2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Снаряжение британской армии от Гастингса до «Бури в Пустыне»

Война со сверхдержавой, уроки «Бури в пустыне»

По злой иронии, США — единственные, кто имеет опыт полномасштабной современной войны. По крайней мере, из всех конфликтов ХХ столетия, условия “Бури в пустыне” считаются наиболее приближенными к современным. А по своему масштабу, эта “буря” стала крупнейшей со времен окончания Второй мировой.

Но, как говорилось выше, приобретенный боевой опыт за четверть века растворился во времени. Суть данной истории — в самой подготовке и планировании операции. Притом, что янки до этого не имели опыта войны в пустыне.

Ситуация осложнялась расстоянием. На другую сторону Земли была переброшена группировка из полмиллиона солдат и тысяч единиц техники (без учета сил союзников, которым, зачастую, самим требовалась помощь).

“Война с папуасами”

За четверть века Саддам накопил столько оружия, что ему могли позавидовать армии большинства развитых государств. По количеству и качеству вооруженных сил, Ирак в 1991 году оъективно занимал пятое место в мире. Гвардейские танковые дивизии “Хаммураппи” и “Тавалкана” — это не бармалеи в окресностях Пальмиры.

Армия Саддама была провереным боевым инструментом, заточенным в ходе восьмилетней Ирано-Иракской войны (1980-88 г.)

В 1990 году ей хватило одного дня на захват и оккупацию Кувейта.

Бесценный боевой опыт. Мотивация. Современные образцы советского и западного вооружения, усугубленные их количеством. Одна из самых совершенных в мире систем ПВО.

“Цитадель 2.0”

Пока янки везли через океан памперсы и “колу”, иракцы возвели на южной границе Кувейта три оборонительных рубежа и выставили 500 тыс. мин. Для маневра огневыми средствами на направлениях возможного прорыва в пустыне было проложено свыше 1000 км новых путей, выводящих во фланг атакующим подразделениям Многонациональных сил. С замаскированными укрытиями и подготовленными позициями для иракской боевой техники.

Южный Кувейт был превращен в неприступный рубеж, способный противостоять массированным ударам танковых и моторизорованных колонн противника. “Курская дуга” в песках.

Измотать в оборонительных боях. Отбросить. Нанести неприемлемые потери.

К сожалению для иракцев, в Пентагоне тоже имели возможность изучить результаты операции “Цитадель”. Изучить достаточно хорошо, чтобы не повторять ошибок гитеровских генералов.

Столь серьезный рубеж нельзя сокрушить ни авиаударами, ни шквальным артиллерийским огнем. Любая сухопутная армия, наступив на такие “грабли”, понесла бы страшные потери. Пример “Цитадели” не оставлял сомнений — тысячи сгоревших танков, 83 тыс. убитых фашистов.

“Шесть недель сверхзвуковой войны”

Первой фазой, ожидаемо, стала наступательная воздушная “подготовка”.

Благодаря лучшей координации и численному превосходству, авиация МНС (состоящая на 80% из ВВС США) немедленно захватила инициативу в воздухе. Иракские летчики, герои воздушных сражений Ирано-Иракской войны, никакого внятного сопротивления оказать не смогли. Уцелевшие “МиГи” и “Миражи” в спешке перелетали в Иран. От мощной и эшелонированной ПВО не осталось и следа.

Оглушительный удар 88 500 тонн бомб, несомненно, ослабил Ирак.

Но, как это отразилось на полумиллионной группировке в Кувейте?

“Бомбить каждый бархан”

По признанию командования Коалиции, возведенные на “линии Хуссейна” укрытия, инженерные сооружения и обваловка дорог снижали возможности разведки на 90%. После шести недель интенсивных бомбардировок, в строю по-прежнему оставалось 2/3 иракской бронетехники и укреплений. Потом выяснится, что американцы переоценили точность своих ударов — реальные потери иракцев оказались еще ниже.

Ослабленная, но непобежденная группировка продолжала занимать рубежи, имея все необходимое для продолжения боевых действий. Никакие воздушные удары не смогли бы вынудить Саддама вывести армию из Кувейта.

Это хорошо понимало и командование МНС. Не было “электронного чуда”, способного выиграть войну. Эту задачу мог решить только солдат, “поставив свой сапог на границу Кувейта и Ирака”.

“Бесконтактная” война нового типа о которой заговорили в последующие годы — не более чем пропагандистская “утка”, созданная с целью сокрытия от общественности истинных масштабов и рисков “Бури в пустыне”.

Мы не станем говорить о войнах будущего, но по состоянию на 1991 год ни Вооруженные силы США, ни любой другой страны не могли прорвать “линию Хуссейна” без риска ответного огня и контрударов иракской Гвардии.

Потому главной интригой, событием и уроком “Бури” стали не бомбардировки и пуски “томагавков”, а последние три дня войны. Наземная фаза.

270 километров за 12 часов

Американцы спланировали марш-бросок по большой “дуге”, проходящей по территории, занятой противником. Через иракскую пустыню. С последующим прорывом в Кувейт с северного, слабозащищенного направления, в тыл группировки, окопавшейся на «линии Хуссейна».

Гладко только на бумаге. В реальности, план вызывал опасения. “Линия Хуссейна” — это не статичная линия Мажино. В её основе были “стальные кулаки” бронетанковых подразделений, способные развернуться и принять бой с любого направления.

Все зависело от темпов наступления. Успеют ли американские танки и мотопехота порваться в Кувейт до того, как противник перегруппирует силы и нанесет контрудар? Выдержит ли техника испытание огнем и песком?

К вечеру первого дня наступления подразделения МНС, двигаясь по территории Ирака, углубились на 270 км. Дальше темы замедились, сопротивление нарастало. На четвертый день передовые части намотали на гусеницы 430 километров пустыни.

В первую очередь, были шокированы иракские генералы. Никто не представлял, что современные танковые армады будут способны двигаться с такой скоростью. По песку. Днем и ночью. Мгновенно подавляя любое сопротивление.

Немалую “положительную” роль сыграл опыт Ирано-Иракской войны, где противники привыкли топтаться на месте, ведя, ожесточенные бои за каждую развалину в населенных пунктах.

Попытки задержать “Абрамсы” силами разрозненных подразделений, успевших встать на пути врага, не увенчались успехом. Наиболее значимой битва на Истинге-73, где успели окопаться части дивизии “Тавалкана” (одно из лучших иракский подразделений, имевших на вооружении танки новых типов, в т.ч. Т-72 и Т-72М). Достоверные данные о потерях в той битве отсутствуют. Но, общий результат свидетельствует, что сопротивление было сломлено. Спустя несколько часов обе бригады “Тавалканы” прекратили свое существование.

Читать еще:  Гейб Суарез: Тактическая роль дробовика

Для захвата контрольных точек по маршруту движения танков использовались вертолетные десанты. Затем начиналась переброска по воздуху топлива и боеприпасов. К моменту подхода техники в этих районах уже были готовы пункты дозаправки. Вдогонку танкам, от самой границы мчались 700 грузовиков с топливом.

Вся артиллерия была разделена на две группы. Пока одна обеспечивала огневую поддержку, другая двигалась вперед на максимальной скорости, едва поспевая за танками.

Словно гигантский каток, тяжелые дивизии США давили все, что вставало у них на пути.

“Блицкриг на новых физических принципах”

Главной составляющими успеха наземной фазы, прошедшей на удивление быстро и без заметных потерь для Коалиции, называются:

А) Применение новейших средств наблюдения, управления и связи. Компактные навигационные приборы “Тримпэк” и ”Магеллан” имели для солдат гораздо больше значения, чем одиозные КР “томагавк”. Аналоги GPS-навигаторов, ставшие популярными на гражданском рынке десятилетием спустя. В отличие гражданских устройств, они позволяли рассчитывать углы арт. огня и предупреждать об опасности нахождения в зонах нанесения авиаударов.

Следующей важной новинкой стали приборы ночного видения, массово внедренные во всех подразделениях армии США. Монокулярные очки AN/PVS-7 для экипажей боевых машин, очки AN/AVS-6 для вертолетчиков, тепловые прицелы AN/PVS-4 для винтовок и пулеметов.

Все это позволило не снижать темпов наступления в темное время суток. Наоборот, ночью американцы получили абсолютное превосходство, открывая огонь еще до того, как иракцы узнавали об их присутствии.

Здесь все понятно. Иракцы восемь лет воевали на равных с Ираном. Но во время “Бури” ощутили на себе все прелести войны с технологически развитым противником.

Но это было еще не все.

Б) Второй причиной успеха стала, без преувеличений, выдающаяся организация. Американцы могли координировать действия своих подразделений, растянувшихся на сотни километров по опасной пустыне. И наладить систему снабжения, что нивелировало традиционно недостаточную надежность западной техники в сложных условиях и позволило поддерживать невиданные темпы наступления.

В добавок была продемонстрирована способность вести крупные наступательные операции по всему земному шару. В кратчайшие сроки перебросив через океан полумиллионную сухопутную группировку и наладив её снабжение.

Эпилог

Быстрота, с которой “продул” Ирак показывает, что он готовился к другой войне. Несмотря на тщательное изучение старых методик? боевого опыта, приобретенного в арабо-израильских конфликтах и долгом, кровопролитном противостоянии с Ираном, оказалось, что иракские военные даже не представляли с чем им придется столкнуться жаркой зимой 1991 г.

В прошлый раз американцы удивили мир системой организации и техническими новинками, изменившими ситуацию на поле боя. Навигаторы, тепловизоры, ударные вертолеты с системой автоматического обнаружения позиций противника (Firefinder). Какие вариации возможны в наше время?

По мнению автора, одним из самых значимых аспектов — массовое внедрение управляемых вооружений. Вплоть до управляемых артиллерийских снарядов и систем наведения для неуправляемых авиационных ракет (НУРС). Практика подтверждает теорию. Если во времена “Бури” лишь 30% боеприпасов относились к управляемому оружию, то к моменту вторжения в Ирак (2003 г.) доля таких боеприпасов увеличилась до 80%. В настоящее время практически каждая бомба имеет свою систему наведения.

Все это сделает даже “ограниченный военный конфликт” с участием технически развитых стран совершенно непохожим на то, что мы привыкли видеть в репортажах про разгром ИГИЛ.

Можно вспомнить про более плотную авиационную поддержку. Когда каждый боевой самолет способен применять высокоточное вооружение и находить цели в любое время суток. Для сравнения: во время войны с Ираком такими возможностями обладала лишь 1/7 часть американской авиации.

Робототехника, беспилотники, планирующие на сотню километров бомбы. Новые классы боевых машин. Еще более дальнобойная артиллерия.

Впрочем, довольно прогнозов.

Даже на примере “Бури в пустыне” видно, насколько серьезной, в военном отношения, является страна, обладающая статусом сверхдержавы. И чем отличается конфликт такого уровня от привычных “антитеррористичских операций” и столкновений между странами “третьего мира”.

«Буря в пустыне»: война несбывшихся надежд

Четверть века назад, 17 января 1991 года, началась операция «Буря в пустыне» — она же война в Персидском заливе, или просто война в Заливе. Война стала этапной в развитии воинского искусства. А её последствия до сих пор сказываются не только в Ираке и Кувейте, но и во всём мире — от компьютерных игр до геополитики.

Ирак восемь лет вёл тяжелейшую и кровопролитную войну с Ираном. К моменту прекращения огня в августе 1988 года иракские финансы, естественно, находились не в лучшей форме. Но при этом военная мощь Ирака поражала воображение.

Сейчас нам трудно это представить, но к концу 80-х Ирак имел одну из наиболее многочисленных армий в мире — почти миллион солдат. При этом армия была неплохо оснащена современным оружием советских и западноевропейских образцов: более 6000 танков, 4000 бронемашин, более 500 самолётов и свыше 400 вертолётов. В «модельный ряд» входили истребители МиГ-23 и МиГ-25, МиГ-29, «Мираж» F1, бомбардировщики Су-24, штурмовики Су-25, танки Т-72, боевые вертолёты Ми-24, баллистические ракеты семейства Р-17, противокорабельные ракеты Exoce и многое другое… Всё это богатство, а также послевоенное восстановление страны стоило больших денег — а деньги давали многие страны, в т.ч. Кувейт и Саудовская Аравия, которым вовсе не хотелось поближе знакомиться с воинственным Ираном образца 80-х. В совокупности только Кувейт и СА предоставили Ираку от 50 до 60 млрд долларов. К концу 1987 года Ирак задолжал странам ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития), грубо говоря — Европе и США, 24 млрд долларов, ещё около 10 млрд он был должен Советскому союзу.

Читать еще:  Мачете Yacere - высокоффективная машина для измельчения всего

Ирак начал намекать Кувейту, что неплохо было бы скостить долг. Также Кувейт обвинили в выкачке нефти из гигантского месторождения Румайла, лежавшего на границе между Ираком и Кувейтом. Надо отметить, что тогда ни о каком присоединении Кувейта речь не шла — со своей земли возвращения долгов не требуют и в территориальные споры не вступают.

Кувейт, надеясь, что США не оставят его без защиты, намёков не понимал. В итоге в августе 1990 года иракские войска вторглись в Кувейт и без особого сопротивления стремительно подчинили его. Но внезапно Ирак обнаружил перед собой огромную коалицию стран, которым не понравился такой решительный передел карты. Включая… Сирию — которая боролась против оккупации Голанских высот, поэтому ей было бы трудно одобрить такую же оккупацию Кувейта. Плюс Сирия и Ирак давно боролись за главенство в арабском мире.

В свою очередь, президент Ирака Саддам Хуссейн надеялся на невмешательство США — ведь даже случайная атака фрегата «Старк» в 1987 году прошла без последствий. И если потери менее 60 000 человек заставили уйти США из Вьетнама, то Ирак понёс сопоставимые потери только в одной битве за полуостров Фао в 1986 году.

Да, США долго и тяжело переживали поражение во Вьетнамской войне. Но в 1980-е годы прошла целая цепочка малых войн, постепенно менявших отношение общественности США к собственной армии. Ливан, Гренада, Ливия, Панама — в этих операциях США могли практически со стопроцентной гарантией успеха оттачивать новое оружие, тактику, способы взаимодействия и снабжения войск… И что не менее важно — методы освещения боёв в прессе. Конечно, случались и накладки — но не столь страшные, как во Вьетнаме.

Поэтому первые полгода спустя оккупации Кувейта США потратили на сбор сил и подготовку — в т.ч. изучение опыта ирано-иракской войны. И только с 17 января начались массированные бомбардировки Ирака и Кувейта. Первыми уничтожались радарные станции, командные центры, узлы связи. Стратеги ВВС думали, что одни удары с воздуха заставят иракцев, оставшихся без управления, покинуть Кувейт. Всего за операцию было сброшено около 88 500 тонн бомб.

В ответ на воздушную войну передовые позиции коалиции обстреливались 300-мм ракетами, что доставило морским пехотинцам США немало неприятных минут. А на тылы обрушились знаменитые «Скады» — много позже оказалось, что эффективность перехвата этих баллистических ракет сильно завышена. В конце января настало время артиллерийских ударов по Кувейту, поддерживаемых огнём из крупнокалиберных пулемётов и противотанковых ракет «Тоу».

24 февраля внезапным обходом иракских позиций со стороны пустыни началась наземная операция в Кувейте, а уже 28 февраля всё было кончено — иракские войска в Кувейте были разгромлены ударами с воздуха и земли.

«Буря в пустыне» стала боевым дебютом для множества образцов техники и вооружения — танков «Абрамс», БМП «Брэдли», реактивных систем залпового огня MLRS (с которых запускались и ракеты ATACMS), штурмовиков «Тандерболт», крылатых ракет «Томагавк», беспилотных аппаратов RQ-2. Но сейчас уже мало кто знает, что знаменитые «стелс»-самолёты F-117, боевые вертолёты «Апач» и бронемашины LAV-25 впервые применялись не в Ираке, а ещё в Панаме в 1989 году, а истребители F/A-18 «Хорнет» и противорадиолокационные ракеты HARM — в Ливии в 1986-м. Наряду с новейшей техникой, в бой шли далеко не самые новые машины — например, морская пехота США успешно воевала на танках М60 разработки ещё 50-х годов (конечно, модернизированных). Кадры с точнейшими попаданиями управляемых бомб и ракет на десятилетия вперёд стали образцом показа современной войны. Однако…

20 февраля 1991 года окопавшийся иракский батальон из 841-й пехотной бригады шесть часов подряд утюжили «Кобры» и «Апачи», бомбили штурмовики. Но пехотинцам США пришлось убеждать иракцев сдаться громкоговорителями, а затем очередями и ручными гранатами. Лишь четверо иракцев было ранено, а за всё время самой бомбардировки ни один иракский солдат даже не был поцарапан. С конца января батальон был отрезан от своих и почти не имел связи — курьерам приходилось ездить на гражданских автомобилях, чтобы не попасть под удар с воздуха.

Одни критики превозносили мощь современного оружия и тактики США, другие утверждали, что американские войска способны только безнаказанно бомбить. Но были случаи, когда наземные войска принимали бой без поддержки с воздуха — и выигрывали его, несмотря на приготовления иракцев. Например, иракцы окапывали танки на обратной стороне барханов, надеясь застать атакующих врасплох, когда те перевалят через гребень. Однако почти всегда танкисты США, замечая брустверы окопов в пустынной местности, успевали найти противника раньше, чем он их.

До сих пор поднимаются вопросы, не лучше ли было Ираку не дожидаться, пока США накопят группировку для мощнейшего удара, а атаковать самому — например, Саудовскую Аравию. Да, вполне возможно, на первом этапе успех сопутствовал бы иракцам. Но что потом? Наиболее вероятным итогом стало бы «размазывание» частей иракской армии по громадной малонаселённой пустыне, без надёжной связи, значимой поддержки с воздуха и тем более снабжения. А США и их союзники (число которых только увеличилось бы при виде того, как Ирак захватывает одного мирного соседа за другим), пользуясь господством в Персидском заливе, могли бы спокойно выбирать место для контрудара по образцу высадки в Инчхоне во время Корейской войны. Но в такой ситуации коалиция не стала бы останавливаться на полпути — и пошла бы на полное уничтожение Ирака как государства, благо разбить его сухопутные силы, разбросанные по оккупированным странам, было бы куда проще, чем в реальности. В 2003 году Ирак Хуссейна будет уничтожен (вместе с самим Хуссейном) — но в 1991 году об этом ещё никто не подозревал.

Читать еще:  Appendix carry: Скрытое ношение пистолета "у аппендикса"

29 января иракские танки Т-55 и Т-62 двух механизированных и одной танковой дивизий пробовали атаковать приграничный саудовский город аль-Хафджи (Khafji), чтобы захватить побольше пленных и отступить. Иракцы справедливо думали, что лучшая защита — это нападение, но недооценили решимость США и переоценили свои возможности в нанесении потерь. Несмотря на подготовку (предполагалось использовать ПЗРК против авиации и снайперов против вертолётов, жечь покрышки для маскировки, снабжаться взятыми с собой запасами и т. п.) и внезапное нападение (авиация коалиции ничего не заметила), большая часть союзных сил, имеющих только лёгкую бронетехнику, успела отступить из города и вызвать поддержку с воздуха. Но часто авиаподдержки… не было, а иногда она приводила к ненужным жертвам.

Одну бронемашину морпехов уничтожила собственная противотанковая ракета, выпущенная из тыла, а вторую — ракета со штурмовика. Погибло 11 пехотинцев, двое были захвачены в плен. Две команды разведчиков остались в захваченном городе, который иракцы удерживали два дня. При освобождении Хафджи саудовские и катарские войска потеряли не менее 7 бронемашин, 18 солдат убитыми, плюс был сбит самолёт огневой поддержки AC-130, весь экипаж которого (14 человек) погиб. Однако иракцы не добились желаемого результата — больших потерь у войск США и захвата пленных. Потери иракцев были гораздо выше — почти 800 убитых или пропавших без вести, порядка 186 уничтоженных машин.

И в других боях войска США выигрывали не за счёт какого-то супероружия, а благодаря комплексному превосходству — в разведке, связи, координации действий, быстроте манёвра, проезжая почти 250 км чуть больше чем за сутки.

Но и надежды США в итоге не оправдались. Вместо красивой быстрой победы и спокойного мирного процветания четверть века спустя, после неоднократных воздушных операций и новой наземной кампании, в Ираке всё ещё продолжается война. И вряд ли кто сможет предсказать, чем и когда она закончится.

Снаряжение британской армии от Гастингса до «Бури в Пустыне»

Англия, страна вечной монархии и чая с молоком. В головах большинства наших современников даже не укладывается что предыдущее тысячелетие, Великобритания провела в беспрерывных войнах. От Северной Америки, до старых городов Европы. От африканских пустынь до китайский портов. Везде были раскинуты щупальцы английского осьминога. Перед нами тысячелетняя эволюция снаряжения британских солдат, на которых держалась, вторая по величине империя.

Так же как история современной России отсчитывается с призвания Рюрика, история Британии отсчитывается с битвы при Гастингсе. В 1066 году Вильгельм I со своими викингами, разбил войско короля саксов Гарольда, и основал английское государство.

Средние века, в первую очередь, ознаменовались крестовыми походами. Английские рыцари, как и остальные католические дворяне, не смогли остаться в стороне от призыва Церкви. Тысячи воинов отправились с туманного Альбиона в сирийскую пустыню, что бы добыть славу и искупление.

История Англо-Французских войн длится почти столько же, сколько история этих двух стран. Но, безусловно, самой известной и длительной из всех, была Столетняя война. Тогда англичане впервые показали превосходство лучников-пехотинцев над тяжеловооруженными рыцарями.

Поражение в Столетней Войне привело Англию к длительному противостоянию Йорков и Ланкастеров, известное также как «Война Алой и Белой розы». Сражение при Босворте, выигранное тяжелой конницей Ланкастеров, стало последним в династическом конфликте, длившимся около 30 лет.

Время шло, и массовое распространение огнестрельного оружия окончательно нивелировало мощь рыцарской конницы. Теперь королем поля боя стал ополченец с мушкетом.

17 век в Европе, стал веком гражданских войн. Франция, Испания и Англия полыхали в пламени внутренних конфликтов. В Англии революция привела к установлению диктатуры Кромвеля, путь к которой был проложен победой революционеров в Битве при Несби, после которой у Карла I не осталось сил для продолжения борьбы.

17 век закончился династическим кризисом в Испанской империи. Начавшаяся война за Испанское наследство громыхала на трех континентах. В финальной битве при Мальплаке сошлось в схватке 200 тысяч человек, и 5 европейских стран. Война кончилась пирровой победой Англо-Германской коалиции, за неспособностью сторон продолжать борьбу.

19 век стал известен в первую очередь благодаря Наполеоновским войнам. Английские, русские, французские, прусские и австрийские войска без перерыва воевали более 15 лет. Закончилась большая война битвой при Ватерлоо, в которой англо-прусская армия разгромила французов. Да, в старые добрые времена, французы занимали место немцев в общеевропейском развлечении «Один на всех и все на одного».

Победа коалиции в Наполеоновских войнах, привела к усилению России, которая на последующие 50 лет стала «жандармом Европы». Недовольные этим Англия, Франция и Османская Империя единым фронтом выступили против России в Крымской (восточной) войне.

К началу 20 века, наконец сформировавшаяся Германская империя, столкнулась с ситуацией, когда весь мир уже был поделен между Англией, Францией и Россией. Недолго думая, германское руководство развязало небольшой передел территорий, который в итоге вылился в Первую Мировую войну.

Вторую Мировую войну, Британская империя воевала «от звонка до звонка». Вступив в войну в сентябре 39-го, вышла она из неё 2 сентября 45-го. Кстати именно в этой войне появилась известная на весь мир SAS.

В Холодную войну, роль Британии в мировой политике сильно уменьшилась. Однако британская армия осталась грозной силой, что она доказала разбив вдвое превосходящее аргентинские силы в Фолклендской войне. Которая, к слову, официально войной не была. С точки зрения обоих стран, военные просто наводили конституционный порядок на своей территории.

В 21 век британская армия вошла как одна из самых эффективных армий НАТО. Британский спецназ зарекомендовал себя как один из самых лучших, в эпоху новой войны в пустыне. Британские войска оснащены, без сомнения, прекрасной военной формой, однако имеют серьезные проблемы с надежностью своей винтовки Enfield SA-80.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector