7 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

История выживания: Яков Миньков. 7 лет на острове Беринга

Арктическая мгла

Четверо моряков прожили семь лет на необитаемом острове архипелага Шпицбергена

В середине XVIII века четверо российских моряков-поморов провели почти семь лет на одном из островов северного архипелага Шпицберген. Их историю с их слов записал академик петербуржской академии наук Пьер Людовик Ле Руа. «Лента.ру» рассказывает, как этим людям удалось выжить в ледяной пустыне.

Чудесное спасение

Три человека на берегу были заняты рутиной — выживанием. Впрочем, через семь лет все казалось привычным — и постоянный холод, и изба, которую можно было топить только по-черному, когда дым из печи выходил прямо в помещение, а потом через окна, и постоянная угроза того, что в сени ввалится белый медведь.

Но сегодня все было по-другому, ведь на горизонте появился парус, впервые за все эти годы. Как потом выяснилось, судно шло из Архангельска и ветром его, по счастью, прибило к восточному Шпицбергену, где судоходства практически не было. Там, на острове Малый Брун, и жили три моряка, в таких условиях, в которых Робинзон Крузо Даниэля Дефо не прожил бы и пары суток.

Страдальцы, облаченные в одежду из шкур диких животных, которую они шили сами, сначала не поверили своему счастью, а потом развели бурную деятельность: стали жечь костры, кричать и подавать знаки команде корабля, опасаясь, что их не заметят. На счастье, их не только заметили — несмотря на чрезвычайно опасную прибрежную навигацию, судно пристало к берегу и забрало людей. На корабль погрузили все, что нажили северные робинзоны за долгие годы: олений жир, шкуры песцов, медведей и оленей, а также оружие и инструменты, которые они изготовили самостоятельно.

Так завершилась долгая эпопея для Алексея и Ивана Химковых, а также Степана Шарапова. Но впервые они высадились на этот остров семь лет назад вчетвером. Сейчас с ними не было их товарища Федора Веригина — и удивительно, что в бою с жестокой природой они потеряли только его.

Вчетвером на острове

Изначально экипаж судна, которое в северные воды в 1743 году отправил купец Еремей Окладников, состоял из 14 человек. Задача стояла рутинная — выловить как можно больше морских животных, мясо которых ценилось и хорошо шло за рубеж. В течение нескольких дней погода благоприятствовала морякам, и они шли к Большому Бруну — той части архипелага Шпицберген, где бойко шел международный промысел. Увы, парусные суда повинуются воле ветра, который изменил направление на девятый день экспедиции. В результате их прибило к острову Малый Брун, к которому практически никто не подходил, да вдобавок они попали в ледяную ловушку.

Никого, кроме диких животных, на острове не было, однако некоторое время назад тут зимовали и охотились поморы, выстроившие на Малом Бруне небольшую избушку из привезенных стройматериалов. На ее поиски и направился отряд, состоявший из Алексея, Ивана, Степана и Федора, оставив товарищей на корабле. До острова было несколько километров, которые путешественники преодолели по льду, пробираясь через торосы и стараясь не угодить в трещины между льдинами.

Избу, и достаточно просторную, они действительно обнаружили, причем в ней была печь. Поскольку уже темнело, моряки решили заночевать тут, а утром направились к товарищам, чтобы обрадовать их и начать переносить в жилище инструменты и продовольствие. Однако их ждал первый удар: стоя на берегу, они обнаружили перед собой чистое ледяное поле. Ночная буря перетасовала торосы, среди которых сгинуло судно.

Четверке, отправившейся на берег, конечно, повезло — по сравнению с погибшими товарищами. Впрочем, положение сложно было назвать завидным. С собой у них было одно ружье, 12 пуль, топор, котелок, мешочек с мукой, жаровня, немного табака, а также нож и трут — с такими припасами на острове, представляющем собой заснеженную пустыню, долго продержаться невозможно.

Вечная мерзлота, горы, скалы. И еще мох — больше там ничего не росло. Кое-где глинистая почва и, на счастье северных робинзонов, множество родников, так что в питьевой воде они недостатка не испытывали. Людей на острове, конечно же, не было, зато были олени, моржи, песцы и белые медведи. Мясом первых поселенцы и питались в первое время — они подстрелили оленей с помощью тех пуль и зарядов, которые у них были, однако вопрос о том, что делать, когда эти припасы иссякнут, встал сразу.

Когда мясо уже заканчивалось, робинзонам внезапно улыбнулась удача: они нашли на берегу доску со вбитыми в нее гвоздями и металлическим крюком. Из крюка, вогнав в его отверстие рукоятку, получили молот, с помощью которого выковали на булыжнике два металлических наконечника для рогатин, а в качестве щипцов использовали рога оленя. После рогатин сделали и луки, а тетивой послужили сухожилия белых медведей.

Кстати, о медведях. Лишь одного из этих животных моряки убили по собственной инициативе. Ещё девять поплатились за желание поживиться их припасами — а то и самими людьми. Они ломились в сени избушки, поэтому без рогатины наружу лучше было не выходить.

Печь топили отсыревшими обломками кораблей, которые прибивало к берегу. Их было немного, и потому поселенцы постоянно боялись, что, если огонь в очаге потухнет, разжечь его будет нечем — хотя кремень был, трут закончился. Поэтому специально для поддержания источника огня они изготовили глиняную лампу, куда заливали медвежий жир, а в качестве фитиля использовали грубые нити, выдернутые из исподнего.

Фото: РИА Новости

Поскольку топливо приходилось экономить, прожаривать мясо до конца не получалось и поселенцы ели его полусырым. Потом, правда, придумали способ копчения про запас — подвешивали куски под потолок, где скапливался дым от печки.

Так или иначе, диета моряков не отличалась разнообразием, что привело к цинге. Чтобы хоть как-то защититься от болезни, они стали есть ложечную траву и пить теплую оленью кровь, а также больше двигаться. Увы, цинги избежать не удалось, а один из матросов, Федор Веригин, умер, несмотря на то что его товарищи ухаживали за ним так внимательно, как могли, когда он уже практически не мог двигаться. Поэтому, когда через два года спасительный корабль подошел к острову, его команда застала на нем только трех поселенцев.

Читать еще:  События в Кёльне, как символ новой Европы

Интересно, что находясь на острове, моряки вели достаточно точный счет дням, несмотря на полярную ночь — их календарь отставал на момент отплытия всего на два дня. Следил за ним капитан Алексей Химков, определявший ход времени по звездам.

Недоверие и книга

Корабль, спасший северных робинзонов, прибыл в Архангельск 28 сентября 1749 года. Когда судно швартовалось, они, облаченные в диковинные одежды из шкур животных, стояли на палубе, а на берегу, среди встречающих, находилась жена Алексея Химкова, узнавшая мужа, которого, как она считала, давно нет в живых. Не помня себя от счастья, она бросилась в воду, чтобы вплавь добраться до корабля, и чуть было не утонула, но, к счастью, все обошлось.

Каким же образом эта история дошла до наших дней? Французскому историку, академику петербургской академии наук Пьеру Людовику Ле Руа удалось заполучить привезенные вещи спасенных, и он заинтересовался тем, как жили попавшие на остров моряки. Ле Руа встретился с ними и с их слов написал книгу «Приключения четырех российских матросов, к острову Ост-Шпицбергену бурею принесенных, где они шесть лет и три месяца прожили».

Впоследствии академики, усомнившиеся в их свидетельствах, вызвали Алексея и Ивана Химковых в Санкт-Петербург и дополнительно расспросили их обо всем, уверившись в точности показаний. Позже специально снаряженные экспедиции нашли на Малом Бруне избу, где они провели почти семь лет, отбивая атаки белых медведей и считая дни по звездам. Недоверие академиков было вполне оправдано, ведь, как правильно замечает в своем труде Людовик Ле Руа, на их долю выпали такие невзгоды, которые не снились выдуманному Даниэлем Дефо Робинзону Крузо.

История выживания: Яков Миньков. 7 лет на острове Беринга

Автор: Марина Грибок | 29.11.2011 08:45:22 |

Роман Даниеля Дефо “Робинзон Крузо” – одна из самых популярных и читаемых книг в мире. Во многих языках даже появилось новое слово “робинзон”, которое обозначает человека, живущего вдали от других людей. Но истории о том, как кто-нибудь попадает на необитаемый остров и проводит там несколько лет в полном одиночестве, происходили и в реальной жизни. Порой приключения невыдуманных робинзонов бывают даже более невероятными, чем сюжет “Робинзона Крузо”. Вот некоторые из них.

История первая
Самый известный невымышленный робинзон

Самого известного в мире невымышленного робинзона звали Александр Селькирк. Именно его мемуары стали основой романа Даниеля Дефо и именно его приключения описаны в “Робинзоне Крузо” – правда не точь-в-точь, а в несколько измененном виде.

Селькирк был шотландцем и служил боцманом на пиратской галере “Сэнк Пор”. Из-за ссоры с капитаном ему пришлось сойти с корабля на маленький безлюдный остров Мас-а-Тьерра в Тихом океане. Это произошло в мае 1704 года.

Моряк построил себе хижину из бревен и листьев, научился добывать огонь с помощью трения одного куска дерева о другой и даже сумел приручить диких коз, которых много лет назад завезли на Мас-а-Тьерра другие путешественники. Питался он мясом морских черепах, рыбой и фруктами, шил одежду из козьих шкур.

Больше четырех лет пришлось провести Александру Селькирку на необитаемом острове. 2 февраля 1709 г. к берегу причалили два английских военных корабля «Дюк» и «Дюшес». Каково же было удивление капитанов и матросов, когда им навстречу вышел человек с густой бородой, одетый в козью шкуру и почти разучившийся говорить. Селькирка приняли на борт “Дюка”, и после долгого плавания, только в 1712 году ему наконец удалось вернуться на родину.

Реальная история и сюжет романа во многом отличаются. Робинзон Крузо провел на острове целых 28 лет, а Александр Селькирк — всего 4. В выдуманной истории у героя книги был друг-дикарь Пятница, а в реальности Селькирк все годы на острове провел совершенно один. А еще одно интересное отличие состоит в том, что Дефо в своем романе описал совершенно другой остров, который находится в нескольких тысячах километров от Мас-а-Тьерра (а в 1966 году Мас-а-Тьерра переименовали в остров Робинзона Крузо) – в другом океане и даже в другом полушарии!

Необитаемый остров, описанный в романе “Робинзон Крузо”, Даниель Дефо поместил неподалеку от острова Тринидад в Карибском море. Природу южных Карибских островов автор и принял за основу описаний своего необитаемого острова.

А настоящий остров Робинзона Крузо вовсе не тропический и находится намного южнее. Этот остров сейчас принадлежит Чили и расположен в 700 километрах к западу от побережья Южной Америки. Климат здесь мягкий, но не такой жаркий, как на Карибских островах. Равнинная часть острова в основном покрыта лугами, а горная – лесом.

Картинка отсюда
Остров Робинзона Крузо (бывший Мас-а-Тьерра), где 4 года прожил Александр Селькирк

История вторая
Робинзон на песчаной косе

Эта история произошла на полтора века раньше, чем робинзонада Александра Селькирка, но примерно в той же части Тихого океана.

Испанский матрос Педро Серрано оказался единственным выжившим после кораблекрушения, которое произошло в 1540 году недалеко от берегов Перу. Новым домом Педро стал необитаемый остров, представляющий собой всего лишь узкую песчаную полосу длиной 8 километров.

Остров был совершенно пустынный и безжизненный, здесь не нашлось даже пресной воды. Так бы и погиб несчастный матрос, если бы не морские черепахи – единственные гости острова. Черепашьим мясом, высушенным на солнце, Педро смог утолить голод, а из черепашьих панцирей сделал миски для сбора дождевой воды.


картинка отсюда
Педро Серрано охотится на черепах (иллюстрация к книге)

Огонь Педро Серрано смог добыть при помощи камней, за которыми пришлось много раз нырять в море. На самом острове камней не было, их удалось найти только на дне океана.

Сжигая сухие водоросли и обломки деревьев, принесенных волнами, моряк мог готовить еду и согреваться ночами.

Так прошло 3 года. А потом случилось удивительное – на острове вдруг появился еще один человек, тоже выживший после кораблекрушения. Его имя, к сожалению, не сохранилось из-за давности событий.

Вдвоем робинзоны провели на острове еще 7 лет, пока наконец их не подобрал проходящий мимо корабль.


Картинка отсюда
Остров, где робинзонил Педро Серрано, выглядел примерно так

История третья
Робинзон среди тюленей

Следующего нашего героя звали Даниэль Фосс. Он был американцем и путешествовал на корабле под названием “Негоциант” в южной части Тихого океана. Но случилось так, что 25 ноября 1809 года “Негоциант” столкнулся с айсбергом и затонул, а спастись и добраться до ближайшего острова удалось только Даниелю Фоссу. Остров, как и в истории Педро Серрано, оказался совершенно пустынным, но только не песчаным, а каменистым. Единственными жителями острова были многочисленные тюлени. Их мясом бедному робинзону пришлось питаться несколько лет. А жажду он утолял дождевой водой, которая скапливалась в каменных углублениях острова.

Читать еще:  Выбор оператора: Топ-16 тактических рюкзаков

Единственным деревянным предметом на острове было старое весло, принесенное сюда волнами. На этом весле Фосс делал зарубки, чтобы не запутаться в счете дней, а заодно мелкими-мелкими буквами вырезал заметки о своем пребывании на острове.

Из тюленьих шкур Фосс смог сшить себе теплую одежду, а из камней построил прочный дом с толщиной стен около метра. Также робинзон соорудил каменный столб высотой 10 метров . Каждый день Фосс взбирался на него и вглядывался вдаль, высматривая спасительный корабль. Только через 3 года пребывания на острове ему удалось увидеть вдали парус, который вскоре скрылся за горизонтом. Этот случай немного обнадежил нашего героя, ведь если неподалеку прошел один корабль, то вполне могут пройти и другие.

Удача улыбнулась Фосту только спустя еще два года. Человека, размахивающего веслом, заметили с проходящего мимо судна, но корабль не смог подойти близко к острову из-за опасных каменистых мелей. Тогда робинзон, рискуя жизнью, самостоятельно вплавь добрался до корабля и был наконец спасен.



Картинка отсюда
Примерно так выглядели каменистые берега острова, где провел 5 долгих лет Даниель Фосс



История четвертая
Русский северный робинзон

В России тоже были свои робинзоны. Одним из них стал охотник Яков Миньков, сумевший в одиночестве прожить на острове Беринга (один из Командорских островов, недалеко от Камчатки) целых семь лет. К сожалению, об этом человеке и подробностях его робинзонады нам известно не очень много.

В начале 19-го века Яков Миньков вместе с другими охотниками плавал на промысловом судне по северных островам. Главной задачей плавания была охота на песцов (эти животные с очень ценным мехом водятся только на крайнем севере). В 1805 году капитан промыслового судна высадил охотника на острове Беринга “для караулу наловленного промысла” и обещал вернуться за ним через два месяца.

Но корабль сбился с курса и не смог найти обратной дороги, а бедному охотнику пришлось выживать совсем одному на северном острове с суровым климатом. Он жил в оставленной кем-то маленькой рыболовной хижине, ловил рыбу, соорудил себе теплую одежду и обувь из шкур песцов и морских котиков.

Особенно тяжело приходилось долгими и морозными северными зимами. Для зимовок Яков Миньков построил себе юрту. Бывало, что ее целиком заносило снегом во время метелей.

Вопреки всем трудностям, северному робинзону удалось выжить, дождаться проходившей мимо острова шхуны и спастись. В 1812 году Яков Миньков наконец вернулся домой.


Картинка отсюда
Остров Беринга, где провел 7 лет русский охотник Яков Миньков


История пятая
Добровольный робинзон

Выживание в одиночку на необитаемом острове бывает добровольным. Одним из самых известных в мире добровольных робинзонов стал новозеландец Том Нил.

В 1957 году он поселился на пустынном коралловом острове Суворова посреди Тихого океана. Возможно, вы сразу спросите, а откуда там взялся остров, названный именем русского полководца? Все очень просто – остров Суворова открыл русский путешественник Михаил Лазарев (он же открыл и Антарктиду), который путешествовал на корабле под названием “Суворов”.

Том Нил хорошо подготовился к жизни на острове. Он взял с собой большой запас горючего, спичек, одеял, мыла, привез с собой семена злаков. Также он привез с собой на остров кур и свиней. Обеденное меню робинзона дополняла рыба, яйца морских черепах и орехи многочисленных кокосовых пальм.

В 1960 году на остров Суворова неожиданно прибыл американский корабль. Том Нил был совсем не рад встрече с людьми. «Я очень удручен, джентльмены, что не был заранее предупрежден о вашем прибытии. Прошу прощения за свой костюм», — насмешливо ответил он американским морякам. Том Нил даже отказался от предложенных ему американских газет и журналов. «Ваш мир меня совсем не интересует», — заявил он.

В 1966 году, после 9 лет робинзонады, Том Нил ненадолго приехал на родину, чтобы издать свою книгу «Остров для себя» (вот здесь ее можно почитать), а в 1967 г . снова вернулся на остров Суворова.

И только в 1977 году уже совсем пожилой Том Нил навсегда покинул свой остров и перебрался на Большую землю.


Картинка отсюда
Остров Суворова с высоты птичьего полета

Пять историй невымышленных робинзонов

Роман Даниеля Дефо “Робинзон Крузо” – одна из самых популярных и читаемых книг в мире. Во многих языках даже появилось новое слово “робинзон”, которое обозначает человека, живущего вдали от других людей. Но истории о том, как кто-нибудь попадает на необитаемый остров и проводит там несколько лет в полном одиночестве, происходили и в реальной жизни. Порой приключения невыдуманных робинзонов бывают даже более невероятными, чем сюжет “Робинзона Крузо”. Вот некоторые из них.

История первая
Самый известный невымышленный робинзон

Самого известного в мире невымышленного робинзона звали Александр Селькирк. Именно его мемуары стали основой романа Даниеля Дефо и именно его приключения описаны в “Робинзоне Крузо” – правда не точь-в-точь, а в несколько измененном виде.

Селькирк был шотландцем и служил боцманом на пиратской галере “Сэнк Пор”. Из-за ссоры с капитаном ему пришлось сойти с корабля на маленький безлюдный остров Мас-а-Тьерра в Тихом океане. Это произошло в мае 1704 года.

Моряк построил себе хижину из бревен и листьев, научился добывать огонь с помощью трения одного куска дерева о другой и даже сумел приручить диких коз, которых много лет назад завезли на Мас-а-Тьерра другие путешественники. Питался он мясом морских черепах, рыбой и фруктами, шил одежду из козьих шкур.

Больше четырех лет пришлось провести Александру Селькирку на необитаемом острове. 2 февраля 1709 г. к берегу причалили два английских военных корабля «Дюк» и «Дюшес». Каково же было удивление капитанов и матросов, когда им навстречу вышел человек с густой бородой, одетый в козью шкуру и почти разучившийся говорить. Селькирка приняли на борт “Дюка”, и после долгого плавания, только в 1712 году ему наконец удалось вернуться на родину.

Реальная история и сюжет романа во многом отличаются. Робинзон Крузо провел на острове целых 28 лет, а Александр Селькирк — всего 4. В выдуманной истории у героя книги был друг-дикарь Пятница, а в реальности Селькирк все годы на острове провел совершенно один. А еще одно интересное отличие состоит в том, что Дефо в своем романе описал совершенно другой остров, который находится в нескольких тысячах километров от Мас-а-Тьерра (а в 1966 году Мас-а-Тьерра переименовали в остров Робинзона Крузо) – в другом океане и даже в другом полушарии!

Читать еще:  Самозарядный карабин SR1 (Россия)

Необитаемый остров, описанный в романе “Робинзон Крузо”, Даниель Дефо поместил неподалеку от острова Тринидад в Карибском море. Природу южных Карибских островов автор и принял за основу описаний своего необитаемого острова.

А настоящий остров Робинзона Крузо вовсе не тропический и находится намного южнее. Этот остров сейчас принадлежит Чили и расположен в 700 километрах к западу от побережья Южной Америки. Климат здесь мягкий, но не такой жаркий, как на Карибских островах. Равнинная часть острова в основном покрыта лугами, а горная – лесом.

История вторая
Робинзон на песчаной косе

Эта история произошла на полтора века раньше, чем робинзонада Александра Селькирка, но примерно в той же части Тихого океана.

Испанский матрос Педро Серрано оказался единственным выжившим после кораблекрушения, которое произошло в 1540 году недалеко от берегов Перу. Новым домом Педро стал необитаемый остров, представляющий собой всего лишь узкую песчаную полосу длиной 8 километров.

Остров был совершенно пустынный и безжизненный, здесь не нашлось даже пресной воды. Так бы и погиб несчастный матрос, если бы не морские черепахи – единственные гости острова. Черепашьим мясом, высушенным на солнце, Педро смог утолить голод, а из черепашьих панцирей сделал миски для сбора дождевой воды.

Огонь Педро Серрано смог добыть при помощи камней, за которыми пришлось много раз нырять в море. На самом острове камней не было, их удалось найти только на дне океана.

Сжигая сухие водоросли и обломки деревьев, принесенных волнами, моряк мог готовить еду и согреваться ночами.

Так прошло 3 года. А потом случилось удивительное – на острове вдруг появился еще один человек, тоже выживший после кораблекрушения. Его имя, к сожалению, не сохранилось из-за давности событий.

Вдвоем робинзоны провели на острове еще 7 лет, пока наконец их не подобрал проходящий мимо корабль.

История третья
Робинзон среди тюленей

Следующего нашего героя звали Даниэль Фосс. Он был американцем и путешествовал на корабле под названием “Негоциант” в южной части Тихого океана. Но случилось так, что 25 ноября 1809 года “Негоциант” столкнулся с айсбергом и затонул, а спастись и добраться до ближайшего острова удалось только Даниелю Фоссу. Остров, как и в истории Педро Серрано, оказался совершенно пустынным, но только не песчаным, а каменистым. Единственными жителями острова были многочисленные тюлени. Их мясом бедному робинзону пришлось питаться несколько лет. А жажду он утолял дождевой водой, которая скапливалась в каменных углублениях острова.

Единственным деревянным предметом на острове было старое весло, принесенное сюда волнами. На этом весле Фосс делал зарубки, чтобы не запутаться в счете дней, а заодно мелкими-мелкими буквами вырезал заметки о своем пребывании на острове.

Из тюленьих шкур Фосс смог сшить себе теплую одежду, а из камней построил прочный дом с толщиной стен около метра. Также робинзон соорудил каменный столб высотой 10 метров. Каждый день Фосс взбирался на него и вглядывался вдаль, высматривая спасительный корабль. Только через 3 года пребывания на острове ему удалось увидеть вдали парус, который вскоре скрылся за горизонтом. Этот случай немного обнадежил нашего героя, ведь если неподалеку прошел один корабль, то вполне могут пройти и другие.

Удача улыбнулась Фосту только спустя еще два года. Человека, размахивающего веслом, заметили с проходящего мимо судна, но корабль не смог подойти близко к острову из-за опасных каменистых мелей. Тогда робинзон, рискуя жизнью, самостоятельно вплавь добрался до корабля и был наконец спасен.

История четвертая
Русский северный робинзон

В России тоже были свои робинзоны. Одним из них стал охотник Яков Миньков, сумевший в одиночестве прожить на острове Беринга (один из Командорских островов, недалеко от Камчатки) целых семь лет. К сожалению, об этом человеке и подробностях его робинзонады нам известно не очень много.

В начале 19-го века Яков Миньков вместе с другими охотниками плавал на промысловом судне по северных островам. Главной задачей плавания была охота на песцов (эти животные с очень ценным мехом водятся только на крайнем севере). В 1805 году капитан промыслового судна высадил охотника на острове Беринга “для караулу наловленного промысла” и обещал вернуться за ним через два месяца.

Но корабль сбился с курса и не смог найти обратной дороги, а бедному охотнику пришлось выживать совсем одному на северном острове с суровым климатом. Он жил в оставленной кем-то маленькой рыболовной хижине, ловил рыбу, соорудил себе теплую одежду и обувь из шкур песцов и морских котиков.

Особенно тяжело приходилось долгими и морозными северными зимами. Для зимовок Яков Миньков построил себе юрту. Бывало, что ее целиком заносило снегом во время метелей.

Вопреки всем трудностям, северному робинзону удалось выжить, дождаться проходившей мимо острова шхуны и спастись. В 1812 году Яков Миньков наконец вернулся домой.

История пятая
Добровольный робинзон

Выживание в одиночку на необитаемом острове бывает добровольным. Одним из самых известных в мире добровольных робинзонов стал новозеландец Том Нил.

В 1957 году он поселился на пустынном коралловом острове Суворова посреди Тихого океана. Возможно, вы сразу спросите, а откуда там взялся остров, названный именем русского полководца? Все очень просто – остров Суворова открыл русский путешественник Михаил Лазарев (он же открыл и Антарктиду), который путешествовал на корабле под названием “Суворов”.

Том Нил хорошо подготовился к жизни на острове. Он взял с собой большой запас горючего, спичек, одеял, мыла, привез с собой семена злаков. Также он привез с собой на остров кур и свиней. Обеденное меню робинзона дополняла рыба, яйца морских черепах и орехи многочисленных кокосовых пальм.

В 1960 году на остров Суворова неожиданно прибыл американский корабль. Том Нил был совсем не рад встрече с людьми. «Я очень удручен, джентльмены, что не был заранее предупрежден о вашем прибытии. Прошу прощения за свой костюм», — насмешливо ответил он американским морякам. Том Нил даже отказался от предложенных ему американских газет и журналов. «Ваш мир меня совсем не интересует», — заявил он.

В 1966 году, после 9 лет робинзонады, Том Нил ненадолго приехал на родину, чтобы издать свою книгу «Остров для себя» (вот здесь ее можно почитать), а в 1967 г. снова вернулся на остров Суворова.

И только в 1977 году уже совсем пожилой Том Нил навсегда покинул свой остров и перебрался на Большую землю.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector