0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

«Кыштымская трагедия»: Ядерная авария на комбинате «Маяк»

Кыштымская трагедия — ядерная катастрофа в СССР

В октябре 2017-го года в росийских и европейский СМИ появилась информация о возможной радиационной аварии на Урале. По сообщениям французских и немецких ученых, в конце сентября — начале октября, на одном из ядерных объектов, располагающихся на юге Урала могла произойти авария с выбросом в атмосферу радионуклида Рутения-106.

Образовавшееся радиоактивное облако, принесенное из Урала, было зафиксировано над Европой. Госкорпорация “Росатом” сообщила, что никаких аварийных ситуаций на ее предприятиях не было. Однако, спустя некоторое время, Росгидромет опубликовал бюллетень о радиационной обстановке, в котором сообщалось о высоких и экстремально высоких загрязнениях лабораторных проб рутением-106. Особенно повышенный радиационный фон наблюдался в Челябинской области, в районе завода “Маяк”.

Строительство завода «Маяк» в Челябинске

Постепенно информация об этом инциденте в СМИ утихла, однако стоить помнить, что радиационные аварии в этом районе и собственно на заводе “Маяк” оставили по себе печальный след в истории региона. Например, аварию 1957-го года называют “Уральским Чернобылем”. Эта катастрофа, получившая имя Кыштымской, была десятилетиями засекречена и унесла жизни десятков, если не сотен тысяч людей, даже не подозревающих о произошедшем.

Стоить отметить, что это была не первая авария на этом атомном предприятии. Всего с 1953-го по 2000-й года официально было зарегистрировано свыше 33-х аварийных ситуаций на заводе.

С самого начала существования этого, одного из первых в СССР, завода по переработке ядерных материалов происходили аварийные ситуации. Советские инженеры-ядерщики только начинали учится работать в такой опасной сфере. Хотя, как показала практика, аварии в советской атомной энергетике и ядерных исследованиях происходили на протяжении и последующих периодов.

4 блок Чернобыльской АЭС

Чего только стоит авария на Чернобыльской АЭС 1986-го года, ставшая самой масштабной ядерной катастрофой в истории человечества. Кыштымская же трагедия занимает третье место, уступая лишь тому же Чернобылю и аварии на Фукусиме-1 в 2011-ом году.

Строительство секретного города

Под руководством, куратора советского атомного проекта, генерал-лейтенанта Авраамия Завенягина, подготовка по сооружению ядерного реактора в Челябинской области началась еще в апреле 1945-го года. Место строительства было выбрано не случайно. Сердце атомной программы СССР должно было располагаться в глубине страны, чтобы сохранять секретность и, в случае нового вторжения на территорию Советского Союза, важные объекты оставались в безопасной зоне.

Авраамий Завенягин — руководитель проекта по созданию секретного города

Свою роль также сыграло то, что Завенягин был в этих местах в 37-ом году и знал, что эта местность идеально подходит для подобного строительства. Она была равноудаленная от крупных населенных пунктов и при этом имела удобную транспортную развязку и наличие рядом уже построенных промышленных предприятий и систем энергоснабжения. Так началась история сверхсекретного Комбината-817.

Строительством первых ядерных объектов в СССР занимались заключенные подразделений системы исправительно-трудовых учреждений ГУЛАГ. В 1946-ом году, силами этих репрессированных трудармейцев, началось возведение трех первых объектов комбината: промышленного реактора, радиохимического и металлургического заводов.

Радиохимический завод Комбинат 817

Предприятие строилось для переработки оружейного плутония. В 48-ом году был введен в эксплуатацию первый в СССР уран-графитовый промышленный реактор “А” — “Аннушка”. В 49-ом, на заводе впервые получили необходимое количество плутония, предназначенного для изготовления первой советской атомной бомбы, которая была испытана в конце августа того же года.

Вокруг Комбината-817, вырос и засекреченный атомоград “Челябинск-40”, ныне являющийся городом Озерск. Название города использовалось только в секретной переписке и отсутствовало на картах.

Современный город Озерск

“Мертвая вода” и первые жертвы радиации

Работы, проводимые в то время, были связаны с большими рисками. Меры безопасности, часто, просто не соблюдались. Само строительство производилось сверхбыстрыми темпами, даже по меркам СССР.

Пока конструкторы чертили проект, строители уже возводили стены. Вся спецодежда и оборудование были заимствованы из химической промышленности и не предназначалась для подобной работы с радиацией, которая просто выводила из строя приборы.

Дозиметры еще были несовершенны, а работники имели прямой контакт с радиационными материалами, которые могли просачиваться сквозь трубы. Не имея опыта работы с данными материалами, а также не обладая всем необходимым для работы с ними, ни о какой безопасности, конечно, речи идти не могло.

Показатели дозиметра возле р.Теча

До появления специальных резервуаров для хранения ядерных материалов — так называемых “банок”, радиоактивные отходы просто сливались прямо в воду соседней реки Течи. С 1949-го по 52-й годы в речную систему Теча-Исеть-Тобол было сброшено отходов на 3 млн. кюри. Местные жители не подозревали о подобном “секрете” местной реки, и как раньше, использовали ее воду в своих нуждах. В конце 50-х годов болезни просто начали косить жителей местных деревень, смертность в которых резко повысилась. Среди местных жителей начали ходить легенды о “мертвой воде”, ведь все эти факты были строго засекречены, и людям оставалось лишь догадываться об истинных причинах своих болезней.

Печальная судьба постигла и соседнее озеро Карачай. В 1951-ом году было решено сливать опасные материалы в закрытый водоем. Для этих целей и подошло заболоченное озеро. Со временем радиационный фон в Карачайе вырос до 120 млн. кюри. Позднее, уже после так называемой Кыштымской аварии, в 60-х годах озеро начало мелеть, обнажая радиоактивный ил.

Из-за сухой погоды, подсыхая, ил превращался в пыль, которая разносилась на многие километры вокруг. После одного из крупных чрезвычайных происшествий, вызванных сухим ветром с этой пылью, руководство “Маяка” начало тщательно следить за уровнем воды в озере. Лишь в 1986-ом году было решено озеро ликвидировать, закрыв опасный ил бетонными плитами. Закончить этот процесс смогли лишь в конце 2015-го года, установив последнюю плиту.

Озеро Карачай, в которое также сливали радиоактивные отходы

Первая серьезная авария на “Маяке” произошла уже в 1953-м году. На производстве возникла самоподдерживающаяся цепная реакция из-за которой произошло переоблучение сотрудниково завода. В конце 1955-го года произошел разрыв технологического оборудования. В результате аварии рухнула часть здания. Это были лишь первые звоночки о надвигающейся катастрофе.

Кыштымская катастрофа

Комбинат “Маяк” продолжал свою работу сверх быстрыми темпами. В ядерном реакторе, который называли “Аннушка” — получали обогащенный уран. На секретном объекте “Б” — перерабатывали уран, получая из него плутоний, а на объекте “В” — уже работали над оружейным плутонием.

Материала получали достаточно много, как и отходов от него. Со временем для хранения ядерных отходов начали использовать специальные емкости — “банки вечного хранения”. Для этого вырывали котлован глубиной 10 метров и диаметром 20 метров, стенки и дно которого, заливали бетоном с арматурой.

Область распространения радиации сразу после катастрофы

Для самих емкостей использовалась нержавеющая сталь. Также в это сооружение была проведена система охлаждения, ведь ядерная реакция, происходившая в емкостях, выделяла очень много тепла. Такого хранилища хватало на 20 бетонных емкостей. Все это закрывалось куполом из высших марок бетона, толщиной около одного метра и весом 160 тонн. В целях секретности, сверху купол покрывали зеленым дерном, чтобы поверхность слилась с окружающей средой.

29 сентября 1957-го года в 16:22 по местному времени, одна из банок содержащая более 200-от тонн отходов взорвалась. Причиной послужил выход из строя системы охлаждения. Из-за перегрева ядерные отходы, вскипевшие до +330 градусов за цельсием, просто разорвали хранилище, в котором содержались. Произошел мощный взрыв силой десятки тонн в тротиловом эквиваленте. 160-ти тонная крышка была просто сорвана и отброшена в сторону. Были повреждены крышки других емкостей. В радиусе 200-х метров повылетали стекла.

Вид с высоты птичьего полета на завод

В воздух поднялось радиоактивное облако. Направление ветра в тот день было северо-восточное. В течение десяти часов радиоактивные осадки покрыли полосу земли длиной больше 350-ти километров. Пораженной оказалась территория площадью 23 тысячи квадратных километров, с население 270 тысяч человек.

Путь радиационного облака называют “восточно-уральским радиационным следом”

В 11 часов вечера по всей этой территории, и даже намного дальше, наблюдалось странное свечение розового и светло-голубого цветов. На следующий день газеты написали про северное сияние. Людям ничего не сообщили о случившемся. Лишь на третий день, после аварии, на место прибыла комиссия из Москвы для оценки последствий произошедшего.

Читать еще:  Новый системный кризис и история человечества. Часть 2

Ликвидировать аварию бросили солдат. Наибольшему загрязнению подверглась территория комбината, где осадков выпало в 9 раз больше, чем на протяженности всей 350-ти километровой полосы следования радиационного облака.

Ученые в здании завода

Для нейтрализации взорвавшейся емкости, свозили землю и засыпали все грунтом. Вымывали спецрастворами стены, оборудование, машины. Ведь завод ни на минуту не прекращал свою работу.

Отселять прилегающие деревни, подвергшиеся наибольшему облучению, начали с опозданием, только спустя неделю-две. Люди за это время успели получить серьезные дозы облучения. Населенные пункты сносили полностью, закатывая всё бульдозерами под землю. Весь скот уничтожался, а людям иногда говорили, что здесь нашли нефть и расчищают территорию для ее добычи. Спустя несколько месяцев были выселены жители еще нескольких десятков деревень, общая численность переселенцев достигла около 10-ти тысяч человек.

В 1959-ом году правительством СССР было принято решение об образовании на некоторых загрязненных территориях санитарно-защитной зоны с особым режимом. Позднее в ней изучались последствия влияния радиации, в том числе, и на человека. В 68-ом году на этой территории был создан восточно-уральский заповедник.

Начало радиоактивной зоны и отходы после катастрофы

О произошедшем стало известно лишь в 1976-ом году. Советский биолог Жорес Медведев, сбежавший в Британию, написал в одной из научных газет, о наличии многих косвенных и прямых свидетельств радиационной аварии в районе Урала в 50-х годах. Информация о катастрофе быстро распространилась по западным СМИ. Вышло несколько книг на эту тему. Советское руководство признало факт произошедшей аварии лишь в 1989-ом году. Были рассекречены некоторые документы о данном инциденте.

Секретность трагедии

Сама трагедия была полностью засекречена и даже название аварии дали не по городу, в котором находился комбинат “Маяк”, а по близлежащему поселению Кыштым. Люди десятилетиями не знали о том, что стали жертвами радиационного облучения.

Современная российская власть признает факт аварии и ее последствия, но старается вести политику “смягчения” информации на данную тематику. Например, в 2011 году, администрация Челябинской области разместила запрос котировок на оказание услуг, включающий требование, по которому по первым десяти ссылкам поисковых систем Google и Яндекс по запросам, относящимся к Кыштымской трагедии.

Центр города Кыштым в советское время

После обнародования данного факта, администрация области отказалась от подобного метода. В государственных и федеральных средствах массовой информации так же часто встречаются материалы, в которых трагедия подается в меньшем масштабе, рассказывая, например, лишь об одном облученном солдате при аварии и упуская факты влияния трагедии в долгосрочной перспективе, жертвами которой стали сотни тысяч человек.

Производственное объединение “Маяк” и поныне продолжает свою деятельность и является одним из основных предприятий России по производству компонентов ядерного оружия, а также является местом хранения ядерных отходов.

«Кыштымская трагедия»: Ядерная авария на комбинате «Маяк»

Химкомбинат «Маяк» (Комбинат №817), расположенный в городе Озёрск (Челябинская область, Российская Федерация), или же Челябинск-40 (1948-1966), или же Челябинск-65 (1966-1994), или же «Сороковка» (как город именовали его жители), широкую известность получил в СССР только в 1989 году. До этого про него знали лишь немногие. Тем более про то, что произошло на данном комбинате 29 сентября 1957 года: одна из самых больших ядерных катастроф в истории человечества. И если про события на четвертом энергоблоке на АЭС в Чернобыле 26 апреля 1986 года знает каждый школьник и житель страны, то про сентябрьские события 1957 года на секретном химкомбинате в Уральских горах известно лишь некоторым.

В интернете есть множество ресурсов, где подробно описана данная катастрофа, в том числе на википедии и лукморье. Так что не претендую на уникальность материала, а просто изложу некоторые факты про страшную «Кыштымскую трагедию» или так называемый «Уральский Чернобыль». На самом деле, наиболее часто упоминаемое название аварии произошло от названия населенного пункта Кыштым, который находится в нескольких десятков километров от места трагедии, и являлся на момент аварии ближайшим городом ОБОЗНАЧЕННЫМ на картах. Непосредственно сам химкомбинат и его город-спутник Озерск (Челябинск-40) были секретными и на картах СССР не обозначались. Так в принципе в Советском Союзе происходило постоянно. Например, название космодрома «Байконур»: населенный пункт с одноименным названием располагался на значительном удалении от него, а были города и села намного ближе к самому космодрому. Но влияние «холодной войны», вечные попытки запутать и скрыть информацию от противников и американских шпионов, сделали свое дело.

Комбинат «Маяк»

Когда военные из США применили атомные бомбы в Японии на городах Хиросима и Нагасаки, в СССР поняли, каким решительным может быть воздействие на другие страны посредством ядерного оружия. Решено было начать исследования по данному направлению с целью создания «своей» уникальной бомбы. И уже через несколько лет ядерная программа стала №1 в стране.После окончания Второй мировой войны, в СССР, в уральских горах, на расстоянии около 100 километров от Челябинска начали строить химическое производство. Завод получил название «Маяк». Возводился комбинат и его город-спутник обычными советскими средствами и методами, практиковавшимися в те годы. В частности использовался «добровольный» труд комсомольских «биороботов», вербовка по всей стране квалифицированных инженеров, которые не могли по доброй воле отказаться от «командировки» в Кыштым, повышенная секретность и, что не вообразимо для иностранцев, труд заключенных исправительно-трудовых лагерей на СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНОМ объекте. Научным руководителем проекта был Игорь Васильевич Курчатов, позже известный как «отец» советской ядерной бомбы.

В процессе работ по изготовлению атомного оружия не заботились ни об окружающей среде, ни об здоровье людей. Для изготовления заряда для бомбы, был запущен данный химический завод, где не только получали уран и плутоний, но и огромное количество жидких и твердых ядерных отходов, возникавших при выделении ядерных элементов. В этих отходах содержалось огромное количество радиоактивных остатков цезия, урана, стронция, плутония и других элементов.Изначально весь цикл производства был одноконтурным, т.е. все отходы и охлаждающие жидкости после производственного цикла сливались прямо в окружающую среду: в речку Теча рядом с заводом. Вскоре в деревнях и селах на берегах реки стали болеть и умирать люди, и тогда было принято «решение» выливать в реку только низкоактивные отходы.Отметим, что речка Теча, является притоком Оби, которая впадает в Северный-Ледовитый океан. И последствия слива радиоактивных отходов от «Маяка» находили и в океане.Среднеактивные отходы стали сливать в бесстоковое озеро Карачай, а высокоактивные отходы утилизировать в специальных емкостях из нержавеющей стали, расположенных в специальных бетонных хранилищах. Содержимое данных емкостей из-за активности радиоактивных материалов постоянно разогревалось, поэтому для предотвращения взрыва и охлаждения содержимого приходилось принимать меры по охлаждению и контролю за состоянием данных производственных радиоактивных отходов.

Утечки «драгоценного» радиоактивного материала происходили и на самом производстве. Для их сбора использовались комсомольские «биороботы» с ведрами и губками, а также заключенные. Об здоровье постоянных работников также не сильно беспокоились, так как влияние радиации было еще не до конца известно в те годы, особенно ее влияние в долгосрочной перспективе. Боялись лишь мгновенной угрозы. По словам очевидцев, одним из показателей для «отправки» на кратковременный больничный служило постоянное кровотечение из носа или выпадение волос.Несовершенными были и технологии, связанные с ядерными элементами, в конце 1950х годов. Так в процессе производства использовались обычные войлочные сальники в вентилях, которые постоянно протекали и разъедались от радиоактивных веществ. Применялось обычное стекло для контрольных линз, которые лопались при контакте с активными веществами. Соответственно трубы текли, стекла лопались, проводка искрила, пыль и радиоактивные вещества постоянно разносились по заводу. Но производство должно было работать круглосуточно, поэтому «кому-то» приходилось постоянно всё это ремонтировать, восстанавливать, переделывать, дорабатывать, вычищать. В итоге множество тысяч работников умерло от лучевой болезни, некоторые от рака…

Авария 1957 года

29 сентября 1957 года в 16:22 произошел взрыв емкости объемом 300 кубических метров, где содержалось около 80 кубических метров высокорадиоактивных отходов. По одной из официальных версий причины взрыва, является выход из строя системы охлаждения и как следствие разогрев и последующая детонация емкости. По другой версии, в отходы по ошибке попал раствор с содержанием плутония, при взаимодействии которого с отходами высвободилось большое количество энергии и привело к взрыву.Из материалов расследования официальная причина аварии звучит так: «Нарушение системы охлаждения вследствие коррозии и выхода из строя средств контроля в одной из емкостей хранилища радиоактивных отходов, объемом 300 кубических метров, обусловило саморазогрев хранившихся там 70-80 тонн высокоактивных отходов преимущественно в форме нитратно-ацетатных соединений. Испарение воды, осушение остатка и разогрев его до температуры 330 — 350 градусов привели 29 сентября 1957 года в 16 часов по местному времени к взрыву содержимого емкости. Мощность взрыва, подобного взрыву порохового заряда, оценена в 70 — 100 т. тринитротолуола».Независимого расследования аварии не проведено до настоящего времени, и некоторые ученые считают, что на комбинате произошел именно ядерный взрыв в результате самопроизвольной реакции (версия с плутонием). До сих пор, не опубликованы технические и химические отчеты расследований данной аварии.

Читать еще:  Защита от обмана и злоумышленников

Мощность взрыва оценивается в 70-100 тонн в тротиловом эквиваленте (бомба, сброшенная на Нагасаки была мощностью до 18 000 тонн). Непосредственно взорвавшаяся емкость с отходами располагалась в специальном рве глубиной более 8 метров, где всего было 20 таких емкостей. Емкость была разрушена, бетонное перекрытие толщиной в 1 метр и весом около 160 тонн, располагавшееся над данным рвом, было отброшено в сторону на 25 метров. В окружающую среду было выброшено около 20 миллионов кюри радиоактивных веществ (при взрыве на Чернобыле – около 380 млн. кюри, при взрыве на Фукусиме-1 – 5-10 миллионов кюри). Около 2 миллионов кюри выбросов образовали в атмосфере облако на высоте 1-2 км от поверхности, из которого в течении последующих 10-11 часов выпадали радиоактивные осадки на протяжении 300-350 км в северо-восточном направлении.

Для ликвидации последствий аварии, фактически для того чтобы водой смыть радиоактивные вещества, на промышленных площадках химкомбината «Маяк» потребовались усилия сотен тысяч человек. Из рядом расположенных городов, в том числе из Челябинска и Свердловска, на ликвидацию последствий аварии были мобилизованы юноши и девушки, которых никто не предупреждал о том, куда они направляются, и об опасности радиации. Привозили и целые части военных, партии заключенных. Всем категорически запрещалось говорить, где они были, что делали. Детей из деревень в возрасте 7-13 лет посылали закапывать радиоактивный урожай. Для ликвидации последствий использовали и труд беременных женщин. Как итог, в Челябинской области и непосредственно в самом городе Озерске значительно возросла смертность после аварии, люди гибли прямо на работе, рождались дети с генетическими отклонениями, вымирали целые семьи…Площадь прямого загрязнения затронула по меньшей мере 217 населенных пунктов с населением не менее 272 000 человек в Свердловской, Челябинской и Тюменской областях. Сам город Озерск не пострадал, но около 90% отходов выпали непосредственно на территории химкомбината. Далее эти отходы на обуви, одежде и колесах машин ликвидаторов активно «заносились» в город.

Были отселены в ходе ликвидации последствий аварии 27 деревень с населением от 10 до 12 тысяч человек. Строения, имущество, скот и урожай были уничтожены. По решению правительства СССР для предотвращения разноса загрязнения в 1959 году была создана специальная санитарно-защищенная зона в данном районе, где была запрещена всякая хозяйственная деятельность. Однако по информации из некоторых источников, часть деревень и хозяйств на равноудаленном расстоянии так и остались на данной территории для специальных исследований влияния радиации на людей и животных. С 1968 года на данной территории образован Восточно-Уральский государственный заповедник, который сейчас именуется как Восточно-Уральский радиоактивный след (ВУРС). Площадь данного заповедника изначально была около 27 000 квадратных метров, однако из-за постоянного «разнесения» ветром радиации площадь данного ВУРС, пусть и незначительно, увеличивается и до сих пор.

Непосредственно мутанты и различные «уродцы», как и на территории рядом с Чернобылем, отсутствуют. По данной территории бегают множество диких непуганых животных, в том числе косуль и оленей. На территории ВУРС практически отсутствуют хвойные деревья, особенно характерные для данных широт сосны. Связано это с тем, что радиация в большинстве своем накапливается у растений в листьях и хвое, и если лиственные деревья ежегодно сбрасывают листья, то хвойные не могут такого сделать. В итоге хвоя желтеет и дерево умирает.

Заключение

Информацию про катастрофу скрыли от населения страны. Применялись даже специальные меры по дезинформированию населения: рассказывали про отблеск особенного полярного сияния. Искаженные факты об аварии постоянно описывались в западной прессе и других источниках, так как до подлинно никому не было известно о реальных фактах о данной катастрофе. Широкой общественной массе о ней стало известно лишь в самом конце 1980х годов.Во многом, только после аварии на Чернобыльской АЭС правительство СССР поняло, что можно «рассказать» и про аварию на комбинате «Маяк». В результате аварии были и пострадавшие, и отселенные, и героические ликвидаторы последствий катастрофы. Последние до рассекречивания подробностей аварии вообще не имели никаких прав и льгот. Никто, думаю, до конца не узнает сколько человек погибло в результате данной аварии, тем более, что прошло уже почти 55 лет с момента этого страшного события. Не известно сколько из десятков тысяч ликвидаторов аварии умерло в последующие годы. Последствия загрязнения окружающей среды будут еще долго преследовать как жителей рядом расположенных районов, так и потомков отселенных жителей.Комбинат «Маяк», уже как Производственное Объединение «Маяк», функционирует и в настоящее время. Объединение является одним из крупнейших российских центров по переработке радиоактивных металлов. ПО «Маяк» обслуживает Белоярскую, Кольскую и Нововоронежскую АЭС, перерабатывает ядерное топливо с атомных субмарин и ледоколов.

В озеро Карачай продолжают сливать радиоактивные отходы, вода нагревается, испаряется, пыль с вредными веществами разносится ветром по Челябинской области…

Oh, MSBRO !

Сетевые заметки системного администратора

Ядерная авария на комбинате «Маяк»или «Кыштымская трагедия»

Введение
Химкомбинат «Маяк» (Комбинат №817), расположенный в городе Озёрск (Челябинская область, Российская Федерация), или же Челябинск-40 (1948-1966), или же Челябинск-65 (1966-1994), или же «Сороковка» (как город именовали его жители), широкую известность получил в СССР только в 1989 году. До этого про него знали лишь немногие. Тем более про то, что произошло на данном комбинате 29 сентября 1957 года: одна из самых больших ядерных катастроф в истории человечества. И если про события на четвертом энергоблоке на АЭС в Чернобыле 26 апреля 1986 года знает каждый школьник и житель страны, то про сентябрьские события 1957 года на секретном химкомбинате в Уральских горах известно лишь некоторым.
Скажу честно, что промышленность – это совсем не моя тема. Но так самая страшная ядерная катастрофа произошла на энергетическом объекте, то тематика таких аварий интересна и энергетикам.

В интернете есть множество ресурсов, где подробно описана данная катастрофа, в том числе на википедии и лукморье. Так что не претендую на уникальность материала, а просто изложу некоторые факты про страшную «Кыштымскую трагедию» или так называемый «Уральский Чернобыль». На самом деле, наиболее часто упоминаемое название аварии произошло от названия населенного пункта Кыштым, который находится в нескольких десятков километров от места трагедии, и являлся на момент аварии ближайшим городом ОБОЗНАЧЕННЫМ на картах. Непосредственно сам химкомбинат и его город-спутник Озерск (Челябинск-40) были секретными и на картах СССР не обозначались. Так в принципе в Советском Союзе происходило постоянно. Например, название космодрома «Байконур»: населенный пункт с одноименным названием располагался на значительном удалении от него, а были города и села намного ближе к самому космодрому. Но влияние «холодной войны», вечные попытки запутать и скрыть информацию от противников и американских шпионов, сделали свое дело.

Комбинат «Маяк»

Когда военные из США применили атомные бомбы в Японии на городах Хиросима и Нагасаки, в СССР поняли, каким решительным может быть воздействие на другие страны посредством ядерного оружия. Решено было начать исследования по данному направлению с целью создания «своей» уникальной бомбы. И уже через несколько лет ядерная программа стала №1 в стране.

После окончания Второй мировой войны, в СССР, в уральских горах, на расстоянии около 100 километров от Челябинска начали строить химическое производство. Завод получил название «Маяк». Возводился комбинат и его город-спутник обычными советскими средствами и методами, практиковавшимися в те годы. В частности использовался «добровольный» труд комсомольских «биороботов», вербовка по всей стране квалифицированных инженеров, которые не могли по доброй воле отказаться от «командировки» в Кыштым, повышенная секретность и, что не вообразимо для иностранцев, труд заключенных исправительно-трудовых лагерей на СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНОМ объекте. Научным руководителем проекта был Игорь Васильевич Курчатов, позже известный как «отец» советской ядерной бомбы.

Читать еще:  Профессии постапокалипсиса: БП нагрянет, и чо дальше?

В процессе работ по изготовлению атомного оружия не заботились ни об окружающей среде, ни об здоровье людей. Для изготовления заряда для бомбы, был запущен данный химический завод, где не только получали уран и плутоний, но и огромное количество жидких и твердых ядерных отходов, возникавших при выделении ядерных элементов. В этих отходах содержалось огромное количество радиоактивных остатков цезия, урана, стронция, плутония и других элементов.

Изначально весь цикл производства был одноконтурным, т.е. все отходы и охлаждающие жидкости после производственного цикла сливались прямо в окружающую среду: в речку Теча рядом с заводом. Вскоре в деревнях и селах на берегах реки стали болеть и умирать люди, и тогда было принято «решение» выливать в реку только низкоактивные отходы.

Отметим, что речка Теча, является притоком Оби, которая впадает в Северный-Ледовитый океан. И последствия слива радиоактивных отходов от «Маяка» находили и в океане.

Среднеактивные отходы стали сливать в бесстоковое озеро Карачай, а высокоактивные отходы утилизировать в специальных емкостях из нержавеющей стали, расположенных в специальных бетонных хранилищах. Содержимое данных емкостей из-за активности радиоактивных материалов постоянно разогревалось, поэтому для предотвращения взрыва и охлаждения содержимого приходилось принимать меры по охлаждению и контролю за состоянием данных производственных радиоактивных отходов.

Утечки «драгоценного» радиоактивного материала происходили и на самом производстве. Для их сбора использовались комсомольские «биороботы» с ведрами и губками, а также заключенные. Об здоровье постоянных работников также не сильно беспокоились, так как влияние радиации было еще не до конца известно в те годы, особенно ее влияние в долгосрочной перспективе. Боялись лишь мгновенной угрозы. По словам очевидцев, одним из показателей для «отправки» на кратковременный больничный служило постоянное кровотечение из носа или выпадение волос.

Несовершенными были и технологии, связанные с ядерными элементами, в конце 1950х годов. Так в процессе производства использовались обычные войлочные сальники в вентилях, которые постоянно протекали и разъедались от радиоактивных веществ. Применялось обычное стекло для контрольных линз, которые лопались при контакте с активными веществами. Соответственно трубы текли, стекла лопались, проводка искрила, пыль и радиоактивные вещества постоянно разносились по заводу. Но производство должно было работать круглосуточно, поэтому «кому-то» приходилось постоянно всё это ремонтировать, восстанавливать, переделывать, дорабатывать, вычищать. В итоге множество тысяч работников умерло от лучевой болезни, некоторые от рака…

Авария 1957 года

29 сентября 1957 года в 16:22 произошел взрыв емкости объемом 300 кубических метров, где содержалось около 80 кубических метров высокорадиоактивных отходов. По одной из официальных версий причины взрыва, является выход из строя системы охлаждения и как следствие разогрев и последующая детонация емкости. По другой версии, в отходы по ошибке попал раствор с содержанием плутония, при взаимодействии которого с отходами высвободилось большое количество энергии и привело к взрыву.

Из материалов расследования официальная причина аварии звучит так: «Нарушение системы охлаждения вследствие коррозии и выхода из строя средств контроля в одной из емкостей хранилища радиоактивных отходов, объемом 300 кубических метров, обусловило саморазогрев хранившихся там 70-80 тонн высокоактивных отходов преимущественно в форме нитратно-ацетатных соединений. Испарение воды, осушение остатка и разогрев его до температуры 330 — 350 градусов привели 29 сентября 1957 года в 16 часов по местному времени к взрыву содержимого емкости. Мощность взрыва, подобного взрыву порохового заряда, оценена в 70 — 100 т. тринитротолуола».

Независимого расследования аварии не проведено до настоящего времени, и некоторые ученые считают, что на комбинате произошел именно ядерный взрыв в результате самопроизвольной реакции (версия с плутонием). До сих пор, не опубликованы технические и химические отчеты расследований данной аварии.

Мощность взрыва оценивается в 70-100 тонн в тротиловом эквиваленте (бомба, сброшенная на Нагасаки была мощностью до 18 000 тонн). Непосредственно взорвавшаяся емкость с отходами располагалась в специальном рве глубиной более 8 метров, где всего было 20 таких емкостей. Емкость была разрушена, бетонное перекрытие толщиной в 1 метр и весом около 160 тонн, располагавшееся над данным рвом, было отброшено в сторону на 25 метров. В окружающую среду было выброшено около 20 миллионов кюри радиоактивных веществ (при взрыве на Чернобыле – около 380 млн. кюри, при взрыве на Фукусиме-1 – 5-10 миллионов кюри). Около 2 миллионов кюри выбросов образовали в атмосфере облако на высоте 1-2 км от поверхности, из которого в течении последующих 10-11 часов выпадали радиоактивные осадки на протяжении 300-350 км в северо-восточном направлении.

Для ликвидации последствий аварии, фактически для того чтобы водой смыть радиоактивные вещества, на промышленных площадках химкомбината «Маяк» потребовались усилия сотен тысяч человек. Из рядом расположенных городов, в том числе из Челябинска и Свердловска, на ликвидацию последствий аварии были мобилизованы юноши и девушки, которых никто не предупреждал о том, куда они направляются, и об опасности радиации. Привозили и целые части военных, партии заключенных. Всем категорически запрещалось говорить, где они были, что делали. Детей из деревень в возрасте 7-13 лет посылали закапывать радиоактивный урожай. Для ликвидации последствий использовали и труд беременных женщин. Как итог, в Челябинской области и непосредственно в самом городе Озерске значительно возросла смертность после аварии, люди гибли прямо на работе, рождались дети с генетическими отклонениями, вымирали целые семьи…

Площадь прямого загрязнения затронула по меньшей мере 217 населенных пунктов с населением не менее 272 000 человек в Свердловской, Челябинской и Тюменской областях. Сам город Озерск не пострадал, но около 90% отходов выпали непосредственно на территории химкомбината. Далее эти отходы на обуви, одежде и колесах машин ликвидаторов активно «заносились» в город.

Были отселены в ходе ликвидации последствий аварии 27 деревень с населением от 10 до 12 тысяч человек. Строения, имущество, скот и урожай были уничтожены. По решению правительства СССР для предотвращения разноса загрязнения в 1959 году была создана специальная санитарно-защищенная зона в данном районе, где была запрещена всякая хозяйственная деятельность. Однако по информации из некоторых источников, часть деревень и хозяйств на равноудаленном расстоянии так и остались на данной территории для специальных исследований влияния радиации на людей и животных. С 1968 года на данной территории образован Восточно-Уральский государственный заповедник, который сейчас именуется как Восточно-Уральский радиоактивный след (ВУРС).

Площадь данного заповедника изначально была около 27 000 квадратных метров, однако из-за постоянного «разнесения» ветром радиации площадь данного ВУРС, пусть и незначительно, увеличивается и до сих пор.
Непосредственно мутанты и различные «уродцы», как и на территории рядом с Чернобылем, отсутствуют. По данной территории бегают множество диких непуганых животных, в том числе косуль и оленей. На территории ВУРС практически отсутствуют хвойные деревья, особенно характерные для данных широт сосны. Связано это с тем, что радиация в большинстве своем накапливается у растений в листьях и хвое, и если лиственные деревья ежегодно сбрасывают листья, то хвойные не могут такого сделать. В итоге хвоя желтеет и дерево умирает.

Заключение

Информацию про катастрофу скрыли от населения страны. Применялись даже специальные меры по дезинформированию населения: рассказывали про отблеск особенного полярного сияния. Искаженные факты об аварии постоянно описывались в западной прессе и других источниках, так как до подлинно никому не было известно о реальных фактах о данной катастрофе. Широкой общественной массе о ней стало известно лишь в самом конце 1980х годов.

Во многом, только после аварии на Чернобыльской АЭС правительство СССР поняло, что можно «рассказать» и про аварию на комбинате «Маяк». В результате аварии были и пострадавшие, и отселенные, и героические ликвидаторы последствий катастрофы. Последние до рассекречивания подробностей аварии вообще не имели никаких прав и льгот. Никто, думаю, до конца не узнает сколько человек погибло в результате данной аварии, тем более, что прошло уже почти 55 лет с момента этого страшного события. Не известно сколько из десятков тысяч ликвидаторов аварии умерло в последующие годы. Последствия загрязнения окружающей среды будут еще долго преследовать как жителей рядом расположенных районов, так и потомков отселенных жителей.

Комбинат «Маяк», уже как Производственное Объединение «Маяк», функционирует и в настоящее время. Объединение является одним из крупнейших российских центров по переработке радиоактивных металлов. ПО «Маяк» обслуживает Белоярскую, Кольскую и Нововоронежскую АЭС, перерабатывает ядерное топливо с атомных субмарин и ледоколов.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector