0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

12 ошибочных стратегий выживания, которые приведут к гибели

12 ошибочных стратегий выживания, которые приведут к гибели

Как спецслужбы вычисляют по мобильному телефону. ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНАЯ СТАТЬЯ. ПОЗНОВАТЕЛЬНО. Репост!!

Существует огромное количество мифов и домыслов как именно могут найти по анонимному номеру анонимного мобильного телефона. Показать полностью… Мы же знаем правду и сейчас ею поделимся.

Бытует три распространенные версии: пеленгуют т.е. определяют источник радиосигнала, вычисляют специальным оборудованием на базовых станциях сотовой сети и вычисляют через разные скрытые возможности, якобы специально имеющиеся в каждом телефоне.

Мы поучаствовали в настоящем расследовании настоящего дела, где преступника вычислили по его мобильному телефону. И скажем следующее: первая версия немного содержит правды, но главный способ поимки не имеет ничего общего со всеми тремя.

Говоря в целом, следствие и криминалисты только в кино используют крутые спецсредства и дорогую аппаратуру. В реальности главный инструмент следователя: его голова и бумажки. А главный метод — язык не повернется сказать «дедукция», — назовём это «поиском закономерностей» или «статистика». И ещё есть такая штука как Время. Время всегда против анонимности: что-то мы делаем слишком вовремя, а что-то совсем не вовремя. И если где-то есть логи наших дел с отметками времени — нам не скрыться. А логи в мобильной связи ведутся по каждому байту. Далее подробнее.

КАК ВЫЧИСЛЯЮТ КТО РАБОТАЕТ С ЛЕВОЙ СИМ-КАРТЫ?

Вы не поверите: по «ведущему» телефону — Вашему настоящему. Внимательно прочитав следующий абзац Вы поймёте, как всё легко, просто и быстро. В описании используется термин «включение» — это момент, когда «анонимный» аппарат вышел в сеть. Итак, поехали, рассмотрим разные ситуации:

Ситуация первая: Вы пользуетесь «анонимным» мобильником, а настоящий находится рядом и включен. Следователи запрашивают логи всей соты в которой работает (работал) «анонимный» аппарат. Это всё, что им потребуется, что бы Вас вычислить (причем не только «по горячим следам», но и через неделю, месяц, не спеша, в кресле своего кабинета за чашечкой кофе). Делают рекурсивные выборки по промежуткам включения и смотрят кто ещё был в соте кроме «анонимного» аппарата. Например в одной соте были ещё 1000 включенных телефонов. При следующем включении 500 из тех, что были в первый раз. При следующем — 20 из тех, кто был в первый и второй раз. Чаще всего удается с логов трех-четырех включений найти точно пару телефонов, которые не покидают соту. Реже включений требуется больше: в таком случаи можно попробовать пробить историю по номерам множеств совпадений, а так же их владельцев. Если это бабуля 90 лет из которых номер у неё уже 10 лет и квартиру она не покидала 5 лет — то, явно, вариант отпадает. Таким образом следователи достаточно быстро выходят на настоящий номер телефона, одна история звонков по которому раскроет все карты. Нередко спецслужбам везет и с 2 включения: быстро изучить и отмести сотни номеров — дело лишь в количестве сотрудников. Бывает даже, что на настоящий номер выходят с первого и единственного включения»анонимного»! Не верите? А зря. Динамика в соте, поведение других аппаратов, будни / праздники могут существенно упростить работу силовиков. Могут во время работы «анонимного» мобильника все остальные выйти из соты, кроме Вашего (ну взяли остальные люди и переместились куда-то) или делать исходящие, отправлять СМС. Сейчас такое время, когда все ни минуты без мобилы. И это Вас палит: Вы же не можете одновременно делать исходящие с двух телефонов. Значит пока Вы «работаете» с «анонимного» все, кто звонит в Вашей соте — выходят из под подозрения и сужают кольцо вокруг Вас. Кроме того господин Случай не на Вашей стороне: у спецслужб логи в которых все данные от и до, а у Вас обычный быт со всеми непредсказуемостями. Пример: Вы сёрфите «анонимно» в интернете и тут Вам звонят на настоящий телефон. Вы начинаете говорить и трафик данных по интернету падает на время, статистически отличное от времени между средними загрузками страниц. Сопоставить все звонки в соте на точное совпадение с провалом трафика — дело секунд — и Ваш номер обнаружен. Может быть, конечно, что Вы просто пошли в туалет, но ведь проверить нужный ли номер «обнаружен» не сложно. А если Вам позвонят два раза?

Преступник включил аппарат, отправил СМС с требованием выкупа, выключил. Через день включил, позвонил обсудить условия выкупа, выключил. Третий раз включил — сообщил место встречи и время, выключил. Мы изучили логи по трём «включениям», — кто в этот момент был в соте все три раза. От второй «сверки» осталось четыре номера, от третьей — один.
Ситуация вторая: Вы пользуетесь «анонимным» мобильником, а настоящий предусмотрительно заранее выключаете. Невероятно, но Вы только упростили задачу следователям. Они просто посмотрят, кто отключился- именно отключился (телефон передает в сеть сигнал об отключении), а не покинул сеть незадолго до появления «анонимного». Можно смело говорить, что таких в соте будут единицы или даже Вы один. Для уточнения данных можно сравнить кто включился после отключения «анониста». И, так же, пробить на бабуль и прочих. Как видите отключение настоящего аппарата при пользовании «левым» только ухудшает анонимность.

Ситуация третья: Вы оставляете настоящий телефон дома включеным, а сами едете в другую соту, и только там включаете «анонимный». Думаете хитрый план? А вот нифига. Три фактора все равно выдают Ваш настоящий аппарат. Во-первых отрабатывается та же схема, что и в первой ситуации, только уже не по одной соте, а по нескольким. Сначала по одной, потом по соседним и так далее пока не дойдут до сравнения соты «анонимного» с сотой настоящего. Во-вторых и в главных: Ваш аппарат дома находится без хозяина и не может отвечать на звонки. Следовательно рано или поздно будут пропущенные, которые так же видны в логах. Нужно только сравнить на каком аппарате были пропущенные во все времена «включения» анонимного. Как думаете, многие из абонентов постоянно не берут трубку как раз в то время, когда Вы выходите с анонимного? Да никто, кроме Вашего настоящего телефона! Кроме того данный способ хорошо помогает в общем поиске: следователи могут очень быстро обзвонить номера, что остаются после сравнения логов сот. И если телефон не берут — в подозреваемые. В-третьих Вы не можете оставлять настоящий аппарат где попало — каждый раз в разных местах. Скорее всего он у Вас дома. То есть в одном месте на каждое включение. На этом можно построить дополнительную выборку для фильтра: сколько одних и тех же аппаратов находилось в одной и той же соте. В целом всё это приведет к быстрому, хоть и чуть менее быстрому, чем в предыдущих случаях, выходу на настоящий номер.

Читать еще:  «Кыштымская трагедия»: Ядерная авария на комбинате «Маяк»

Ситуация четвертая: Вы выключаете настоящий телефон дома, а сами едете в другую соту, и только там включаете «анонимный». См. ситуацию №3 + ситуацию №2

Получается вся схема работает на том, что делается несколько включений с одного номера. То есть, если выходить с номера только один раз и потом выкидывать симку и телефон — найти будет невозможно?
Это поможет только в том случаи, если и «дело» Ваше на один раз и других похожих дел не было и больше не будет. То в есть реальности всех настоящих «дел» — не поможет. Смена номеров ничуть не усложнит задачу поиска настоящего телефона. Например в том же примере про шантаж: как смена номера поможет — ведь жертве-то одной и той же совершаются звонки. Следователи будут просто пробивать не по одному номеру 3 включения, а три включения разных номеров. Аналогично «темные делишки» в Интернете — номера легко объединяются по общему «делу». Скажем более — частая смена номеров только ухудшают безопасность т.к. следователи получат группы номеров и смогут легко пробить, например, откуда симки. И накрыть вас с поличным во время закупки новых или выйти на «продавца», который сделает «робота» или сольет номер, с которого Вы звонили ему. Анонимность — это не отсутствие данных для идентификации. Такого в современном мире просто быть не может. Анонимность — это хорошая имитация обычной, но не настоящей личности.

ЧТО ДАСТ СПЕЦСЛУЖБАМ НОМЕР НАСТОЯЩЕГО ТЕЛЕФОНА?

Мы рассмотрели, как легко и просто «пробить» силовикам настоящий номер подозреваемого по его «анонимному». Но что даст инфа о настоящем телефоне? Да всё. Кроме информации на кого оформлен номер следователи увидят кому Вы звонили. Наверняка среди них много тех, кто знает Вас лично. Увидят кто и как пополнял счет. Скорее всего там есть платежи и с настоящей карты через банкомат или с настоящего Вебмани-кошелька и т.д. То есть, собственно, Вы приплыли.

КАК ПЕЛЕНГУЮТ МОБИЛЬНЫЙ ТЕЛЕФОН?

На место в район работы соты, в которой находится телефон подозреваемого, выдвигается оперативная группа с ручным пеленгатором. Это никакой не экран с точкой, как показывают в фильмах, а простой радиоприемник со стрелкой, которая показывает мощность сигнала и антенной в форме буквы Н, буквы Ж, хитрой трубки или гиперболической / параболической тарелки (часто в комплекте идет несколько антенн для разных условий работы). Информация на какой точно частоте работает в настоящее время искомый аппарат имеется у базовой станции. Опер настраивает на эту частоту приемник, крутит вокруг себя антенной и смотрит на стрелку. Откуда сигнал сильнее всего — туда и идет. Заходит в подъезд, поднимается по лестнице и меряет сигнал. Находит таким образом нужный этаж, потом квартиру и всё, «анонимность» закончена. В наблюдаемом нами случаи время от подъезда «газели» оперов до вывода под белы ручки составило 25 минут. Учитывая сколько из них ушло на рекомендации «открывайте ибо откроем в любом случаи», сборы и вывод подозреваемого — можно прикинуть, за сколько среди десятков домов, сотен подъездов и тысяч квартир нашли нужную.

ТАК ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ? АНОНИМНОСТЬ — МИФ?

Выше мы подробно рассмотрели, что имея настоящий личный мобильник мы никогда не будем анонимны даже с только что купленного нового телефона и только что купленной в подворотне сим-карты без оформления. Как мы уже говорили, доступная анонимность — это хорошая имитация обычной, но не настоящей личности. А отсутствие личности вообще в наших современных информационных реалиях просто невозможно. Ведь вот Вы, личность, сидите прямо тут и читаете эту статью. А вон снизу стоят счетчики ЛайфИнтернета и прочие.

Настоящие хакеры, чья свобода, а, быть может, и жизнь, зависит от анонимности не пользуются мобильными телефонами в повседневной жизни. Вообще не пользуются. Только одноразовые звонки, скайп и т.п. Да и жизни «повседневной» у них нет. Вечная мгла, небытие. Нет друзей, нет родных, нет привычек и «любимых» мест. Вот что такое анонимность. Но, на самом деле, в Сети есть полноценная другая жизнь, другие друзья и другие «места». И, часто, не только не хуже, но и получше будет, чем в реале. Так что не все так грустно. Просто не так, как у большинства. Однако это уже не «анонимность». У Вас есть имя, пусть и никнейм, но по нему знают именно Вас, у Вас есть интернет-друзья и места, где Вас можно найти в сети. Вас можно даже «наказать» хоть и без поездки в Сибирь. Таким образом легко понять, что условна не только анонимность, но и свобода, а «преступление» и «законы» — не едины, а относительны к обществу. А «общества» бывают разные.

Узнав немного о методах работы следователей Вы можете принять меры по улучшению безопасности в каждом конкретном случаи: например в ситуации №3 можно на настоящий телефон установить автоответчик или попросить друга отвечать если позвонят. Зарегистрировать настоящий телефон на настоящую бабушку, что бы пройти «фильтр на бабушку». Стараться рандомно комбинировать ситуации, оставлять телефон в разных местах и т.п. Это несколько усложнит работу следователей, но и усложнит Вашу «темную деятельность». А поможет ли в «час икс»? Далеко не факт.

Читать еще:  Защита от обмана и злоумышленников

Так что хорошо подумай, мой юный друг с криминальными наклонностями, стоит ли вообще игра свеч или, быть может, после одного-двух удачных дел лучше бы купить квартиру, машину, какой-никакой белый бизнес и завязать с «темной стороной» навсегда?
источник
Оригинал взят у biboroda в Как спецслужбы вычисляют по мобильному телефону
: :

Не выживать, а жить: как копинг-стратегии помогают добиваться целей в кризис

Кризис часто называют временем возможностей, но есть нюансы. Любой кризис показывает одну простую вещь — система, в которой мы существуем, уже не способна существовать на текущем уровне. И возможности появляются только благодаря тому, что открываются новые перспективы. Они могут нам нравится или нет, но они открываются — и они новые, неизвестные. При столкновении с неизвестным мы выбираем разные модели поведения и методы борьбы со стрессом — копинг-стратегии (от английского coping — «справляться». — Forbes Life). Этих стратегий не так много и все они коррелируют с основными инстинктами выживания — напасть, убежать, притвориться мертвым. Кто-то увидел кризис — и сразу побежал, может, и не разобравшись куда. Кто-то начинает проявлять агрессию, а кто-то замирает, впадает в некий анабиоз. В этом контексте надо понимать, что инстинкт всегда приведет к выживанию, но лишит жизни. Вот такой парадокс. Потому что жить — значит пробовать, ощущать, развиваться и раскрывать свои возможности. Чтобы инстинкт превратился в осознанную стратегию, чтобы мы могли действительно принимать решения, ставить цели, быть эффективными и жить, а не выживать, нужно подключить эмоциональный интеллект.

Инстинкты и решения

Эмоциональный интеллект проявляется в точке, где инстинкт сталкивается и соединяется с возможностью анализировать. Вот простой пример. Допустим, вы боитесь змей. Вы заходите в темную комнату, и там, в темноте, обнаруживаете свернутый, брошенный на полу галстук — вы легко представляете себе этот галстук змеей и пугаетесь, замираете. Так срабатывает инстинкт. Но вы можете подключить логику и сказать себе: «Подождите, откуда в московской квартире взялись змеи, давайте-ка я включу свет и посмотрю, что там». Так проявляется эмоциональный интеллект, вы осознаете страх и работаете с ним. Кризис делает то же самое, что змея — пугает. Он как нечто в темной комнате, на что мы реагируем, не успев разглядеть и осознать.

Куда бежать и зачем

Тем, кто инстинктивно выбирает стратегию бежать, хочется мобилизовать все свои ресурсы и силы. Кажется, что нужно срочно что-то делать, учить языки и программирование, проходить по десять онлайн-марафонов, работать в сто раз больше. Но здесь есть ловушка — можно не только прибежать непонятно куда, но еще и выдохнуться по пути.

Потому что даже в новых обстоятельствах глобальные цели остаются те же, что и были. Если девушка мечтает выйти замуж, то кризис — прекрасная возможность, например, попробовать онлайн-знакомства. Если же она на фоне паники начнет учить японский язык, то, скорее всего, это не приведет ее к цели либо приведет, но косвенно и очень нескоро. Поэтому важно все-таки чуть-чуть притормозить, сесть и подумать, какие у вас цели, задачи, идеи; что важного вы откладывали, потому что не находили время; какие сегодня у вас есть ресурсы, чтобы начать реализовывать задуманное.

Еще одна опасность кроется в том, что страх побуждает работать с утроенной силой, но из-за кризиса сил у вас не прибавилось — в лучшем случае осталось столько же, сколько было. Важно выстроить распорядок дня, быть дисциплинированным в своих усилиях, чтобы не уработаться до истощения. Чтобы выровнять состояние, можно делать базовые, доступные всем вещи — делать зарядку, медитировать, принимать холодный душ. Эти практики помогают снизить уровень физического стресса до минимума, вытащить себя из него и выйти на плато, на котором уже можно думать о развитии.

Что делать с агрессией

Еще один распространенный, но опасный способ борьбы со стрессом — «бить» обидчика, проявлять агрессию. В данном случае обидчиком выступают обстоятельства, но выливать агрессию на них бесполезно — ты же не можешь ничего сделать с вирусом, с мировым кризисом, с принятыми правительством решениями. От бессилия мы начинаем выливать ее на близких либо обращать на себя — так появляется аутоагрессия. Бороться с ней можно, но сложно — нужно обладать высоким уровнем осознанности, признаться самому себе, что внутри накопилась злость, что вы ее куда-то не туда выплескиваете. Направить эмоции в нужное русло, разобраться с ними может помочь профессионал — психолог, терапевт, коуч.

Как выйти из анабиоза

Еще одна стратегия — переждать, перейти на энергосберегательный режим, замереть. Это нормальная реакция — тревога перед неизвестностью действительно может парализовать, к тому же такая стратегия выгодна с точки зрения выживания. Наш мозг в принципе всегда предпочитает путь наименьшего сопротивления, а в ситуации опасности и вовсе начинает пытаться сохранить энергию на случай условной ядерной войны. Поэтому у мозга — своя выгода, а у человека как у личности — свои цели. Их надо разделять.

Хорошая новость в том, что ни один анабиоз не длится вечно, из него можно выйти. Для начала нужно осознать, что вы в нем находитесь, почувствовать его на физическом уровне. Это ведь не просто смутное состояние, а конкретные ощущения в теле, эмоции, мысли. Например, вы утром проснулись и подумали: «Блин, на улице же вирус, на работу мне не идти, денег я не заработаю, вот черт». С этого момента вы потеряли силы. Что именно произошло? Появилась усталость, грусть, отрешенность, вялость. Можно с ними смириться, пойти смотреть сериал, поесть. А можно разобраться — откуда эти ощущения, какая именно мысль их спровоцировала? Когда удастся эту мысль обнаружить, можно начинать аутотренинг. Он заключается не в том, что у вас все плохо, а вы говорите: «У меня все хорошо». Наоборот, вы признаете проблему и пытаетесь посмотреть на нее шире: «С чего я решил, что все плохо? Насколько плохо? Так ли уж все?» И вдруг выяснится, что вы здоровы, что уже отлично, рядом жена — близкий, родной человек, что вы в порядке и в ваших силах сделать хоть что-то.

Дело в том, что человеку практически невозможно поставить условия, в которых он был бы не способен реализовывать свои самые высшие ценности. Человек обладает колоссальной способностью фантазировать. Наша система мозга устроена таким образом, что мы в состоянии придумывать любой мир и в этом мире быть кем угодно. Конечно, этому надо учиться. Но когда, как не сейчас. Возможно, в ваших силах помочь пожилой соседке вынести мусор — для начала этого достаточно. Мы замираем, потому что нам страшно, и мы ждем, когда нас кто-нибудь спасет. Чтобы ожить, нужно в этот момент найти кого-нибудь, кому еще хуже, и спасать его.

Читать еще:  Запасы продуктов на случай БП - что и как долго хранится?

Ирина Хакамада о задачах демократической элиты

Оппозиционная демократическая элита сегодня сосредоточена на критике сложившегося строя. Последний пример — статья Андрея Илларионова в Ъ. В этом блестящем анализе, кстати, прослеживается общая тенденция: яркость формулировок в критическом описании ситуации и туманность в ответах на извечный вопрос «что делать?». Я хочу высказаться именно на эту неблагодарную тему: что делать демократической оппозиции?

Почему в России последовательно уничтожается политика в качестве сферы деятельности, присущей демократическому обществу? Потому что те, кто профессионально занимается политикой, не просто критикуют власть и спорят с ней, но и выдвигают претензии на эту власть. А сегодня власть не предполагает своей смены, не допускает политической конкуренции. Что делать политику в этих условиях?

Здесь обозначаются две сложившиеся и имеющие право на жизнь стратегии. Не берусь оценивать их с моральной точки зрения, обе стратегии политические, а политика есть искусство возможного. Первая — это стратегия выживания. Она предполагает внедрение в систему органов власти, чтобы получить хоть какую-то позицию для отстаивания своих взглядов и избежать полной маргинализации. Такая стратегия оправданна и профессиональна в условиях, когда почти все ресурсы сосредоточены на противоположной стороне и нет реальной конкуренции за власть.

Вторая линия — стратегия борьбы с опорой на интересы общества. Это не романтизм, данная стратегия не менее прагматична и профессиональна, чем первая. Она предполагает, что существующая власть неадекватна требованиям времени, закрыта, коррумпирована и внутренне раздроблена. Она будет неизбежно и закономерно слабеть и в какой-то момент потеряет поддержку. К этому моменту должно завершиться четкое идеологическое и организационное позиционирование демократов. Еще раз подчеркну: обе стратегии имеют право на жизнь, прагматичны и профессиональны, каждая имеет свои плюсы и минусы.

Обе стратегии существуют в условиях, когда на смену реальной политике приходит политика виртуальная. Экспертному и журналистскому сообществу нужно чем-то заниматься. Оно не хочет признавать своей маргинализации и идет по пути создания виртуальной политической реальности с виртуальными проблемами и темами. В этом виртуальном политическом пространстве существуют два мифа, упорно обсуждаемые в экспертных и политических кругах: миф первый — об объединении демократов, миф второй — о новых и молодых лидерах.

Разберемся с первым. Казалось, объединение упирается в личные амбиции политиков, в их инфантилизм, борьбу за лидерство. Так можно было рассуждать до тотального проигрыша демократов в 2003 году. После него уже ничто не мешает объединению, потому что все позиции и так утрачены. Но вместо реального объединения происходит еще большее дробление. Потому что реальное объединение — не вопрос амбиций или даже партийных программ, а вопрос выбора одной из двух стратегий.

Наиболее яркий пример стратегии выживания — кампания на выборах в Мосгордуму, которая была выстроена «Объединенными демократами» из «Яблока» и СПС как способ попадания в московский парламент, а не как шанс на власть. Понимая, что максимум недостижим, боролись за минимум и его получили.

Стратегию борьбы можно проследить на примере партийного строительства, ведущегося в рамках Республиканской партии (Владимир Рыжков), Демократической партии (Михаил Касьянов) и «Нашего выбора» (Ирина Хакамада). Совместный проект Касьянова с «Нашим выбором» был удушен быстро, грубо и примитивно. В этих условиях проект Республиканской партии вынужден будет наверняка склоняться к стратегии выживания.

Формально стратегию борьбы нужно оценивать как проигрышную и ведущую к маргинализации. Но вопрос в том, какие цели мы ставим. Если цель — пробиться в Думу и получить трибуну для критики власти, то стратегия выживания оптимальна. Стратегия выживания носит тактический характер и основана на оптимистическом мнении, что все развивается циклически, придет и наше время.

Вторая стратегия предполагает системную борьбу. Наиболее радикальное выражение данной стратегии — движение под руководством Каспарова с попыткой опереться на улицу. Но в рамках стратегии борьбы, конечно же, должно быть место и партийному строительству, и предвыборной борьбе.

Но не это главное. Главное — преодолеть катастрофическую оторванность демократических лидеров от российских граждан. Простым созданием политической партии эту проблему не решишь, необходима широкая сеть общественных организаций, способных сгруппировать и оформить общественные интересы и в социальной сфере, и в бизнесе, и в сфере безопасности, дать ответ на все вопросы — от налогов и пенсий до того, как бороться с пробками. Эта стратегия ориентирована на поиск долговременной поддержки среди населения, которая позволит реально претендовать на власть и предложить России зрелый модернистский демократический проект.

Я не берусь утверждать, какая из двух стратегий лучше, но реальное объединение демократических сил возможно, когда ими будет выбрана одна общая.

Борьба за будущее

Теперь о втором мифе — новые и молодые лидеры. Было бы наивно верить в фатальность демократического будущего для России, опираясь на тезис о смене поколений. Новое поколение прагматично, сконцентрировано на индивидуальном успехе, причем быстром. Привлечь таких есть шанс скорее в рамках стратегии выживания. И крайне затруднительно при системной политической борьбе с ее ограничениями, рисками и отсутствием серьезного финансирования.

Реальная, а не виртуальная борьба за будущее должна сегодня вестись не за прагматичных 30-летних, а за 18-летних. Они в любом случае массово не пойдут голосовать сегодня, но важно, какие ценности они будут нести в зрелом возрасте. Кремль эту борьбу начал по всем направлениям — от детского сада до вуза. Демократическая задача — сформировать свободный интеллектуальный потенциал будущей политической элиты. Для настоящей же есть сегодня две стратегии, два пути, две меры ответственности за страну: выживать или системно бороться за души людей. В любом случае каждому из нас придется выбирать, и это единственный реальный выбор, который действительно зависит только от нас.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector