боях». И поскольку такие отзывы были не единичны, командование дивизий и армий Юго-Западного фронта констатировало: «собаки, присланные из специальной школы проводников, приносят несомненную пользу». Эксперимент решили перенести на всю армию, постановив, создавать специальные полковые команды по 8 собак на пехотный полк и 6 ? на кавалерийский. Но развал фронта, произошедший в 1917 году не позволил внедрить практику использования собак во всей Русской армии.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector