0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Новая жизнь легендарной снайперской винтовки СВД

Вторая жизнь СВД: легендарная винтовка и её будущее

В последнее время на выставках, стрельбищах и в боевых частях стали появляться необычные автоматические снайперские винтовки, в которых только профессионал опознает старую добрую СВД — снайперскую винтовку Драгунова, принятую на вооружение в далеком 1963 году.

Винтовку легендарную, но старую, с патроном 7,62 x 54 мм, принятым на вооружение еще в XX веке. Некоторое время назад эта винтовка изменила жизнь Валентину Власенко, пусть расскажет он сам.
14 фот

По первой проблеме картина получалась не очень радостная — в идеале ствол не должен касаться ничего, за исключением ствольной коробки, к которой он и крепится. От газовой каморы избавиться нельзя, но каждая дополнительная точка крепления вносит при выстреле свои паразитные вибрации, что отрицательно сказывается на точности стрельбы.

Когда Евгений Федорович Драгунов разрабатывал свою винтовку, он исходил из того, что вся железная фурнитура, крепящаяся на стволе, должна быть посажена на ствол с минимальным натягом. К сожалению, для гражданской продукции допуски изготовления фурнитуры могут не соблюдаться на порядок. И в итоге из ствола получается «сосиска» с пятью пережатиями — когда ствол нагревается, все эти пережатия начинают работать по-разному от выстрела к выстрелу.

Не надеясь на других.
Проблему с пережатием ствола довольно эффективно лечил знаменитый российский оружейный мастер Геннадий Кожаев, которого стрелки уважительно именуют «Михалычем». За свою работу Геннадий Михайлович назвал цену, соизмеримую с ценой винтовки, и срок в полгода. Если с ценой еще можно было смириться, то сроки не устраивали категорически. Вдобавок не решалась вторая проблема СВД — установка оптики на боковую планку. Эта проблема знакома всем, кто пытается стрелять точно из СВД на большие дистанции: винтовка собирает группу, но каждый день эта группа может оказаться в новом месте, средняя точка попадания — СТП — «гуляет» по мишени. Поэтому пришлось взяться за дело самому. Намучившись, снял всю фурнитуру со ствола своей СВД, и у меня остался голый ствол. Первую версию своей винтовки сделал в черновом варианте, используя сварку, куски стали и цевье от HK417. Весил этот франкенштейн килограммов шесть, но главное — он начал стрелять!

Следующие три месяца я рисовал кит — набор деталей, заменяющих заводские и устраняющих описанные проблемы. Потом еще три месяца искал, кто возьмется его делать и, наконец, отфрезировал первую версию шасси. Изначально думал сделать по принципу шасси SAGE EBR для американской автоматической винтовки M14, стоявшей на вооружении армии США в 1950—1960 годах. Оно представляет собой большую «чашку», в которую кладется винтовка. Но для этого пришлось бы менять много дополнительных деталей: чеку крышки, флажок предохранителя — по существу, количество изменяемых деталей «тянули» на новую винтовку и точно перечеркивали возможность самостоятельной установки шасси. А это был один из принципиальных моментов, пользователь должен иметь возможность поставить шасси сам с помощью подручных инструментов без затрагивания основных частей.

Поэтому я остановился на трехкомпонентном шасси. Его центральный элемент — несущая стальная муфта, крепящаяся на выступе из ствольной коробки. При этом ствол проходит сквозь муфту. Второй основной элемент — верхняя «планка» (в терминах стрелков из AR15 — «аппер»). Данный элемент представляет собой алюминиевую чашку с планкой Пикатинни длиной 460 мм сверху, имеющую крепление на штатный боковой ластохвост коробки и одновременное крепление сверх/с боков на уже установленную стальную муфту. Это превращает «аппер» в несущую двухарочную конструкцию для оптики, одновременно добавляя жесткости ствольной коробке. Третий элемент шасси — нижнее полуцевье, соединяющееся с муфтой и аппером. Поскольку верхняя планка для крепления оптики опустилась, базовая крышка требует обрезания — ведь теперь она запирается встык с аппером. На эти жертвы пришлось пойти для обеспечения лучшей эргономики итогового изделия — общий вертикальный габарит винтовки не изменился. При этом неполная разборка для чистки и обслуживания винтовки производится как обычно, но без необходимости демонтировать оптику. Серьезным блоком конструкторских работ неожиданно стало патентование: не нарушить чужую интеллектуальную собственность, но при этом и защитить свои идеи так же важно, как и выпустить изделие в продажу.

Получилось!
Процесс увлек — сейчас пойдет в производство уже восьмая версия нашего шасси. Постоянно находим, что можно еще улучшить. Например, выяснилось, что у большинства СВД ствол смотрит влево-вниз. И если мы делаем верхнюю планку соосно коробке, то в некоторых «экстремальных» случаях начинает не хватать поправок на прицеле для дальней стрельбы и требуются специализированные кронштейны для крепления прицела. Поэтому в новой версии вся планка у нас выфрезерована со скосом на необходимые 20 угловых минут. Этот косяк нам показали, кстати, ребята, несущие службу в специальных частях, которые сейчас гоняют предоставленные им образцы «и в хвост, и в гриву».

Высота планки Пикатинни сделана такой, что стрелок может использовать стандартные AR-кронштейны (сделанные для винтовки AR-15) под прицел или коллиматор и ему не надо ничего подгонять — все будет подходить по высоте. Для комплекта шасси мы сделали переходник, который поднимает ось приклада, выравнивая его с осью канала ствола, чтобы отдача не крутила винтовку вверх и вбок. Плюс разработали и выпустили газовую камеру с возможностью регулировки объема газа, идущего на перезарядку. Многим гражданским стрелками эта функция оказалась необходима.

Поначалу думал, что сделаю десять китов для себя и своих друзей, Но за партию меньше чем в 50 комплектов ни одно производство не бралось. Пришлось делать 50 комплектов. С учетом затрат на разработку, патентование, установочные детали, ошибки и недобросовестность поставщиков эта партия вышла «золотой». Часть отдали военным на тесты, часть — своим стрелкам, но, к счастью, вся партия разошлась за пару месяцев. Вторую партию разобрали друзья друзей. Часть комплектов ушло на призы стрелкам на соревнованиях. Сейчас делаем уже четвертую партию специально для военных.

Лучшим комплиментом для нас стало то, что СВД в нашем шасси сравнивают с Heckler & Koch HK417. Экономические расчеты тоже в нашу пользу. «Немца» сейчас дешевле 360 000 рублей в России не купишь. Гражданская версия СВД (карабин «Тигр») стоит от 40 000 рублей, наш кит — 60 000. Итог: 100 000 рублей. Можно поставить кит в мастерской — три часа работы и 10 000 рублей. Патроны же дешевле в семь-десять раз (!).

Теперь о стрельбе. Heckler & Koch HK417 дает 1,5 угловой минуты (показатель точности оружия) по десяти выстрелам армейскими матчевыми боеприпасами, но весит при этом под 5 кг с 20-дюймовым стволом. Наша же с 24-дюймовым стволом весит 4,2 кг. При этом она укладывает 10 снайперских патронов 7Н14 в 1,2−1,5 угловой минуты. Валовым же боеприпасом — в 1,5−2 угловых минуты. И позволяет без демонтажа основного прицела использовать весь спектр ночных и тепловизионных насадок, дальномеров и прочих аксессуаров, без которых немыслим современный полуавтоматический комплекс для дальней стрельбы. Так что списывать на пенсию легендарную СВД пока рано — надеюсь, она еще неплохо постреляет.

Снайперская винтовка Драгунова создавалась не для снайперов в современном смысле этого слова, а для самых метких, точных стрелков в обычном воинском подразделении

Главная задача современных снайперов, работающих, как правило, парами или группами, — поражение важных целей с минимальным расходом боеприпасов на максимальной дальности. Используют они в основном винтовки с поворотно-скользящим затвором с ручным перезаряжанием, очень мощные патроны, дорогие прицельные комплексы, дальномеры и метеостанции. Меткие же стрелки работают с ходу, в боевых порядках, на расстояниях до 600 метров, и главные требования к их оружию — точность и высокая плотность огня. Именно под эти характеристики и создавалась СВД.

Читать еще:  Инициация "погребение воина"

Как можно адаптировать СВД под новые реалии, увеличить точность, видно на примере винтовки Власенко. А компания IWT («Инновационные оружейные технологии») предлагает прицельные приспособления, которые в современном бою не менее важны, чем само оружие и боеприпасы. А для метких стрелков их значение вообще трудно переоценить, так как по навыкам высокоточной стрельбы они сильно уступают снайперам-профессионалам.

Vampire ST легко интегрируется с тактическим оптическим прицелом (на фотографии с одним из лучших отечественных прицелов Dedal DH 3−12 x 50), сопрягается с механизмом ввода вертикальных поправок и обеспечивает мгновенный автоматический расчет вертикальных и горизонтальных поправок. На встроенном OLED-дисплее отображается вычисленное значение поправок, дистанция до цели, а также дистанция точного выстрела для текущего положения барабана вертикальных поправок. У стрелка есть два варианта действия: если позволяет время, ввести нужные поправки или же мгновенно сделать нужный вынос, руководствуясь картинкой на дисплее.

Vampire ST опционально комплектуется лазерным дальномером IWT, который связывается с баллистическим модулем по кабелю или радиоканалу. В итоге стрелку нужно только навестись на цель, нажать кнопку дальномера, ввести поправки или вынести на нужные значения перекрестье прицела и нажать на спусковой крючок.

И если Sheitan предназначен для высококлассных снайперов (да и не все они могут позволить себе это техническое чудо), то Demon — идеальное решение для наших точных стрелков. В небольшом комплексе уместились тепловизионный прицел, высокоселективный лазерный дальномер, прибор фото- и видеофиксации, баллистический калькулятор, навигационный комплекс и (опционально) метеостанция. Перечень всего, на что способен Demon, занимает целую страницу, но на практике это выглядит так: наводишь перекрестье на цель, нажимаешь на спусковой крючок, и пуля попадает точно в то место, где было перекрестье. Расчет внешней баллистики, дальности до цели, угла места цели, влияния погодных условий, ветра и даже деривации и эффекта Кориолиса — все это мгновенно делает сам Demon. Похоже на фантастику, но мы стреляли — это реальность. Но почему тогда это не прибор настоящего снайпера? Дело в том, что Demon детектирует цель на расстоянии 1500 м, а вот надежно идентифицировать ее может только на 180 м. Именно на таких расстояниях в полной темноте и работают точные стрелки.

Ну это ты загнул насчет 19 века.

Тут на сайте много таких как ты любителей старины))) один рассказывал что он с скс выстрелит и попадёт быстрее, чем стрелок их АК-74 с коллиматором)))

А по сути — пост о натягивании свд в другую весовую категорию.
Задача ротного снайпера — пулеметные расчеты, офицеры, расчёты коллективного оружия и гранатометчики.

Это дистанции до 600 метров. Причём стрелку не проблема быстро отстрелять весь магазин, а не пыжиться с одним выстрелом.

Обновленная СВД: как изменили легендарную снайперскую винтовку

Евгений Драгунов входит в триумвират советских конструкторов, чье оружие находится в штате каждого взвода, каждой роты и знакомо любому солдату. Наряду с пистолетом Макарова, автоматом и пулеметом Калашникова снайперская винтовка Драгунова (СВД) олицетворяет золотой век отечественной конструкторской школы, когда советское оружие снискало славу не только передового по задумке, но также тщательно произведенного и исключительно надежного. «Советское – значит отличное!» – этот рекламный лозунг как нельзя лучше подходит для военной продукции СССР.

В день рождения Евгения Федоровича (сегодня конструктору исполнилось бы 97 лет) «Звезда» рассказывает о прошлом, настоящем и неожиданном будущем его оружия.

Принятая на вооружение в 1963 году, СВД стала не только первой в мире самозарядной снайперской винтовкой, как принято считать, но и вообще первой, спроектированной с нуля для нужд армии. До нее – а на Западе и спустя пару десятилетий после появления СВД – оружие для снайперов отбиралось по кучности боя из валовых армейских винтовок и даже охотничьих карабинов.

Конечно, новаторское оружие появилось в СССР не на пустом месте, не как личная инициатива конструктора, а для обеспечения передовой войсковой тактики. Если вы слышали термин «марксмен» (marksman), обозначающий стрелка, поддерживающего точным огнем действия подразделения, то знайте, что пионером этой концепции был Советский Союз. Только специального слова для нее не придумали: в русскоязычной военной терминологии «меткий стрелок» остался «снайпером», хотя их задачи различаются.

Отсюда недопонимание и даже насмешки: зачем, мол, на СВД сделано крепление для штыка? Не снайперское это дело! Однако меткий стрелок не на привилегированном положении: он действует в составе отделения и, случись что, рукопашной ему не избежать. Этим объясняются и средние, особенно по меркам спортивного оружия, характеристики боя СВД. Винтовка была создана для решения «общеармейских» задач – поражения целей (пулеметных расчетов, офицеров противника и так далее), находящихся на дистанции действительного противостояния. А не для стрельбы в яблочко.

Классические снайперы, действующие индивидуально или в составе небольших групп, после Второй мировой войны в СССР были упразднены. Военные теоретики посчитали, что на поле боя Третьей мировой заметной роли они не сыграют. С чем не поспоришь: оружие массового поражения сделало невозможным длительную позиционную войну, которая породила снайперов в начале XX века. Казалось, дни «охотников за головами», высматривающих в оптический прицел неосторожных солдат у вражеских окопов, бесповоротно канули в Лету.

Однако тень нового глобального конфликта, в конце концов, рассеялась, уступив место множеству локальных столкновений. Изменилась и войсковая тактика: антитеррористические кампании последних десятилетий вдохнули новую жизнь в ремесло снайпера. Там, где ракетное вооружение бесполезно из-за своей избыточной мощи, на первый план выходят бойцы спецподразделений.

Для схваток с боевиками спецназу требуется не только выучка, но и техническое превосходство – и тут, увы, винтовка Драгунова – плохое подспорье. Дело в том, что СВД «не дружит» с современной оптикой. Созданная для работы в паре с легким прицелом ПСО-1, винтовка не обеспечивает стабильного крепления прицелов, значительно превосходящих его по массе. При этом сам ПСО-1 за полвека с лишним устарел буквально по всем параметрам.

Проблема в ствольной коробке: она представляет собой перевернутую букву «П», закрытую крышкой. Сверху прицел разместить нельзя, так как крышка не является силовым элементом и при стрельбе «гуляет». Кронштейн установлен с левого бока, но даже фрезерованные стенки коробки не обеспечивают необходимой жесткости в случае с тяжелым прицелом. Люфт не увидеть, не почувствовать пальцами, однако микроскопические отклонения приводят к тому, что средняя точка попадания смещается.

То, что винтовка Драгунова современным требованиям не отвечает, стало ясно давно: в 2015 году Воздушно-десантные войска даже заявили об отказе от СВД. А год спустя концерн «Калашников» наконец анонсировал полноценного преемника – снайперскую винтовку Калашникова (СВК).

Вы спросите: при чем же тут Калашников, если статья об оружии Евгения Драгунова? Совершенно ни при чем: буква «К» в аббревиатуре – это отсылка к концерну, а не конструктору. В основе СВК, как ни удивительно, лежит опытный малогабаритный автомат (МА) Драгунова, представленный им на конкурс «Модерн» в 1973 году. Тогда победил и был принят на вооружение АКСУ – укороченная модификация обычного АК. Чертежи интереснейшего МА легли на полку, где и пролежали 40 с лишним лет.

Читать еще:  Пистолет-пулемёт K-50M (Вьетнам)

Видимо, тогда оружие показалось чересчур новаторским: словно предвосхищая грядущие проблемы, Драгунов отказался от привычной компоновки. В отличие от СВД силовым элементом МА является не низ, а верх коробки – крышка, представляющая собой стальную пластину, жестко соединенную со стволом. Сверху на ней размещены прицельные приспособления, а с обратной стороны сделаны направляющие для затвора, так что рама и возвратный механизм висят в воздухе. Нижняя часть оружия – это кожух, отлитый из бакелита. В нем размещен ударно-спусковой механизм и к нему крепится приклад. Кожух и несущий верх соединены шарниром – при разборке МА переламывается, как двухстволка.

Если учесть, что МА унаследовал автоматику СВД, прекрасно себя зарекомендовавшую, конструкторам концерна «Калашников» только и оставалось, что увеличить малогабаритный автомат до размеров снайперской винтовки, заменив мушку и целик универсальной планкой Picatinny, пригодной для крепления любой современной оптики.

Конечно, это шутка: в процессе создания оружие сменило калибр с автоматного на винтовочный, были разработаны регулируемый приклад и газоотводный механизм, адаптированный для стрельбы с глушителем – проделана большая инженерная работа. Однако кажется символичным, что в основе новой снайперской винтовки, как 50 лет назад, лежит конструкция Евгения Драгунова – последняя работа, которую прославленный оружейник исполнил от чертежа до опытного образца.

Конечно, сложно представить, что СВК полностью сменит СВД в ближайшем будущем. Складские запасы едва ли отправят в переплавку, так что в войсках винтовка Драгунова еще долго будет основной рабочей лошадкой пехотных снайперов. Актуальным является вопрос модернизации имеющихся винтовок – и тут на помощь военным неожиданно пришли гражданские любители оружия.

Несколько лет над улучшением характеристик ОЦ-32 (аналог СВД для гражданского рынка) задумался мастер спорта по стрельбе Валентин Власенко. Имея за плечами инженерное образование, он разработал и наладил выпуск шасси, представляющего собой несущую конструкцию, закрепленную на ствольной коробке вокруг ствола и боковом кронштейне. Винтовка словно прячется в жесткий алюминиевый кофр, снабженный направляющими Picatinny и KeyMod – для крепления разнообразной фурнитуры, от оптических прицелов до лазерных целеуказателей, дальномеров и фонарей.

Как рассказал Власенко «Звезде», шасси позволяет адаптировать винтовку под конкретную задачу путем установки «ночных» или тепловых предобъективных насадок, что превращает СВД во всепогодный снайперский комплекс. Схожим образом в 2008 году американцы модернизировали винтовку М-14, принятую на вооружение в 50-х годах прошлого века. Однако вес оружия с установленным шасси SAGE EBR Chassis подскочил почти до шести килограммов, в то время как модернизированная СВД лишь немногим тяжелее «голой» – 4,2 килограмма против 3,9.

В настоящее время шасси для СВД проходит испытания в Солнечногорском центре огневой подготовки снайперов и находится на апробации в частях специального назначения.

Вторая жизнь СВД: легендарная винтовка и её будущее

В последнее время на выставках, стрельбищах и в боевых частях стали появляться необычные автоматические снайперские винтовки, в которых только профессионал опознает старую добрую СВД — снайперскую винтовку Драгунова, принятую на вооружение в далеком 1963 году. Винтовку легендарную, но настолько старую, что многие давно считают правильным отправить ее в музей вместе с патроном 7,62 x 54 мм, принятым на вооружение еще в XIX веке. Некоторое время назад с этим был согласен и Валентин Власенко. Почему его мнение изменилось, пусть расскажет он сам.

Давно с разной степенью успешности я занимаюсь стрельбой из карабина. Достреляв до мастера спорта по практической стрельбе, открыл для себя и высокоточную стрельбу. При этом любовь к полуавтоматическим винтовкам осталась. Но когда цена на матчевые боеприпасы .308 калибра зашкалила за 200 рублей за выстрел, я решил, что мне нужно импортозамещение — русский полуавтомат под отечественный патрон 7,62 x 54 мм. Этот патрон меня устраивал — он прекрасно работал из болтовых (с продольно-скользящим поворотным затвором) винтовок, например СВ-98 и МЦ116. Польстившись на рекламу, купил гражданскую версию СВД — «родную», всю в заводских клеймах, 1967 года выпуска. Это легенда, с ней старшие братья одноклассников в Афгане воевали. Поставил на нее прицел и на 100 м собрал группу в 9 см. АК-47 собирает лучше. В общем, я очень расстроился, потому что винтовку купил за $3000 — легенды дешевыми не бывают. Написал продавцу, на что получил ответ, что просто не умею стрелять. Посмеялся над ответом. Надо было что-то делать, тем более что тюнингом оружия я занимаюсь давно — начинал с углепластиковых винтовочных лож, после чего занялся алюминиевыми цевьями для Heckler & Koch HK417. Разобрал, стал смотреть, что можно сделать. Две главные проблемы СВД — не вывешенный ствол и боковое крепление оптики, на котором даже самый идеальный кронштейн «гуляет».

По первой проблеме картина получалась не очень радостная — в идеале ствол не должен касаться ничего, за исключением ствольной коробки, к которой он и крепится. От газовой каморы избавиться нельзя, но каждая дополнительная точка крепления вносит при выстреле свои паразитные вибрации, что отрицательно сказывается на точности стрельбы.

Когда Евгений Федорович Драгунов разрабатывал свою винтовку, он исходил из того, что вся железная фурнитура, крепящаяся на стволе, должна быть посажена на ствол с минимальным натягом. К сожалению, для гражданской продукции допуски изготовления фурнитуры могут не соблюдаться на порядок. И в итоге из ствола получается «сосиска» с пятью пережатиями — когда ствол нагревается, все эти пережатия начинают работать по-разному от выстрела к выстрелу.

Валентин Власенко — человек, который вдохнул вторую жизнь в СВД. Теперь и вы знаете его в лицо. А не только снайперы.

Не надеясь на других

Проблему с пережатием ствола довольно эффективно лечил знаменитый российский оружейный мастер Геннадий Кожаев, которого стрелки уважительно именуют «Михалычем». За свою работу Геннадий Михайлович назвал цену, соизмеримую с ценой винтовки, и срок в полгода. Если с ценой еще можно было смириться, то сроки не устраивали категорически. Вдобавок не решалась вторая проблема СВД — установка оптики на боковую планку. Эта проблема знакома всем, кто пытается стрелять точно из СВД на большие дистанции: винтовка собирает группу, но каждый день эта группа может оказаться в новом месте, средняя точка попадания — СТП — «гуляет» по мишени. Поэтому пришлось взяться за дело самому. Намучившись, снял всю фурнитуру со ствола своей СВД, и у меня остался голый ствол. Первую версию своей винтовки сделал в черновом варианте, используя сварку, куски стали и цевье от HK417. Весил этот франкенштейн килограммов шесть, но главное — он начал стрелять!

Следующие три месяца я рисовал кит — набор деталей, заменяющих заводские и устраняющих описанные проблемы. Потом еще три месяца искал, кто возьмется его делать и, наконец, отфрезеровал первую версию шасси. Изначально думал сделать по принципу шасси SAGE EBR для американской автоматической винтовки M14, стоявшей на вооружении армии США в 1950—1960 годах. Оно представляет собой большую «чашку», в которую кладется винтовка. Но для этого пришлось бы менять много дополнительных деталей: чеку крышки, флажок предохранителя — по существу, количество изменяемых деталей «тянули» на новую винтовку и точно перечеркивали возможность самостоятельной установки шасси. А это был один из принципиальных моментов, пользователь должен иметь возможность поставить шасси сам с помощью подручных инструментов без затрагивания основных частей.

Более ранняя версия СВД Власенко,
в которой еще можно угадать донора — СВДС со складывающимся прикладом. Роботизированный тепловизионный прицел Demon дает вам ночью многократное преимущество перед противником, такого прицела не имеющим. Правда, и стоит он как несколько снайперских винтовок.

Читать еще:  Гейб Суарез: О дробовиках, их оптимизации и тактике применения

Поэтому я остановился на трехкомпонентном шасси. Его центральный элемент — несущая стальная муфта, крепящаяся на выступе из ствольной коробки. При этом ствол проходит сквозь муфту. Второй основной элемент — верхняя «планка» (в терминах стрелков из AR15 — «аппер»). Данный элемент представляет собой алюминиевую чашку с планкой Пикатинни длиной 460 мм сверху, имеющую крепление на штатный боковой ластохвост коробки и одновременное крепление сверх/с боков на уже установленную стальную муфту. Это превращает «аппер» в несущую двухарочную конструкцию для оптики, одновременно добавляя жесткости ствольной коробке. Третий элемент шасси — нижнее полуцевье, соединяющееся с муфтой и аппером. Поскольку верхняя планка для крепления оптики опустилась, базовая крышка требует обрезания — ведь теперь она запирается встык с аппером. На эти жертвы пришлось пойти для обеспечения лучшей эргономики итогового изделия — общий вертикальный габарит винтовки не изменился. При этом неполная разборка для чистки и обслуживания винтовки производится как обычно, но без необходимости демонтировать оптику. Серьезным блоком конструкторских работ неожиданно стало патентование: не нарушить чужую интеллектуальную собственность, но при этом и защитить свои идеи так же важно, как и выпустить изделие в продажу.

Процесс увлек — сейчас пойдет в производство уже восьмая версия нашего шасси. Постоянно находим, что можно еще улучшить. Например, выяснилось, что у большинства СВД ствол смотрит влево-вниз. И если мы делаем верхнюю планку соосно коробке, то в некоторых «экстремальных» случаях начинает не хватать поправок на прицеле для дальней стрельбы и требуются специализированные кронштейны для крепления прицела. Поэтому в новой версии вся планка у нас выфрезерована со скосом на необходимые 20 угловых минут. Этот косяк нам показали, кстати, ребята, несущие службу в специальных частях, которые сейчас гоняют предоставленные им образцы «и в хвост, и в гриву».

Одну из последних версий СВД Власенко
можно опознать по переходнику, который поднимает ось приклада, выравнивая его с осью канала ствола. По магазину знатоки также могут догадаться, что данная модель создана под натовский патрон .308 (7,62 х 51), выпуск которого с успехом освоили наши патронные заводы.

Высота планки Пикатинни сделана такой, что стрелок может использовать стандартные AR-кронштейны (сделанные для винтовки AR-15) под прицел или коллиматор и ему не надо ничего подгонять — все будет подходить по высоте. Для комплекта шасси мы сделали переходник, который поднимает ось приклада, выравнивая его с осью канала ствола, чтобы отдача не крутила винтовку вверх и вбок. Плюс разработали и выпустили газовую камеру с возможностью регулировки объема газа, идущего на перезарядку. Многим гражданским стрелками эта функция оказалась необходима.

Поначалу думал, что сделаю десять китов для себя и своих друзей, Но за партию меньше чем в 50 комплектов ни одно производство не бралось. Пришлось делать 50 комплектов. С учетом затрат на разработку, патентование, установочные детали, ошибки и недобросовестность поставщиков эта партия вышла «золотой». Часть отдали военным на тесты, часть — своим стрелкам, но, к счастью, вся партия разошлась за пару месяцев. Вторую партию разобрали друзья друзей. Часть комплектов ушло на призы стрелкам на соревнованиях. Сейчас делаем уже четвертую партию специально для военных.

Лучшим комплиментом для нас стало то, что СВД в нашем шасси сравнивают с Heckler & Koch HK417. Экономические расчеты тоже в нашу пользу. «Немца» сейчас дешевле 360 000 рублей в России не купишь. Гражданская версия СВД (карабин «Тигр») стоит от 40 000 рублей, наш кит — 60 000. Итог: 100 000 рублей. Можно поставить кит в мастерской — три часа работы и 10 000 рублей. Патроны же дешевле в семь-десять раз (!).

Теперь о стрельбе. Heckler & Koch HK417 дает 1,5 угловой минуты (показатель точности оружия) по десяти выстрелам армейскими матчевыми боеприпасами, но весит при этом под 5 кг с 20-дюймовым стволом. Наша же с 24-дюймовым стволом весит 4,2 кг. При этом она укладывает 10 снайперских патронов 7Н14 в 1,2−1,5 угловой минуты. Валовым же боеприпасом — в 1,5−2 угловых минуты. И позволяет без демонтажа основного прицела использовать весь спектр ночных и тепловизионных насадок, дальномеров и прочих аксессуаров, без которых немыслим современный полуавтоматический комплекс для дальней стрельбы. Так что списывать на пенсию легендарную СВД пока рано — надеюсь, она еще неплохо постреляет.

Снайперская винтовка Драгунова создавалась не для снайперов в современном смысле этого слова, а для самых метких, точных стрелков в обычном воинском подразделении.

Главная задача современных снайперов, работающих, как правило, парами или группами, — поражение важных целей с минимальным расходом боеприпасов на максимальной дальности. Используют они в основном винтовки с поворотно-скользящим затвором с ручным перезаряжанием, очень мощные патроны, дорогие прицельные комплексы, дальномеры и метеостанции. Меткие же стрелки работают с ходу, в боевых порядках, на расстояниях до 600 метров, и главные требования к их оружию — точность и высокая плотность огня. Именно под эти характеристики и создавалась СВД.

Как можно адаптировать СВД под новые реалии, увеличить точность, видно на примере винтовки Власенко. А компания IWT («Инновационные оружейные технологии») предлагает прицельные приспособления, которые в современном бою не менее важны, чем само оружие и боеприпасы. А для метких стрелков их значение вообще трудно переоценить, так как по навыкам высокоточной стрельбы они сильно уступают снайперам-профессионалам.

Vampire ST — легкий и компактный встраиваемый баллистический калькулятор нового поколения.

Он легко интегрируется с тактическим оптическим прицелом (на фотографии с одним из лучших отечественных прицелов Dedal DH 3−12 x 50), сопрягается с механизмом ввода вертикальных поправок и обеспечивает мгновенный автоматический расчет вертикальных и горизонтальных поправок. На встроенном OLED-дисплее отображается вычисленное значение поправок, дистанция до цели, а также дистанция точного выстрела для текущего положения барабана вертикальных поправок. У стрелка есть два варианта действия: если позволяет время, ввести нужные поправки или же мгновенно сделать нужный вынос, руководствуясь картинкой на дисплее.

Vampire ST опционально комплектуется лазерным дальномером IWT, который связывается с баллистическим модулем по кабелю или радиоканалу. В итоге стрелку нужно только навестись на цель, нажать кнопку дальномера, ввести поправки или вынести на нужные значения перекрестье прицела и нажать на спусковой крючок.

Demon — младший брат автоматизированного тепловизионного прицельного комплекса Sheitan, о котором мы уже не раз рассказывали на страницах нашего журнала.

И если Sheitan предназначен для высококлассных снайперов (да и не все они могут позволить себе это техническое чудо), то Demon — идеальное решение для наших точных стрелков. В небольшом комплексе уместились тепловизионный прицел, высокоселективный лазерный дальномер, прибор фото- и видеофиксации, баллистический калькулятор, навигационный комплекс и (опционально) метеостанция. Перечень всего, на что способен Demon, занимает целую страницу, но на практике это выглядит так: наводишь перекрестье на цель, нажимаешь на спусковой крючок, и пуля попадает точно в то место, где было перекрестье. Расчет внешней баллистики, дальности до цели, угла места цели, влияния погодных условий, ветра и даже деривации и эффекта Кориолиса — все это мгновенно делает сам Demon. Похоже на фантастику, но мы стреляли — это реальность. Но почему тогда это не прибор настоящего снайпера? Дело в том, что Demon детектирует цель на расстоянии 1500 м, а вот надежно идентифицировать ее может только на 180 м. Именно на таких расстояниях в полной темноте и работают точные стрелки.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector