0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

“Пистолет раздора”: Почему легализация КС в России произойдет

“Пистолет раздора”: Почему легализация КС в России произойдет

Современное оружейное сообщество в настоящий момент вновь поднимает вопрос, к озвучиванию которого, к сожалению, нет никаких предпосылок, а именно «Легализация оружия с коротким нарезным стволом» (далее КС). В легализации КС нет ничего сверхъестественного, на данном этапе развития общества можно с уверенностью сказать, что среднестатистический владелец оружия ответственно отнесется к появлению данного типа личного оружия в своей собственности.

А теперь по факту, почему в ближайшее время поднимать этот вопрос рано и не целесообразно. На данный момент люди, которые поддерживают легализацию КС, не обращают внимание на ряд проблем, и это в большинстве своем не те проблемы, которые озвучивают противники легализации:

  1. На данный момент нет ни одного нормативного правового акта, которые предлагал бы реальные условия для оборота КС в условиях законодательства РФ.
  2. Нет определения по сертификации и тому, как КС будет регламентирован. Например, если вводить его в законодательство как «охотничье оружие», то придется регулировать длины стволов у другого охотничьего оружия. Если вводить его как оружие самообороны, то придется переписывать весь регламент, так как по факту это уже не «огнестрельное оружие ОГРАНИЧЕННОГО поражения». Если вводить КС в законодательство исключительно как спортивное оружие, отдельным классом, то всё более или менее понятно. Но это может стать тупиковым путем, учитывая, что Спортивные Стрелковые Клубы получат фактически монополию, цены на предоставления услуг взлетят в разы, как и условия получения заветных корочек стрелка спортсмена.
  3. Если мы говорим про КС как оружие самообороны, на данный момент нет ни одной методики подготовки граждан именно с этим классом оружия. И дело не в том, что «перестреляем друг-друга». Речь идет о безопасности третьих лиц. Человек, взявший в руки оружие с целью защиты себя и своих близких, должен быть обучен обращению с этим оружием. И обучен максимально качественно, так как от непрофессиональных действий стрелка в таких ситуациях могут пострадать сторонние люди. Обращение с оружием требует внимательности, дисциплины и не терпит халатности. А это значит, что качество и методики обучения должны быть максимально проработаны.
  4. Наше оружейное сообщество, на данном этапе, слишком разобщенно, чтобы объединиться и решить поставленную задачу. Мы живем в таком обществе, где за нас никто и ничего не сделает. И если мы хотим получить КС, мы должны добиваться этого права. Ставить цели, планомерно решать поставленные задачи и прорабатывать правовые документы. Но сейчас я не вижу ни одной организации, которая возьмет на себя подобный труд.
  5. Изменение настоящего законодательства. На данный момент Закон об Оружии и другие нормативные правовое акты порождают ненужную юридическую казуистику. Закон об Оружии должен максимально прямо регламентировать права и обязанности владельца оружия, а человек, владеющий оружием, должен их знать и соблюдать. К сожалению, большинство из тех, кто получил разной степени уголовное или административное наказание, не знали своих прав или не соблюдали обязанности.

Нельзя просто дать оружие, любое действие в этом плане должно быть максимально взвешено, продумано. Должны быть максимально защищены права владельцев и прописаны их обязанности. Просто «дать» — это дать лишний повод осудить кого-то за неправомерное применение, не соблюдение правил хранения, ношения и транспортировки. Именно по этому правовые вопросы должны быть рассмотрены в первую очередь.

Почему легализация КС произойдет — рано или поздно

На данный момент оружейное сообщество развивается и меняется достаточно быстро. Нельзя сравнить наше комьюнити образца 2000-го года и 2020-го. Владельцы оружия становятся более ответственными и грамотными. Среднестатистический владелец оружия уже не бежит с бутылкой коньяка к участковому, чтобы тот подписал акт, он знает свои права и в случае чего пишет жалобу на ГосУслугах.

Читать еще:  Друг, купи ружьё. Не завтра, не через неделю, а вот прямо сейчас!

Статистика — вещь упрямая, и количество владельцев, которые не регламентировано применили свое оружие, мизерно мало. И тенденция такова, что их количество с каждым годом меньше. Так, например в среде охотников преобладает количество людей, которые берут с собой на охоту не водку, а оранжевый жилет, чтобы не быть случайно подстреленным.

Так что глупо говорить, что наше общество не готово морально.

За последнее десятилетие образ владельца оружия стал образом типичного представителя среднего класса. Это человек ответственный, дисциплинированный и в полной мере понимающий последствия применения оружия.

Для большинства оружие — это хобби выходного дня — выбраться в тир, на стрельбище или на охоту.

Глупо говорить «Власть боится» в стране, где сертифицированы крупнокалиберные винтовки под патрон 12,7 и .50BMG. Если бы «власть боялась» вооруженного гражданина, на прилавках оружейных магазинов не появлялись бы, например, «огражданенные» пулеметы. Власть не смотрела бы сквозь пальцы на «трехосевые» карабины и т.д. Не считаете? Это оружейный рынок, и он развивается, причем достаточно быстро. Кто-нибудь мог в 2000-м году представить, что в нашу страну будут хоть и единично, но ввозить Barrett? Или что AR-15 будут производится в России? Тенденции рынка таковы, что, ища новые ниши сбыта и покупателей, рано или поздно мы неизбежно придем к легализации КС.

Как следствие, легализация КС не повлечет всплеска криминальной активности. Я не знаю ни одного владельца оружия, который покупал бы его для совершения противоправных действий. Да, среди владельцев оружия есть люди, халатно относящиеся к своим обязанностям. Но! — с каждым годом их все меньше и меньше.

(с) фото автора

“Пистолет раздора”: Почему легализация КС в России произойдет

Экспертный доклад, в котором обосновывается право граждан владеть пистолетами и револьверами, представил первый зампред Совета Федерации Александр Торшин. Дискуссия о легализации короткоствольного оружия вышла на новый виток

Политики и эксперты снова ломают копья: давать ли россиянам оружие? Если да, то кому? За скобками — самое главное: вопрос гражданского оружия давно перешел из практической плоскости в политическую. А именно: готовы ли власть и общество доверять друг другу?

Сенатор Торшин предлагает разрешить россиянам приобретать и хранить пистолеты и револьверы, одновременно в разы ужесточив наказание за незаконный оборот и использование оружия. Он подчеркивает: о бесконтрольной раздаче стволов речь не идет. Готовящийся законопроект предусматривает систему лицензирования, обучения и экзаменовки желающих вооружиться, а так- же систему последующего контроля над приобретенным оружием.

Противников гражданского оружия во властных структурах больше, чем сторонников. Поэтому, прежде чем вносить законопроект в Думу, зампред СФ намерен вынести оружейный вопрос на суд общества. Представленный доклад — первый шаг в этом направлении. На ста с лишним страницах эксперты приводят доводы «за». Основные из них — снижение преступности (это доказывает международный опыт) и экономическая выгода от лицензионных сборов, работы производственных и сервисных служб, стрелковой инфраструктуры и т. д.

Общество в коротких штанишках

А вот противники оружия допускают стратегическую ошибку. Из всех возможных аргументов «против» они поднимают на флаг наихудший — доказывают неспособность наших сограждан к адекватному поведению. Если нашим людям дать оружие, они перестреляют друг друга — так звучит их главный довод.

«Если мы хотим в первый год отстрелять половину России, это одно», — говорит президент Международной ассоциации ветеранов подразделений антитеррора «Альфа» Сергей Гончаров, подчеркивая, что «в огромной России, где периферия с утра до вечера употребляет алкоголь с детского возраста до глубоких стариков, а потом выясняет отношения», легализация короткоствольного оружия невозможна.

Дело даже не в том, что это противоречит фактам. Напомним , сейчас на руках россиян до 6,5 млн легальных стволов (охотничьи ружья и карабины), а процент правонарушений среди владельцев оружия равен почти нулю. Даже среди хозяев одиозной «травматики», по словам руководителя движения «Право на оружие» Марии Бутиной, доля правонарушителей не дотягивает до одной десятой процента.

Читать еще:  Лучший нож для выживания. Часть 2: Топ-10 ножей-фикседов

Тезис «мы друг друга перестреляем» похож на хитро расставленную ловушку для власти. Ведь соглашаясь с ним, государство де-факто расписывается в недоверии к гражданскому обществу.

Недоверие рождает недоверие. Одно из господствующих в блогосфере объяснений, почему государство против, звучит приблизительно так: власть боится своих граждан. Этот тезис, кстати, приводят и противники гражданского оружия, намекая на возможность силовых действий со стороны вооруженных людей.

Эксперты уверены: это абсурд. Это образец манипулирования и сталкивания общества с властями, уверен первый вице-президент компании «Росгосстрах» Дмитрий Маркаров. По его словам, в мире владелец оружия — это человек консервативных взглядов, который владеет собственностью, у которого есть семья, есть что терять и есть что защищать. Это точно не те, кто бунтует. Это — опора власти.

Факты на стороне эксперта: сейчас на гражданском рынке России полно образцов, выполненных на базе армейского штурмового оружия. Варианты «народных» дробовиков «Сайга» и «Вепрь» на базе автомата Калашникова стоят на вооружении российских и зарубежных спецчастей. «У нас находится в обороте калибр 12,7 с дальностью стрельбы два километра, — заявил на презентации доклада член экспертной группы Владимир Кислов. — Ни один гражданский бронеавтомобиль любого класса защиты не выдерживает выстрела. Однако ничего не происходит».

Опыт гражданских конфликтов последних лет на территории СНГ показывает, что острота уличных столкновений не связана с наличием легального оружия у граждан. «В 2009 году в Молдавии недовольные люди вышли громить парламент, — вспоминает Александр Торшин, бывший свидетель тех событий. — Оружие там разрешено. Ни одного выстрела». Зато годом позже в Киргизии, где, по словам сенатора, «даже гильзы запрещены», вооруженные автоматами Калашникова всадники разгромили «не только парламент и здание правительства, но и все торговые центры».

…или пистолет согласия

Позиция государства в вопросе об оружии — пусть и не самый важный, но тем не менее существенный контакт власти с обществом. И шаг навстречу со стороны государства имел бы как минимум огромный пропагандистский эффект. Вспомним, как закон о партиях, проголосованный Думой весной этого года, повлиял на настроения в политическом сообществе.

Это не значит, что власти должны немедленно легализовать пистолеты и револьверы. Для начала неплохо было бы перевести дискуссию в рациональное русло. Уйти от оскорбительного «все друг друга перестреляют» и сосредоточиться на реальных технических проблемах. А их немало. Нынешний порядок выдачи разрешений вызывает нарекания даже среди убежденных сторонников гражданского оружия. А предстоит еще разработать систему обязательного обучения кандидатов на получение лицензии, создать инфраструктуру обучения и т.д.

Кстати , Александр Торшин не исключает возможности вынесения вопроса о короткоствольном оружии на референдум. Интересное и перспективное предложение. Задействовать инструмент прямой демократии в таком щекотливом вопросе — сильный жест со стороны государства. Кроме всего, это неплохой тест на самооценку самого общества. Кем себя чувствуют россияне: ответственными гражданами или кем-то еще?

“Пистолет раздора”: Почему легализация КС в России произойдет

Экспертный доклад, в котором обосновывается право граждан владеть пистолетами и револьверами, представил первый зампред Совета Федерации Александр Торшин. Дискуссия о легализации короткоствольного оружия вышла на новый виток

Политики и эксперты снова ломают копья: давать ли россиянам оружие? Если да, то кому? За скобками — самое главное: вопрос гражданского оружия давно перешел из практической плоскости в политическую. А именно: готовы ли власть и общество доверять друг другу?

Сенатор Торшин предлагает разрешить россиянам приобретать и хранить пистолеты и револьверы, одновременно в разы ужесточив наказание за незаконный оборот и использование оружия. Он подчеркивает: о бесконтрольной раздаче стволов речь не идет. Готовящийся законопроект предусматривает систему лицензирования, обучения и экзаменовки желающих вооружиться, а так- же систему последующего контроля над приобретенным оружием.

Противников гражданского оружия во властных структурах больше, чем сторонников. Поэтому, прежде чем вносить законопроект в Думу, зампред СФ намерен вынести оружейный вопрос на суд общества. Представленный доклад — первый шаг в этом направлении. На ста с лишним страницах эксперты приводят доводы «за». Основные из них — снижение преступности (это доказывает международный опыт) и экономическая выгода от лицензионных сборов, работы производственных и сервисных служб, стрелковой инфраструктуры и т. д.

Читать еще:  Рогатка для стрел: оружие для выживания и охоты, или игрушка?

Общество в коротких штанишках

А вот противники оружия допускают стратегическую ошибку. Из всех возможных аргументов «против» они поднимают на флаг наихудший — доказывают неспособность наших сограждан к адекватному поведению. Если нашим людям дать оружие, они перестреляют друг друга — так звучит их главный довод.

«Если мы хотим в первый год отстрелять половину России, это одно», — говорит президент Международной ассоциации ветеранов подразделений антитеррора «Альфа» Сергей Гончаров, подчеркивая, что «в огромной России, где периферия с утра до вечера употребляет алкоголь с детского возраста до глубоких стариков, а потом выясняет отношения», легализация короткоствольного оружия невозможна.

Дело даже не в том, что это противоречит фактам. Напомним , сейчас на руках россиян до 6,5 млн легальных стволов (охотничьи ружья и карабины), а процент правонарушений среди владельцев оружия равен почти нулю. Даже среди хозяев одиозной «травматики», по словам руководителя движения «Право на оружие» Марии Бутиной, доля правонарушителей не дотягивает до одной десятой процента.

Тезис «мы друг друга перестреляем» похож на хитро расставленную ловушку для власти. Ведь соглашаясь с ним, государство де-факто расписывается в недоверии к гражданскому обществу.

Недоверие рождает недоверие. Одно из господствующих в блогосфере объяснений, почему государство против, звучит приблизительно так: власть боится своих граждан. Этот тезис, кстати, приводят и противники гражданского оружия, намекая на возможность силовых действий со стороны вооруженных людей.

Эксперты уверены: это абсурд. Это образец манипулирования и сталкивания общества с властями, уверен первый вице-президент компании «Росгосстрах» Дмитрий Маркаров. По его словам, в мире владелец оружия — это человек консервативных взглядов, который владеет собственностью, у которого есть семья, есть что терять и есть что защищать. Это точно не те, кто бунтует. Это — опора власти.

Факты на стороне эксперта: сейчас на гражданском рынке России полно образцов, выполненных на базе армейского штурмового оружия. Варианты «народных» дробовиков «Сайга» и «Вепрь» на базе автомата Калашникова стоят на вооружении российских и зарубежных спецчастей. «У нас находится в обороте калибр 12,7 с дальностью стрельбы два километра, — заявил на презентации доклада член экспертной группы Владимир Кислов. — Ни один гражданский бронеавтомобиль любого класса защиты не выдерживает выстрела. Однако ничего не происходит».

Опыт гражданских конфликтов последних лет на территории СНГ показывает, что острота уличных столкновений не связана с наличием легального оружия у граждан. «В 2009 году в Молдавии недовольные люди вышли громить парламент, — вспоминает Александр Торшин, бывший свидетель тех событий. — Оружие там разрешено. Ни одного выстрела». Зато годом позже в Киргизии, где, по словам сенатора, «даже гильзы запрещены», вооруженные автоматами Калашникова всадники разгромили «не только парламент и здание правительства, но и все торговые центры».

…или пистолет согласия

Позиция государства в вопросе об оружии — пусть и не самый важный, но тем не менее существенный контакт власти с обществом. И шаг навстречу со стороны государства имел бы как минимум огромный пропагандистский эффект. Вспомним, как закон о партиях, проголосованный Думой весной этого года, повлиял на настроения в политическом сообществе.

Это не значит, что власти должны немедленно легализовать пистолеты и револьверы. Для начала неплохо было бы перевести дискуссию в рациональное русло. Уйти от оскорбительного «все друг друга перестреляют» и сосредоточиться на реальных технических проблемах. А их немало. Нынешний порядок выдачи разрешений вызывает нарекания даже среди убежденных сторонников гражданского оружия. А предстоит еще разработать систему обязательного обучения кандидатов на получение лицензии, создать инфраструктуру обучения и т.д.

Кстати , Александр Торшин не исключает возможности вынесения вопроса о короткоствольном оружии на референдум. Интересное и перспективное предложение. Задействовать инструмент прямой демократии в таком щекотливом вопросе — сильный жест со стороны государства. Кроме всего, это неплохой тест на самооценку самого общества. Кем себя чувствуют россияне: ответственными гражданами или кем-то еще?

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector