0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Армия США — распространение мирового влияния

Мифы и проблемы американской армии

United States Army: так ли страшна, как её малюют?

Пусть у России всего два надёжных союзника — армия и флот, но и у США их тоже столько же: один — Тихий, другой — Атлантический, причём не «блок». То, что сейчас за Америку готовы «пасть порвать» разные там Эстонии, Польши и Румынии, напоминает историю времен Первой мировой войны.

По преданию, кайзер Вильгельм поинтересовался мнением начальника Генерального штаба Мольтке насчёт сотрудничества с Румынией. А тот с солдатской прямотой ответил: «Нам все равно, Ваше Величество, на чьей стороне выступит Румыния. Если на нашей, потребуются 10 дивизий, чтобы спасти ее от поражения. Если против, понадобятся те же 10 дивизий, чтобы ее разгромить».

Конечно, в военных друзьях США присутствуют «звери» и посолидней, вроде их вечного «Санчо Пансо» — Великобритании, или «униженного партнёра» — Германии. Но, англичане, хоть и играют роль верного «оруженосца» США, всегда были себе на уме. А, что касаемо немцев, то после 1945 года главной задачей было отучить их воевать. План успешно реализован, и сейчас в НАТО армию Германии иронично называют «разоруженными силами».

Одно дело — всем скопом травить кого-нибудь «загнанного» и не слишком сильного, как в том анекдоте про Ирак, мол, битва обязательно состоится, лишь только НАТО и США окончательно убедятся в отсутствии там оружия массового поражения. И совсем другое — вступать в конфликт с тем, от кого можно получить, пусть и недостаточно мощную, но «обратку». Северная Корея всех реально бесит, но всерьёз подступиться к ней не смеют. А уж, если речь зайдёт о сопоставимом противнике, то большинство нынешних «однополчан» США поневоле задумается: стоит ли погибать, ради того, что потом за тебя, может быть, отомстят?

Кроме того, халявщики никогда не бывают надёжными партнёрами: из 28 стран НАТО свои финансовые обязательства (2% от ВВП) выполняет лишь 5−6 государств. Остальные рассматривают Североатлантический блок, как возможность в случае чего отсидеться за чужой спиной. Вы главное слона на спину завалите, а тут уж мы его своими комариными ногами запинаем. Многие рвутся в НАТО не столько за «защитой», сколько за «экономией» — зачем тратить свой бюджет на оборону, когда вокруг полно «друзей», среди которых легко «затеряться»!

И, казалось бы, действительно, их логика убийственна — нас рать на всех хватит (выбирайте правописание фразы по своему усмотрению). Тогда отчего же было столь невесело на недавнем (от 15 сентября) заседании Комитета сената по делам вооруженных сил США?
«Если мы столкнемся с одним из таких конфликтов (подразумевались Россия, или Китай), мы победим, но на это уйдет больше времени, чем мы бы хотели, а издержки, как финансовые, так и человеческие, будут достаточно значительными», — заявил в ходе совещания руководитель военно-морскими операциями США Джон Ричардсон.

Позже начальник сухопутных войск Соединённых Штатов Марк Милли прямо признался в интервью изданию «The National Interest» о неготовности к полномасштабной войне с Россией и Китаем. И заметил, что соответствующий доклад был подан в Пентагон ещё весной.

Не знаю кому как, а мне больше всего понравился оптимизм первого «вояки» Ричардсона: «Мы, конечно, победим». Во истину — не имей 100 друзей, а имей наглую рожу! Это я не про него конкретно, а про ситуацию в целом.

Американскую армию принято считать «самой-самой». Не дай Бог она на кого-то «ополчится», то — всё, тушите свет, сливайте воду! А позвольте-ка поинтересоваться, из каких таких логических выводов сие вытекает?

В 1-ю и 2-ю мировые войны США вступали в активную фазу лишь тогда, когда требовалось добить германский «полутруп». С политической точки зрения умно, но Вооруженным силам особой славы и опыта это не принесло (если, конечно, не смотреть голливудские фильмы). Сражения в Африке и Италии были «точечными» без стратегического влияния на общий ход истории.

Кроме того — очень немаловажный нюанс — остальная страна по большому счёту от «европейских разборок» выходила лишь в «плюс» после Великой депрессии, не подозревая, каково это «по-взрослому» очутиться на «военном положении». Если сейчас там спасать упавшего велосипедиста приезжает три автомобиля — пожарный, медицинский и полицейский (сам наблюдал), то, как же вы станете реагировать при настоящей «воздушной тревоге»?

Японию выделим особо — как известно, всё самое главное началось 7 декабря 1941 года с нападения на Пёрл-Харбор (тут не упрекаю — с каждым может случиться). После чего доблестные американские силы несколько лет «бодались» с самураями по разным островам и архипелагам, вступив непосредственно на территорию страны Восходящего солнца лишь 19 февраля 1945 года (Иводзима и Окинава). Возникает вопрос, если вы такие «мощные», то, что же вас «мотало-то» столько времени?

Проследим за «штатными победами» дальше. Корейская компания — с чего началась, тем и закончилась — 38 параллелью. В Гватемале, после проведения там американской операции «PBSUCCESS» 40 лет шла кровопролитнейшая гражданская война, что, согласитесь, трудно причислить к успехам армии США. В Ливанском кризисе 1958 года — они молодцы, быстро решили свои проблемы. В Лаосе, наоборот, после многолетних боёв военное доминирование признаётся бесперспективным и американские интервенционные войска бесславно покинули страну. Вьетнам даже тревожить не станем — слишком очевидно.

Я не ставлю задачей — перечислять все военные конфликты с участием вооруженных сил США, я лишь констатирую — «непобедимости» у янки не больше, чем у всех остальных. А если брать некий коэффициент удачи от общего «вала» военных стычек с участием «Штатских» в процентах — то и крепко поменьше.

Стиль и почерк американских, вооруженных операций похож до степени смешения (новизну в ратное дело они, явно, не привнесли). Даже поводы шаблонны. Ради смеха расскажу про «спасение демократии» и её обоснование в Панаме — тогда эта идиома впервые прозвучала официально. Так вот, 22 декабря 1989 года американский полковник Mike Snell сообщил репортёрам, что в доме Мануэля Норьеги (тогдашний командующий ВС Панамы) найдено 50 фунтов кокаина. Через два года, после проведения экспертизы установили — в пакетах находилась мука для изготовления лепёшек.

Многие путают понятия «самая сильная армия» и «самая богатая армия». Думаете одно обязательно подразумевает другое, и рыцарь в золотых латах непременно победит рыцаря в железных? И то, что у США 10 авианосцев против одного российского, сулит нам неминуемый проигрыш?

От «большого ума» некоторые сравнивают военные бюджеты (причём тупо по цифрам) и на основании этого делают устрашающие прогнозы. Ну, хорошо, сколько стоит средний авианосец? Отвечаю — около 13 млрд. долларов. А ядерная ракета вместе со всем пусковым комплексом? «Чуток» поменьше — 6 миллионов 500 тысяч долларов. Сколько ракет можно «наклепать» вместо одного авианосца? Не трудитесь, я посчитал — две тысячи.

Для справки: По состоянию на 1 июля 2016 год, по оценке группы международных экспертов (в рамках обмена данными СНВ-III), в составе стратегических ядерных сил России находится 526 развёрнутых стратегических носителя ядерного оружия, оснащенных 1735 ядерными боезарядами. И этого достаточно, чтобы вызвать у наших оппонентов (ненавижу вошедший в моду сексуально-хореографический термин — «партнёры») «серьёзную озабоченность». Не построим ещё один авианосец — запросто увеличим это количество вдвое.

Читать еще:  Новогодний сюрприз от LastDay.Club

А вот другой вопрос на «засыпку» — повышает ли денежное довольствие личного состава желание воевать и наоборот? Если да — то Вьетнам должен был разлететься в щепки в первых же сражениях. Должен был, да почему-то не разлетелся.

Теперь попробуйте вспомнить про военные достижения в реальных боевых действиях армий, подготовленных американскими инструкторами? (Чур, Грузию не предлагать).
Не забудьте про умение американцев воевать «дистанционно» при помощи «новейших технологий», но при этом почему-то пасующих перед не самыми бравыми хакерами. Про многочисленные ошибки и обстрелы не тех и не там — уже не будем подробно останавливаться — и так на слуху.

Из всего вышеперечисленного абсолютно не следует, что United States Army — один большой «пшик». Но и верить генералу Ричардсону: «Мы обязательно победим» — основания отсутствуют.

Война сверхдержав. Что может стоять за пандемией коронавируса

Лайф разбирался, для чего по всему миру развёрнуты тысячи биологических лабораторий и почему коронавирус может быть оружием.

Страх всегда порождал множество слухов. Особенно когда дело касалось чего-то неизведанного. Исключением не стал и коронавирус. В последнее время всё чаще говорят о том, что пандемия могла стать новым витком гибридной войны. Такое утверждение поначалу кажется весьма безумным. Однако уровень должностей тех, кто высказывает такие теории, невольно заставляет задуматься: а может, всё это правда?

Новый виток мировой войны

Фото © ТАСС / Михаил Терещенко

О том, что в мире идёт гибридная война, не говорит только ленивый. Ближний Восток, Африка, мировые финансовые рынки, Интернет и обычные СМИ давно стали полем боя больших держав. О том, как уничтожить противника, не доставая меча из ножен, знали ещё наши далёкие предки. Отравленные колодцы во времена древних войн были такой же распространённой практикой, как и другие военные хитрости.

Отказаться от этого знания в современном мире было бы так же глупо, как поднять белый флаг. Поэтому каждая сверхдержава имеет центры для разработки биологического оружия. Логика весьма проста: чтобы защитить собственное население от возможных атак, нужно иметь вакцины. А разработать и протестировать их можно, лишь имея образцы вируса. Однако причиной глобальной трагедии иногда может стать простая человеческая халатность. Неудивительно, что на фоне мировой пандемии коронавируса теория о его утечке из одной из лабораторий получила такое широкое распространение.

Расовое оружие китайцев

Фото © ТАСС / Imago images / Xinhua

Причиной массового распространения вируса может быть не только простая утечка, но и тонкий расчёт, направленный на создание расового оружия. Такую версию, в частности, высказал портал Stringer. В статье, которую издание достало из архивов 2002 года, приводятся слова президента Китайской академии наук профессора Жу Чена о том, что китайские учёные хотят «сконцентрироваться на особенностях заболеваний, поражающих азиатское население, чтобы разработать препараты, адаптированные для жителей развивающихся стран». Столь повышенный интерес китайцев к «национальным особенностям заболеваний» издание связывает с возможной разработкой не просто биологического, а расового оружия, которое якобы может быть направлено на жителей других стран.

По словам эксперта издания, «если китайцы создадут вирус любой болезни, допустим, гриппа, для которого благоприятной средой будут «русские ферменты, отвечающие за расщепление алкоголя в крови», то «русские все умрут от этого гриппа. И освободят земли на Дальнем Востоке».

Китайский след

Поскольку первая вспышка инфекции произошла в Китае, утечка вируса из лаборатории в Поднебесной была бы самой правдоподобной теорией. И она не заставила себя ждать. Сразу после начала эпидемии Интернет заполнила информация о том, что вирус выбрался наружу из лаборатории, расположенной в провинции Хубэй. По сообщениям РИА «Новости», ещё в 2018 году Синьхуа сообщило об исследованиях в Уханьском институте вирусологии иммунных механизмов летучих мышей, которые длительное время могут быть переносчиками вирусов, но не болеть. Совсем недавно директор Национального центра по профилактике и контролю заболеваний КНР Тань Вэньцзе сообщил, что новый коронавирус на 90% схож с коронавирусом летучей мыши, которая обитает в городе Чжоушань провинции Чжэцзян.

Однако китайцы заявили, что виноваты торговцы с рынка, которые торговали дикими животными. В 33 из 585 образцов с рынка Хуанань, говорилось в сообщениях Синьхуа, были обнаружены нуклеиновые кислоты коронавируса, из образцов среды удалось выделить вирус. Это говорит о том, что источником вируса являются дикие животные, торговля которыми осуществлялась на рынке Хуанань.

Вектор на Запад

Фото © Getty Images

Сами китайцы поспешили перевести стрелки на западных «партнёров». 13 марта официальный представитель МИД Поднебесной Чжао Лицзянь опубликовал в своём твиттере ссылку на статью Центра исследования глобализации о том, что вирус на самом деле был создан в США, а в Китай его занесли американские военные во время военной олимпиады World Military Games, проходившей с 18 по 27 октября 2019 года.

This article is very much important to each and every one of us. Please read and retweet it. COVID-19: Further Evidence that the Virus Originated in the US. https://t.co/LPanIo40MR

— Lijian Zhao 赵立坚(@zlj517) March 13, 2020

В статье, например, приводятся слова тайваньского врача о том, что смерти от электронных сигарет, прокатившиеся по Штатам в августе прошлого года, были не чем иным, как первой вспышкой коронавируса. По мнению учёного, который даже написал письмо властям США, «симптомы и состояния не могли быть объяснены электронными сигаретами».

По странному стечению обстоятельств, говорится в материале, перед началом этой вспышки смертей от вейпов Центр по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) закрыл основную биолабораторию Вооружённых сил США в Форте Детрик, штат Мэриленд, из-за отсутствия гарантий против утечек патогенных микроорганизмов.

Зачистка «золотого миллиарда»

Фото © Getty Images

Однако для массовой зачистки китайцев, которые в последнее время слишком активно вели себя на мировой арене и противопоставляли себя могущественным Штатам, вовсе необязательно было засылать заражённых военных в страну. Как считают последователи ещё одной «теории заговора», зачистку населения планеты могли организовать сторонники влиятельных американских кланов. Так, известный политтехнолог Сергей Гречишников объясняет, зачем им это нужно:

Мировой кризис запланирован с целью «обнуления» позиций группы кланов, которые сделали доллар инструментом своего могущества, — сказал Гречишников. — Модель развития мира должна поменяться. Мы находимся в самом начале грандиозного перформанса. И никто пока не берётся предсказать, чем это закончится. Но выживет сильнейший.

По его словам, понимание архитектоники нынешнего глобального кризиса возможно только с позиций геополитического подхода. «Что мы видим? В начале — разрушение национальных экономик. Затем — смена политических элит. Третий, завершающий шаг должен привести к установлению нового мирового порядка в интересах победителя. Победитель получает всё».

Основной инструмент — нагнетание глобального психоза. Утратившие критическое отношение к реальности обезумевшие массы будут готовы принять любого «спасителя». Сама мировая олигархия периодически ведёт дело к кризисам. Кризисы ей нужны для расширения и укрепления своих позиций, для перераспределения собственности. Кризис 2008–2009 годов привёл к перераспределению собственности. Ну кто мог подумать, что китайцы станут собственниками концерна «Вольво», а «Рено» объединится с «Ниссаном»? Китай — глобалистская держава. Ему нужен глобализм как экономическая модель, — объясняет Гречишников.

Также эксперт приводит две концепции, которые, возможно, используют крупные транснациональные компании. Согласно первой, в Китай нужно проникнуть и занять господствующие позиции, то есть приручить Китай. Вторая подразумевает, что нужно всеми способами остановить Китай, втянуть его в долгий внешний и внутренний кризис (примерно, как сделали с СССР), разложить его изнутри. Или как происходило с Японией, которая уже 25 лет не имеет экономического роста.

А то ведь тоже наступала на пятки США. Поэтому США разрушают ту модель глобализации, которую сами же и создали в своё время. Эта модель стала работать на Китай, т.е. Китай её освоил. В ход идут разные инструменты. В том числе и коронавирус, который при нынешнем очень хорошем информационном обеспечении прямо на глазах сносит мировую и национальные экономики, — заключает эксперт.

Читать еще:  Советы по выживанию на войне от офицера спецназа ГРУ

Также он напоминает, что мировую элиту очень беспокоит уже более 200 лет (со времён Мальтуса) рост численности населения Земли. «Регулировать население с помощью традиционных мировых войн уже невозможно. Ищутся новые способы сокращения населения. Птичий грипп, свиной грипп, атипичная пневмония, лихорадка эбола, а теперь и коронавирус — и всё это за 17 последних лет. За вторую половину XX века я знал только один вирусный грипп повышенной опасности — гонконгский в 1968–1969 годах».

В подтверждение приводится сразу несколько фактов. Один из них — наличие ещё одной лаборатории в Ухани. По данным телеканала «Звезда», она «существует на деньги знаменитого банкира Джорджа Сороса».

Она не только Сороса, но и китайская. И это может сработать. 11 миллионов населения — раз. Китайская ответственность выше. Если вирус сбежал, то отвечать будет Китай. А США и Сорос будут не при делах. Очень хороший план, — приводят журналисты слова директора Института региональных проблем Дмитрия Журавлёва.

Одним из направлений деятельности лаборатории является в том числе и изучение различных вирусов.

Фото © ТАСС / Егор Алеев

Но куда интереснее существование этой лаборатории выглядит на фоне деятельности другого представителя «золотого миллиарда» — Билла Гейтса. В октябре 2019 года, ровно в то же время, когда проходили военные игры в Китае, в Нью-Йорке прошли весьма необычные «учения». Центр медицинской безопасности Джона Хопкинса (входящий, к слову, в состав Школы общественного здоровья Блумберга) провёл со своими партнёрами — Международным экономическим форумом и фондом Билла и Мелинды Гейтс — мероприятие, названное «Событие 201» (англ. — Event 201). Участники учений исследовали… пандемию коронавируса и возможности государственно-частного партнёрства «во время реагирования на тяжёлую пандемию, чтобы уменьшить масштабные экономические и социальные последствия».

В последние годы в мире растёт число эпидемических событий, ежегодно достигающих примерно 200 случаев, — говорится на официальном сайте мероприятия. — Эти события усиливаются и наносят ущерб здоровью, экономике и обществу. Управление этими событиями уже напрягает глобальный потенциал, даже при отсутствии угрозы пандемии. Эксперты сходятся во мнении, что только одна из этих эпидемий станет глобальной — пандемия с потенциально катастрофическими последствиями. Тяжёлая пандемия, которая станет «Событием 201», потребует надёжного сотрудничества между несколькими отраслями, национальными правительствами и ключевыми международными институтами.

Впоследствии Центр медицинской безопасности Джона Хопкинса заявил, что «исходные данные, которые мы использовали для моделирования потенциального воздействия этого вымышленного вируса, не похожи на 2019-nCoV». Но сам факт проведения такого масштабного мероприятия и последовавшая за этим пандемия коронавируса выглядят устрашающе.

Поверить, что американцы ничего не знали, вдвойне сложно, когда смотришь на вышедшую в декабре прошлого года обложку журнала The Economist с заголовком «Мир в 2019 году». Журнал имеет славу рупора дома Ротшильдов, а выпускаемые им обложки становятся поводом для сотен «пророческих» предсказаний.

Фото © The Economist

В нижней левой части обложки изображён панголин. Да-да, именно с поеданием этого зверька учёные стали связывать распространение вируса в Китае. Но первые сообщения о том, что метагеномы жертв коронавируса и панголина совершенно идентичны, появились лишь 7 февраля 2020 года.

Самой страшной теорией из всех возможных является мысль о том, что вирус вышел из-под контроля и начал мутировать. Некоторые специалисты высказывают предположение, что этим может быть вызвана высокая смертность от CoViD-19 в Италии и Испании.

«Из вчерашней беседы с военным вирусологом: В Италии мы, похоже, имеем дело с новой мутацией вируса. Там, на севере, действует свой природный очаг вирусов, многие эпидемии начинались как раз там. Возможно, это сыграло свою роль. Когда эпидемия закончится и мы начнём сравнивать вирусы из разных мест, мы многое узнаем», — написал в своём фейсбуке заместитель главного редактора газеты «Завтра» Влад Шурыгин.

На что годится армия США в Европе. Победить Россию или только задержать?

26 марта американское издание RealClear Defence опубликовало материал, посвященный военно-политической обстановке в Европе. Автором статьи выступил отставной офицер сухопутных войск США Сэм Кантер, ныне занимающийся вопросами развития оборонной сферы. Его публикация получила говорящее название: «The United States Army in Europe: Roadblock, Speedbump, or Something Else Entirely?» («Армия США в Европе: блокпост, искусственная неровность или что-то еще»?). Как ясно из названия, темой публикации стали нынешнее состояние, задачи и перспективы контингента американской армии в Европе.

В начале своей статьи С. Кантер отмечает, что в прошлом веке наметился «порочный цикл» развития вооруженных сил. Армия США строилась для борьбы с определенным врагом, одерживала победу (пиррову или более успешную), после чего изменялась для противостояния новой угрозе – но вскоре выяснялось, что старые вызовы остаются актуальными. Россия сейчас оказывается новым повторением такого цикла.

После распада СССР в 1991 году США начали сокращать обычные вооружения, а затем на несколько десятилетий сосредоточились на борьбе с незаконными вооруженными формированиями. Только после этого США вновь заметили необходимость вооруженных сил в Европе. Через 7 лет после расформирования двух сухопутных бригад в европейских странах армия США опять входит в старый цикл. Пентагон намеревается обеспечить возможность победы над противником в сфере обычных вооружений. Однако С. Кантер сомневается в целесообразности подобного курса в контексте российской угрозы.

Автор задает важные вопросы. Намерены ли более мощные силы в Европе победить Россию или собираются только задержать ее наступление? Усиленная группировка является сдерживающим фактором или политическим инструментом? Правильные ответы на эти вопросы помогут в дальнейшем планировании развития вооруженных сил.

При этом автор предлагает вспомнить историю развития армии после Второй мировой войны. Исторически польза от американской армии в Европе заключалась в решении политических вопросов и сдерживании, но не в непосредственном создании силы, способной остановить русские войска. Вместо простейшего подхода, предусматривающего приоритет численности, С. Кантер предлагает решать задачи в Европе иными способами, более тонкими и менее дорогими.

После Второй мировой войны и стратегия New Look

Автор напоминает, что победа во Второй мировой далась большой ценой, но ни одна другая страна не может сравниться с СССР по людским потерям. В то время за рубежом рассматривалось предложение об использовании истощения бывшего союзника. Предлагалось, как ранее говорил Уинстон Черчилль, «задушить большевизм в собственной колыбели». Генерал Джордж Паттон поддерживал эту позицию и предлагал решить советский вопрос силами одной армии за несколько недель. Тем не менее, «колыбель» оставалась сильной. В 1945 году советские вооруженные силы насчитывали 11 млн человек – примерно столько же, сколько у США. Также советские войска были сконцентрированы в Европе, могли выдержать большие потери и быстро восполнить их. Все это было преимуществом, и потому новой войны не произошло. Впрочем, многие считали, что это лишь временная передышка.

Армия США оставалась в Европе и реализовывала политику сдерживания, однако имелись сомнения в ее способности победить в большой войне. После 1945 года численный разрыв между СССР и США увеличивался, поскольку русские готовили войска и технику для крупного сухопутного конфликта. Но, несмотря на все мрачные прогнозы, американские войска продолжали служить на европейских землях.

Вскоре после вступления в должность президента США Дуайт Эйзенхауэр понял, что масштабные стратегии не совпадают с военно-политической реальностью. Имея большой опыт войны в Европе, Д. Эйзенхауэр раскритиковал текущую европейскую стратегию США с точки зрения логики и морали. Если армия не сможет отразить сухопутное наступление СССР, то какое значение имеет численность войск на его пути? Зачем жертвовать жизнями солдат в войне, в которой они не победят?

Читать еще:  "Сквозь смерть!" - автомобили для выживания в зомби-апокалипсисе

Новая стратегия Эйзенхауэра под названием New Look была призвана решить обе эти проблемы. Стратегия предусматривала использование невоенных средств, таких как скрытые операции, экономическое давление и информационная война. В дополнение к этому предлагалась доктрина массового возмездия (Massive Retaliation). Она предлагала отвечать на любую атаку Западной Европы сокрушительным ядерным ударом со стороны США. В этой концепции сухопутные войска оставались на вторых ролях, а главным средством сдерживания оказывались ядерные силы.

Любая война в Европе могла превратиться в ядерную, и это, как отмечает С. Кантер, удержало СССР от нападения. Кроме того, New Look дал некоторые новые возможности. Финансирование сухопутных войск, обреченных на большое потери, сократили в пользу развития военно-воздушных и ядерных сил – более удобных средств сдерживания. Это плохо сказалось на духе армии, но создало новую стратегию, в которой она перестала быть барьером на пути войск СССР в Западную Европу.

По сути, Д. Эйзенхауэр не стал предаваться кровавым фантазиям о крупном неядерном конфликте, который предлагалось предотвращать ядерной угрозой. План New Look в известной мере был лотереей, но он сработал.

В дальнейшем президент Эйзенхауэр продолжал критиковать идею наращивания контингента в Европе. Он полагал, что армия в этой ситуации оказывается не блокпостом, а сигнализацией – в таком случае демонстрировать флаг с равной эффективностью могли и несколько дивизий, и одна. Задачу подготовки войск на случай крупного неядерного конфликта Д. Эйзенхауэр возлагал на европейские страны. Он утверждал, что «США имеют право и обязаны настаивать на том, чтобы их партнеры по НАТО взяли на себя больше ответственности по защите Западной Европе». С. Кантер отмечает, что сейчас те же идеи продвигает нынешний президент США Дональд Трамп. Таким образом, стратегия Эйзенхауэра по противодействию СССР предполагала использование союзников для защиты своих интересов. Подобная стратегия была реалистичной; при этом она не основывалась на необходимости остановить советское наступление.

Стратегия New Look была актуальной в течение следующих двух десятилетий. При правлении Джона Ф. Кеннеди она подвергалась критике, но от нее не отказывались. Военная обстановка в Европе оставалась застойной, поскольку СССР имел десятикратное преимущество в активных дивизиях, расквартированных вдоль будущего фронта. Такой дисбаланс сохранялся до конца семидесятых, когда США решили использовать свое экономическое и технологическое превосходство.

В 1947 году был изобретен транзистор, и это открыло новые горизонты для военной техники. К семидесятым такие технологии позволили создать управляемое вооружение с высокими характеристиками. После Вьетнама была создана т.н. доктрина комбинированных вооружений, которая вместе с новыми образцами оружия могла стать реальным средством эффективного противодействия СССР.

США впервые опробовали управляемое оружие во Вьетнаме. Системы с лазерным наведением позволяли поражать цель, экономя боеприпасы, время и ресурсы, а также сокращая сопутствующий ущерб. Появление такого оружия совпало по времени с разработкой новой военной доктрины для Европы. Новая стратегия Assault Breaker предусматривала широкое использование высокоточных систем для поражения ключевых объектов Советской армии.

В США считали, что советская наступательная доктрина предусматривает сосредоточение усилий на единственной точке обороны НАТО с организацией нескольких волн наступления. Затем прорвавшийся танковый кулак должен был войти в прорыв и развить наступление. В 1982 году на это ответили стратегией AirLand Battle – одним из результатов программы Assault Breaker.

Согласно новым планам США, паритет по численности обычных вооружений был невозможным. Вместо этого предлагалось получить преимущество в качестве. «Воздушно-наземная битва» предлагала активную оборону в районе наступления противника с одновременным поражением его техники и объектов высокоточным вооружением. Если наступающим «волнам» удастся нанести урон еще в тылу, до выхода на передний край, наступление должно провалиться. Таким образом, развитие технологий впервые позволило США рассчитывать на победу в сухопутном столкновении с СССР без применения ядерного вооружения. Важной особенностью AirLand Battle был тот факт, что американская сторона не пыталась конкурировать с противником в той области, где он имел серьезное преимущество.

Могла ли стратегия AirLand Battle остановить советское наступление? С. Кантер считает, что этот вопрос не имеет особого значения. Важнее тот факт, что командование Советской армии считало это возможным. Маршал Николай Огарков, начальник Генштаба в 1977-1984 годах полагал, что новые стратегии вероятного противника могут нарушить реализацию имеющихся планов. Новые американские наработки сделали устаревшим советский подход, опиравшийся на количественное превосходство. Во время своего пребывания в должности начальника Генштаба Н. Огарков продвигал идеи, призванные стать ответом американскому превосходству в технологиях. По сути, он был одним из первых советских военных теоретиков, признавшим меняющуюся природу современной войны. При этом Генштаб при маршале Огаркове понимал, что наступление в Европе крайне опасно. Таким образом, США удалось создать новое средство сдерживания, эффективность которого не зависит непосредственно от победы над противником.

Выученные уроки и пути будущего

После распада СССР в девяностых годах произошли сокращение американских сил в Европе и расширение НАТО, что не способствовало сохранению стабильной обстановки. В настоящее время, как считает С. Кантер, США и НАТО вновь сталкиваются с призраком сухопутной войны в Европе – каким бы фантастическим ни казался такой сценарий. Вооруженные силы России серьезно отличаются от армии СССР. Располагая меньшими человеческими ресурсами, Россия развивала доктрины и технологии, в первую очередь в сфере высокоточных систем. Впервые в истории России количество служащих по контракту превысило численность призывников.

Вместе с этим в XXI веке российская армия начинает отходить от традиций использования количества и концентрации сил на главных направлениях. Используя региональное влияние и этнические «разломы», Россия освоила т.н. гибридную войну. Так, указывает автор, на Украине действуют наемники, ополченцы и другие «нерегулярные лица». В этой стратегии военнослужащие выполняют функции советников и решают задачи артиллерийской поддержки «прокси-сил» с удаленных позиций.

Таким образом, Россия в настоящее время использует наработки по концепциям New Look и AirLand Battle даже больше, чем сами США. Она научилась применять недорогие и малоопасные способы решения своих задач, а также использовать неспособность западных армий эффективно реагировать на такие угрозы. Любое вторжение в Европу почти наверняка будет основано на таких подходах, что снизит эффективность больших скоплений сухопутных войск противника, пригодных для работы только в «обычном» конфликте.

Впрочем, С. Кантер полагает, что новые факторы вряд ли смогут серьезно изменить фундаментальные положения ситуации. История последних десятилетий наглядно показывает: развитие американских технологий, разработка стратегий противодействия, а также передача части задач по обороне союзникам по НАТО действительно могут дать желаемый эффект. Все эти меры способны привести к тем же результатам, что и простое наращивание численности войск в Европе.

Если намерения США состоят в демонстрации решимости защищать свои интересы в Европе перед лицом «российской угрозы», то здесь стоит вспомнить тезисы Д. Эйзенхауэра. Одна бригада может решать такие задачи с той же эффективностью, что и несколько. Россия всегда будет иметь преимущества в той части Европы, которая традиционно является ее «задним двором», и где местность оптимальна для быстрых наступлений. Прямую конкуренцию с таким противником в областях, где у него есть преимущества, С. Кантер считает глупостью.

Автор полагает, что Соединенным Штатам следует изучить менее дорогие и более проработанные варианты противодействия России, прежде чем запускать простое наращивание численности войск в регионе. Возможно, при этом американской армии удастся вырваться из ранее описанного цикла развития, являвшегося основой военного планирования на протяжении нескольких последних десятилетий.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector