8 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Шесть писателей, ушедших из жизни по собственной воле

Шесть писателей, ушедших из жизни по собственной воле

Писатели всегда в зоне риска. Даже на фоне представителей других творческих профессий, которые всегда особо подвержены суицидальному синдрому, литераторы в отчаянных обстоятельствах кончают с собой слишком часто. Психологи говорят, что те, кто всем прочим способам самоубийства предпочитают пулю в голову, то есть смерть моментальную, до последнего сомневаются в своем решении, и боятся, что могут передумать, когда уже ничего нельзя изменить.

Хантер Томпсон

Томпсон мог умереть и гораздо раньше. В 18 лет он напился и, ведя грузовик работодателя, чуть не разбился насмерть. Он не пострадал, но машина не подлежала восстановлению. Чтобы не платить, Хантер сбежал в армию. Еще в рядах ВВС Томпсон начал журналистскую карьеру — уволившись из армии, устроился в журнал The Time. Из-за драк и дебошей его часто выгоняли с работы, поиски которой в конце концов привели Томпсона в Пуэрто-Рико.

Успех писателю принесла документальная книга «Ангелы ада» об американской байкерской группировке, участники которой неоднократно обвинялись в убийствах, рэкете, торговле оружием и наркотиками. Работая над материалами, Томпсон провел год, живя и катаясь с «ангелами», пока не был избит ими до полусмерти — как утверждал сам Томпсон, «без особой на то причины». После десятилетнего творческого расцвета, включившего в себя знаменитый роман «Страх и отвращение в Лас-Вегасе» (1972) и ставшие культовыми гонзо-репортажи в журнале Rolling Stone, карьера Хантера пошла на спад. В 1980-м Томпсон впервые озвучивает мысли о возможном суициде и заявляет, что старый Хантер Томпсон уже умер.

С годами его все чаще одолевала депрессия, и он все реже покидал свой дом в Аспене. Томпсон не любил гостей, в особенности незваных, и, бывало, стрелял из ружья, чтобы у них не возникало соблазна приблизиться к дому. 20 февраля 2005 года Томпсон направил ружье на себя. В момент самоубийства в доме находились сын, невестка и внук. Они слышали выстрел, но приняли его за звук падения книги. Близкие друзья Томпсона убеждены, что самоубийство писателя — не жест отчаяния, не временное помешательство, а сознательное решение. «Он превосходно прожил свои 67 лет, он жил так, как хотел — и не был готов страдать от унижений старости, — говорит Дуглас Бринкли, историк и друг писателя. — Это был хорошо спланированный акт. Он не собирался никому позволять диктовать ему, каким образом умирать».

Ян Потоцкий

Потоцкий — польский романист XVIII-началаXIX века — один из первых известных писателей, покончивших с собой выстрелом в голову. Наследственный аристократ, Потоцкий много путешествовал, проводя этнографические, географические изыскания, благодаря которым он впоследствии собрал материал для своего главного произведения — «Рукописи, найденной в Сарагосе», романа-шкатулки, собрания историй, построенного по принципу восточных «Тысячи и одной ночи». Его первые главы появились еще в 1797 году, и он писал и публиковал новые вплоть до смерти — в 1815-м.

Потоцкий застрелился серебряной пулей. Среди версий его самоубийства господствуют две, которые друг другу не противоречат, а, скорее, дополняют. На протяжении долгих лет Потоцкий страдал сильнейшими головными болями, которые со временем всё усиливались. Не в силах больше их выносить, Потоцкий попросил капеллана благословить серебряный шарик, который украшал крышки его сахарницы, после чего сунул шарик в ствол пистолета и приложил к виску.

Возможно, Потоцкий застрелился не из-за головных болей, а «по вине России»: согласно альтернативной версии, писатель, узнав о результатах Венского конгресса, по которому Польша окончательно входила в состав Российской империи, в тот же час выстрелил себе в рот серебряной пулей, которую долго вытачивал из отломанной ручки все той же злосчастной сахарницы.

Ромен Гари

Одно из самых загадочных писательских самоубийств — случай Ромена Гари. Впрочем, вся его жизнь с рождения была цепочкой сплошных загадок. По документам родился в Вильно, но есть версии, что в Москве или в Курске. С настоящим отцом тоже нет полной ясности — вроде бы коммерсант Лейб Кацев, но, возможно, актер немого кино Иван Мозжухин.

В 1945 году эмигрант из России Роман Кацев берет псевдоним Ромен Гари, под которым впоследствии выходит его самый знаменитый роман «Обещание на рассвете» и роман «Корни неба», принесший ему Гонкуровскую премию. Позже, когда критики стали говорить, что Гари исписался, он взял очередной псевдоним — Эмиль Ажар, с которым вновь удостоился Гонкура. Он застрелился всего через несколько лет после того, как к нему пришла вторая волна популярности.

2 декабря 1980 года Гари, сидя в своей парижской квартире, надел красную купальную шапочку, сунул в рот револьвер и нажал на курок, — вскоре после того, как проводил посетителей. Перед смертью Гари привел в порядок бумаги и закончил деловую переписку. В предсмертной записке он указал: «Можно объяснить всё нервной депрессией. Но в таком случае следует иметь в виду, что она длится с тех пор, как я стал взрослым человеком, и что именно она помогла мне достойно заниматься литературным ремеслом». Так как Гари был не христианином, и к тому же самоубийцей, священник отказался проводить мессу. Согласно последней воле Гари, на его похоронах звучала песня Вертинского «Лиловый негр».

Александр Фадеев

Автор «Разгрома» и «Молодой гвардии» возглавил Союз писателей СССР в сталинские годы, и ему приходилось воплощать в жизнь решения партии и правительства по своим коллегам — Ахматовой, Зощенко, Платонову и другим. Фадеев подписывал документы, фактически уничтожавшие их как писателей, был инициатором кампании по «борьбе с космополитизмом», но вместе с тем и пытался помочь объектам своих репрессий — известно, что он передавал жене Платонова деньги на лечение, помогал оказавшемуся в нищете Зощенко. Разрываясь между совестью и партийным долгом, Фадеев начал страдать бессонницей, к которой со временем добавились депрессия, и алкоголизм. Фадеев лечился от пьянства в санатории «Барвиха».

В начале Хрущевской оттепели он вынужден уйти с руководящего поста. Многие стали прямо называть Фадеева главными виновником репрессий среди советских писателей, его деятельность подвергает жесткой критике ряд публичных фигур. Внутренний конфликт Фадеева обостряется еще сильнее, в беседах с близкими он признается — «Совесть мучает. Трудно жить с окровавленными руками».

13 мая 1956 года, через несколько месяцев после знаменитого доклада Хрущева «о культе личности и его последствиях», Фадеев застрелился из револьвера на своей переделкинской даче. Официальной причиной был назван алкоголизм, но друзья Фадеева сходятся в том, что последние несколько месяцев он не пил совсем и целенаправленно готовился к своей смерти — встречался со старыми знакомыми, ездил по памятным местам. Помимо моральных страданий одной из причин называют и глубокий творческий кризис — в последние годы он безуспешно работал над романом «Черная металлургия». В предсмертной записке Фадеев написал: «…Жизнь моя как писателя теряет всякий смысл, и я с превеликой радостью, как избавление от этого гнусного существования, где на тебя обрушивается подлость, ложь и клевета, ухожу из жизни. Последняя надежда была хоть сказать это людям, которые правят государством, но в течение уже 3-х лет, несмотря на мои просьбы, меня даже не могут принять. Прошу похоронить меня рядом с матерью моей».

Эрнест Хемингуэй

Книги Хемингуэя часто называют «учебниками жизни для настоящих мужчин». Мотив многих его текстов, в особенности «Старик и море» — «побеждай, иди до конца, никогда не сдавайся», и сам писатель старательно формировал имидж бесстрашного и энергичного человека, который никогда не остановится перед трудностями. Он путешествовал, занимался боксом, прошел не одну войну. Говоря о Хемингуэе, девять из десяти в первую же секунду вспомнят портрет с решительным, обветренным, заросшим бородой лицом и свитером грубой вязки — воплощенная иллюстрация слова «мужество».

Но в последние годы писателю было все труднее соответствовать образу — он стал страдать гипертонией и диабетом, к которым позже присоединились психические расстройства. У писателя началась мания преследования — он был уверен, что за ним повсюду следуют агенты ФБР, везде расставлены жучки, телефоны прослушиваются, а почта прочитывается, постоянно проверяется и его банковский счёт. Близкие стали всерьез беспокоится из-за его психического здоровья, и поместили его в клинику, где Хемингуэя лечили электрошоком. Известно, что впоследствии факт слежки за писателем со стороны ФБР подтвердился.

Хемингуэй стал все чаще задумываться о самоубийстве. Были и попытки суицида, которые удалось предотвратить в последний момент — например, однажды он бросился на работающий пропеллер самолета, в другой раз его обнаружили с заряженным ружьем и предсмертной запиской. После курса терапии врачи клиники пришли к выводу, что писатель здоров, и отправили его домой. Близкие говорили, что, возвратившись домой, Хемингуэй вел себя очень спокойно и был внимателен к ним. Но через пару дней после выписки писатель встал рано утром, заперся в комнате с охотничьими ружьями, выбрал любимое — дробовик «Аберкромби и Финч», вставил дуло в рот и нажал на курки большим пальцем ноги. Никакой предсмертной записки Хемингуэй не оставил.

Доминик Веннер

Французский писатель, историк и публицист Веннер — последний на этот момент известный писатель-самоубийца, застрелившийся в 2013 году в соборе Парижской Богоматери через несколько дней после того, как во Франции вступил в силу закон о легализации однополых браков.

Автор десятков книг, в том числе и «Истории красной армии» о большевистской революции в России, писатель многие годы занимался политикой, принимая участие в партиях правого и крайне правого толка, в том числе и в террористической подпольной организации ОАС, за что был арестован в 1960 году и провел полтора года в парижской тюрьме Санте.

Последовательный противник мигрантов и сексуальных меньшинств, писатель резко негативно воспринял готовящийся закон о легализации однополых браков и заявил о необходимости действий, «показательных и символичных», которые способны пробудить «усыпленное сознание». Перед тем, как нажать на спусковой крючок, Веннер приблизился к алтарю, на котором оставил прощальное письмо, после чего застрелился на глазах у настоятеля Патрика Жакена и сотен туристов.

Лидер Национального фронта Марин Ле Пен выразила «глубокое уважение Доминику Веннеру, фатальный поступок которого наполнен глубоким политическим смыслом». Примечательно, что Веннер был большим поклонником огнестрельного оружия, которому посвятил 11 книг, пользующихся популярностью среди ценителей.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector