0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Австралия: небольшая реколонизация Земли

В защиту Австралии: взгляд изнутри

По публикациям Сергея Абдульманова.

Эта серия публикаций (собственно как и весь сайт) свалилась мне на голову случайно – сестра позвонила и спросила «И неужели там хоть половина правда?». Почитал. Сначала посмеялся стандартному набору стереотипов про Австралию. Потом проконтактировал автора. Ему оказалось совершенно неинтересно послушать мнение человека бывавшего «там» в общей сложности больше года и он еще накатал пару опусов. Оставил комментарий под одним, так он (комментарий) так и почил в бозе на стадии модерации. Потом появилось еще пара публикаций с теми-же проблемами. Написано здорово и хорошим языком – ничего не скажешь, но факты зачастую преподносятся как истина в последней инстанции и мне лично кажутся… как это помягче… заблуждением.

На мой взгляд автор проехался матрасником (уж не обижайтесь, пожалуйста!) по окрестностям Дарвина, наслушался местных баек да и окучил все. Там много чего не так. Я прожил в Австралии более 20-ти лет и более 15-ти объездил почти всю ее на своих внедорожниках. По моим прикидкам я исколесил тысяч 100 как здесь говорят outback или по нашему на задворках и провел в разъездах до года суммарного времени. Я понимаю что никому/некоторым/большинству/всем (нужное подчеркнуть, ненужное зачеркнуть) Великая ПравдаЪ не нужна, но все-же решил кинуть сюда «мнение изнутри» — может кому оно и интересно. Так как всего много буду просто перечеслять нелепицы (на мой личный взгляд после 15-ти лет и 100,000 км) по публикациям.

Публикация первая: «Австралия: небольшая реколонизация Земли»

«В Австралии опасно – от всяких животных десятки смертей в год».

Полная ерунда – там цифры и рядом не стояли с ДТП. Вот что нагуглил — за 10 лет наблюдений количество смертей от (взято отсюда ):

— лошадей, пони и ослов 77
— коров и быков 33
— собак 27
— кенгуру 18 (в основном аварии на дороге)
— пчел 16
— акул 16
— змей 14
— крокодилов 9
— эму и страусов 5 (кстати страусов в Австралию завезли белые, до этого их здесь не было)
— все остальное как рыбы, бараны, козлы, верблюды, коты и медузы 39.

То есть статистически кенгуру опаснее змей, а собаки опаснее крокодилов и акул вместе взятых. Ну и получается так что акулы жрут 1.6 homo в год, крокодилы 0.9, змеи 1.4. Медузы вместе с котами (на последнем месте, кстати) и пауков нет вообще. Про пауков нашел отдельно – в прошлом году умер один скорее всего аллергозник. До этого 37 лет ни одной смерти. Так что «десятки в год» это сильное преувеличение – статистически все вместе взятые 5 или около того. И собаки в городах намного опаснее.

Про женщину с менструацией 100% городская байка.

«Хворост можно собирать только специально обученым собиральщикам хвороста».

Может быть для матрасников – я всю жизнь делал это сам. Да еще и детей посылал пока с нами ездили. В общем за 15 лет спанья в палатке где попало я никогда не чувствовал себя сталкером. И никогда не задумывался можно ли отойти в кусты по нужде — просто шел. Короче, бред.

«Австралия либо затоплена либо горит» — чушь, сильно зависит от места. Да и там где много и воды и пожаров одновременно это происходит далеко не каждый год.

Я был в Алис Спрингс раз 6 и НИКОГДА не слыхал ни про какую «самую известную сухопутную регату» — это байки из какого-то местного паба. Река Тодд сухая почти круглый год, но регулярно каждый божий год наполняется в сезон дождей, а вовсе не «раз в 30-40 лет»

«Если лес не поджечь он загорится сам» .

Сам загорается, но далеко не каждый год – нужны условия типа крайней сухоты и молнии. Поджигают аборигены потому что им проще ходить босиком по паленому, а не по колючкам. Местная современная наука считает поджигание всего и вся пагубным для всего живого. Я лично согласен и это не умозрительно – был в месте которое сгорело год до того. Просто жуть – даже мух нет и тишина аж в ушах звенит. И на черных стволах которые торчат из черной земли изумрудно-зеленые побеги. Сюр какой-то. Нынче предпочтение отдается пассивным превентативным мерам типа скашивания, оппахивания, на худой конец оппаливания, но за аборигенами не уследить. Горящий буш это ненормально. Совершенно ненормально. Аборигены, правда, считают наоборот.

«Под Австралией в толще континента лежит огромное солёное море» — вообще-то пресное и копать самый раз – в Алис Спрингс (Springs если че это «источник») воды залейся и вся она из под земли. Так, конечно, не везде. Настоящей геотермалки очень немного, новся вода слегка подогрета, градусов 30. Сквозь глину ничего не просачивается, собственно от этого и наводнения. Вся подземная вода глубоко и стекает с гор на востоке Квинсланда. Так нам рассказывали в дюжине разных мест.

Я НИГДЕ И НИКОГДА не видел насосов на солнечных батареях – везде ветряки. Я допускаю что отмороженные гики (ну не в упрек!) могут их ставить (и чем им ветряки не подходят?), но это дорого и не только купить, но еще и обслуживать.

Сортов эквалипта в Австралии не счесть и далеко не все поворачивают лист вдоль солнца. Это очередная байка тянущаяся аж со времен «Детей Капитана Гранта»

«Дороги по пескам». Песка мало – в основном глина. Есть камни. Грейдер грейдит глину – песок грейдить не надо.

Про школу и урок природоведения просто бред.

Древесину сейчас пропитывают так, что любой термит удавится. Строят из других материалов потому что дерево дорогое.

Про телегу 100% байка – у меня есть фото телеги стоящей на одном месте лет 50 в самом центре Австралии (в конце поста ссылка).

Про пауков все СИЛЬНО преувеличено. Перчатки по локоть, обувь по колено и прочая просто БРЕД. Ну и особо порадовал паук с ладонь размером – за этим либо в Ю-В Азию либо в Ю. Америку – в Австралии в основном мелочь. Конечно есть очень ядовитые, но 37 лет без единого фатального случая говорит сам за себя.

Серферы это вторая категория пострадальцев от акул. Чаще попадаются ловцы абалоней. Хотя недавно прямо возле Сиднея пропала ветеранша серфера. Ничего не нашли и ничего не узнали, но так как все остальное маловероятно, то списали на акул. Кстати после акулы «двух половинок» не бывает – либо повезло и без ноги либо (чаще всего) вообще ничего.

В Австралии ОЧЕНЬ МАЛО костей динозавров, это БОЛЬШАЯ редкость. Я этим специально интересовался — все хотелось найти личный fossil. Есть только одно место доступное всем вподряд про которое я знаю где очень много амонитов, но это не динозавры.

«Правила выживания очень простые — в туалет лучше ходить не в кустики, а наоборот, палатку всегда застёгивать за собой, спальник сворачивать и ставить вертикально сразу после пробуждения.» – всю жизнь с точностью до наоборот. Как-то выжил.

В Австралии считается что «кенгурятник» (здесь bullbar) это американское изобретение. Правда, мы горды что развили идею до маразма и цепляем эти кенгурятники на все вподряд от многотонных тягачей до мелочевки типа Короллы. Вещь в самом деле нужная, если собрался ездить в сумерках (без страховки!) по местам где очень много кенгуру.

«Страховка на легковые машины действует до заката» – спасибо минздраву что предупредил, теперь как закат так и буду спать в машине до рассвета. Автор – самому-то не смешно?

Озоновая дыра на юге – в районе Дарвина можно не мазаться — проверено экспериментально. По крайней мере тем кто привык. На юге возле океана часа хватит чтобы сгореть напрочь. С непривычки может и 30 мин хватить. А вообще официальная точка зрения (разделяю на 100%) заключается в том что загар это путь к раку кожи и по этому поводу полно рекламы призывающей не загорать.

«Регулярно вызывается армия для расстрела верблюдов и коз с вертолётов из пулемётов» — спасибо автору за 10-ти минутный истерический смех! Очевидно что автор даже отдаленно не представляет что такое зеленые в Австралии и что такое Австралийская армия. Да, отсреливают и бывает с вертолетов, но точно не армия и не пулеметы с ИК прицелами. Помимо всего прочего в Австралии ЗАКОНОДАТЕЛЬНО нельзя стрелять животных ничем кроме как экспансивных пуль (типа дум-дум). С другой стороны военные (ну в Австралии так 100%) используют ислючительно полнооболочечные пули как предписано всякими Женевскими конвенциями. Ну и помимо этого в Австралии как в про-НАТОвской стране основной калибр 5.56. На больших животных законодательно требуется минимум 30 калибр (7.62) и при этом желательно Магнум. В общем бред. Кстати верблюды срочно плодящиеся после дождичка в четверг не могли не порадовать – у них рождается в основном один верблюженок, беременность больше года и половозрелость то-ли 2 то-ли 3 года. Так что резкое увеличение поголовья из-за вчерашнего дождя уж очень маловероятно.

Лекарств вези в Австралию сколько хочешь. Требования – они твои, количество не более чем на срок пребывания и эти медикаменты не запрещены в Австралии. Мои родители привозили по целой дамской сумке таблеток, так с 2 кило. И не раз. Если интересно узнать что такое драконовские таможенники, то это либо в Тасманию либо (еще суровее!) в Новую Зеландию. Там все по настоящему.

«Между регионами такие же барьеры — из Нового Южного Уэльса (это где Сидней) нельзя ничего протащить на остальной континент» — там проблема только с плодовыми мухами и только в коммерческих масштабах и только на юг. Легковушки проверяют КРАЙНЕ редко – обычно в период какого-то мушиного обострения. Обычно это формальное место на трассе где даже никто и не тормозит и не стоит. Плакат с просьбой съесть всю фрукту или выкинуть ее в предоставленный мусорник. Массово игнорируется.

Читать еще:  Как начать ядерную войну, не привлекая внимания санитаров

Забора от кошек нет и никогда не было. Есть от динго и от кроликов. Динго, кстати, очень пугливое и теоретически может представлять опасность разве что для ребенка 2-х лет. Они охотяться в одиночку или парами – про стаи никто ничего не знает.

Жаба не такое большое горе, как казалось сначала. Она незначительно сократила поголовье птиц и змей. Все удивлены, но на сей день все стабильно. Но с жабой борются как могут – основные пострадальцы не птицы и змеи, а местные лягушки (в Австралии жаб нет) вытесненные жабами из ниш обитания да и заодно съеденые ими-же. Местные, кстати, давят жаб чем могут – это там как национальный спорт.

«Не очень много проблем с мигрантами» – это какой-то полный, просто фантасмагорический сюр. Пока пару лет тому гайки не позакрутили до отказа, потому что мигранты перли как мухи на навоз. Как по мне это ОГРОМНЕЙШАЯ проблема. Процентов 80 населения считает так-же.

Инфракрасные атмосферные лазеры не могли не порадовать. Это 10 с плюсом. Даже 13 с двумя плюсами.

«Бушмены используют УКВ-рации, антенна выносится почти на полметра от автомобиля. Когда такой ковбой заезжает на заправку, свист идёт из колонок всех машин на ней» – автор в упор не понимант разницы между КВ и УКВ. Написанное является полнейшим бредом — на задворках УКВ установлено на процентах 80-ти машин; остальные пользуются ручными которые, кстати, такие-же по мощности, а именно 5 ватт. То есть У ВСЕХ есть УКВ и на заправке «свиста из колонок всех машин» я лично не слыхал НИКОГДА. Кстати «ковбои» КВ практически не пользуют — это для ездунов по задворкам и пустыням.

Телефон на дерево? Не, ну в 50 км от Дарвина может и пройдет. Австралия ГОРАЗДО больше и 90% территории без сотовой связи. Да и вообще без никакой. Или спутниковый (последнее время сдыхает) или КВ.

За брошенные машины штрафуют так, что мало не покажется. Как всегда, в основном, проблемы с аборигенскими. Джипов 37 года нет и в помине — марка основана в 41 году. Джипы военного времени есть, но это коллекционный раритет и никто в болото его не потянет. Самое расхожее старье достаточно часто встречающиеся на дороге это Тойота 40 серии (выпускалась с 60 года) и то их меньше с каждым годом.

«Бюрократии почти нет» — без слов. Автор очевидно летает в розовых облаках. Этого добра у нас столько, что можем одолжить кому угодно. В некотором смысле гораздо хуже совка — ни «по блату» ни «за взятку» не получится.

4 Налога? Автор, просвети! Ну пожалуйста.

«Если ДТП случилось там, где повреждена разметка — однозначно полная ответственность на дорожниках, что бы там ни случилось» — а автор в курсе, что в центре Австралии только одна дорога с разметкой? Все остальное грунтовки, которые еще и не грейдованные, если сразу после мокрого сезона. И еще есть дороги вдоль океанских пляжей по песку (кстати там даже есть знаки!). Короче, наверное можно доказать, но есть смысл возиться только если в тюрьму (задавил кого-то не дай Бог) и при ОЧЕНЬ хорошем адвокате. Никакого «однозначно» и в помине нет. Да и вообще в Австралии судиться с (полу)государственными структурами дело гиблое. Абсолютно.

Скорая у нас хорошая. Я думаю одна из лучших. Летающий доктор отдельная песня которой мы по праву гордимся. Но «которая имеет гарантию прибытия врача за час в любую точку континента» – невыговариваемый нонсенс. Если вы так думаете, то это значит что вас не было в Австралии – вы просто поматрасили в 100-километровой зоне вокруг Дарвина и с асфальта съезжали метров на 100 на заранее подготовленную площадку посмотреть как сертифицированный собиральщик хвороста этот хворост собирает и ставит вам палатку с вертикально установленым внутри матрасом.

В общем я обожаю Австралию и в особенности наши задворки. Но мне не хотелось бы, чтобы люди воспринимали ее(их) как гремучую смесь чего-то ужасного и опасного типа похода в чернобыльскую зону с суперцивилизацией, где все вылизанно до блеска. На самом деле, все проще и естественней. Мне показалось, что местному населению интересна Австралия и я с радостью поделюсь всем, что я увидел за мои годы разъездов по этой замечательной стране. Спрашивайте, я с удовольствием отвечу и посоветую куда и когда ехать, если решитесь. Если интересно, то прокоментирую остальные опусы, но там гораздо меньше несуразицы. Если не интересно… ну то и хрен с ним [запрещенный смайлик]. Так или иначе всех с Рождеством и Новым Годом!

Австралия: небольшая реколонизация Земли (28 фото)

В Австралии опасно. Не так, чтобы всё живое хотело вас убить, но близко. Смертей десятки в год, что близко не лежало в сравнении с ДТП, но зато они очень, скажем так, изобретательные. Например, к воде вообще нельзя подходить — там, в зависимости от водоёма, крокодилы, ядовитые кубомедузы, акулы и змеи. Благодаря одному немецкому туристу, последние слова которого были «Да нет тут никаких крокодилов», знаки об их наличии по шоссе Стюарта теперь на двух языках. А благодаря одной женщине, решившей искупаться во время менструации, мы теперь знаем, что акулы умеют подниматься вверх по течению ручья на 2 километра. Хворост около трассы для биваков туристов собирают строго гиды — отлучаться с асфальта опасно для жизни, потому что в топ-20 самых ядовитых змей мира всего 2 строки принадлежат неместным. К огромному неудовольствию австралийцев.

Дорога по берегу реки. Выходить из машины не рекомендуется. Последний раз тут сожрали мужика, решившего ополоснуть ведро

А ещё Австралия постоянно либо затоплена, либо горит, либо находится в короткой передышке между этими состояниями. Но давайте начну с самого начала. Сначала мы оказались в Nowhere Land Северной территории.

Переправа. Слева вы можете видеть внедорожник за 2 миллиона рублей, который никто не торопится вытаскивать уже пару лет. Объясняется это просто — из пяти коряг на фото две — это крокодилы.

Пожары и сезон дождей

Там, куда доходят дожди, есть затопление. Всё довольно просто: три месяца льёт вода, и её куда-то надо девать. Форма Австралии — блюдце, и вместо того, чтобы стекать с континента в море, как во всех нормальных странах, где люди не ходят вниз головой, в Австралии она стекает в центр. То есть просто заливает все окрестные луга — иногда на много километров вглубь пустынь.

В городе Алис Спрингс уже в глубине пустынь есть река Тодд, где проводится самая известная в Австралии сухопутная регата. Ковбои и бушмены берут гребные лодки, вышибают из них дно и бегут по руслу реки наперегонки. На это шоу съезжаются со всех уголков страны. В 1993 году регату пришлось отменить — река как раз в этот момент заполнилась водой, что случается примерно раз в 30-40 лет. Было обидно, потому что город привык на этом зарабатывать.

Когда вы идёте куда-то пешком далеко, нужно оставить в блокноте в железном ящике запись о том, кто вы, куда собрались и когда там будете. Потом в точке прибытия — что вы пришли. Рейнджеры (местные егеря) синхронизируют записи друг с другом раз в день, и если вы не пришли — начнут вас искать.

В конце сухого сезона Австралия начинает гореть. Если лес не поджечь, то он загорится сам, и будет хуже — потому что будет двухлетний или трёхлетний слой сухой листвы, и пожар так просто не локализуется. Поэтому её 60 тысяч лет как поджигают аборигены, а теперь ещё и пожарная служба. В буквальном смысле пожарная: внедорожник, палка, соляр, пакля. Идеальная работа для пироманьяков. Если зажечь буш в шахматном порядке, то очень скоро вся листва и трава сгорят, и природа восстановится. Пожары сезона гроз будут неопасны. Надо сказать, что природа прекрасно приспособлена для такого — говорят, это единственный случай, где эволюция успела приспособиться к человеку. Эвкалипты просто не горят (точнее, обгорает метр коры), акации грамотно погружаются в анабиоз до дождя, а трава невероятно быстро отрастает. Горящий буш тут — это нормальное природное состояние, часть сезонного цикла.

В сезон гроз иногда поднимаются смерчи и прочие радости жизни вроде циклонов. Чаще всего это означает, что бананы подорожают раза в 3-4 — если циклон пройдёт по их фермам. В 1974 году компактный циклон Трейси (диаметром всего 48 километров) навёлся на город Дарвин и за час снёс 80% застройки до основания (47 тысяч жителей было, 41 тысяча жителей осталась без домов в принципе). Прибор метеостанции показал скорость ветра в 240 км/ч, а потом его сдуло вместе с остальной метеостанцией. Сейчас по закону на таких территориях строятся специальные аэродинамически-правильные дома, у которых не срывает крышу и всё остальное, а наоборот, вдавливает её поглубже. Но тогда город пришлось перестраивать с нуля.

После сезона гроз снова наступает сезон дождей, а за ним — сухой сезон. В сезон дождей делать что-то на фермах вообще бесполезно, и поэтому ковбои спят. Все изменения делаются в сухой сезон, то есть зимой, в июне-августе.

В сухой сезон главным дефицитом становится вода. Поэтому в северных землях Австралии почти нет двухэтажной архитектуры. Любая крыша — это поверхность для сбора воды. Даже на туалете типа «сортир» на ферме на крыше есть водосборник — собирается роса.

Исторически фермеры прокладывали насосы до ближайшей реки. Сначала на бычьей тяге, потом — паровые, потом более современные.

Это не вода, а просто мираж. Но подобным образом может выглядеть дорога после сезона дождей. Проехать 20-30 километров по слою воды на поле высотой до полуметра — это нормально

Кстати, да, рек в нашем привычном представлении в Австралии мало. Ручьёв много. Ручей — это то, что пересыхает. Река не пересыхает. Поэтому каждый второй городок (на 100-200 жителей с градообразующей заправкой по шоссе Стюарта) называется в честь местного ручья.

Читать еще:  Спецслужбы: Тонтон-макуты

Вот здесь сверху видно бассейн для накачанной воды (состояние на конец сухого сезона) и поселение у шоссе Стюарта. Связь у них тут через спутник

Под Австралией в толще континента лежит огромное солёное море. Это хороший геотермальный источник, но копать до него крайне нерентабельно (в отличие от Исландии). Но вода не сразу попадает на глубину — первый водоносный слой лежит в 5-10 метрах (это то, что не успело напросачиваться после дождя), а второй — уже на глубине привычной нам артезианской скважины в 30-150 метров. Фермеры используют скважину глубиной около 30-50 метров и насос на солнечных батареях. Днём он качает, ночью молчит. Раньше использовали ветряк, поскольку он практичнее в плане постоянства выработки, но теперь появилось новое поколение батарей (наподобие наших зеленоградских), и почти везде ставят их. Стоимость решения — около 120 тысяч рублей за ветряковую или 60-70 за солнечную. Аккумулятора на такой насосной подстанции нет — дорого. Решение крайне элегантное — копается пруд для выкачанной воды, который и служит аккумулятором. Кстати, да, замена электрических батарей на водяные бассейны часто встречается в охлаждении дата-центров: когда рубают питание, можно не продолжать охлаждать трассу, а иметь заранее захоложенную воду в термосе-бассейне.

Итак, вот примерно такой цикл из дождей — засухи — гроз — дождей. Лучшей иллюстрацией будет эвкалипт (его примерно 300 видов, но сейчас в целом). У этого дерева есть масляная система терморегуляции, чтобы не прожигались листья. Он разворачивает листья к полуденному солнцу боком (поэтому его тень бесполезна для отдыха, кстати), у него есть аварийные почки, запускающиеся после обгорания — заранее заготовленный бекап завёрнутых в кожух от огня листьев на стволе, из которого разворачивается новая система после пожара. В случае потери основного ствола после урагана или из-за термитов, эвкалипт может выпустить аварийный из корня. Корень уходит вниз на 30-80 метров в поисках воды. Вот оно, австралийское дерево. Кстати, эвкалипты и другие растения каторжники называли с присущей им оригинальностью: пустынный дуб, пустынная яблоня и так далее.

Высохшее русло реки

А вот тут хорошо видно, как вода влияет на рост флоры

Дороги строятся грейдером по типу как у нас зимники на Дальнем Востоке. Но только если у нас зимник прокладывается по снегу, здесь грейдер после сезона дождей просто обновляет дорогу по пескам.

Животные тоже хотят вас убить

Точнее, целенаправленно на вас будет охотиться только крокодил, причём только морской (который вопреки названию живёт в реках тоже, но его отличают от пресноводного — этот малыш не умеет в море и низовьях рек). Всё остальное замочит вас по чистой случайности. Поэтому в школах на уроках природоведения детям объясняют с самого начала как-то так: «Помните, мы вчера всем классом играли в парке? Так вот, там водится четыре вида ядовитых змей, опасных для человека. И вы всех сможете встретить и поймать, если захотите. Но сейчас играть можно, потому что листья. Змеи слышат, как вы ими шуршите, и уходят. А теперь послушайте, почему нельзя садиться на камни. »

Термитники (ближайший ко мне покинут, остальные вполне рабочие)

Дома здесь строят тихо-тихо, чтобы термит не услышал. Точнее, услышат термиты всё равно и сожрут любое дерево. Поэтому дома каменные — или же из древесины с такими адскими пропитками, что ни один нормальный гад грызть не будет. Кстати, пока по дороге Стюарта (рассечке континента через пустыни с севера на юг) строили телеграф, пару раз знатно накололись — связь постоянно пропадала, потому что термиты сжирают столб полностью примерно за год-два.

Взлётно-посадочная полоса в поселении. За ночь термиты построили небольшие бугорки, которые по утрам трамбуют внедорожником

В итоге тогда нашли вид эвкалипта, который они не могут прогрызть, а сегодня опоры из стали. Или ещё фокус — две недели стоянки с телегой с деревянными колёсами — и она больше никуда не едет. Колёса выгрызены изнутри.

Пауки тоже доставляют радости. Повесили бельё сушиться после стирки — не забудьте выбить, как ковёр, прежде чем снимать. Включили двигатель машины — учтите, там за ночь могли приползти греться пауки с ладонь размером, и они через 3 минуты могут выскочить на лобовое, что заставит женщину-водителя вдарить по тормозам и спрятаться за руль. Утром в некоторых местах лучше вытряхивать обувь до того, как совать туда ноги. После пожаров пауки часто пытаются спасаться в домах у граждан, не закрывающих двери — это вот та случайность, когда паук не хотел, но вы его сами вынудили. Чтобы подёргать сорняки в огороде, стоит либо сначала побрызгать их отпугивателем насекомых и змей, а потом попить чай полчаса, либо взять перчатки, крепкие брюки и обувь по колено.

Змеи тоже могут спасаться от пожара у вас дома. И ещё они любят мышей, а мыши любят мусор. Поэтому надо убираться начисто. Ещё ни в коем случае нельзя разбирать хлам в гараже за один раз: строго по кубометру за неделю. Потому что там может жить змея. Она, конечно, услышит вашу уборку и уйдёт вглубь, но если вы разберёте всё — окажется загнанной в угол и укусит. Поэтому — постепенно, чтобы она поняла, что надо уходить. Стог сена тоже лучше разбирать в два приёма. Поэтому такое понятие как субботник тут просто никому не приходит в голову.

В одном регионе очень много костей динозавров. Фермеры даже из них строили небольшие сараи, пока не стало понятно, что это динозавры, и их можно загонять сначала учёным, а потом туристам.

Правила выживания очень простые — в туалет лучше ходить не в кустики, а наоборот, палатку всегда застёгивать за собой, спальник сворачивать и ставить вертикально сразу после пробуждения.

Малярийные комары есть, но ничего не переносят.

У этого автобуса в сезон дождей просто открываются багажные отсеки, чтобы течение шло насквозь — и он на скорости 20 км/ч везёт туристов куда надо. Часто в таких же делают дома-на-колёсах

Наибольшую практическую опасность представляют кенгуру, которые по утрам выходят щипать траву у дороги и греться на асфальте. У дороги скапливается вода (как вверху, так и куда дольше под землёй), поэтому всегда рядом много растений. Траву на три-пять метров от полосы срезают бульдозером, но это помогает на пару месяцев. Кенгуру до сих пор не знают, что машины опасны, и поэтому лезут обниматься. Такая деталь как «кенгурятник» появилась именно здесь ещё после Второй мировой, когда фермерские машины обваривали водопроводными трубами. В первую очередь чтобы отбрасывать животных на обочину, а не ловить в лобовое стекло. Напомню, автопоезд длиной 52 метра не тормозит (потому что не может). Страховка на легковые машины действует до заката.

А, да! Добавьте к этому кучу мух в центральных регионах и озоновую дыру сверху, гарантирующую отличный загар за 20 минут.

Австралийцы обожают свою природу и реально много делают, чтобы её сохранить. Но при этом целенаправленно давят жаб на дорогах, стараются убить кроликов, ворон. Регулярно вызывается армия для расстрела верблюдов и коз с вертолётов из пулемётов. То ещё сафари — после дождей верблюды плодятся, и их становится больше безопасного количества. Безопасно, скажем 7 миллионов штук, а их бывает 15. И надо их пострелять, иначе они не оставят водопоев другим животным. Вылетает австралийская армия с тепловизорами, вещают три дня, перекрывают дороги, предупреждают по электронной почте всех пятерых местных фермеров. И начинают сафари. Расстреливаются все патроны с кончающимся сроком хранения, боевой состав получает опыт прицеливания и море кайфа.

Из-за экзотических видов (кроликов, лис, жаб) тут огромная беда. И именно из-за них Австралия дико круто относится к биобезопасности. Для начала — нельзя ничего протаскивать в страну. Если вы напишете в анкете, что были на ферме или в зоопарке в последние 3 недели, то вам выстирают штаны и обувь — чтобы вы не пронесли семена случайно. Еду никакую нельзя. В анкете формулировка звучит примерно так: «Да/нет: Я ввожу в Австралию огнестрельное оружие, лекарства, еду, ядерные материалы, наркотики». Было страшно ставить «да» — у меня была с собой полевая аптечка. Между регионами такие же барьеры — из Нового Южного Уэльса (это где Сидней) нельзя ничего протащить на остальной континент. Там же стоит длинный барьер от динго и кошек — длиннее китайской стены, чтобы они не пролезли в другие регионы.

Кролика завезли жрать на мясо, а он распространился и стал бедой. Для борьбы с ним завезли лисицу, она распространилась и стала ещё большей бедой. Страж-птицу решили не завозить. Сейчас кроликов проредили специальным вирусом, собранным под них, но некоторые приспособились. Жабу завезли позже, уже после этих историй, и 10 лет она себя никак не проявляла в тестовом водоёме (она боролась с паразитами в тростнике, это было важно для экономики). Накатили на продакшн, и ещё пару десятков лет всё было хорошо. Потом до жабы дошло, что можно расползаться, и всё. Алес. Она очень сильно сократила поголовье птиц — австралийские не знали, что она ядовитая. Одна жаба = одна птица. В последние годы есть свидетельства, что вороны научились переворачивать жаб и выклёвывать им пузо, оставляя ядовитые железы и шкуру сверху нетронутыми. Но урон нанесён огромный — и продолжает наноситься.

С другой стороны, в стране нет бешенства — его просто не пропустили пограничники. Не очень много проблем с мигрантами — морская граница усилена крокодилами и змеями, и часто погранцы находят лодку и следы в джунгли, а там немного костей.

Ну и самое приятное — тут вывели арбуз без косточки, дико вкусные везде, а не только в центре. Так что старая астраханская мечта сбылась.

Читать еще:  Концепция "Grey man": Ловушки для серого человека

Ещё местные особенности

Связь через пустыни сделана инфракрасными атмосферными лазерами. По старой телеграфной линии поставили вышки ретрансляторов. 50 километров — вышка.

Колонизация Австралии

материалы
по теме

экскурсии

Походы Александра Македонского

Дуэль

1 Отправка первых поселенцев

Первым из европейцев достиг Австралии (северной оконечности ее западного берега) в 1606 году голландец Виллем Янсзон, торжественно провозгласивший найденную в районе современного залива Карпентария землю Новой Голландией. А в 1770 году Джеймс Кук во время своего первого кругосветного путешествия на «Индеворе» прошел вдоль восточного побережья Австралии около 4 тыс. км, открыл залив Ботани-бей, большой Барьерный риф, мыс Йорк. Все новые земли он объявил собственностью английской короны и назвал их Новым Южным Уэльсом. Таким образом, он стал фактически первооткрывателем Австралии. Среди команды капитана Кука был ученый − ботаник Королевского Географического Общества Джозеф Бенкс. Найденные невиданные доселе растения и животные настолько поразили воображение исследователя, что он уговорил Кука назвать место их высадки Ботани-бей (Ботанический залив).

В XVIII веке английские власти начали отправлять каторжников в Северную Америку, чтобы разгрузить тюрьмы. В период между 1717 и 1776 гг. примерно 30 тыс. заключенных из Англии и Шотландии и 10 тыс. из Ирландии были высланы в американские колонии. Когда же американские колонии добились независимости, британское правительство попыталось посылать заключенных в свои владения в Западной Африке. Но местный климат привел к колоссальной смертности среди ссыльных. А затем правительству Англии пришла мысль отправлять заключенных в Австралию. Ботаник Джозеф Бенкс в 1779 году выступил перед специальным комитетом палаты общин, созданным для изучения вопроса о создании заокеанских поселений для заключенных британских тюрем. Он предложил создать колонию в Ботани-Бей в Новом Южном Уэльсе.

В августе 1786 года британское правительство подготовило план создания колонии. Лорд Сидней обратился к министру финансов с письмом, в котором указывал, что необходимо выделить средства для отправки 750 заключенных в Ботани-Бей «с таким количеством продовольствия, необходимых предметов обихода и сельскохозяйственных орудий, которые могут им понадобиться по приезде». В январе 1787 года король Георг III сообщил об этом плане в своей речи в парламенте. Командовать транспортировкой первой партии ссыльных в австралийскую колонию приказом министра внутренних дел лорда Сиднея было поручено капитану Артуру Филлипу. В его распоряжение было выделено 11 судов.

Опасных преступников в такую отдаленную ссылку не отправляли. Туда посылались в основном люди, осужденные за мелкие преступления, например за кражу нескольких кип шерсти, буханки хлеба или десяти шиллингов.

Подготовка экспедиции началась в марте 1787 года, а уже в мае флотилия покинула Англию. Первый Флот — такое название было дано флоту из 11 парусных кораблей, которые отплыли от берегов Великобритании 13 мая 1787 года, чтобы основать первую европейскую колонию в Новом Южном Уэльсе. Основную массу людей составляли заключенные. Первый Флот состоял из двух военных кораблей (командного корабля HMS Sirius и небольшого быстроходного HMS Supply, используемого для связи), шести транспортов с заключенными и трех грузовых судов.

2 Ботани-Бей

По пути в Новый Южный Уэльс Первый флот зашел в Санта-Круз (остров Тенерифе), где он простоял неделю. Затем он последовал через Рио-де-Жанейро в Кейптаун, в каждом из этих портов флот простоял по месяцу. На подходе к Тасмании Флот, для ускорения, разделился на 3 группы судов — по быстроходности. Поэтому корабли достигли залива Ботани-Бей не одновременно, а в интервале между 18 и 20 января 1788 года.

Не найдя достаточных источников пресной воды и соли в заливе Ботани-Бэй, а также выяснив, что он недостаточно глубок и подвержен ветрам, капитан Артур Филлип обследовал расположенный в 12 км к северу залив Порт-Джексон.

3 Порт-Джексон. Сидней

26 января 1788 года Первый Флот перешел в Порт-Джексон, и бросил якорь в небольшой круглой Сиднейской бухточке. Из Англии отбыло 1026 человек, в том числе чиновников, их жен и детей, а также солдат — 211, ссыльных мужчин — 565, женщин — 192, детей — 18. Во время путешествия умерло 50 человек, родилось 42. Первыми на берег высадились моряки. Они водрузили британский флаг и дали залп из ружей.

Так было основано первое поселение колонии Новый Южный Уэльс, названное Сиднеем в честь британского министра внутренних дел. За моряками на берег сошли заключенные-мужчины (женщины были высажены лишь 6 февраля). Их окружал девственный эвкалиптовый лес. Земля оказалась неплодородной. Не было никаких диких фруктов и овощей. Кенгуру после появления людей ушли на такое большое расстояние, что стала невозможной охота на них. Когда принялись за устройство колонии, увидели, как плохо подобраны для этого люди. Среди ссыльных было лишь 12 плотников, один каменщик и ни одного человека, разбирающегося в земледелии или огородничестве. Филлип писал Сиднею: «Необходимо регулярно в течение четырех или пяти лет снабжать колонию продовольствием, а также одеждой и обувью».

Торжественное открытие колонии Новый Южный Уэльс состоялось 7 февраля 1788 года. Судья Д. Коллинз прочитал королевский указ, в соответствии с которым капитан Филлип назначался губернатором колонии Новый Южный Уэльс. Этим актом определялись границы колонии: с севера на юг — от полуострова Кейп-Йорк до Южного мыса со всеми островами и на запад — до 135° восточной долготы. Затем были оглашены указы о назначении чиновников колонии и ее законодательство. Губернатор наделялся такими широкими полномочиями, каких не имел ни один администратор в британских колониях. Он ведал внешней и внутренней торговлей, имел право раздавать земли по своему усмотрению, командовал вооруженными силами, производил все назначения на должности в колониальной администрации, имел право налагать штрафы, назначать наказания, вплоть до смертной казни, и освобождать от них.

Колонисты встретились в Австралии с большими трудностями. Истощенным людям было не под силу валить гигантские деревья и рыхлить каменистую почву. Филлип сообщал, что для двенадцати человек требуется пять дней, чтобы срубить и выкорчевать одно дерево. Маленькие группы колонистов были отправлены в район Парраматты и на остров Норфолк, где земли были более пригодны для земледелия, чем в Сиднее. Однако и там не удалось собрать сколько-нибудь ощутимого урожая. В Сиднее же пшеница, маис, а также семена некоторых овощей, посеянные кое-как людьми, не имевшими сельскохозяйственного опыта, вообще не дали всходов. Привезенное продовольствие быстро истощалось. В колонии начался голод. Корабли с припасами из Англии не пришли. Урожай, собранный в декабре 1789 года, был опять очень мал, и его решили оставить для нового посева в надежде, что скоро подойдут корабли из Англии. Но их по-прежнему не было.

Вместе с первой партией ссыльных в Сидней завезли европейских домашних животных, которые должны были стать основой для развития скотоводства в новой колонии. Многие животные погибли еще в пути. Перепись, сделанная в мае 1788 года, показала, что в колонии осталось 7 голов крупного рогатого скота и столько же лошадей, 29 баранов и овец, 19 коз, 25 свиней, 50 поросят, 5 кроликов, 18 индюшек, 35 уток, 29 гусей, 122 курицы и 97 цыплят. Все они, кроме лошадей, овец и коров, были съедены колонистами.

3 июня 1890 года австралийские колонисты увидели входившее в залив британское судно «Леди Юлиана». Это был первый из кораблей Второго флота, посланного английским правительством в Австралию. Велико же было разочарование колонистов, когда они узнали, что на корабле нет продовольствия, зато находятся 222 женщины-каторжанки. Позднее подошли и другие суда Второго флота, доставившие в Новый Южный Уэльс еще свыше 1000 ссыльных. В составе этого флота было судно, груженное продовольствием, но 23 декабря 1789 года у мыса Доброй Надежды оно наскочило на айсберг. Чтобы спасти начавший тонуть корабль, пришлось выбросить в море все запасы продовольствия.

До августа 1791 года в колонию прибыло 1700 ссыльных, а в сентябре того же года — еще около 1900 человек. Таким образом, население Нового Южного Уэльса превысило 4 тыс. человек (вместе с солдатами и чиновниками). Сколько-нибудь удовлетворительных урожаев собрать по-прежнему не удавалось. И если бы не продовольствие, доставленное на нескольких кораблях из Англии, население колонии погибло бы с голоду.

Капитан Филлип настойчиво просил правительство организовать отправку в Новый Южный Уэльс свободных поселенцев, чтобы создать более устойчивую основу колонизации отдаленного материка. В одном из писем губернатор писал: «Пятьдесят фермеров со своими семьями в один год сделают для создания самоснабжающейся колонии больше, чем тысяча ссыльных». Но желающих добровольно поехать в колонию было очень мало. За первые пять лет существования колонии туда прибыло лишь 5 семей свободных колонистов, хотя британское правительство брало на себя все расходы по переезду, бесплатно снабжало продовольствием на два года, дарило землю и предоставляло в распоряжение переселенцев ссыльных для обработки земли, и даже питание этих ссыльных осуществлялось за счет казны.

Отправка каторжников в Австралию начала сокращаться в 1840 году и полностью прекратилась к 1868 году. Колонизация сопровождалась основанием и расширением поселений по всему континенту. Большие площади были очищены от леса и кустарника и стали использоваться в сельскохозяйственных целях. Это оказало серьезное влияние на образ жизни австралийских аборигенов и вынудило их отступать от побережий. Численность аборигенов существенно уменьшилась из-за занесенных болезней, к которым у них не было иммунитета.

В 1851 году в Австралии было найдено золото. Обнаружение золотых приисков в корне изменило демографическую ситуацию в Австралии. Если раньше главными колонистами были заключенные, их охранники и, в меньшей степени, фермеры, то теперь ими стали жаждущие быстрого обогащения золотоискатели. Колоссальный приток добровольных эмигрантов из Великобритании, Ирландии, других европейских стран, Северной Америки и Китая на многие годы вперед обеспечил страну рабочей силой.

В 1855 году Новый Южный Уэльс стал первой австралийской колонией, получившей самоуправление. Он оставался частью Британской Империи, но правительство распоряжалось большей частью внутренних дел. В 1856 году самоуправление получили Виктория, Тасмания и Южная Австралия, в 1859 (с момента основания) — Квинсленд, в 1890 — Западная Австралия. В ведении британского правительства оставались внешняя политика, оборона и внешняя торговля.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector